Учебно-методический комплекс дисциплины сд. 17 Теория и практика перевода



жүктеу 1.5 Mb.
бет6/9
Дата25.04.2016
өлшемі1.5 Mb.
түріУчебно-методический комплекс
1   2   3   4   5   6   7   8   9
: umu-umk -> %D0%A4%D0%96%D0%B8%D0%9C%D0%9A -> 050303.65%20%D0%98%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B9%20%D1%8F%D0%B7%D1%8B%D0%BA
050303.65%20%D0%98%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B9%20%D1%8F%D0%B7%D1%8B%D0%BA -> Учебно-методический комплекс дисциплины автодидактика. Теория и практика конструирования собственных технологий обучения опд. В 2
umu-umk -> Учебно-методический комплекс дисциплины опд. Р. 1, Опд. Р. 2, Дс. 2 Дифференциальная психология
umu-umk -> Учебно-методический комплекс по дисциплине сд. Ф археология основная образовательная программа подготовки специалиста по специальности 050401
%D0%A4%D0%96%D0%B8%D0%9C%D0%9A -> Учебно-методический комплекс дисциплины сд(М). Ф. 4 «теория и практика перевода»
%D0%A4%D0%96%D0%B8%D0%9C%D0%9A -> Учебно-методический комплекс дисциплины сд. Дс. Ф. 1 История зарубежной музыки
%D0%A4%D0%96%D0%B8%D0%9C%D0%9A -> Учебно-методический комплекс дисциплины дн(М). 2 «Ономастика»
050303.65%20%D0%98%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B9%20%D1%8F%D0%B7%D1%8B%D0%BA -> Учебно-методический комплекс дисциплины дс. 4 Литература второго изучаемого языка
%D0%A4%D0%96%D0%B8%D0%9C%D0%9A -> Рабочая программа дисциплины дн(М). 2 Кельтская мифология и фольклор

Контрольные вопросы:

1.Охарактеризуйте (желательно в сравнительном плане) основные черты переводческой практики античности, европейского и арабо-мусульменского средневековья, эпохи Возрождения и Реформации.

2.В чем состоит сходство и различие национальных переводческих традиций в основных европейских странах в 17-19 веках?

3.Почему лингвистическая теория перевода возникла только в середине 20 века?

4.В чем отличие лингвистически ориентированного подхода к переводу от историко-дескриптивного и герменевтического (по С.Лоренц)?

5.Какие вопросы проходят через всю историю переводческой практики и теории от античнотсти до наших дней?


Литература:

Алексеева И. С. Введение в переводоведение. – СПб.: Филологический факультет СпбГУ; М.: Академия, 2006. С. 52 – 126.

Тюленев С.В. Теория перевода. - М.: Гардарики, 2004.С. 37-80, 262-265.

Лекция 3. Процесс перевода.
План.


  1. Определение процесса перевода.

  2. Понятие модели перевода.

  3. Ситуативная (денотативная) модель.

  4. Трансформационно-семантическая модель.

  5. Психолингвистическая модель.

  6. Операционный способ описания процесса перевода.

  7. Понятие переводческой (межъязыковой) трансформации.

  8. Виды трансформаций: транскрипция, транслитерация, калькирование, лексико-семантические замены (конкретизация, генерализация, модуляция), синтаксическое уподобление, членение и объединение предложений, грамматические замены, антонимический перевод, экспликация, компенсация.


Процессом перевода называется серия последовательных действий переводчика по созданию ПТ. Этот процесс включает, как принято считать, два этапа: (1) уяснение языковым посредником содержания ИТ и (2) подбор им варианта перевода. Хотя действия переводчика часто интуитивны, нельзя считать, что его выбор совершенно случаен или, тем более, произволен. Он во многом определяется достаточно объективным соотношением способов построения сообщений в ИЯ и ПЯ.

Реальный процесс перевода, естественно, недоступен для наблюдения. Его изучают при помощи различных теоретических моделей. Моделью перевода называется условное (NB) описание состава и последовательности мыслительных операций, выполняя которые можно осуществить перевод. Большинство моделей перевода имеет весьма ограниченную объяснительную силу: их задача - описать состав и последовательность действий, с помощью которых можно решить ту или иную переводческую задачу при заданных условиях, т.е. такие модели раскрывают лишь отдельные стороны функционирования языкового механизма перевода.

Описание процесса перевода с помощью таких моделей включает два аспекта: (1) общую характеристику модели и ее возможной сферы применения (т.е. раскрытие объяснительной силы модели); (2) выявление типов переводческих операций (или трансформаций), осуществляемых в рамках данной модели.

Модель перевода может быть ориентирована преимущественно (1) на «внеязыковую» реальность (например, ситуативная модель) или же (2) на структурно-семантические особенности языковых единиц (например, трансформационно-семантическая модель).



Ситуативная (иначе - денотативная) модель перевода исходит из того, что содержание единиц языка «отражает», в конечном счете, какие-то предметы и явления действительности (их, как известно, обычно и называют денотатами). Отрезки речи, составляющие ИТ, содержат информацию о некой ситуации, т.е. о какой-то совокупности денотатов, поставленных в те или иные взаимоотношения. Ситуативная модель рассматривает перевод как процесс описания при помощи средств ПЯ той же ситуации, которая описана в ИТ средствами ИЯ. Действия переводчика представляются так: воспринимая ИТ, он выясняет, какую ситуацию реальной действительности тот описывает; после этого переводчик описывает ту же ситуацию на ПЯ. Иначе говоря, процесс перевода идет от ИТ к реальной действительности и уже от нее - к ПТ.

Ситуативная модель обладает немалой объяснительной силой. Она вполне адекватно описывает процесс перевода, когда для создания коммуникативно равноценного оригиналу текста на ПЯ необходимо (и достаточно) указать в переводе на ту же самую ситуацию, которая описана в ИТ. Наиболее удачно ситуативная модель применима в трех случаях: (1) при переводе безэквивалентной лексики; (2) если описываемая в ИТ ситуация однозначно определяет выбор варианта перевода; (3) когда понимание (и перевод) ИТ или его части невозможны без выяснения тех сторон описываемой им ситуации, которые не входят в значения языковых единиц, использованных в исходном сообщении.

Ситуация жестко определяет выбор варианта перевода, когда в ПЯ существует единственный способ описания данной ситуации: так, если в английском ИТ на свежеокрашенный объект указывает надпись Wet paint, то в русском ПТ эта ситуация будет описана с помощью Осторожно, окрашено.

Аналогично, ситуация во многом определяет выбор варианта перевода и тогда, когда в ПЯ существует не единственный, а преобладающий, наиболее распространенный, «общепринятый», так сказать, способ описания данной ситуации. Именно этот способ обычно и применяется: to sit up late – поздно лечь спать; to swallow the bait – попасться на удочку; Stop, I have а gun! – Стой! Стрелять буду!

Ситуативная модель не работает, в частности, в тех случаях, когда при переводе приходится отказываться от описания той же самой ситуации. (Если у реципиента перевода данная ситуация, например, связана с иными ассоциациями, чем у реципиента оригинала, то описание ее средствами ПЯ просто не обеспечит межъязыковой коммуникации.) Но это не значит, что ситуативная модель «неправильно» объясняет процесс перевода. Она адекватно объясняет его применительно к тем случаям, когда для его осуществления необходимо и достаточно уяснить описываемую в ИТ ситуацию и «переописать» ее средствами ПЯ. Однако объяснительная сила этой модели ограничена тем, что она не учитывает необходимости воспроизводить в переводе и ту часть содержания ИТ, которая создается значениями использованных в нем единиц ИЯ.

Трансформационно-семантическая модель перевода (далее – ТСМ), в отличие от ситуативной, исходит из того, что при переводе имеет место передача значений единиц ИТ. Она трактует процесс перевода как серию преобразований, с помощью которых переходят от единиц ИЯ к единицам ПЯ. Иными словами, ТСМ ориентирована на предполагаемое существование непосредственной связи между структурами и лексическими единицами ИТ и ПТ. Соотнесенные таким образом единицы рассматриваются как начальное и конечное «состояния» в процессе перевода.

Согласно ТСМ, процесс перевода проходит три этапа: (1) Этап анализа –проводится «упрощающая трансформация» исходных синтаксических структур в пределах самого ИЯ: структуры ИТ сводятся к более простым формам. Предполагается, что такие «ядерные» (или «около-ядерные») структуры в разных языках близки друг другу и поэтому легко заменяют друг друга при переводе. Так, She is а good dancer трансформируется в более «прозрачную» структуру She dances well. The thought worried him может быть представлено в виде двух упрощенных структур и указания на связь между ними: he thought, he worried, причем первое (he thought) обусловливает второе (he worried). Понятно, что «упрощать» можно и лексические единицы (выявляя более или менее важные семы). (2) Этап «переключения», т.е. перехода к «ядерным» структурам и элементарным семам ПЯ. На уровне таких структур и элементарных сем у разных языков обнаруживается значительное сходство, поэтому и эквивалентные единицы здесь отыскиваются достаточно легко. Например, предложение He is а good singer может вызвать трудности при переводе на русский язык, если это оно не относится к профессиональному певцу, однако, трансформированное в He sings well, оно переводится без труда: Он хорошо поет. (3) Этап «реструктурирования», т.е. трансформации уже на ПЯ с ядерного (или «околоядерного») уровня в окончательные структуры (единицы) ПТ. При этом в соответствии с нормами ПЯ меняются также порядок слов, структура предложения и т.п.

ТСМ обладает весьма значительной объяснительной силой. Она дает возможность учесть роль значений языковых единиц в содержании ИТ и зависимость (необязательно прямую) от этих единиц средств ПЯ, используемых в переводе. ТСМ, однако, не является универсальной: так, она не имеет в виду тех случаев, когда между синтаксическими структурами и значениями лексических единиц в ИТ и ПТ нет отношений трансформации, а эквивалентность этих текстов основывается единственно на общности описываемой ситуации. (Answer the phone эквивалентно русскому Возьми трубку не потому, что у to answer и взять есть общие семы, а потому, что в реальной жизни, отвечая на звонок, надо взять телефонную трубку. В таких случаях, конечно, лучше «работает» ситуативная модель перевода.)

Ни ситуативная, ни трансформационно-семантическая модель не претендуют на сколько-нибудь полное соответствие реальным действиям переводчика. Чтобы включить описание психических процессов, обеспечивающих его деятельность, разрабатывается психолингвистическая модель перевода (далее – ПЛМ). ПЛМ постулирует, что переводчик сначала преобразует свое понимание содержания ИТ в свою внутреннюю программу, а затем развертывает ее в ПТ. Так как внутренняя программа дана в субъективном коде говорящего, ПЛМ включает два этапа: (1) «перевод» с ИЯ на свой внутренний код (свертывание) и затем (2) «перевод» с этого внутреннего кода на ПЯ (развертывание). ПЛМ полностью отвечает пониманию перевода как вида речевой деятельности. Ее объяснительная сила, однако, существенно ограничивается тем обстоятельством, что мы просто не знаем, в чем именно состоит и как в действительности происходит постулируемое ею «свертывание» и «развертывание».

Модели перевода стремятся представить процесс перевода в целом, более же подробная его характеристика достигается через описание типов мыслительных операций, с помощью которых находят приемлемый вариант перевода. При этом приходится предполагать, что между единицами ИТ и ПТ существует непосредственная связь, причем из исходной единицы путем неких преобразований (иначе - трансформаций) можно получить единицу перевода. Такое представление процесса перевода тоже носит условный характер. Мозг переводчика получает «на входе» отрезок ИТ и «выдает на выходе» отрезок ПТ. Сопоставляя эти отрезки текста, можно попытаться выявить и охарактеризовать сам способ перехода от первых ко вторым, иначе говоря – те «приемы перевода», с помощью которых первые как бы трансформируются во вторые.

Такое операционное описание процесса перевода отличается от моделирования перевода тем, что в нем: (1) дается не какая-то общая схема процесса, а указываются определенные способы перевода, применимые при передаче значений единиц ИЯ того или иного типа; (2) преобразования (трансформации) происходят исключительно между разноязычными единицами (а не отдельно в пределах ИЯ и в пределах ПЯ), т.е. все трансформации подразумевают непосредственное переключение от ИТ к ПТ без промежуточных этапов; (3) указанные трансформации (способы перевода) не сводятся к каким-то известным внутриязыковым преобразованиям, а, напротив, представляют собой уже собственно переводческие операции.

Итак, преобразования, с помощью которых можно осуществить переход от единиц ИТ к единицам ПТ (в указанном выше смысле), называются переводческими (иначе - межъязыковыми) трансформациями. Они носят комплексный формально-семантический характер, ибо преобразуют как форму, так и значение единиц ИЯ.

В зависимости от характера исходных (NB) единиц переводческие трансформации обычно подразделяются на (1) лексические и (2) грамматические; кроме того, выделяют также (3) комплексные лексико-грамматические трансформации, при которых преобразования либо (а) затрагивают одновременно и лексические, и грамматические единицы ИТ, либо (б) являются межуровневыми, т.е. имеет место переход от лексических единиц в ИЯ к грамматическим в ПЯ или наоборот.



Основные типы лексических трансформаций: 1) практическая транскрипция (или переводческое транскрибирование) и транслитерация; 2) калькирование и 3) лексико-семантические замены (конкретизация, генерализация, модуляция / смысловое развитие).

Основные типы грамматических трансформаций: 1) синтаксическое уподобление (дословный перевод); 2) членение предложения; 3) объединение предложений; 4) грамматические замены (формы слова, части речи или члена предложения).

Основные типы лексико-грамматических трансформаций: 1) антонимический перевод; 2) экспликация (иначе - описательный перевод); 3) компенсация.

Транскрипция и транслитерация – это способы передачи лексической единицы ИТ путем воссоздания ее формы с помощью графики ПЯ: транскрипция – это воспроизведение звуковой формы слова ИЯ, а транслитерация – это воспроизведение его графической формы (например, буквенного состава). В современной переводческой практике преобладает т.н. «практическая транскрипция» (приблизительная [как правило, без диакритиков и дополнительных знаков] условная транскрипция с сохранением элементов транслитерации), например: absurdist – абсурдист; skateboarding – скейтбординг. В ней всегда имеются случаи сохранения приема транслитерации и традиционные «исключения из правил»: в англо-русских переводах элементы транслитерации заключаются, в основном, в передаче некоторых редуцированных гласных и особенно непроизносимых и двойных согласных: boss – босс; Dorset – Дорсет; Campbell – Кэмпбелл, Традиционные исключения касаются преимущественно имен исторических личностей и некоторых географических названий: Edinburgh – Эдинбург; Charles I – Карл I; William II – Вильгельм II; James I – Яков (Иаков) I.

Калькированиепередача лексической единицы ИТ путем замены ее элементов – морфем (в случае отдельных слов) или слов (в случае устойчивых словосочетаний) – их лексическими соответствиями в ПЯ. Иначе говоря, создается новое слово или устойчивое словосочетание ПЯ, копирующее структуру исходной лексической единицы: miniskirt – мини-юбка; mass culture - массовая культура; Rapid Deployment Force – силы быстрого развертывания.

Лексико-семантические замены – это способ передачи лексических единиц ИТ через единицы ПЯ, значение которых само по себе не совпадает со значениями исходных единиц, но может быть выведено из них с помощью неких логических преобразований. Их основными видами являются следующие.

Конкретизация - замена лексической единицы ИЯ с более широким значением единицей ПЯ с более узким значением: He was at the ceremony. – Он присутствовал на церемонии; Dinny waited in а corridor which smelt of disinfectant. – Динни ждала в коридоре, где пахло карболкой; At eight oclock an excellent meal was served in the dining-room. – В восемь часов вечера в столовой был подан отличный ужин.

Противоположный прием называется генерализацией – это замена единицы ИЯ, имеющей сравнительно узкое значение, единицей ПЯ с более широким значением. Такое соответствие часто выражает родовое понятие, тогда как исходная единица - видовое: Jane used to drive to market with her mother in their La Salle convertible. – Джейн с матерью раньше ездили на рынок на машине; He visits me almost every week-end. – Он приезжает ко мне почти каждую неделю.



Генерализация (как и конкретизация) может оказаться желательной, в частности, по стилистическим причинам. Так, в русской художественной прозе не принято без особой необходимости точно указывать рост и/или вес персонажей, поэтому сочетание а young man of six feet three inches в английском ИТ нередко может быть заменено в русском ПТ на молодой человек высокого роста.

Модуляция (или смысловое развитие) – это замена единицы ИЯ единицей ПЯ, значение которой тем или иным образом логически выводится из значения исходной единицы. Обычно они бывают связаны причинно-следственными отношениями: He always made you say everything twice. – Он всегда переспрашивал. (Вы всегда повторяли сказанное, потому что он вас всегда переспрашивал.) Иногда более трудно определть конкретный тип связи, хотя сама по себе она явно присутствует: He would cheer up somehow, begin to laugh again and draw skeletons all over his slate, before his eyes were dry. – Он снова приободрялся, начинал смеяться и рисовал на своей грифельной доске разные фигурки, хотя глаза его еще были полны слез.

Синтаксическое уподобление (или дословный перевод) имеет место, если синтаксическая структура в ИТ преобразуется в аналогичную ей структуру ПЯ. Это своего рода «нулевая» трансформация, и она, разумеется, может применяться лишь тогда, когда в ИЯ и ПЯ имеются «параллельные» друг другу синтаксические структуры: I always remember his words. – Я всегда помню его слова.

Членение предложения – это такой способ перевода, при котором синтаксическая структура исходного предложения преобразуется в две или более предикативные структуры ПЯ. Таким образом, этот прием приводит либо к преобразованию простого предложения ИЯ в сложное предложение ПЯ (это так называемое внутреннее членение, которое в англо-русских переводах часто вызывается грамматическими причинами), либо к преобразованию одного (простого или сложного) предложения ИЯ в два или более самостоятельных предложения в ПЯ (это внешнее членение, которое нередко обусловлено жанрово-стилистическими причинами): Both engine crews leaped to safety from a collision between a parcels train and a freight train near Morris Cowley, Oxfordshire. – Близ станции Морис Каули (графство Оксфордшир) произошло столкновение почтового и товарного поездов. Члены обеих бригад остались невредимы, так как успели спрыгнуть с поезда на ходу. В этом примере трансформация членения обеспечивает возможность адекватно передать значение труднопереводимого сочетания leaped to safety и создает более естественную для русского текста последовательность описания событий (произошло столкновение, но до этого удалось спастись членам поездных бригад).

Противоположный членению прием - объединение предложений – это такой способ перевода, при котором синтаксическая структура в ИТ преобразуется путем соединения двух (или более) простых предложений в одно сложное: That was а long time ago. It seemed like fifty years ago. – Это было давно – казалось, что прошло уже лет пятьдесят.



Нередко прибегают к одновременному использованию объединения и членения – одно предложение разбивается на две или более части, и одна из этих частей, в свою очередь, объединяется с другим предложением.

Грамматические замены – это такой прием перевода, при котором грамматическая единица в ИТ преобразуется в единицу ПЯ с иным грамматическим значением. Понятно, что при переводе, стого говоря, всегда происходит замена грамматических форм ИЯ на формы ПЯ. Однако грамматическая замена как особый способ перевода подразумевает отказ от использования форм ИЯ, общепризнанно аналогичных исходным, замену их на такие, которые отличаются от них по грамматическому значению. Так, в определенных условиях замена формы числа при переводе может стать средством создания окказионального соответствия: We are searching for talent everywhere. – Мы всюду ищем таланты. Весьма распространенной является и замена части речи: так, для англо-русских переводов весьма характерны замена существительного глаголом, а прилагательного – существительным: He is а poor swimmer. – Он плохо плавает; She is no good as a letter-writer. – Она не умеет писать письма; Australian prosperity was followed by a massive slump. – За экономическим процветанием в Австралии последовал серьезный кризис.

Антонимический перевод – это лексико-грамматическая трансформация, при которой замена утвердительной формы в ИТ на отрицательную форму в ПТ (или наоборот) сопровождается заменой лексической единицы в ИТ на единицу ПЯ с противоположным значением: Nothing changed in my home town. – Всё в моем родном городе осталось прежним. В англо-русских переводах эта трансформация часто применяется для передачи литоты: He is not unworthy of your attention. – Он вполне заслуживает вашего внимания.

Экспликация (или описательный перевод) – это такая лексико-грамматическая трансформация, при которой лексическая единица ИТ заменяется словосочетанием, дающим ее объяснение или определение на ПЯ (т.е. эксплицирующим ее значение). С помощью приема экспликации можно передать значение практически любого безэквивалентного слова в ИТ: whistle-stop speech – выступление кандидата в ходе предвыборной поездки. Недостатком экспликации является громоздкость, поэтому наиболее успешно она применяется в тех случаях, где можно обойтись относительно кратким объяснением: Car owners from the midway towns ran a shuttle service for parents visiting the children injured in the accident. – Владельцы автомашин из городов, лежащих между этими двумя пунктами, непрерывно привозили и отвозили родителей, которые навещали детей, пострадавших во время крушения.

Компенсация – это способ перевода, при котором элементы смысла, утраченные при передаче той или иной единицы ИТ, восстанавливаются в ПТ каким-либо другим средством, причем совершенно необязательно в том же самом месте, что и в ИТ. Таким образом и «компенсируется» утраченный смысл, благодаря чему содержание оригинала воспроизводится с большей полнотой. При этом нередко грамматические средства ИТ заменяются в ПТ лексическими (или наоборот). Так, некоторые особенности английского просторечия нельзя передать на русский язык никакими средствами, кроме компенсации, например, добавление / опущение гласных или согласных (а-telling, а-going, hit вместо 'it, 'appen и пр.), ошибки в согласовании между подлежащим и сказуемым (I was, you was и пр.) и т. п. Например, в пьесе Б. Шоу "Пигмалион" Элиза говорит: I'm nothing to you – not so much as them slippers. Хиггинс поправляет ее: those slippers. Эту разницу между them и those невозможно воспроизвести в переводе, но такую «утрату» легко компенсировать, обыграв характерную уже для русского просторечия неправильную форму родительного падежа туфли, тогда Элиза скажет: Я для вас ничто, хуже вот этих туфлей, а Хиггинс поправит ее: туфель.

Контрольные вопросы:

1.Чем отличаются понятия «процес перевода» и «модель перевода»?

2.Каковы основные модели перевода и в чем специфика каждой из них?

3.В чем специфика операционного способа описания процесса перевода? Чем этот подход отличается от моделирования перевода?

4.Дайте определение и приведите пример на каждую из изученных переводческих трансформаций.

Литература:

Алексеева И. С. Введение в переводоведение. – СПб.: Филологический факультет СпбГУ; М.: Академия, 2006. С. 147 – 170.

Тюленев С.В. Теория перевода. - М.: Гардарики, 2004. С.89-103, 179-203.



1   2   3   4   5   6   7   8   9


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет