В. А. Тихонравов альпинистские итоги 1951 года



жүктеу 5.66 Mb.
бет1/28
Дата28.04.2016
өлшемі5.66 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28
: books -> files
files -> ТҮркі және иран халықтары ертегілеріндегі мифологиялық кейіпкерлер түркістан-2007 Редакциялық алқа
files -> Становление европейской науки
files -> Балуан баба аннотация халқымыздың даңқты перзенті, «Қазақ даласының батыры»
files -> Ббк қ Редакция алқасы






В.А. ТИХОНРАВОВ

АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1951 года

Огромной созидательной работой был отмечен минувший 1951 год в Со­ветской стране. Во всех уголках великой социалистической державы успешно трудились советские люди, добиваясь выполнения и перевыполнения государ­ственного плана развития народного хозяйства.

«Наша пролетарская революция, — указывал това­рищ Сталин, — является единственной в мире револю­цией, которой довелось показать народу не только свои политические результаты, но и результаты материаль­ные... Наша революция является единственной, кото­рая не только разбила оковы капитализма и дала народу свободу, но успела еще дать народу материаль­ные условия для зажиточной жизни. В этом сила и непобедимость нашей революции».

Итоги выполнения государственного плана разви­тия народного хозяйства за 1951 г. и прошедшие квар­талы 1952 г. наглядно показали дальнейший неуклон­ный рост экономического могущества нашей великой Родины. Новыми достижениями был отмечен истек­ший год и в самой передовой в мире социалистической культуре, одним из участков которой является со­ветская физическая культура и спорт.

Неуклонный подъем благосостояния трудящихся, растущий национальный доход (достаточно напомнить, что в прошлом году национальный доход СССР возрос на 12% по сравнению с 1950 г.) создают необходимые условия для массового развития всех видов физиче­ской культуры и спорта.

Перестраивая свою работу на основе последних ре­шений партии и советского правительства о физкуль­турной работе, многомиллионная армия советских физкультурников множила свои ряды, повышала спор­тивное мастерство, вела неустанную борьбу за овладе­ние мировыми рекордами по важнейшим видам спорта. Словно боевая сводка, свидетельствуют об этих побе­дах итоговые цифры. Так, если в 1948 г. было установ­лено в общей сложности по различным видам спорта 202 всесоюзных рекорда, то за 1951 г. советские спортс­мены больше чем вдвое превысили этот итог, устано­вив 523 рекорда Советского Союза и внеся 38 поправок в таблицу рекордов мира. К началу 1952 г. нашим славным соотечественникам принадлежало 70 мировых рекордов из 300, регистрируемых по различным видам спорта.

Неизменным успехом сопровождались выступления за рубежом советских шахматистов, гимнастов, волей­болистов, конькобежцев, баскетболистов. Простые люди всего мира видели в советских спортсменах пред­ставителей нового общественного уклада, людей но­вого типа. Горячий патриотизм, новаторство, упорство в борьбе, дух товарищества и взаимопомощи были теми стимулами, которые помогали советским спортс­менам одерживать внушительные победы, все выше поднимая алое знамя родной страны.

Новыми успехами в массовой работе, в спортивных достижениях, в исследовании родной земли был отме­чен этот год и у альпинистов, пытливо изучавших труднодоступные горные районы, прокладывавших новые, сложнейшие пути к вершинам.

Разнообразна и привлекательна природа СССР, на территории которого расположены раскинувшиеся на огромных пространствах равнины и поднимающиеся на высоту более 7 тысяч метров горные цепи. Десятки величественных горных хребтов, сотни вечно-снежных вершин, тысячи стекающих с них ледников слагаются в горный ландшафт Советской земли.

У подножия хребтов, в наиболее живописных ущельях Большого Кавказа и Заилийского Ала-тау, в горных долинах Карпат, Грузии, Осетии, Кабарды, Армении, Азербайджана, Дагестана, Киргизии, Узбе­кистана раскинулись учебные альпинистские лагери, создаются туристские базы. Тысячи юношей и девушек с рюкзаком за плечами, с ледорубом в руках прово­дили в горных походах свои отпуска и каникулы.

Священное право на отдых, установленное с пер­вых лет советской власти и закрепленное затем в Сталинской Конституции, опирается на широкую мате­риальную базу, созданную благодаря неустанной за­боте партии и правительства и лично товарища И. В. Сталина.

Краше и благоустроеннее, по сравнению с довоен­ными годами, стали многие альпинистские лагери. Год от года улучшается обслуживание участников походов и восхождений.

Советский альпинизм — в этом одно из его суще­ственных отличий от спорта в странах капитализма — не носит характера коммерческого предприятия. Еже­годно по бюджету государственного социального страхования, из средств профсоюзов и других органи­заций и ведомств отпускаются многие миллионы руб­лей на дальнейшее развитие этого увлекательного вида спорта. Достаточно сказать, что в минувшем 1951 г. только из средств государственного социального стра­хования и бюджета профсоюзов было израсходовано на дальнейшее развитие альпинизма более 12 миллио­нов рублей, не считая тех средств, которые были отпу­щены на работу по высокогорному спорту организа­циями «Спартака», органами народного образования, местными комитетами по делам физической культуры и спорта.

Новым ярчайшим свидетельством отеческой заботы Советского государства явилась помощь, оказанная в последнее время дальнейшему развитию советского высокогорного спорта.

Начиная с нынешнего спортивного сезона, разре­шено предоставление инструкторам альпинизма от­пусков на их основной службе на время работы в лагерях в период альпинистского сезона. Этим создаются необходимые предпосылки для обеспечения учебных лагерей и проводимых спортивными обще­ствами профсоюзов массовых альпиниад и походов квалифицированными кадрами. Спортивные общества, развивающие альпинизм, получают полную возмож­ность создать постоянный состав инструкторов, сплотить актив для дальнейшего роста альпинистского спорта. Забота партии и правительства обязывает инструкторов альпинизма усилить работу по повышению своей квали­фикации. Наряду с неустанным спортивно-техническим совершенствованием, надо повышать как общеполити­ческий уровень инструктора, так и его научные знания.

Кроме того, профсоюзным организациям выделены значительные материальные фонды, позволяющие улуч­шить текущую работу профсоюзных лагерей, их благо­устройство, обслуживание альпинистов, у которых тре­нировка и спортивное совершенствование сочетаются с отдыхом в период очередных отпусков и каникул.

Существенная помощь оказана также доброволь­ному спортивному обществу «Медик», которому пере­даны здания санатория на Домбайской поляне. Альпи­нистские организации этого общества в дополнение к своему лагерю в Цейском ущелье получают новую базу на Западном Кавказе, в одном из красивейших горных районов страны.

Советские альпинисты ответят на отеческую заботу Советского государства дальнейшим развитием высоко­горного спорта, новым подъемом массовой и спортив­ной работы, новыми победами в борьбе человека с гор­ной природой.

Значительным достижением 1951 г. следует счи­тать дальнейшее расширение альпинистской «геогра­фии», известное увеличение числа республик, районов, селений, развивающих альпинистский спорт. Этому в немалой степени способствовали такие меры, как организация первых подвижных лагерей в горных рес­публиках (Киргизия, Дагестан, Армения, Азербайд­жан, Узбекистан); введение местных планов с восхож­дениями на вершины, лежащие в пределах районов или республик; фонды снаряжения, присланного на места.

Если в предыдущие годы основными центрами раз­вития альпинизма оставались преимущественно орга­низации Москвы и Тбилиси, Ленинграда, Киева и Харькова, то в прошедшем сезоне более 50% всех за­нимавшихся этим видом спорта составляли жители горных районов. Более широко развивается он теперь в Узбекистане и в Таджикистане, отчасти на Дальнем Востоке, в западных районах страны. Альпинисты Узбекистана, члены спортивных секций «Науки» и «Буревестника», побывали, например, в восьми горных районах и одними из первых открыли сезон спортив­ных восхождений. Альпинисты Хабаровска провели тренировочные походы в районах Малого Хехцира, пионервожатые Сахалина поднялись на пик Чехова, спортсмены Камчатки несколько раз восходили на Авачинскую сопку. Оживилась работа у альпинистов Ужгорода и Львова. Летом и зимой спортсмены посе­щали Карпаты. Горные походы проведены и на Урале.

Наибольших успехов среди горных республик доби­лись секции Кабардинской АССР, Армянской ССР. Из года в год растет число занимающихся альпинизмом в Северной Осетии, где в 1951 г. около 1 800. человек участвовало в' различных горных походах, умело используя местные условия для подготовки на значок «Альпинист СССР I ступени», без отрыва от производ­ства. Республиканская секция добилась того, что эта работа проводится здесь в течение круглого года.

Однако качество подготовки еще не всегда соот­ветствовало предъявляемым к ней требованиям.

Немалых успехов достигли и альпинисты Армении. Инициативная работа республиканской секции, опи­рающейся на большой актив, позволила вовлечь в гор­ные походы представителей всех основных районов Армении. Деятельную помощь секциям оказывают и местные организации комсомола. Основной формой подготовки восходителей стали здесь массовые альпи­ниады на Арагац, Техенис, Майлих, в которых прини­мало участие от ста до тысячи человек. Большой раз­мах приобрели занятия горным спортом и в сельских районах. Результатом этой повседневной работы было то, что более 2750 физкультурников республики сдали нормы на значок «Альпинист СССР I ступени».

Опыт Кабардинской АССР, Северной Осетии и, особенно, Армении свидетельствует о стремлении мест­ной молодежи, в частности молодых колхозников, к горному спорту, к изучению родного края. Широкое участие сельских жителей в проведенных здесь альпи­ниадах говорит о тех неиспользованных еще резервах, на которые следует опереться в работе по дальней­шему развитию массового альпинизма в горных мест­ностях.

Как указывалось выше, известную помощь в развитии местного альпинизма оказали создание в гор­ных районах фондов прокатного снаряжения и такая новая форма подготовки восходителей, как передвиж­ные альпинистские лагери, открытые в истекшем году в Узбекистане, Киргизии, Армении, Азербайджане, Дагестане. Такие лагери имеют все данные для того, чтобы превратиться в дальнейшем в центры пропа­ганды и базы развития горного спорта среди местного населения.

Однако не все еще республики использовали в пол­ной мере имеющиеся у них возможности. Все еще не достаточна массовая работа по альпинизму в Азер­байджане, хотя возможности для его развития здесь велики. Так, Баку располагает кадрами инструкторов альпинизма, которые в летнем сезоне работают в ряде лагерей Центрального Кавказа, но не исполь­зуются местными организациями республики, на тер­ритории которой функционировал передвижной лагерь общества «Наука». Опыт передвижного лагеря еще раз показал, сколь велик интерес молодежи к альпи­низму. На территории республики имеется немало вершин и хребтов; самой природой созданы здесь все возможности для развития альпинизма. Но, несмотря на столь благоприятные условия, за весь сезон подго­товлено лишь несколько десятков альпинистов.

Положение в Грузии несравненно лучше, чем в Азербайджане: за год здесь подготовлено более ты­сячи восходителей, но эти итоги нельзя считать вполне достаточными для республики, являющейся родиной советского альпинизма. В Грузии этот вид спорта раз­вивается уже тридцатый год; на ее территории рас­положено большинство альпинистских лагерей Совет­ского Союза; в то же время горный спорт все еще не получил здесь повсеместного распространения и им занимаются преимущественно в отдельных городах и районах. Вызывает удивление тот факт, что в стороне от альпинизма стоит большая часть молодежи Клухори, Теберды, Местиа, Зугдиди и некоторых других населенных пунктов, в которых ежегодно бывают тысячи альпинистов из самых различных городов и областей Советского Союза.

О тех возможностях, которыми располагают гру­зинские восходители, красноречиво свидетельствуют их успешные спортивные восхождения, в которых все большую роль играют представители коренного насе­ления Сванетии и других горных районов; достаточно напомнить хотя бы о выдающемся траверсе Шхельды — Ушбы в 1950 году. Грузинские альпинисты оказывали и оказывают значительную помощь географам, гео­логам и другим представителям науки в изучении труднодоступных районов Кавказа. Тем более странно, что массовая работа по альпинизму не развивается здесь в должной мере. Мы вправе надеяться, что в ближайшие годы в горной Грузии не останется ни одного города, ни одного селения, молодежь которых не занималась бы альпинизмом.

Как и в предыдущие годы, ведущим отрядом оста­вались альпинисты профсоюзов, располагающие основными лагерями, осуществляющие серьезную мас­совую и спортивную работу.

Наибольших успехов добились те секции, которые опирались на широкий общественный актив, в чьих командах в одной связке с опытными, сформировавшимися в предвоенные годы, мастерами идут к верши­нам молодые восходители. Примером этого могут слу­жить лагери «Химик», «Металлург» (Туюк-су), «Спар­так», «Красная Звезда», а также спортивные секции «Буревестника», «Науки».

Отрадно отметить, что по количеству выходивших в горы спортивных групп, по числу взятых вершин 1951 г. был закончен с наивысшими результатами за все годы развития альпинистского спорта в СССР. Более 2 тысяч групп, насчитывающих 13 тысяч участ­ников, совершили восхождения на вершины всех категорий трудности. (Уместно сопоставить эти дости­жения с достижениями в последнем предвоенном 1940 г., когда было совершено 650 восхождений, в кото­рых участвовало немногим более 1200 спортсменов.)

Спортивные итоги еще раз убеждают, что успехи не приходят сами: они сопутствуют тем, кто строит свою работу на широкой массовой основе; они наблю­даются там, где работа ведется не от сезона к сезону, но в течение всего года; где органически сочетают вос­питательную работу со спортивным совершенствова­нием; где неустанно работают с молодыми спортсме­нами, обеспечивая непрерывное пополнение группы ведущих мастеров.

Перечень спортивных побед 1951 г. включает более 180 взятых вершин высших — IV и V — категорий трудности, в восхождениях на которые приняло уча­стие 850 альпинистов. По сравнению с 1949 г. почти вдвое выросло как число взятых вершин, так и коли­чество участников наиболее сложных восхождений.

Рост числа восхождений на наиболее трудные вершины и по наиболее сложным путям, новые, впер­вые проложенные маршруты, повторение восхождений, считавшихся исключительно сложными, могут слу­жить бесспорным свидетельством общего подъема спортивного уровня советских восходителей.

Почти во всех послевоенных сезонах советские альпинисты предпринимали попытки восхождений по северным стенам Чанчахи-хох (Цей) и Уллу-тау-чаны (Адыр-су), выделяющихся своей крутизной и большим перепадом высот. Частые камнепады на обеих стенах требуют особенно продуманного выбора маршрута подъема и умелой тактики восхождения. Возросшее спортивное мастерство позволило команде «Спартака» под руководством заслуженного мастера спорта В.М. Абалакова совершить восхождения по обеим стенам в один сезон. Примечательно и то, что в штурме на стену Уллу-тау-чаны одновременно поднималось во­семь человек. Оба эти маршрута являются трудней­шими из всех совершенных в СССР стенных восхо­ждений.

На Западном Кавказе команды «Науки» под руко­водством С.К. Калинкина и ЦДСА под руководством В.Ф. Нестерова совершили траверсы высочайшей вер­шины района, Домбай-ульгена. Маршрут отличался технически сложными участками.

Эти восхождения были признаны Всесоюзным Ко­митетом по делам физической культуры и спорта луч­шими в сезоне.

Кроме этих восхождений, командой Московского высшего технического училища им. Баумана в составе восьми человек под руководством В.Д. Лубенца был повторен, в условиях неблагоприятной погоды, труд­нейший траверс Коштан-тау — Дых-тау (Безинги). Альпинисты Казахстана проделали траверс массива Талгара с подъемом по новому, более сложному пути. Армейские спортсмены Туркестанского военного округа покорили пик Корженевского (Заалайский хребет), не­сколько групп совершили восхождения на Сонгути по северо-восточной стене (Цей), траверс массива Джугутурлючат (Домбай) и ряд других восхождений.

Широкую известность получил пройденный в 1950 г. грузинскими альпинистами траверс двух мас­сивов Кавказа — Шхельды и Ушбы. Достижение гру­зинских спортсменов завершало длившуюся не один десяток лет борьбу за покорение обоих массивов, начатую советскими восходителями, в лице Але­ксандры и Алеши Джапаридзе, еще в 1934 году.

Как известно, одной из особенностей советского строя является то, что лучшие достижения становятся у нас достоянием многих. Так было и здесь. Если в 1950 г. траверс Шхельда — Ушба был пройден одной группой в составе пяти альпинистов, то год спустя этот же маршрут прошли в обоих направлениях три команды («Буревестника», «Спартака», «Науки»), насчитывавшие в своем составе тринадцать восходи­телей. Кроме москвичей и ленинградцев, мы видим в составе команд, повторивших этот труднейший марш­рут, спортсменов Еревана, Нальчика, Красноярска — наглядное свидетельство роста спортивного мастерства альпинистов периферии. (Руководители команд — К.К. Кузьмин, И.П. Леонов, В.Г. Старицкий.)

Примечателен также тот факт, что более половины участников этих и других сложных восхождений состав­ляют альпинисты, выросшие в спортивном отношении за последние годы. Расширение рядов советских восходителей, рост числа сложных и массовых восхож­дений наглядно показывают, что альпинисты СССР отвечают делами на заботу партии и правительства. Альпинизм в странах капитализма недоступен не только рабочему или крестьянину, но даже людям среднего достатка. Резко падает приток туристов, приезжающих в горы. В Тироле, Граце, Австрийских Альпах безработные инженеры, врачи вступают в кон­куренцию с профессиональными проводниками, пред­лагая свои услуги богатым американцам.

На фоне общего упадка альпинизма в капиталисти­ческих странах особенно резко видны достижения советского массового альпинизма, которым у нас зани­маются тысячи и тысячи рабочих, крестьян, инжене­ров, педагогов, врачей, студентов.

Следует отметить, что за истекший год были до­стигнуты известные успехи в создании и обосновании основных методических принципов советской школы альпинизма, в агитации и пропаганде этого вида спорта, представляющего одну из благодарнейших тем для писателя, художника, композитора. Группой мастеров, руководимой А.И. Ивановым, была завер­шена разработка новых принципов классификации вершин. А.И. Ивановым предложена и научно обо­снована методика, базирующаяся не на личных, в известной мере субъективных, впечатлениях участни­ков восхождения, но на объективных оценках трудности рельефа вершин любых категорий труд­ности.

Закончен производством и выпущен на экран цвет­ной художественный фильм «Покорители вершин», поставленный Тбилисской киностудией и показываю­щий путь советского альпинизма, братскую дружбу грузинских и русских восходителей. Альпинистская тема вошла органической частью в ряд документаль­ных и научных фильмов.

Пополнилась за этот период и книжная полка альпиниста. Несомненный интерес не только для аль­пинистов, но и для более широкой читательской ауди­тории представляет очерк истории изучения одного из наиболее недоступных районов Западного Памира, завершившегося открытием высочайшей вершины СССР и двукратным восхождением на высоту «7495», носящую имя великого вождя прогрессивного человечества товарища И.В. Сталина (Е.А. Белец­кий, «Пик Сталина»). Альпинистскому освоению дру­гого интереснейшего горного района, Тянь-шаня, по­священа книга И.А. Черепова «Загадки Тянь-шаня». Некоторым подспорьем в работе инструктора будут выпущенные Профиздатом ВЦСПС сборник учебных конспектов «Обучение альпинистов», серия красочных плакатов, листовки (автор И.И. Антонович) и ряд других изданий, вышедших в Воениздате и Географгизе.

Новые большие задачи стоят перед советскими восходителями.

Для дальнейшего роста массовости, для достиже­ния новых спортивных успехов альпинистам горных районов необходимо, прежде всего, организационно закрепить достигнутые успехи, создать на местах работоспособные низовые секции, объединяющие мо­лодежь и ведущие повседневную работу, широко про­пагандирующие горный спорт среди населения. Под­линно массовым горный спорт, как уже говорилось выше, может стать лишь при условии самого широ­кого участия сельской молодежи. Для этого надо привлечь к работе по альпинизму спортивные обще­ства сельских спортсменов: «Колхозник», «Колмеурне» и др.

Можно представить, какие широкие перспективы откроются, например, для развития высотного альпи­низма, для изучения и покорения вершин Памира и Тянь-шаня, с привлечением к альпинизму сельской молодежи горных районов Средней Азии. Жители горных районов в силу условий, в которых они по­стоянно находятся, обладают природной высотной акклиматизацией, они хорошо знакомы с особенно­стями своих районов, живут в сравнительной близо­сти от объектов восхождений.

Вместе с тем нельзя не отметить, что в этой боль­шой и ценной работе местные организации не полу­чают нужной помощи от комитетов физкультуры и спортивных обществ, а местные секции в некоторых республиках фактически не существуют.

Для Казахстана, Киргизии, Грузии, Армении, ряда горных областей других республик, где за последние годы подготовлено большое количество значкистов, настало время перехода к более широкой подготовке разрядников. Третий спортивный разряд в горных республиках должен быть следующей ступенью для каждого, сдавшего нормы на значок «Альпинист СССР I ступени».

Расширяя районы, посещаемые альпинистами, коми­теты по делам физкультуры и спорта и профсоюзные организации должны оказать помощь в развитии аль­пинизма среди жителей многих районов, в первую оче­редь Алтая, Сибири, Дальнего Востока.

Для выполнения всех этих задач нужны много­численные высококвалифицированные инструкторские кадры. В настоящее время основную массу инструкто­ров, особенно тех из них, которые обладают большим педагогическим и спортивным стажем, составляют: москвичи, ленинградцы, представители нескольких го­родов Украины. Лишь небольшую часть инструкторов из числа прошедших переквалификацию в 1951 г. со­ставляют жители горных областей, да и те в подав­ляющем большинстве являются жителями республикан­ских центров. Такое распределение инструкторского состава никак не соответствует нынешнему этапу раз­вития горного спорта, когда большинством участников восхождений и походов являются коренные жители горных районов.

Без создания многочисленных инструкторских кадров на местах невозможен дальнейший планомер­ный рост альпинизма. В самом деле, можно ли гово­рить о дальнейшем развитии альпинизма в Таджи­кистане, если здесь нет ни одного старшего инструк­тора или инструктора? Можно ли достаточно широка развернуть подготовку разрядников в Армении, если на всю республику насчитывается один старший инструктор, который к тому же работает преимуще­ственно в лагерях Западного Кавказа?

Местные организации должны принять действен­ные меры по подготовке инструкторских кадров. Не все еще руководители физкультурных организаций уделяют этому вопросу должное внимание, надеясь на приезжих инструкторов. Нельзя не отметить и того, что если на Кавказе на сборах украинских альпини­стов регулярно подготавливались, например, свои инструкторы, то в Грузии, Армении, Азербайджане этим почти не занимаются. Следует указать и на то, что большинство учащихся во Всесоюзной школе ин­структоров по-прежнему составляют спортсмены Мо­сквы и Ленинграда.

В разрешении проблемы кадров огромную помощь оказали и оказывают альпинистам партия и советское правительство. Новыми, еще более широкими возмож­ностями для дальнейшего подъема альпинистского спорта располагают ныне добровольные спортивные общества. Но все это еще не дает нам никакого права на самоуспокоение: кадры инструкторов не появятся са­мотеком, их надо готовить; этим делом должны всерьез заняться Всесоюзная секция альпинизма, Комитет по делам физической культуры и спорта, профсоюзные организации, добровольные спортивные общества.

Одной из основных задач, стоящих сейчас перед альпинизмом, является неуклонное повышение каче­ства спортивно-технической подготовки и идейно-политического воспитания значкистов и разрядников. Наглядным свидетельством повышения класса моло­дых спортсменов, «подпирающих» зрелых мастеров, является сопоставление данных по подготовке разряд­ников:

III разряд II разряд I разряд


  1. г. 976 150 46

  2. г. 966 303 67

Мы видим, что увеличилась подготовка первораз­рядников и особенно второразрядников. Значительно расширился перечень вершин и районов, посещаемых альпинистами. Восхождения на вершины высшей — V категории трудности проведены спортсменами ряда лагерей, но, как и в предыдущие годы, наиболее сложные восхождения совершались преимущественно альпинистами «Науки», «Буревестника», «Спартака» и ЦДСА. Это показывает, что остальные общества, располагающие достаточным количеством квалифи­цированных мастеров, не уделяют все же должного внимания спортивным восхождениям, а мастера этих организаций не стремятся повышать свою квалифика­цию, не заботятся о подготовке молодых восходителей, о подъеме их технического уровня.

Несмотря на известные успехи, достигнутые здесь за последние годы, качество подготовки альпинистов оставляет желать лучшего. Это относится как к знач­кистам и разрядникам, прошедшим подготовку в лаге­рях, так и к тем из них, кто получил ее на местах.

Принимая меры по дальнейшему повышению качества подготовки, необходимо обратить еще боль­шее внимание и на воспитательную работу, памятуя, что в задачу лагерей и альпиниад входит не только обучение технике, но и воспитание молодых восходи­телей в духе боевых традиций советского спорта. Инструктор альпинизма должен быть, прежде всего, воспитателем, педагогом, старшим товарищем, но не проводником, сопровождающим людей до вершины. Политико-воспитательная работа должна проводиться в течение всего периода пребывания спортсмена в ла­гере, являясь органической частью всех проводимых мероприятий.

Советский спортсмен ставит перед собой цель — повысить свое мастерство, достигнуть возможно более высоких технических результатов. Каждый достигну­тый им более высокий разряд является мерилом его результатов, но не самоцелью. К сожалению, прихо­дится еще сталкиваться с отдельными спортсменами, целью которых является возможно более быстрое получение разряда. Приходится встречаться и с отдель­ными руководителями и инструкторами, которые в погоне за количеством подготовленных альпинистов скатываются на путь неполного выполнения норм. Так, в Армении при подготовке на значок «Альпинист СССР I ступени» некоторые организации ограничились только восхождениями без предварительной теорети­ческой подготовки, без учебных занятий по скальной и ледовой технике, без перевального маршрута, сни­жая тем самым качество и разносторонность подго­товки. Подобное отношение к переходам через пере­валы встречалось и в некоторых других организациях, когда спортсменам, претендовавшим на более высокие спортивные разряды, засчитывались неполностью прой­денные ими перевалы.

Необходимо повести решительную борьбу с фор­мальным выполнением разрядных норм, с поисками тех «легких» и «быстрых» путей к вершинам, которые не дают в конечном итоге ни нужных знаний, ни опыта. Этика советского спортсмена не допускает ни малей­ших послаблений в выполнении разрядных норм. Чем выше квалификация спортсмена, тем более тщательно и добросовестно должен он выполнять все нормы. Еще более недопустимы хотя и редкие, но наблюдавшиеся случаи, когда спортсмены записывали себе восхожде­ния, не дойдя до вершины, или засчитывали более трудные маршруты, чем те, которые были пройдены.

Следует отказаться и от такой методики подго­товки, когда отдельные лагери, стремясь возможно быстрее и с меньшей затратой энергии подготовить разрядников, выводят их на плато, с которого подъем на ближайшие вершины не представляет никаких труд­ностей и вместе с тем формально можно совершить ряд восхождений, «набрав» нужное для получения раз­ряда количество вершин.

Недостатки в обучении и тренировке разрядников наблюдаются в ряде лагерей. Если подготовка на III разряд обычно планируется спортивными обще­ствами и проводится в группах значкистов под руко­водством опытных инструкторов, то дальнейший рост спортивной квалификации восходителей нередко пре­доставлен самотеку. Нередки случаи, когда, после получения III спортивного разряда, никто не трени­рует альпиниста, не следит за дальнейшим ростом его мастерства. При таком положении альпинисты не мо­гут перенимать опыт мастеров, затрачивая на само­стоятельное повышение своей квалификации значи­тельно больше времени и энергии, чем в тех случаях, когда их подготовкой руководит тренер. В этих слу­чаях отдельные ошибки, допускаемые молодым вос­ходителем, не только не устраняются своевременно, но даже укореняются в процессе дальнейших трениро­вок. Это приводит, например, к тому, что многие группы молодых спортсменов часто не уделяют долж­ного внимания вопросам безопасности, неправильно выбирают маршрут, не знают тактики восхожде­ния.

Ценный пример планомерной работы с разрядни­ками показывают альпинисты «Буревестника» и «Кры­льев Советов», где на протяжении последних лет регу­лярно создаются кратковременные спортивные школы, » в которых под руководством опытных инструкторов тренируются разрядники. Напомним, что питомцы спортивной школы «Буревестника» успешно совершили в прошедшем году сложнейший траверс Ушбы — Шхельды.

Говоря о недостатках воспитательной работы, сле­дует указать на то, что среди некоторой части моло­дых спортсменов не изжиты еще зазнайство, склон­ность к переоценке своих сил. Таких альпинистов не увидишь на вершинах низших категорий, хотя бы вос­хождения на них представляли большой интерес. Таким восходителям необходимы только «рекордные», маршруты. Обсуждая планы походов на Памир или Тянь-шань, они интересуются только категориями трудности вершин района.

Зазнайство не к лицу советскому спортсмену, оно особенно опасно в альпинизме, где может привести к несчастным случаям. В связи с этим следует напом­нить об основе основ советской тактики альпинизма — безаварийности восхождений. Советским людям чужд авантюризм буржуазного спорта, чужда та «игра со смертью», в которой морально опустошенные и рас­тленные представители буржуазной молодежи ищут острых ощущений. Любое, пусть даже самое легкое, восхождение проводится советскими восходителями при тщательном обеспечении безопасности. Одной из основ этой безаварийности являются всесторонние знания особенностей горной природы, не говоря уже об уверенном овладении всем комплексом техники альпинизма. Для того чтобы стать хорошим альпини­стом, недостаточно усвоить только определенную сумму технических приемов, необходима также отлич­ная общефизическая подготовка, нужны знания по географии горных районов, геологии, гляциологии, метеорологии, надо уметь выбрать путь восхождения, наметить правильную тактику и т.д. Огромное значе­ние имеет и моральная подготовленность восходителя к решению поставленных перед ним задач.

Необходимо поэтому решительно покончить с пре­небрежительным отношением к общефизической и общеобразовательной подготовке, особенно к вопро­сам теории: изучению тактики и организации восхож­дений, ознакомлению с научными дисциплинами, изучающими природу гор. Основательное знание этих вопросов особенно необходимо для участников даль­них походов и высотных экспедиций. Их участники должны осознавать все виденное на маршруте, дол­жны уметь составить альпинистские и географические описания районов, которыми могли бы воспользо­ваться следующие группы. Альпинист становится в таких экспедициях географом, передовым разведчиком науки.

Нельзя не отметить того, что пренебрежение части молодых спортсменов к теории можно отчасти объяснить недостаточной работой в лагерях и отсутствием пособий, из которых можно почерпнуть необходимые знания. До сих пор еще не обобщен опыт межсезонной и предсезонной тренировки, мало изданий, в которых в популярной форме излагались бы основы географии горных районов, методика составления описаний и т.д. В некоторых лагерях, как правило, к преподава­нию теоретических дисциплин относятся формально, ограничиваясь предусмотренными программой лек­циями, к тому же не всегда проводимыми на должном уровне. Иногда же, опуская общетеоретические лек­ции, лагери сводят все обучение к лекциям по технике. К сожалению, осталась невыполненной в большинстве лагерей порученная им небольшая работа по изуче­нию режима ледников. А ведь на этой живой работе можно было воспитывать кадры будущих исследова­телей!

Мало заботятся лагери о создании наглядных по­собий и выставок, помогающих усвоению теоретиче­ских знаний, прививающих любовь к природе родной страны. Почему бы не составить географических опи­саний прилегающих районов, не собрать коллекций встречающихся в районе горных пород, образцов высокогорной растительности и т.д.?

Недостатки, о которых мы говорили, зачастую остаются еще не изжитыми по той причине, что социа­листическое соревнование не стало еще действенным методом улучшения работы лагерей. Итоги социали­стического соревнования между лагерями подводятся много месяцев спустя после окончания сезона. Жюри, подводящее эти итоги, в значительной мере основы­вается на формальных показателях, не анализируя всех форм работы, не принимая мер для ликвидации недостатков. Во время сезона не проводится текущей проверки хода соревнования, выполнения обязательств, взятых участниками, хотя это, безусловно, помогло бы вовремя выявить многие недостатки, принять меры для их ликвидации, не дало бы возможности некото­рым руководителям «прятаться» за средними показа­телями.

Отсутствие критики и самокритики привело к тому, что руководители некоторых лагерей самоуспо­коились и такие лагери, как «Буревестник» (Домбай), «Искра» (Баксан), «Локомотив» (Адыл-су), в течение ряда лет по праву считавшиеся лучшими коллекти­вами, в истекшем году работали плохо. В то же время на примере улучшения работы ряда других лагерей («Красная Звезда», «Химик» и др.), подвергавшихся в прошлом деловой критике со стороны общественно­сти и сделавших из нее необходимые выводы, видна эффективность такого воздействия.

Улучшение качества подготовки альпинистов не­возможно без резкого повышения политического, общеобразовательного и спортивно-технического уров­ня инструкторов, призванных воспитывать молодые кадры. За последние годы положение с инструктор­ским составом в известной мере улучшилось. В про­шедшем сезоне проведена переквалификация инструк­торского состава, позволившая составить полное пред­ставление о том контингенте инструкторов, которыми располагают альпинистские секции. Не один год рабо­тает Всесоюзная школа инструкторов, готовящая но­вые кадры. Однако ВЦСПС не сумел обеспечить чет­кую и бесперебойную работу школы.

Наряду с этими сдвигами имеется еще немало недостатков, которые необходимо устранить в бли­жайшее же время. Нами отмечалось выше неблаго­получное положение с местными инструкторскими кадрами в горных районах. Это препятствует росту местного альпинизма, повышению качества подго­товки, систематической круглогодичной работе. Дру­гим не менее существенным недостатком следует считать недостаточную квалификацию части инструк­торов. За последнее время часть наиболее квалифи­цированных инструкторов, в первую очередь мастеров спорта, отошла от инструкторской работы, не подго­тавливает молодежь, участвуя лишь в спортивных группах. Многие ведущие мастера оторваны от ни­зовых секций и коллективов своих спортивных обществ, от организуемых ими лагерей и спортивных мероприятий. Такое положение с ведущими альпинистами нельзя признать нормальным. Передача моло­дежи накопленного опыта является первоочередной обязанностью каждого мастера; делом чести каждого из них должно быть воспитание новых восходителей. Однако создавшееся положение привело к тому, что лагери из года в год испытывают недостаток в стар­ших инструкторах, что основной инструкторский кол­лектив состоит нередко из младших инструкторов.

Обращаясь к подготовке младших инструкторов, нельзя не отметить, что и она не отвечает уже возрос­шим требованиям. В особенности относится это к вы­пускникам бывших казахской и украинской школ. До­статочно указать, что в казахскую школу принимались спортсмены, ни разу не бывавшие в горах, не имевшие значка «Альпинист СССР I ступени», принималась и молодежь 15-16 лет (хотя по «Положению» значок выдается лишь физкультурникам, достигшим семна­дцати лет). Надо надеяться, что приказ Всесоюзного комитета о повторной переквалификации инструкторов в Казахстане, Киргизии, на Украине коренным образом изменит положение и заставит общественность этих республик обратить более серьезное внимание на под­готовку кадров инструкторов альпинизма.

Другим существенным недостатком следует счи­тать тот факт, что после окончания школ с инструкто­рами не ведется планомерной работы по повышению их квалификации. В лагерях методическая подготовка обычно ограничивается краткими сборами перед открытием сезона, причем собирается на них сравни­тельно малый процент инструкторов. В дальнейшем методическая работа проводится также крайне недо­статочно. В зимний же период большинство инструк­торов не охвачено никакой учебой и проводящиеся семинары обычно ограничены вопросами техники. Особо недостаточен уровень подготовки инструкторов по вопросам физиологии, методике тренировок, по общенаучным дисциплинам.

Следует решительно выступить против того, что о квалификации инструктора иногда судят только по его личным спортивным успехам, забывая, что он яв­ляется прежде всего педагогом, воспитателем, который должен не только обучать своих учеников опре­деленным техническим приемам, но и воспитывать их в духе социалистической морали, расширять их науч­ный кругозор. Воспитательная работа инструктора не ограничивается часами занятий, она продолжается и на походе и во время отдыха. Инструктор отвечает за поведение каждого из своих учеников. Обучая их на личном примере, он сам должен быть достойным образцом для молодого спортсмена. Если инструктор, пренебрегая правилами безопасности, идет на восхож­дение несвязанным, то никакими лекциями не убедит он новичка в необходимости страховки.

Существующая ныне система квалификации инструкторов не дает полной возможности для про­верки знаний каждого из них. Основным критерием для присвоения очередного инструкторского звания служит сейчас количество проработанных смен. В то время как в прежние годы инструктор, получавший более высокую квалификацию, должен был сдать экзамен по ряду дисциплин, теперь он может огра­ничиться только представлением характеристики ла­геря.

Недостаточно внимания уделяется нашими орга­низациями высотному альпинизму и восхождениям в отдаленных горных районах. В первые послевоенные годы, одновременно с восстановлением горных лагерей и массовой спортивной работой по альпинизму, начал скова развиваться и высотный альпинизм. Так, напри­мер, в 1946 г. были проведены высотные экспедиции на Памир и Тянь-шань с большими спортивными и географическими результатами. В 1947 г. альпинисты побывали на Юго-западном и Северо-западном Па­мире, покорив много новых вершин, обследовав мало­известные районы. Однако в последующие годы прово­дилось лишь по одной экспедиции. В 1951 г. только спортсмены Ташкентского дома офицера совершали восхождения в новых районах, покорив пик Корженевского в Заалайском хребте. Упорно, год за годом продолжала большую и интересную работу по обсле­дованию малоизведанных горных районов Памира и Тянь-шаня туристско-альпинистская группа проф. В.В. Немыцкого.

Всесоюзному комитету и Всесоюзной секции необ­ходимо обратить самое серьезное внимание на поло­жение, создавшееся с высотным альпинизмом, тем более, что перед высотниками стоят большие задачи, которые ждут еще своего разрешения. Не покорены пики Победы, Евгении Корженевской, Революции; значительный спортивный и географический интерес представят повторные восхождения на пик Сталина, пик Ленина, Хан-тенгри как по старым, так и по но­вым путям. Ждут своих восходителей вершины пиков Молотова, Энгельса, Парижской Коммуны на Памире, Военных топографов на Тянь-шане, районы которых частично представляют собой «белые пятна», на вер­шины которых еще не известны возможные пути вос­хождений. На Памире, Тянь-шане, Алтае немало еще вершин, не имеющих названий, много непройденных перевалов, забытых долин и ледников. Альпинистам надо смелее вторгаться в эти горные уголки нашей Родины как спортсменам и как исследователям.

Хотелось бы видеть в предстоящем сезоне расши­рение поля деятельности альпинистского освоения новых горных районов, в том числе Алтая, хребтов Сибири, Памиро-Алая. Большую роль в решении этих задач могут сыграть альпинисты Казахстана, Киргизии, Таджикистана. Кому, как не им, надо в первую очередь шире осваивать горные районы Тянь-шаня, Памира, Алтая, расположенные на территориях этих республик или в непосредственной близости от них. Альпинисты первых двух республик вполне подготовлены для само­стоятельного проведения ответственных восхождений. Теперь им необходимо начать серьезную подготовку восходителей-высотников.

Хотелось бы пожелать, чтобы наступающий сезон был переломным и в исследовательской работе альпи­нистов, чтобы было покончено с имеющим хождение мнением, что задачи альпиниста ограничиваются восхождениями на вершины. Советский человек, где бы он ни путешествовал, является хозяином, зорко осматривающим свой край, он должен видеть все то, что может принести пользу народному хозяйству, дол­жен суметь, по мере своих сил и знаний, описать посещавшийся район, чтобы помочь другим советским людям, которые придут сюда позже него. Велики тре­бования, предъявляемые к альпинистам, проникающим в труднодоступные горные районы, в места, где до них нередко не ступала нога человека, открывающим неве­домые реки, ледники, вершины и перевалы. Советский альпинист должен помнить, что он не только спортсмен, но и исследователь-географ, которого страна послала в трудные горные районы и с которого вправе спро­сить, что он там видел, что узнал нового.

В результате своих походов и экспедиций альпи­нисты должны составлять географические описания районов, обращая больше внимания на изучение лед­ников и режим рек. Эта работа приобретает особое значение в связи с великими стройками коммунизма. Для проведения этой работы альпинисты не могут обой­тись без минимума географических знаний, полученных в альпинистских лагерях. Сами же лагери должны стать центрами наблюдения и изучения прилегающих к ним ледников.

***

Из года в год в соответствии со сталинскими пред­начертаниями осуществляется великая преобразова­тельная работа, изменяющая облик всей Советской земли. В эту гигантскую работу советского народа вложен немалый труд восходителей, упорно изучаю­щих природу горных районов страны, прокладываю­щих пути к вершинам, воспитывающих кадры новых исследователей и спортсменов. Ширить масштабы исследовательской и спортивной деятельности, мно­жить перечень покоренных вершин — вот задача, за решение которой будут с новой энергией бороться вос­ходители Советского Союза.




Пик Максима Горького

(Тянь-шань, хребет Сталина).
Фото А. Летавета


Г.А. АВСЮК

ЛЕДНИК ИНЫЛЧЕК

Инылчек — самый большой ледник Тянь-шаня, один из величайших гор­ных ледников мира, в Советском Союзе он уступает лишь леднику Федченко на Памире. Немногие лед­ники Каракорума и Гималаев, этой страны крупных горных ледников умеренного пояса, могут соперничать по величине с Инылчеком, длина которого достигает почти 60 километров. Изучение Инылчека для гляцио­логов представляет поэтому особый интерес.

Инылчек принадлежит к типу ледников продольных долин. Главные потоки таких ледников занимают до­лину между двумя соседними параллельными (или сходящимися) горными хребтами. (Боковые склоны такой долины будут склонами разных хребтов.) Лед­ники этого типа представляют собой сложные образо­вания. Главный их поток формируется не только за счет льда, поступающего из области питания главной долины. В значительной степени он образуется от системы ледников-притоков, имеющих собственные области питания и залегающих обычно в поперечных до­линах, рассекающих боковые склоны главной, продоль­ной, долины. Часть ледников-притоков, в свою очередь, состоит из нескольких ледников-притоков второго по­рядка. В плане вся совокупность ледниковых потоков и их областей питания похожа на ветвистое дерево, отчего этот тип ледников иногда именуется древовид­ным. Областью их питания являются не только фир­новые бассейны верховьев главной долины, но и сово­купности фирна всех часто разобщенных между собой притоков, вливающихся в главный ледник основного ствола.

На ледниках продольных долин из-за особенностей их строения и присущих им больших размеров (что связано со скоплением огромных масс льда) леднико­вые процессы отличаются значительным своеобразием, что придает особый характер «жизнедеятельности» этих образований. Вместе с тем на этих ледниках можно подметить ряд общих закономерностей, свойст­венных ледниковым явлениям «в чистом виде», кото­рые на небольших ледниках других типов нередко за­тушевываются или перекрываются влиянием других факторов. Инылчек — образец одного из крупнейших ледников подобного типа, и все сказанное о своеобра­зии ледников продольных долин особенно отчетливо представлено здесь.

Современное оледенение Тянь-шаня представляет собой далеко зашедшую фазу регресса некогда более мощного оледенения обширной горной страны. Заме­тим, что современный темп «угасания» оледенения незначителен. Для него характерно большое разнооб­разие как в типах ледников, так и в ходе их современ­ного развития и дальнейшей эволюции. По этому поводу известный советский гляциолог С.В. Калесник очень метко заметил, что ледники довольно однооб­разно зарождаются и развиваются, но угасают каж­дый по-своему, индивидуально.

Очевидно, что изучение хода современного разви­тия ледников — достаточно сложная задача. Для раз­решения ее обязательно знание истории их эволюции, а для этого, в свою очередь, необходимо большое количество наблюдений разнообразных ледников в самых различных стадиях развития.

В период наибольшего распространения оледене­ния, в прошлом, ледники представляли собой грандиоз­ные образования. Многие из них были ледниками больших продольных долин. По мере эволюции оледе­нения эти ледники постепенно уменьшались, распада­лись, уходили из главных долин. Ныне многие из них превратились в разрозненные, отдельные небольшие до­линные ледники, занимающие верхние части попереч­ных долин бывших ледников-притоков, иногда и вер­ховья главной продольной долины, а также ряд небольших висячих и каровых ледников, распола­гающихся близ гребней в верхних частях склонов хребтов.

Основную массу современных ледников Тянь-шаня представляют небольшие долинные ледники, занимаю­щие верховья поперечных долин. Значительно меньше представлены ледники других типов — каровых, вися­чих, плоских вершин и т.п.

Все это остатки некогда более обширных, мощных и сложных ледниковых образований. Отметим, что под «остатками» мы подразумеваем лишь пространственное распространение ледников, а не состав слагающего их фирна и льда. Полный оборот вещества в современных тяньшанских ледниках происходит за период в 150-250 лет; в масштабах общего периода регресса оле­денения это составляет небольшой промежуток вре­мени.

Инылчек представляет собой систему ледниковых потоков, в разных своих частях находящихся в раз­личных степенях взаимосвязи и взаимодействия, как бы соответствующих различным фазам регресса оле­денения. Изучение его может дать ценный материал для правильного представления истории развития оле­денения как в ее целом, так и по отдельным типам ледников. Нельзя не отметить, что изучение такого грандиозного, своеобразного и до некоторой степени уникального природного образования, каким является современный ледник Инылчек, имеет немалое обще­географическое значение.



  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет