В атмосфере страха «Политический процесс» и парламентские выборы в Чеченской Республике



жүктеу 1.25 Mb.
бет5/7
Дата02.05.2016
өлшемі1.25 Mb.
1   2   3   4   5   6   7
: 2005
2005 -> Список участников Абдуллаев
2005 -> К‡рделі зат есім
2005 -> Исследование зависимости чувствительности ядерной фотоэмульсии от энергии -частиц
2005 -> Большая советская энциклопедия
2005 -> -
2005 -> Тіршіліктану би­оло­гия

Глава 3 Противоправные методы ведения «контр-террористической операции» сотрудниками силовых структур

3.1. Захват заложников и использование служебного положения для реализации кровной мести

В 2004 и 2005 годах в рамках «контртеррористической операции» все в большей степени ставились под удар семью боевиков и лиц, подозреваемых в участии в формированиях ЧРИ. Отметим, что в чеченском обществе семейные связи остаются очень крепкими, и угроза насилия в адрес членов семьи является крайне действенным методом борьбы с противником. При этом использование этого метод представляет собой грубейшее нарушение законодательства РФ и международного права, построенных на принципах индивидуальной уголовной ответственности. «Анти-террористическая операция» в Чечне все в большей степени приобретает черты криминальной борьбы. Происходящее в республике даже отдаленно не напоминает попытки государства пресечь вооруженную активность сепаратистов в рамках существующего законодательства. В результате «чеченизации» конфликта, любой родственник человека, на том или ином этапе состоявшего в одном из отрядов ЧРИ, является потенциальной жертвой. При этом такому определению соответствует большинство населения Чечни, и сложившаяся ситуации только способствует затягиванию конфликта.




Захват заложников
В 2004 и 2005 годах все большее распространение получала практика взятия в заложники членов семей боевиков, для того чтобы заставить последних сдаться или в качестве коллективного наказания.43 Этот метод показал себя как эффективный, и с его применением связаны несколько важных «контртеррористических побед», например, сдача бывшего министра обороны ЧРИ Магомеда Хамбиева весной 2004 года (существует достоверная информация о том, что Хамбиев сдался после того, как около 40 его родственников оказалось в заложниках).

В течение полугода заложниками были и 7 родственников Аслана Масхадова. Их выпустили на свободу в конце июня 2005 года, через три месяца после его гибели в марте. Освобожденные заложники до сих пор не предавали гласности ни место своего содержания, ни информации о похитителях и тюремщиках. Дело Масхадовых имело огромный резонанс, но существуют далеко не единичные случаи взятия в заложников родственников реальных и предполагаемых боевиков, о которых широкой общественности неизвестно. Назвать даже предположительное число таких дел невозможно – многие семьи боятся говорить, и работа по мониторингу прав человека не охватывает всю территорию республики. Но очевидно одно – практика заложничества продолжает быть актуальной, затрагивает немало семей, и эта преступная тактика является одним из определяющих факторов для превалирующей в Чечне атмосферы страха.

Ниже приведены два примера захвата заложников, информация о которых была получена «Мемориалом» в октябре 2005 года (имена пострадавших изменены из соображений безопасности).

Случай захвата заложников в г.Грозный

В начале октября 2005 года, был освобожден Али (имя изменено), сорокадевятилетний житель Грозного после десятимесячного заточения в подвале на базе «кадыровцев» в г. Гудермес. Али был задержан неизвестными сотрудниками силовых структур вместе с женой и еще одной родственницей и вначале доставлен в незаконное место содержания в с. Центарой. Его жена была освобождена через пару дней, а сам Али оставался в Центарое в течение недели. Его жестоко пытали, в том числе электрическим током, а так же он стал свидетелем пыток и форсированных допросов многочисленных узников этой тюрьмы. Али утверждает, что в один из первых дней своего заточения видел Рамзана Кадырова, который лично пытал людей: крутил ручку «адской» машинки, и «разминал» мышцы, нанося им удары.

После этого Али был переведен в Гудермес, где и находился до момента освобождения в начале октября, в первый день священного месяца Рамадан. Некоторые из заключенных, которых Али видел в период своего заточения, были убиты или «исчезли».

Причиной похищения и пыток Али стала деятельность его сына, Хамзата (имя изменено). Хамзат вступил в ряды вооруженных формирований ЧРИ, но в 2003 году его захватили «кадыровцы», подвергли пыткам и угрозам, в результате которых Хамзат был вынужден вступить в их ряды. Впоследствии Хамзат был назначен командиром подразделения СБ в своем родном селе для выявления своих бывших товарищей, с тех пор он искал случай уйти от «кадыровцев».

В результате автомобильной аварии осенью 2004 года Хамзат получил тяжелые травмы и был отправлен на лечение в один из городов юга России. Оказавшись вне поле зрения «кадыровцев», Хамзат решил воспользоваться шансом и уехать из Чечни за границу.
Вероятнее всего, «кадыровцы» посчитали, что Хамзат вернулся к боевикам, и задержали всю его семью. В первый же день заключения они установили местонахождение Хамзата в Европе, но продолжали удерживать его отца, с целью вынудить Хамзата вернуться, запугать и наказать его близких.

Десять месяцев спустя Али освободили без документов, в связи с чем он опасается повторных задержаний в будущем. В заключении Али регулярно кормили, но за 10 месяцев лишь дважды отвезли в баню.



Случай захвата заложников в селе Курчалой
В ночь на 9 октября, в 1:50, в с. Курчалой сотрудниками неустановленного силового ведомства, подъехавшими на двух автомашинах марки «УАЗ» из своего дома, похищен Джабихаджиев Иса Дазаевич, 1955 г.р.
Похитители не представлялись, но прежде чем похитить Ису, они, по ошибке, зашли в соседний дом. Свидетели утверждают, что среди людей в масках был Лема Салманов, командир местных «кадыровцев», который, по законам обычного права, приходится кровником семьи Джабихаджиевых, после того как убил одного из сыновей Исы.44. Родственники Исы считают, что похищение связано с уходом второго сына Исы, Усмана, к боевикам в августе 2005 года. Усман, зная о кровной вражде с Салмановым, опасался, что если останется дома, окажется жертвой «кадыровцев». Видимо, пытаясь защитить себя от кровной мести, Салманов взял в заложники отца Джабихаджиева. На конец октября местонахождение Исы Джабихаджиева установить не удалось.
Дело Исы Джабихаджиева является наглядной иллюстрацией того, что конфликт в Чечне подогревается, с одной стороны, кровной враждой между семьями и индивидами и не имеет идеологической, политической или религиозной основы. Многие мужчины и молодые люди в Чечне вступают в ряды отрядов ЧРИ целью отправления личной мести отдельным представителям силовых структур или в надежде защитить себя от насилия со стороны силовых структур.


Использование служебного положения сотрудниками силовых структур для осуществления кровной мести
Используя власть, которой их наделили государство, чеченские силовики жестоко расправляются c отдельными людьми и целыми семьями. Приведенные ниже примеры ярко иллюстрирует атмосферу страха, в которую погружено чеченское общество.


1   2   3   4   5   6   7


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет