В этой книге представлены важные вехи жизненного пути лидера Исламской Революции



бет1/13
Дата01.05.2016
өлшемі1.84 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
К ЧИТАТЕЛЯМ

В этой книге представлены важные вехи жизненного пути лидера Исламской Революции1 имама2 Хомейни. (Да будет с ним милость Аллаха!)

Хотя описывать деятельность имама Хомейни и разбираться в его несравненной биографии - все равно, что вливать бесконечное море воды в один кувшин, мы все же рискнули осветить жизненный путь имама, ибо его почитатели из самых разных стран неоднократно просили нас дать краткий обзор его идеалов, трудов и знаменательных событий.

По той же причине мы воздержались от подробных воспроизведений документов или полных цитат, кроме случаев, когда это крайне необходимо. Мы постарались хотя бы кратко или вскользь обращаться к любому событию, связанному с именем имама Хомейни, а также объяснить великое озарение его светлости.

При описании событий из жизни имама Хомейни мы делали акцент на преимуществе очищения перед знанием, на бесспорную авторитетность его личных духовных качеств и научную компетентность на протяжении всей его блистательной жизни.

Имам Хомейни, глубоко познавший Ислам3, мужественно начал свой великий поход вместе с народом, дабы приблизиться к Богу. Оружие имама – перо, а слово его всегда было обращено против высокомерных угнетателей и их ставленников.

С величественным спокойствием имам Хомейни вступил на долгий путь просвещения народа, разъясняя мусульманам их святые обязанности. Веря в истинность своего пути, имам Хомейни на своем примере показал, как надо противостоять диктатуре: "Я приготовил свое сердце для штыков ваших агентов, но я никогда не пойду на то, чтобы согласиться с насилием".

В этой книге нами используется любая возможность для высказывания своих мнений и взглядов в соответствии с критериями и указаниями его светлости. И слава Всевышнему, что ныне мы являемся свидетелями распространения возвышенных идеалов имама Хомейни, и эта действительность пугает безбожников, которые бессильны противопоставить что-либо бескорыстным чувствам. Великий имам Хомейни успокоил своими божественными словами наши боли, наделил нас упорством и стойкостью на божественном пути.

Этот скромный труд поможет нам вспомнить идеи имама, облегчит нашу скорбь по Его Святейшеству и научит нас воплощать в жизнь его величественные уроки.

"Всем должно быть ясно, - завещал нам Хомейни, — что Ислам пришел для справедливого правления".


Хамид Ансари

ВЕЛИКОЕ ДВИЖЕНИЕ ПРОБУДИВШЕГОСЯ НАРОДА

Это был "День Каусара". В середине 1320 года хиджры по лунному календарю на древней земле персов родился ребенок, который позднее изменил судьбу страны и Исламского мира своей священной борьбой. Это он встанет во главе революции, против которой с самого начала дружно выступили мировые ведущие державы мира и враги свободы.

Но, слава Богу, до сих пор они терпели неудачи в своих усилиях побороть его великие деяния, его мудрость и провозглашенную им философию.

В этот день никто не догадался, что ребенок, которого будут знать, как имама Хомейни, восстанет против американского владычества, создаст свое Движение, отстоит независимость Ирана и достоинство Исламской "Уммы"5. Это имам Хомейни придаст новое дыхание истинной религии в эпоху, когда духовные ценности выродились совершенно.

20 джамади ас-сани - "День Каусара". После того, как дети благородного Исламского пророка (да благословит Аллах его и род его!) скончались, курейшитские политеисты воспряли и стали насмешливо утверждать, что потомкам пророка не выжить. Но именно тогда стали особенно важными слова Создателя: "Мы даровали тебе изобилие (ар. - Каусар). Поэтому помолись своему Господу и приноси жертвы, твоему врагу вечности не знать". В тот самый день нектар Руководства и Имамата хлынул на землю, и сама чистота и вера, Ее Святейшество Фатима-безгрешная родилась, чтобы судьба определила ее в супруги нашему Господину Али6, вечному имаму справедливости и гуманизма, и чтобы они вместе произвели потомство, которое дало одиннадцать звезд, чистых непорочных имамов7, показавших пример следования по великому пути спасения.

Потомство, чьи мир и война, чьи молитвы и безмолвие, чьи терпение, знание и сама жизнь, исполненная постоянной борьбой, болью и мученичеством, привели в конце концов к ожидаемому сокрытию, к священному откровению и доказательству, что слуги Бога не бросаются на произвол судьбы в периоды упадка, не запираются в лабиринтах времени и природы.

Более того, праведники и те, кто не сбиваются с пути, всегда идут за ведущим, и земля никогда не остается без знамения свыше. Период сокрытия8 начался, потому что борьба между добром и злом продолжается.

Поколение за поколением, нечистые поклонники маммоны и поклонники зла стоят в своем темном туманном строю, а на светлой равнине собрались правоверные и толпы плохо управляемых масс. Свет вдохновения пролился на мир, и Ислам, завоевав сердца добрых слуг Бога, распространился далеко на Восток, а чуть позже достиг и сердца Европы.

Возникла великая невиданная цивилизация, человечество стало свидетелем эволюции в области науки, культуры, искусств, появились и все признаки подлинной цивилизации, основанной на прочном фундаменте веры и добрых побуждений.

Пробудившийся интерес к спасительному посланию Пророка был столь глубоким и распространенным, что даже жестокость некомпетентных правителей не могли воспрепятствовать победоносному шествию истинной религии.

Европа гибла в огне средневекового варварства, а материалисты, правившие невинными слугами Господа, прятались за святым крестом, чтобы не дать словам посланника Божьего Иисуса Христа достичь непросвещенного мира.

По-видимому, средневековая церковная лавочка, лишенная духа проповеди Иисуса, навязавшая строгую цензуру мнений или инквизицию, что было позорнейшей страницей в истории человечества, не могла не потерять своего поступательного движения. К удивлению и сожалению, именно в то время, когда им (материалистам) захотелось покончить с религией последнего святого Пророка, в мусульманской среде разгорелась междоусобица, борьба за власть и развилось губительное схизматическое лицемерие.

Именно в это время ряд причин и факторов подготовил почву для научных и промышленных изменений в Европе, а распространение новых наук и технических достижений, в развитии которых Ислам сыграл решающую роль, дало возможность процветать инертному и примитивному европейскому обществу.

Правители и лидеры мусульманских земель соглашались с постыдной ролью слыть невежественными и отсталыми, они не принимали никаких мер, чтобы наверстать упущенное. В результате недруги становились все сильнее с каждым днем, богатели, и, к сожалению, многие Исламские территории вскоре превратились в колонии.

Несколько веков продолжалась ненавистная эпоха деспотизма власти и капитала, вызова Всемогущему Богу, открытого и тайного манипулирования судьбами Исламских краев.

В Иране монархические династии приходили к власти одна за другой. Несмотря на постоянное давление и угнетение трудолюбивого иранского народа, приверженца монотеизма, он долгий период оставался в авангарде Исламской цивилизации и культуры. Но монархическое иго и подрывная деятельность неоколониалистов приобрели новую окраску отныне враг появился на арене под новой личиной, выдавая себя за поборника прогресса. Предательство монархов Каджарской династии9, их попустительство английскому вмешательству в дела Ирана привело к самым болезненным последствиям.

Посольства колониальных держав занимались прямым диктатом, назначая и увольняя министров, придворных и военных. Именно в это исполненное унижений и боли время в результате постыдных соглашательств иностранцам уступили многие исконно иранские территории. В стране царили несправедливость и правительственная коррупция, отсутствовали безопасность и порядок.

Но иранцы даже в это трагическое время находили возможности, дабы выразить свой протест: декрет о бойкоте табачной компании, объявленный великим аятоллой Ширази10, реформистские призывы Сейеда Джамаладдина Асадабади11 и протесты улемов (мусульманских ученых) против британского колониализма в Иране и Неджефе, наконец-то, показали могущество Исламского духовенства.

Британское правительство, осознав, откуда исходит опасность, прибегнуло к антиклерикальной кампании, стараясь с помощью различных приемов и трюков, отделить религию от политики. Кроме того, масоны и прозападные элементы, корча из себя интеллектуалов, еще больше раздували пламя внутри страны. Шах Музаффараддин12, из династии Каджаров, не находя себе поддержки со стороны народа, все еще лелеял надежду, что его желания будут исполнены с помощью Англии, что было обычной постыдной практикой для многих Исламских государств.

ИМАМ ХОМЕЙНИ, ОТ РОЖДЕНИЯ И ДО ПЕРЕЕЗДА В КУМ
В такой обстановке 20 джамади ас-сани 1320 года хиджры по лунному календарю (30 шахривара 1281 года хиджры по солнечному календарю или 24 сентября 1902 года) родился ребенок в Хомейне, городке в центральной провинции Ирана, в благочестивой семье, от отца, получившего богословское образование, много путешествовавшего, потомка Ее Святейшества Фатимы аз-Захры. Ребенка назвали Рухоллой аль-Мусави аль-Хомейни.

Ребенок унаследовал выдающиеся способности предков, включая навыки к руководству людьми и к священным знаниям. Благородным отцом имама Хомейни был аятолла сейед Мустафа Мусави, современник покойного великого аятоллы Мирзы Ширази. После получения солидного Исламского образования за несколько лет, проведенных в Неджефе, и диплома, разрешавшего заниматься "фикхом" или мусульманским правоведением, отец имама Хомейни возвратился в Иран и стал религиозным наставником жителей Хомейна.

Когда Рухолле едва исполнилось пять лет, его отец, протестовавший против тирании правительственных агентов, в ответ на отстаивание им истины был убит по пути из Хомейна в Арак. Его семья отправилась в Тегеран. Приложив много усилий, мать сумела в конце концов встретиться с верховным канцлером Эйноддоуле и добиться у него приказа применить священный закон об отмщении, она настаивала на этом до тех пор, пока убийца не был казнен и правосудие не свершилось.

Так с раннего детства имам Хомейни испытал боль сиротства и постиг постулат о мученичестве. Его детские и юношеские годы прошли под надзором заботливой матери Бану Хаджар, которая сама происходила из образованной и благочестивой семьи, будучи внучкой аятоллы Хансари, а также благородной тети Сахибы-ханум, смелой и правдивой женщины.

С детства и ранней юности имам Хомейни, обладавший исключительными способностями, стал изучать арабскую грамматику и логику у своего старшего брата сейеда Мортазы, известного как аятолла Пасандиде (Одобряемый). Таким образом Хомейни получил значительную подготовку, достаточную для поступления в семинарию и включавшую знание мусульманского правоведения и основ Ислама. Он учился у таких преподавателей, как Ага Мирза Махмуд Эфтехар ол-Олама, Мирза Реза Наджафи Хомейни, Ага Шейх Али Мухаммад Боруджерди, Шейх Мухаммад Галпайгани, Ага Аббас Араки, но главным образом у своего старшего брата аятоллы Сейеда Мортазы Пасандиде. В 1920 году он поступил в богословскую школу в Араке.

ПЕРЕЕЗД В КУМ ДЛЯ ЗАВЕРШЕНИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И ПРЕПОДАВАНИЯ ИСЛАМСКИХ НАУК


Вскоре после переезда великого аятоллы Хадж Абдулкарима Хаери Язди13 в Кум14 в месяце раджаб 1340 года хиджры по лунному календарю (1921г.), имам Хомейни переезжает в Кумский богословский центр, где и завершил образование, прослушав курсы тамошних ученых. Он изучил объемный труд Мутаввали, посвященный риторике, под руководством покойного Мирзы Мухаммада-Али Адиба Техрани, завершив богословское образование под руководством аятоллы сейеда Али Ясриби Кашани, а также покойного аятоллы сейеда Мухаммада Таки Хансари. Фикх - мусульманское правоведение он постигал под надзором главы богословского центра в Куме аятоллы Хадж Шейха Абдулкарима Хаери Язди.

Изощренный и пытливый ум имама Хомейни не удовлетворился простым изучением арабских текстов, уроками правоведения и основ богословия. Он изучал и другие науки. Поэтому наряду с постижением правоведения и основ Ислама, он брал уроки по математике, астрономии и философии у покойного Хадж Абдулхасана Рафией Казвини и продолжал учиться дополнительно духовным наукам и мистицизму у покойного Мирзы Али-Акбара Хаками Язди. Он еще слушал лекции по просодии и рифмике, а также по Исламской и западной философии покойного Ага Шейха Мухаммада -Резы Масджид-Шахи Исфахани. Потом он слушал лекции по этике и эрфану (гностицизму) покойного аятоллы Хадж Мирзы Джаваде-Малеки-Табризи. Теоретический и практический эрфан в течение 6 лет он проходил под руководством покойного аятоллы Ага Мирзы Мухаммада-Али Шахабади.

В 1929 году имам Хомейни женился на дочери аятоллы Сакафи Техрани, одного из выдающихся кумских теологов. От этого брака родились два сына и три дочери.

После кончины великого аятоллы Хаери Язди усилиями имама Хомейни и других представителей духовенства Кума великий аятолла Боруджерди15 прибыл в Кум и стал во главе тамошнего богословского центра.

К этому времени имам Хомейни был признан авторитетным педагогом и правоведом, специализирующимся в "фикхе", юриспруденции и догматике, философии, мистике, эрфане, этике. Его аскетизм, благочестие и ревностность были очевидны как для элиты, так и для мирян. Именно такая похвальная характеристика, заслуженная годами смирения и религиозного аскетизма, познания догм, концепций мистицизма, которыми он неукоснительно руководствовался в своей личной и общественной жизни, и была присуща Его Святейшеству в проведении политики сохранения независимости богословских центров, роста могущества духовенства, сохранении суверенитета религии, как единственного прибежища для народа в те грозные дни.

Имам Хомейни не щадя сил служил идее возрождения богословского центра в Куме, оставаясь прочной опорой великих аятолл Хаери и Боруджерди.

Когда аятолла Боруджерди скончался, среди студентов-богословов, мусульманских ученых и вообще в мусульманской общине создалось мнение, что именно имаму Хомейни следует принять высший сан марджа ат-таклид ("объект для подражания"), но Хомейни остерегался всего, что могло бы быть истолковано как проявление честолюбия и карьеризма. Он всегда советовал своим ученикам избегать честолюбивых помыслов и не заниматься пустяшным самовыражением.

В то время, когда сознательные люди Исламского общества становились на его сторону, как предвестника подлинного исконного Ислама, и видели в нем отражение своих надежд, имам нисколько не изменил своим принципам, часто повторяя: "Я считаю себя слугой и солдатом Ислама".

Именно этот великий человек ответил: "Ничего!",- когда его спросили, что он испытывает в эти триумфальные часы, по возвращении на родину 12 бахмана 1357 года (1 февраля 1978 г.), когда десятки миллионов человек встречали его как своего вождя и имама.

Корреспондент, задавший вопрос, рассчитывал, наверно, что, как все политические деятели, имам Хомейни будет крайне взволнован, увидев такую встречу и знаки внимания. Но ответ имама показал, что он человек других убеждений. Имам Хомейни, как он часто повторял, считал угождение Богу и исполнение долга критерием всех своих дел и поведения, и его деяния были ничем иным, как осуществлением священных обязанностей.

Следовательно, для него, действовавшего во имя Божье, власть или заключение в тюрьму и изгнание не имели значения. В сущности, несколько десятилетий, предшествовавших его триумфальному возвращению, он был погружен в мистические размышления, оставив мир и все мирское, ступив на путь самозабвения и единения с Господом. Видимо, лучшим и самым разумным ответом на этот вопрос было стихотворение, сочиненное самим имамом:

"Выбирая Убежище, куда нет хода никому,

Сердце возлагает Надежды на судьбу любую и больше ни на что".

Многие годы почтенный имам Хомейни преподавал "фикх", юриспруденцию и догматику Ислама, мистику и Исламскую этику в кумских семинариях, включая Фейзие, мечеть Азам, мечеть Мухаммадия, семинарию Хадж Муллы Садека, мечеть Салмаси и т.д.

Он блестяще читал лекции по "фикху" и знанию Ахл-е-Бейт (рода Пророка) в течение 14-ти лет в мечети шейха Ансари в Неджефском богословском центре.

Это в Неджефе имам Хомейни впервые включил в свои лекции по "фикху" теоретические основы Исламского правления. Слушатели объявили его лекции и занятия в классах заслуживающими наибольшего доверия из всего, что преподавалось в Неджефском богословском центре.

Порой его лекции посещали до 1200 слушателей, среди которых были десятки авторитетных правоведов, которые извлекали пользу из толкования имамом мусульманской юриспруденции и догматики.

Это благодаря наставлениям имама Хомейни получили образование сотни, а если учитывать всю его преподавательскую деятельность, тысячи ученых, каждый из которых в настоящее время стал светилом одного из богословских учебных заведений. Сегодняшние правоведы, "моджтахиды" и выдающиеся гностики были студентами имама Хомейни в Куме или других центрах знания. Такие выдающиеся мыслители, как великий ученый мученик Мутаххари18 и угнетенный мученик Бехешти17, испытывали гордость, черпая мудрость у своего учителя имама Хомейни. Сегодня выдающиеся духовные лица, возглавляющие Исламскую революцию и гражданское руководство строя Исламской Республики, все получили образование в школе "фикха" и политики имама Хомейни.

Учитывая масштабность научной школы имама Хомейни в самых различных отраслях знаний, к этой теме мы вернемся чуть позже.

ИМАМ ХОМЕЙНИ В ТВЕРДЫНЕ ПРОТЕСТА И БОРЬБЫ

Дух борьбы и джихада (похода) по пути, указанному Господом, уходит корнями в религиозное образование имама Хомейни, в его семейное окружение и в социально-политические условия всей его жизни.

Борьба началась, когда он был еще юношей, и сопротивление постепенно становилось все более упорным по мере того, как наступала зрелость духовная и научная, с одной стороны, а с другой - причину следует искать в эволюции социально-политических условий в Иране и Исламском обществе.

В годы 1340-1341 хиджры по солнечному календарю (1961-1962 гг.) споры о городских и провинциальных советах13 представили возможность имаму Хомейни стать лидером духовенства. Таким образом, всеобщий протест духовенства и иранского народа 5 июня 1963 года или 15 хордада 1342 года солнечной хиджры, отличался двумя знаменательными чертами: руководящей ролью имама Хомейни и всеИсламскими лозунгами, девизами и целями движения. Это была новая страница в борьбе иранского народа, ставшая впоследствии известной миру, как Исламская Революция.

Имам Хомейни родился в то время, когда Иран переживал один из труднейших периодов своей истории. Так называемое Конституционное движение19 сходило на нет из-за махинаций английских агентов при дворе Каджаров, а также из-за внутренних трений и предательства некоторых прозападных интеллектуалов. Несмотря на то, что духовенство играло ведущую роль в этом движении, оно было отстранено от него обманным образом, и вновь во власти утвердилось диктаторское правительство.

Клановый характер Каджарской монархии и бесплодность правителей, породили социально-экономический хаос в стране. Ханам и бунтовщикам развязали руки, подорвав безопасность населения. Создались условия, при которых единственным защитником народа назвали духовенство. И потому семье имама Хомейни пришлось долгое время скитаться.

Имам Хомейни описывал свои впечатления времен Первой мировой войны, когда ему было 12 лет, такими словами: "Я помню обе мировые войны. Я посещал начальную школу. Мне приходилось видеть иностранных солдат в центре Хомейна. Во время Первой мировой войны на нас часто совершали налеты".

Имам, припоминая имена ханов и бунтовщиков, которые грабили людей и насиловали женщин, говорил: "Я воевал с детства... на нас совершали налеты банды Зулки и Раджабали20, а у нас у самих были винтовки. Еще в первые годы моего сиротства мы приходили на огневые позиции и помогали отражать нападения негодяев и грабителей..."

А вот еще одно воспоминание имама: "Мы обычно строили укрытия, когда бывали в Хомейне. У меня тоже была винтовка, хотя я был ребенком. Годам к 16—17 нам дали винтовки и научили ими пользоваться. Из укрытий мы могли отражать нападения. Всюду царил хаос. Центральное правительство демонстрировало свое бессилие. Как-то городок Хомейн захватили, но народ отбился от грабителей. Люди ходили с оружием, и мы, дети, им помогали".

Переворот, совершенный 3 эсфанда 1299 года (1920 г.) Реза-ханом Мир-Пандж21, согласно достоверным историческим документам, был подготовлен и поддержан англичанами. Хотя он покончил с правлением Каджаров и до некоторой степени ограничил средневековую систему самоуправства отдельных ханов, возникла такая диктатура, при которой тысяча семей определяла судьбу угнетенного народа, а семейство Пехлеви совершало то же самое, чем были знамениты бывшие ханы и бандиты-бунтовщики.

Во время своего двадцатилетнего правления Реза-хан захватил более половины плодородных земель Ирана и официально оформил документы на право владения ими. Он создал организацию, более мощную, чем обычное министерство, предназначенную для управления и охраны специальных шахских поместий. Под его нажимом марионеточный меджлис принял ряд законов, позволивших шаху забрать земли, подаренные верующими для религиозных нужд.

Рассказы о шахских поместьях и драгоценностях, о присвоении коммерческих фирм и целых промышленных отраслей Реза-ханом составляют большую часть биографий, написанных его друзьями и врагами. Внутренняя политика Реза-хана стояла на трех китах: "грубая и наглая полиция и военное правление", "тотальная борьба с религией и духовенством" и "вестернизация".

В подобных условиях иранское духовенство, которое после событий Конституционного движения постоянно подвергалось гонениям со стороны тогдашних правительств, а также нападкам подкупленных интеллектуалов, принимало все меры, чтобы защитить Ислам и себя. По приглашению улемов Кума туда переехал из Аракса великий аятолла шейх Абдулкарим Хаери, а вскоре и имам Хомейни, который, благодаря своим исключительным способностям, завершил предварительную подготовку в богословских школах Хомейна и Арака и принял активное участие в укреплении возрожденного богословского центра в Куме. Вскоре Хомейни уже называли выдающимся ученым в областях мистики, юриспруденции и философии.

Как указывалось, в смутные времена сохранение духовенства и "Марджаята" или высшего религиозного авторитета было насущной необходимостью в борьбе с посягательствами Реза-хана и его сына. Поэтому почтеннейший имам Хомейни, несмотря на несогласие со взглядами аятолл Хаери и Боруджерди относительно характера оппозиции, а также роли духовенства, постоянно оставался стойким защитником прерогатив высших авторитетов.

Имам Хомейни всегда пристально следил за развитием политической и социальной обстановки. Утвердившись на троне, Реза-хан в ранние годы своего правления задумал и начал осуществлять амбициозную программу по уничтожению Исламской культуры в иранском обществе. В дополнение к цензуре высказываний духовенства, специальным циркуляром отменили и траурные церемонии в память о замученных праведных имамах. Религиозные проповеди были запрещены также как и изучение основ религии и Корана в школе. Начал Реза-хан и предварительные переговоры относительно запрета на ношение хиджаба иранскими мусульманками.

Еще до того, как Реза-хан довел до общественности свои планы, духовенство разоблачило его закулисную политику и выступило с протестами.

В 1306 году (1927 г.) ревностное духовенство Исфахана во главе с аятоллой Хадж Агой Нуруллой Исфахани демонстративно переехало в Кум, чтобы найти там убежище. Этот шаг поддержали улемы и других городов. 105-дневное пребывание в Куме привело к притворному отступлению Реза-хана и премьер-министра Мохберос-Солтана, они согласились с требованиями бежавших улемов. Правда, в декабре 1927 года агенты Реза-хана подло убили одного из зачинщиков акции протеста.

Вышеупомянутый случай предоставил возможность настроенному по-боевому студенту-богослову по имени Рухолла Хомейни поближе познакомиться с тактикой протеста, объективно оценить шансы духовенства в борьбе с шахом самодуром. Во время Новруза 1306 года (1927 г.) схватка между Реза-ханом и аятоллой Бафаки привела к осаде Кума воинскими подразделениями и высылке аятоллы в Рей. Это событие и ему подобные, а также выступление в меджлисе знаменитого священнослужителя, депутата аятоллы сейеда Хасана Модарреса22 произвели неизгладимое впечатление на имама, сильно принимавшего все трагические события близко к сердцу.




Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет