В компании «Альпари» работает с момента основания с 1998 года



жүктеу 138.11 Kb.
Дата28.04.2016
өлшемі138.11 Kb.
:
Автор - Ведихин Андрей Викторович, CEO и соучредитель компании Alpari (UK) Limited. Родился 25 сентября 1975 года. В 1997 году окончил с красным дипломом экономический факультет Казанского государственного университета. Учился в аспирантуре. Кандидат экономических наук. Тема диссертации — «Государственный долг как фактор макроэкономического развития».

Опыт работы на российских финансовых рынках — с 1995 г., на рынке FOREX — с 1998 г. В настоящее время постоянно проживает в Лондоне. Занимается разработкой стратегии развития Alpari (UK) Limited. Имеет сертификат Financial Services Authority (FSA): Unit 1 и Unit 3. Автор книги «FOREX от первого лица» и множества научных публикаций.

Женат. Двое детей (дочь и сын). Хобби: программирование, английский язык, дегустация сыров. Несколько лет назад создал блог «Интернет - трейдинг на форекс для начинающих».

В компании «Альпари» работает с момента основания — с 1998 года.


В цикле своих статей, начиная с этого номера, я предложу читателю анализ современного состояния российского финансового рынка, взглянув на него несколько со стороны. Дело в том, что в последние годы слово “форекс” стало ругательным в России. В какой-то степени даже стало опасно говорить, что ты сотрудник форексной компании – могут не понять.

За угасанием репутации отечественного форекса я слежу на протяжении последних 11-ти лет, правда, последние четыре я года я смотрю на это со стороны – из финансовой столицы мира, Лондона. На моих глазах одновременно происходит две тенденции: форекс становится более популярным в странах, в которых сильно развита законодательная база по этому вопросу (например, Англия, Германия и т.д.), и, в то же время, репутация отрасли стремительно сходит на нет в странах, где деятельность форексных компаний не регулируется совсем (Китай и Россия). Мне легко говорить об этой тенденции, т.к. компания, генеральным директором которой я являюсь, имеет офисы в этих странах: Англия, США, Германия, Китай, Индия, ОАЭ и др., и об этих тенденциях я знаю не понаслышке.

То, что сейчас происходит в России, имеет много общего с похожими процессами в Китае. Индия в этом вопросе немного отстает от России и Китая, а для ОАЭ большинство проблем уже осталось в прошлом.

Но, прежде чем перейти к рассмотрению мирового опыта, давайте попробуем приоткрыть завесу над российскими дилинговыми центрами. Заглянем в те двери, на которых для обычного клиента-трейдера написано «Посторонним вход воспрещен».

Форекс: «сделано в России»

Дилинговый центр – это компания, которая оказывает услуги на рынке форекс. Данное название распространено только на территории постсоветского пространства. За рубежом подобные компании называются Forex Broker/Dealer (форексный дилер/брокер). О том, в чем отличие между дилером и брокером, я расскажу чуть позже.

За последние годы количество дилинговых центров в России выросло экспоненциально. Попытка гуглить по слову «форекс» показала, что в России никак не меньше сотни компаний оказывают населению услуги на этом рынке. Неужели так легко создать компанию, предоставляющую «прямой доступ к мировому рынку обмена валют»? Да, легко и недорого, если только не делать главного – не подключаться к тому самому «мировому рынку»:

заказываем дизайн веб-сайта студенту;

крадем контент для своего сайта у конкурентов;

покупаем самую популярную и, на мой взгляд, лучшую в мире ритейлового форекса платформу Метатрейдер 4 (которая, на удивление, стоит совершенно недорого);

покупаем оффшорную компанию на «банановых островах»;

крадем текст договора и регламента торговых операций у одного из лидеров отрасли и;

идем спамить на форексные форумы в надежде привлечь клиентов.

Наличие офиса на начальном этапе необязательно – контакты через почту, ICQ, Skype и упоминания о том, что «компания была создана 20 лет назад группой профессиональных трейдеров», придают достаточно надежности новорощенному участнику мировых финансовых рынков в глазах неискушенного потенциального клиента, соблазненного сказочными торговыми условиями и обещаниями быстрых доходов.

В большинстве случаев достаточно всего 50,000 долларов для того, чтобы создать свой дилинговый центр. Но достаточно ли будет этого, чтобы этот бизнес стал успешным? Нет. Дело, построенное на обмане, не имеет долгосрочных перспектив.

Российский форекс: антология обмана

Одной из самых распространенных уловок нечистоплотных форексных компаний является публикация объявлений о приеме на работу. На этапе собеседования жертве предлагается для начала пройти двухнедельное платное обучение. После этого сдается тест на «проф.пригодность для работы в международной компании». Тест обычно сдают единицы. После повторного обучения и очередного «провала» жертве поступает предложение о «работе» уже не в качестве служащего, а клиента...

У многих, обратившихся в подобную компанию по объявлению о приеме на работу, своих свободных средств, как правило, нет. Поэтому им советуют продать квартиру (машину, дачу) или же занять деньги у знакомых, друзей и родственников. Их убеждают в том, что за неделю несложно гарантированно зарабатывать несколько тысяч долларов и что на первых порах им будут помогать в принятии торговых решений сотрудники этой компании. На деле вся помощь заключается в постоянных постулатах типа «..подожди немножко, я сейчас заработаю 1000 долларов за 10 минут и подойду...» или «быстрее открывай позицию, а то рынок уходит». А если сделка убыточная, то «жди, все развернется, у меня позиция в том же направлении». Никаких советов по разработке торговой тактики или анализу рынка, обычно, не оказывается.

Неудивительно, что вскоре все деньги оказываются проигранными, а в душе остается неприятный осадок и подозрение в том, что тебя обманули, а деньги остались в этой «международной компании» и ни на какой международный рынок форекс они не выводились. Остается к этому прибавить отчаяние, которое появляются сразу же после осознания, что квартиру (машину, дачу) уже не вернуть и долги, да еще и с огромными процентами, занятые у родственников и друзей, возвращать в общем-то и нечем – и вот еще одна человеческая судьба оказывается поломанной.

«Бесплатный сыр бывает только в мышеловке» - об этом не стоит забывать даже тогда, когда предложение «международной компании», на первый взгляд, не несет никаких видимых рисков. Если вам предлагают поуправлять чужим счетом на 5,000 долларов, то не поленитесь внимательно прочитать договор. С большой вероятностью вы обнаружите там пункт, написанный мелкими буквами, согласно которому вы можете проиграть максимум 1,000 долларов, но если ваш проигрыш составит бОльшую сумму, то сумму превышения вы обязаны будете покрыть из собственного кармана.

Будьте всегда внимательны и старайтесь не попадать в подобные ловушки, подстроенные компаниями, деятельность которых имеет очень отдаленное отношение к форексу, а мировой финансовый рынок выступает лишь прикрытием для их нечистоплотной деятельности. Никогда не поддавайтесь эмоциональному порыву отдать деньги в управление под «гарантии» сумасшедших процентов. Если обещается больше 1% в месяц, то существует большой риск больше не увидеть своих денег. Это может произойти в двух случаях:

или вы стали жертвой классической финансовой пирамиды – в этом случае ваши деньги вообще никуда не инвестируются, а лишь используются для выплаты процентов другим вкладчикам;

или же вы станете жертвой неудачных торговых решений в самом ближайшем будущем. Формулы «чем выше доходность, тем выше риск» еще никто не отменял. Если вам обещают большие проценты, значит, будет использоваться очень рисковая торговая стратегия, чтобы их заработать. А это, в свою очередь, означает, что через неделю, месяц или квартал последует ошибка, в результате которой вы можете потерять не только заработанную ранее прибыль, но даже и первоначальный депозит.

Неужели настолько все безнадежно и все, кто занимается форексом, обречены на неудачу и проигрыш денег? Сколько процентов клиентов проигрывают и есть ли выигрывающие? В чем причины неудач? Как стать успешным трейдером и обеспечить себе безбедное существование на многие годы? Свою версию ответа на эти вопросы я изложу в следующей статье цикла.

2/

Брокер или дилер?

Рынок форекс является OTC (Over The Counter). Это означает, что нет одного физического места (например, биржи), где происходит торговля валютами, так как процесс совершается одновременно между многочисленными участниками. Сделки могут совершаться как между двумя банками, так и между форексным брокером и банком, между клиентом и самой форексной компанией и т.д.

Во всех случаях одна сторона предлагает свои цены другой. Если они удовлетворяют вторую сторону, то сделка заключается. Этот простой процесс достаточно полно описывает так называемое «дилерство» (или «маркет-мейкерство») на международном валютном рынке. Форексная компания формирует поток своих котировок, базируясь на данных информационных систем или своих контрагентов, предоставляет их своим клиентам, выступая второй стороной по сделкам. То есть, если трейдер покупает, фирма продает. И наоборот. Если клиент проигрывает, то компания, напротив, выигрывает. В ситуации, когда организация не хеджирует хотя бы часть позиций на внешнем контрагенте (например, банке или другой форекс-компании), она становится заинтересована в проигрыше своих клиентов. Тогда нечистоплотные компании могут задействовать целый ряд уловок для уменьшения прибыли выигрывающих трейдеров и увеличения убытков проигравших.

Понятно, что подобными уловками занимаются те, для кого форекс является лишь ширмой, прикрывающей их мошенническую деятельность, или же неопытные новички, физически не обладающие возможностью хеджировать сделки клиентов (из-за недостатка собственного капитала и необходимых технологий или отсутствия наступившего «прозрения», что не все клиенты проигрывают). Подобные молодые компании не имеют никакой репутации в форексном сообществе или же она сильно «подмочена». Своих потенциальных клиентов они пытаются найти среди подобных себе новичков, предлагая крайне заманчивые торговые условия и обманывая на каждом шагу. Не обладающие достаточным опытом начинающие трейдеры не читают форумов, в противном случае, они бы никогда не открыли счет в подобных компаниях.

Лучше отнестись к данному выбору более профессионально и открыть счет в одной из тех компаний, которые предоставляют услуги форекса уже много лет, накопили огромную клиентскую базу, создали необходимые технологии для хеджирования и качественного обслуживания своих клиентов. В таком случае, риски потерять свои деньги по их вине стремятся к нулю.

Если вы хотите на 100% быть уверенными, что ваш контрагент имеет выход на реальный международный рынок форекс, то хорошо бы убедиться, что в группе присутствует организация, имеющая лицензии в Великобритании, США или других странах с развитым финансовым законодательством. Без лицензии FSA или NFA (или аналогичных по степени регулирования) практически невозможно работать напрямую с крупнейшими междуродными банками – маркет-мейкерами этого рынка. Но об этом я расскажу ниже.

Российских компаний, удовлетворяющих этим требованиям, всего несколько. Является ли наличие лицензии FSA или NFA признаком того, что перед вами брокер, а не дилер? Нет. Большинство форексных компаний (даже за рубежом) являются дилерами. При этом, большинство из них давно научились правильно и эффективно управлять своими рисками, поэтому совершенно не заинтересованы в проигрыше своих клиентов.

В последние годы для каждого маркет-мейкера, работающего с ритейловским клиентом, стало традицией иметь в наличии специальные торговые счета, по которым гарантируется переход всех клиентских ордеров напрямую на мировые банки, т.е. по этим счетам компания выступает в качестве форекс-компании.

Таким образом, различие между маркет-мейкером (дилером) и форекс-компанией заключается в том, что последний все клиентские ордера хеджирует на внешних контрагентах. Повторюсь, что большинство западных и крупнейших российских компаний эффективно снижают подобные риски. Таким образом, потенциальный конфликт между клиентом и дилером («прибыли клиента = убытки маркет-мейкера») перестает существовать.

С точки зрения английского и американского законодательства, обе формы ведения бизнеса признаются этичными и имеют право на существование. Брокер несет, как правило, меньшие риски, чем маркет-мейкер, поэтому законодательство Великобритании и США устанавливает более высокие требования к минимальному собственному капиталу для форексных дилеров.

Я упомянул ранее, что некоторые молодые российские форексные компании периодически используют нечистоплотные приемы «отъема денег» у клиентов, бросая тень на всю отрасль в целом. Для борьбы с такими формами мошенничества существует множество способов. Например, в Англии есть два правила: Best Execution («лучшее исполнение») и Treat Customers Fairly («обслуживать клиентов по справедливости»). Согласно первому, компания должна предоставить клиенту лучшие цены и условия исполнения, доступные для нее от внешних контрагентов. Согласно второму, гарантируется, что:

• обслуживание клиентов осуществляется на справедливой основе. Им предоставляется высококачественный сервис;

• услуги / продукты компании подбираются клиенту исходя из его задач, финансового положения, опыта и аппетита к риску;

• клиенту предоставляется вся необходимая информация до открытия счета, а также в процессе обслуживания;

• торговые рекомендации даются компанией с учетом материального состояния клиента и его предрасположенности к риску;

• существующему клиенту не ставятся никакие барьеры, если он хочет отказаться от использования сервиса, сменить брокера, подать жалобу и т.д.

Финансовый регулятор в Великобритании , FSA (Financial Services Authority), внимательно следит за тем, чтобы английские компании детально соблюдали эти два правила. В случае если клиент считает, что его права были ущемлены, он имеет право обратиться в Financial Ombudsman Service (орган, который занимается разбором претензий клиентов финансовых организаций).

Все, что было сказано ранее, носило достаточно пессимистический характер, но, возможно, теперь потенциальный клиент задумается при выборе брокера для открытия счета и торговли на рынке форекс. При этом, данная статья не была бы полной без рассказа о построении бизнеса в западной компании, где я являюсь генеральным директором. О том, можно ли действительно заработать на форексе и что происходит за кулисами у западного форекс-дилера/брокера, я расскажу в следующей статье цикла.

3/

форекс для начинающих».

В компании «Альпари» работает с момента основания — с 1998 года.


За кулисами у западного форекс-дилера/брокера

Для того чтобы получить прямой доступ к банковской ликвидности, западные компании заключают соглашение с одним или несколькими прайм-брокерами (Prime Broker) и с десятком топовых мировых банков (Execution Banks).

Например, компания, в которой работаю я, заключила договоры с прайм-брокером – ведущим мировым банком и подключила более 10 провайдеров ликвидности: UBS, Citigroup, Bank of America, Barclays Capital, Goldman Sachs, Deutsche Bank, Morgan Stanley, Lava, Currenex, Hotspot FX и др.

Основное предназначение прайм-брокера заключается в том, что форексная компания депонирует у него несколько десятков миллионов долларов (минимальный депозит для такого рода услуг) и получает возможность торговать с любым количеством топовых банков. При этом он выступает финансовым гарантом по этим сделкам перед Еxecution banks. Рассмотрим пример, как это происходит на практике.

Форексная компания получает котировки от ведущих мировых банков в режиме реального времени по FIX-протоколу (общепринятый в финансовой отрасли протокол обмена сообщениями). Далее она передает котировки без изменения своим клиентам или же создает свой поток на базе банковских (например, показывает средневзвешенную цену на 5 миллионов евро/доллар). Когда клиент хочет совершить сделку, его ордер вначале поступает на сервер компании. Если он должен быть захеджирован на внешнем контрагенте, то сервер выбирает банк с наилучшей ценой по данному инструменту и посылает туда ордер по FIX-протоколу. Данный финансовый институт подтверждает сделку, после чего банк и форексная компания посылают отчет о ней (give up) прайм-брокеру, который убеждается, что информация совпадает, и создает позицию на торговом счете форексной компании.

В результате имплементации бизнес-модели «прайм-брокередж» выигрывают все три стороны: execution bank, prime broker и форексная компания.

Execution bank получает новый бизнес и не несет никаких финансовых рисков, так как гарантом по сделкам форексной компании выступает прайм-брокер. А последний взимает за «хлопоты» комиссии, к тому же получает депозит в несколько десятков миллионов долларов. Кредитный риск для него минимален, так как:

1) форексная компания обладает «приличной» лицензией (FSA или NFA) и регулятор тщательно следит, чтобы у нее всегда было достаточно собственных средств для ведения бизнеса;

2) прайм-брокер сам провел тщательное изучение бизнес-процессов форексной компании и убедился в том, что риски мониторятся и управляются настолько эффективно, что кредитный комитет банка дал «добро» на подписание договора;

3) депозит в несколько десятков миллионов долларов служит залогом того, что все финансовые обязательства будут погашены в срок.

Форексная компания также выигрывает от подобной бизнес-модели, так как получает возможность подключить несколько десятков провайдеров ликвидности, разместив гарантийный депозит только у прайм-брокера. Евро, купленные у Дойчебанка, и евро, проданные у UBS, будут неттинговаться, то есть взаимно компенсироваться по обязательствам и активам. Такая операция позволяет достичь экономии на транзакционных издержках и маржинальном обеспечении. Это позволяет в момент совершения сделки всегда выбирать банк с наилучшей ценой.

Открыть счет у прайм-брокера оффшорной компании с банановых островов не получится, так как существуют обязательные условия – лицензирование в приличной юрисдикции, несколько десятков миллионов долларов США в качестве собственных (а не клиентских) средств и полная прозрачность бизнеса (начиная с процессов и заканчивая учредителями). Еще одно условие – минимальные месячные обороты с банками не менее 10 млрд долларов США в месяц. Меньшие обороты не покрывают издержек на обслуживание счета и невыгодны финансовому институту.

О том, можно ли маленькие сделки хеджировать на крупнейших мировых банках, и многом другом я расскажу в следующей статье цикла.

4/
Можно ли заработать на форексе?

Бытует мнение, что 100% трейдеров в России проигрывают деньги на форексе. Я специально акцентировал внимание именно на нашей стране, т.к. во всем мире этот рынок является одним из самых популярных, пригодных как для инвестирования, так и получения спекулятивных доходов. Непросто встретить людей, например, в Западной Европе, считающих форекс обманом.

По статистике одного из крупных форексных операторов, в марте 2010 года 26% их клиентов в России заработали, а капитал 71% пользователей остался примерно на одном уровне (разница составила не более 100 долларов США).

Почему же люди иногда проигрывают на этом рынке? В рекламе доморощенных дилинговых центров на первое место всегда выводится легкость получения дохода. Часто делается акцент на том, что никаких специальных знаний для успешной торговли не нужно. Двухнедельные курсы заполнят все пробелы в опыте и после их прохождения даже Джордж Сорос станет завидовать доходности новоиспеченного трейдера.

По странному стечению обстоятельств мало кому приходит в голову, почему, например, чтобы стать высококлассным хирургом, человек должен сначала учиться 7 лет в университете, 2 года тренироваться на трупах и 3 года подавать скальпель, прежде чем его допустят к самой простой операции. Почему юрист должен учиться много лет перед тем, как ему доверят его первое дело? Почему же тогда люди считают, что двухнедельных курсов будет достаточно для достижения уровня знаний и опыта упомянутого Джорджа Сороса?

В тех странах, где финансовое законодательство очень развито, регулятор уделяет колоссальное внимание правилу suitability (прим: suitability – в переводе с английского «пригодность», «уместность»). Прежде чем открыть счет, брокер обязан убедиться, что клиент обладает достаточными знаниями и опытом для торговли на этом рынке, а также, что инвестируемая сумма (в случае проигрыша) не будет слишком значительной в семейном бюджете, то есть, ее потеря кардинально не изменит жизнь трейдера и его семьи.

В результате, в лондонском метро вы никогда не увидите плакаты форексных брокеров, т.к. большинство из тех, кто их прочитает, не смогут пройти тест на «suitability» и счет им все равно не откроют. Английские компании размещают свою рекламу в тех местах, где сосредоточены их потенциальные клиенты (люди с опытом трейдинга на финансовых рынках): в газетах типа Financial Times, на Bloomberg TV и др.

Таким образом, зарабатывать, торгуя на рынке форекс, можно. В том числе, и в России. Просто этому, как и любому другому делу, надо сначала учиться - и на получение необходимого опыта уйдет гораздо дольше двух недель. Однако, даже при безупречности ваших торговых решений, все-таки существует риск потерять деньги, когда выбранная компания ведет себя нечистоплотно.

Можно ли маленькие сделки хеджировать на крупнейших мировых банках?

Еще несколько лет назад минимальный объем сделки, который были готовы принять мировые топовые банки, измерялся миллионами. Причин этому было несколько: расцвет алго-трейдинга (прим.: алго-трейдинг - автоматическая торговля; торговые решения принимаются торговым роботом – «черным ящиком», если существуют возможности для арбитража, или на основе информации, полученной электронно, с целью опередить трейдеров, торгующих вручную; нередки попытки играть на отставании котировочного потока (latency) или неспособности торговых серверов быстро обрабатывать клиентские ордера в условиях экстремальной волатильности) только начинался. Институциональные клиенты приносили больше прибыли, чем головной боли. Спрэды были выше, а затраты на использование продукта Harmony (от компании Traiana) для осуществления give ups (give ups – подтверждения о совершенной сделке, посылаемые форекс-брокером и банком (второй стороной в сделке) прайм-брокеру форекс-брокера) были таковы, что небольшие сделки были просто невыгодны.

Постепенно алго-трейдинг набирал обороты, институциональные клиенты стали приносить больше проблем, чем прибыли, и банки обратили внимание на розничный форекс. Ритейловский поток ликвидности является абсолютно рандомным (случайным) и «нетоксичным» (в сравнении с алго-трейдингом). Большинство ордеров неттингуется друг с другом, т.е. взаимно компенсируются по обязательствам и активам. Банки сразу же почувствовали свою выгоду. Их технологии уже позволяли принимать и обрабатывать сделки любого объема и в любом количестве. Дело оставалось за малым – компанией Traiana.

В прошлом году она выпустила продукт под названием Harmony NetLink. Основная его функция – агрегировать множество маленьких сделок в несколько больших, как раз для осуществления вышеупомянутых give ups. Это позволило значительно уменьшить себестоимость одной сделки, и теперь те финансовые институты, которые являются частью Harmony NetLink, могут принимать от клиентов сделки любого размера – хоть одну единицу базовой валюты. На данный момент 5 ведущих мировых банков являются частью NetLink, а еще несколько находятся на разной стадии интеграции. Один из мировых банков уже даже создал свой собственный агрегатор для обслуживания ритейловского потока ликвидности.



О том, как описанные процессы могут отразиться на мировом форексе и на российском рынке, в частности, и сможет ли Москва стать финансовой столицей мира к 2020 году, я расскажу в следующей статье цикла.


Ведихин А.В. «Коммерсант.ru» от.22,06,2010-13,07,2010



©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет