В национальной опере поставили "Бал-маскарад"



жүктеу 28.7 Kb.
Дата28.04.2016
өлшемі28.7 Kb.
: rdonlyres -> F99F08F4-09ED-4C73-A1B2-9759D0D9B7F1
rdonlyres -> Техническа спецификация
rdonlyres -> Техническа спецификация
rdonlyres -> Ценовопредложени е
F99F08F4-09ED-4C73-A1B2-9759D0D9B7F1 -> День украины возвращение романтизма


УКРАИНА   № 95 от 09.06.2008, ПН

Джузеппе Верди подал голос


// В Национальной опере поставили "Бал-маскарад"








Одним из главных достоинств «Баламаскарада» являются роскошные арии

Фото: ВЛАДИСЛАВА СОДЕЛЯ / Коммерсантъ






премьера опера

В пятницу в Национальной опере состоялась премьера оперы "Бал-маскарад" Джузеппе Верди. Поставили ее итальянский режиссер Итало Нунциата, а также триумвират в составе главного дирижера театра Владимира Кожухаря, главного художника Марии Левитской и главного хормейстера Льва Венедиктова. При очередном воскрешении неувядающей оперы присутствовала ЮЛИЯ БЕНТЯ.


Известие о том, что Национальная опера готовит премьеру "Бала-маскарада" Джузеппе Верди, меломаны восприняли с воодушевлением, хотя и с примесью некоторой растерянности. Ведь, кажется, эта опера идет в Киеве уже целую вечность и не собирается заканчиваться. Первая ее постановка состоялась в 1870 году, вскоре после мировой премьеры в Риме, затем спектакль привозили итальянские труппы. В 1955 году "Бал-маскарад" поставили дирижер Вениамин Тольба и режиссер Леонид Варпаховский, после чего ее несколько раз возобновляли. На этот раз за неувядающий любовно-политический шедевр Верди снова взялись мэтры театра – главный дирижер Владимир Кожухарь, главный художник Мария Левитская и главный хормейстер Лев Венедиктов,– а также приглашенный в Украину итальянский режиссер Итало Нунциата, для которого "Бал-маскарад" стал третьей работой на киевской сцене после "Манон Леско" Джакомо Пуччини (2006) и "Макбета" Верди (2007).

"Бал-маскарад" – это действительно выдающаяся музыкальная драма с целым набором "эффектов неожиданности", где в одном такте звучит беззаботная полька, а уже в следующем прикорнувшего слушателя будят ужасающие удары, раздающиеся из оркестровой ямы. Сейчас в это трудно поверить, но у Верди в свое время были серьезные проблемы с цензурой – не из-за амурных приключений героев (в центре сюжета любовный треугольник: граф Рикардо, его секретарь Ренато и жена секретаря Амелия), а из-за вынесения на подмостки темы убийства монарха (в первом варианте либретто место графа занимал король Швеции). Поэтому, чтобы музыке не пропадать, действие оперы было перенесено в США, которые итальянцам в те времена казались в политическом отношении безнадежной провинцией.

В киевской версии нет ни местного колорита, ни углубления в подробности – здесь все крупно и возвышенно. Расколотые на фрагменты, "правильно искривленные" декорации – то ли красная отделка комнаты американского губернатора, то ли склонившиеся к заднику сцены каменные столбы, изображающие горное ущелье, то ли логово колдуньи Ульрики с возвышением, напоминающим жернова – которые, по идее, перемалывают судьбы главных героев. Красиво, но во всем этом нет обязательности, жесткой мотивации, скрепляющей спектакль.

Хотя понятно, что главным мотивом для слушателя, который придет на этот спектакль, будут голоса и музыка. Все-таки "Бал-маскарад" – это опера роскошных арий-монологов и драматургически плотных ансамблей, на окончание каждого из которых зал реагировал с таким воодушевлением, что оркестру приходилось на время останавливать игру. Петь премьеру выставили молодежь труппы: как всегда, великолепны были тенор Дмитрий Попов (Рикардо) и сопрано Виктория Ченская (Амелия). Но даже на их фоне и в вокальном, и в актерском плане выделялась роль адъютанта графа Оскара, блестяще исполненная Лилией Гревцовой (хороший опыт джазового пения не прошел для нее даром). По сравнению с этими партиями чуть тусклее и менее уверенно звучали цветистый баритон Владимира Опенько (Ренато) и сопрано Анжелины Швачки (Ульрика).



Собственно, никаких неожиданностей не случилось. Спектакль получился добротным, адекватным монументальной партитуре Верди, с хорошими перспективами для гастрольных планов театра, но не более того. В нем все хорошо – и ничего, что может по-настоящему восхитить, повергнуть в ужас или поколебать сложившееся представление о возможностях театра, которому приятно и комфортно существовать в некоем закрытом, застывшем, самоограниченном пространстве.



©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет