В. Ю. Копров (Воронеж, Россия)



жүктеу 61.92 Kb.
Дата18.04.2016
өлшемі61.92 Kb.
: resources -> publications
resources -> Урок литературы в 10-м классе по теме "Любовная лирика в творчестве Н. Некрасова"
resources -> Муниципальное бюджетное учреждение культуры «Екатеринбургский зоопарк»
resources -> Законодательное собрание омской области закон омской области о границах и статусе муниципальных образований
publications -> Аспекты описания семантико-структурного устройства предложения

В.Ю. Копров (Воронеж, Россия)

СИНТАГМАТИКА И ПАРАДИГМАТИКА КОМПОНЕНТОВ СЕМАНТИКО-ФУНКЦИОНАЛЬНОГО ПОЛЯ ФИЗИЧЕСКОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ В РУССКОМ, АНГЛИЙСКОМ И ВЕНГЕРСКОМ ЯЗЫКАХ

В статье рассматриваются синтагматические и парадигматические отношения между компонентами семантико-функционального поля физического воздействия в трех разноструктурных языках – русском, английском и венгерском.

1. Семантика средств выражения физического воздействия субъекта на объект обозначается формулой «агенс – физическое воздействие – пациенс».

В русском языке семантико-функциональное поле физического воздействия (СФП ФВ) составляют следующие конструкции: 1) личная активная: Она приоткрыла жалюзи (А. Толстой); 2) определенно-личная: Так вот под вечер останавливаем на шоссе для проверки «эмку» (В. Богомолов); 3) неопределенно-личная: Знамя дивизии вынесли (К. Симонов); 4) трехчленная пассивная (вербальная и партиципиальная): Сырая казарма быстро нагревается человеческим дыханием (А Куприн); При этом ими был убит техник-лейтенант Алиев... (В. Богомолов); 5) двучленная пассивная (вербальная и партиципиальная): Из его трюмов выкатывались полевые орудия, зарядные ящики, лотки со снарядами, выгружались упакованные в ящики запасные части для авиационных моторов (А. Кондаков); Архив был эвакуирован (К. Симонов); 6) трехчленная безличная: На рассвете туманами затопило землю (М. Бубеннов); 7) двучленная безличная: Затопит участки работ (В. Кетлинская).

В английском языке данное СФП представлено следующими конструкциями: 1) личной активной: Maybe I broke a glass (M. Spark); 2) трехчленной партиципиальной пассивной: He had just been captured and dragged back to the curb by his father (J. Salinger); 3) двучленной партиципиальной пассивной: Many excellent and expensive houses were being erected (T. Dreiser).

В венгерском языке в рассматриваемое поле входят следующие конструкции: 1) личная (активная): A család lakást takarít (Семья убирает квартиру); 2) определенно-личная: а) определенно-субъектная: Eltörtem a lábamat (Я сломал ногу); б) определенно-объектная: Te lököd (Ты толкаешь меня); 3) неопределенно-личная: A ház felépítették (Дом построили); 4) пассивная: A ház a kőművesek által lebontatott (Дом разобран каменщиками); 5) двучленная пассивная (деепричастная) конструкция: Be van törve az ablak (Окно разбито).

В центре данного СФП во всех сопоставляемых языках находится личная активная конструкция. В русском и венгерском языках широко представлена неопределенно-личная конструкция. В этих же двух языках функционируют определенно-личные предложения (определенно-субъектные, а в венгерском языке – и определенно-объектные). В английском языке определенно-личная и неопределенно-личная конструкции отсутствуют. Пассивные конструкции (трехчленная и двучленная) в русском языке представлены вербальным и партиципиальным частеречными типами, в английском – только партиципиальным типом. Только в венгерском языке регулярно используется деепричастная конструкция. Специфику русского СФП физического воздействия составляют безличные конструкции.

2. При дальнейшем анализе в целях выявления синтагматики компонентов СФП ФВ рассматривалось потенциальное лексико-грамматическое наполнение их актантных позиций.

Учет возможных комбинаций субкатегорий агенса и пациенса в семантической структуре предложений воздействия субъекта на объект дают шесть ее подтипов: 1) агенс-антропоним – ФВ – одушевленный пациенс; 2) агенс-антропоним – ФВ – неодушевленный пациенс; 3) агенс-зооним – ФВ – одушевленный пациенс; 4) агенс-зооним – ФВ – неодушевленный пациенс; 5) агенс-каузатор – ФВ – одушевленный пациенс; 6) агенс-каузатор – ФВ – неодушевленный пациенс.

Между некоторыми конституентами поля внутри подсистем трех языков выявлены существенные различия: не все из них являются синтаксическими синонимами.

2.1. В русском языке конструкции, расположенные по принципу общности подтипа выражаемого варианта семантической структуры (ВСС), составляют шесть синонимических рядов.

Личная активная, трехчленная пассивная вер­бальные и обе партиципиальные конструкции входят в состав всех рядов и, следовательно, отличаются самой широкой синонимичностью, так как в них может фигурировать агенс любого субкатегориального типа: Мальчик (собака / течение) принес утку / палку – Утка / палка была принесена мальчиком (собакой / течением) – Утка / палка была принесена. Двучленная пассивная вербальная конструкция «подключается» к указанному синонимическому ряду, если в ее пациентивной позиции находится неодушевленный пациенс, а в качестве имплицированного выступает агенс-антропоним, агенс-зооним или агенс-каузатор: Палка приносится (мальчиком / собакой / течением). Неопределенно-личная и личная активная конструкции вступают в синонимические отношения с перечисленными выше предложениями только тогда, когда последними выражается агенс-антропоним: Утку / палку принесли – Мальчик принес утку / палку – Утка / палка была принесена мальчиком – Утка / палка была принесена. Напротив, безличные конструкции будут синонимичны исходному ряду конструкций, только если ими выражается агенс-каузатор: Утку / палку принесло течением – Утку / палку принесло – Течение принесло утку / палку – Утка / палка была принесена течением – Утка / палка была принесена.

Таким образом, в русском языке только личной активной, определенно-личной, трехчленной пассивной вербальными и обеими партиципиальными конструкциями выражаются все шесть подтипов ВСС. Двучленной пассивной вербальной конструкцией реализуются ВСС (2), (4), (6). Остальными конструкциями обозначаются только по два подтипа ВСС: определенно-личной и неопределенно-личной – (1) и (2), безличными – (5) и (6).

2.2. Для английского языка подобная субкатегоризация актантов синтаксически не релевантна, поскольку здесь все три имеющиеся конструкции синонимичны друг другу при любом лексико-грамматическом наполнении их агентивных и пациентивных позиций: The boy / dog / wave pushed the girl / ball (Мальчик / собака / волна толкнула девочку / мяч) – The girl / ball was pushed by the boy / dog / waveThe girl / ball was pushed.

2.3. Для венгерского языка важно противопоставление двух субкатегорий агенса: агенса-антропонима и агенса-неантропонима (единой субкатегории, объединяющей агенс-зооним и агенс-каузатор). Здесь, как в русском и английском языках, агенсом ядерного личного предложения может выступать любая конкретная потенционная субстанция: Viktor / macskam nem iszik semmiféle szeszes italt (Виктор / моя кошка не пьет спиртные напитки). Агенсом неопределенно-личного предложения, как в русском языке, может быть только агенс-антропоним: Még nem láttamozták az útlevelemet (В моем паспорте еще не проставили визу). В деепричастном предложении, как в русском и английском двучленном пассиве, категориальная характеристика субъекта нейтрализована: A ruha el van szakadva (Одежда разорвана).

Таким образом, в ситуативно-структурном аспекте (о разграничении аспектов организации и функционирования предложения см. [1]), была выявлена синонимичность / дополнительность конституентов данного поля в каждом из сопоставляемых языков.

3. Парадигматическая дифференциация конструкций, составляющих синонимические ряды, – это задача, для решения которой необходим анализ семантико-структурного устройства предложения в релятивно-структурном подаспекте.

В свете категорий залога и определенности / неопределенности семантических актантов выясняется, что рассматриваемые конструкции выражают специфические наборы категориально-семантических признаков агенса и пациенса.

Так, в личной активной конструкции трех языков агенс характеризуется признаками «активность» + «определенность», а пациенс – «пассивность» + «определенность» или «неопределенность». В трехчленной пассивной конструкции, наиболее широко представленной в английском и русском языках, агенс характеризуется признаками «пассивность» + «определенность», пациенс – «активность» + «неопределенность». В двучленной пассивной конструкции, общей для микрополей всех трех сопоставляемых языков, агенс выступает как «пассивный» + «неопределенный», пациенс – как «активный» + «определенный». В русской и венгерской неопределенно-личной конструкции агенс выступает как «активный» + «неопределенный», а пациенс – как «пассивный» + «определенный». В русской трехчленной безличной конструкции агенс характеризуется признаками «демиактивность» + «определенность», пациенс – «пассивность» + «определенность». В русской двучленной безличной конструкции агенс выступает как «демиактивный» + «неопределенный», пациенс – как «пассивный» + «определенный».

Таким образом, выявленные различия в категориально-грамматической семантике конструкций рельефно оттеняют сложности, с которыми сталкиваются переводчики при передаче русских и венгерских неопределенно-личных предложений на английский язык, а также трудности, возникающие при изучении русских безличных конструкций носителями других языков. Вместе с тем перечисленными признаками особенности семантики и функционирования средств выражения физического воздействия субъекта на объект не исчерпываются (см. об этом [2]).

ЛИТЕРАТУРА

1. Копров В.Ю. Семантико-функциональный синтаксис русского языка в сопоставлении с английским и венгерским. – Воронеж: Изд-во О.Ю. Алейникова, 2010. – 328 с.



2. Копров В.Ю. Семантико-функциональное поле физического воздействия в русском, английском и венгерском языках // Семантико-функциональный сопоставительный синтаксис: Субъектно-объектные отношения / В.Ю. Копров, Т.Н. Козюра, А.Л. Лебедева, О.М. Дедова, И.М. Сушкова; под ред. В.Ю. Копрова. – Воронеж: Изд-во «НАУКА-ЮНИПРЕСС», 2011. – С. 13-62.



©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет