Васильченко Татьяна Евгеньевна Польские спецпереселенцы в Архангельской области в годы Второй Мировой войны



жүктеу 0.9 Mb.
бет1/4
Дата29.04.2016
өлшемі0.9 Mb.
  1   2   3   4
: groups -> 3990911
3990911 -> Многоликость польской идентичности (поляки за восточной границей)
3990911 -> Михаил Калишевский
groups -> Кыргыз эл макал-лакаптары
3990911 -> Абабков степан иванович
3990911 -> Богданов-Емельянов Василий-Александр Михайлович-Иванович
3990911 -> Абакумов Иван Петрович
3990911 -> Абдуллаев Багатур Гасан Кули-оглы
3990911 -> Абабков Иван Герасимович
3990911 -> Абавян Александр Егорович


http://sanatatur.ru/forum/viewtopic.php?f=50&t=9602

Васильченко Татьяна Евгеньевна

Польские спецпереселенцы в Архангельской области в годы Второй Мировой войны

Европейский Север России, как окраина империи, издревле являлся одним из основных мест водворения неугодных российской власти лиц. Не миновала горькая участь и многих жителей Польши, являвшихся в известные периоды истории подданными российской короны.

Первым польским ссыльным на Севере следует считать «шляхетского революционера» Иосифа Еленского, отправленного на Соловки в 1794 году за распространение идей «свободы, равенства и братства». Начало же массовой ссылки поляков положила отправка на Север более 600 участников польского восстания (1830 – 1831 годов). После второго польского восстания 1863 года еще около 1000 его участников были отправлены в Архангельскую губернию. Все они содержались как военнопленные и использовались на общественных работах в Архангельске и его окрестностях. Революции 1917 года и гражданская война развели по обеим сторонам баррикад не только русских, но и представителей польской национальности, оказавшихся на Севере. Но многие представители обоих противоборствующих лагерей оказались за заборами ГУЛАГа.

При советской власти целенаправленная высылка поляков началась с 1924 года сначала под видом раскулачивания. 28 апреля 1936 года было подписано постановление СНК № 776-120 о переселении поляков из пограничных районов Украинской ССР в Казахстан.

В 1936 году в ходе подготовки «Польской операции» (1937-38 г.г.) из приграничной с Польшей зоны были выселены представители польской национальности, которые также входили в контингент «бывшие кулаки». Как «неблагонадежный элемент» из пограничной зоны были высланы 35820 поляков 1 . В декабре 1939 года советское правительство утвердило Положение о спецпереселении и трудовом устройстве «осадников», выселенных из западных областей Украины и Белоруссии. Главный поток польских спецпереселенцев хлынул с середины января 1940 года после занятия Красной Армией указанных в Положении территорий. На начало 1941 года в 20 областях и краях СССР проживало от 131 до 137 тысяч депортированных по этому Постановлению, из них 16 тысяч в Вологодской области, 40 тысяч – в Архангельской 2.

Север принимал «эвакуированных» («эвакополяков»), «осадников» и «беженцев». Сопровождение указанных семей эшелонами, питание их в пути по железной дороге до места прибытия конечной железнодорожной станции было возложено на органы НКВД. От железнодорожной станции прибытия до предприятия сопровождение оставалось за НКВД.

Доставка производилась органами НКВД за счет отпущенных им специальных ассигнований 3.

«Главсевлес» от 24 января 1940 года рекомендует в простой переписке и телеграммах обозначать эти спецконтингенты как рабочих 1, 2 и 3 соответственно категорий. 4

По договоренности Наркомата лесной промышленности с Наркомвнуделом, предполагалось разместить семьи спецпереселенцев-поляков в Архангельской области. 5

В 1939 году Архангельская область на своей территории имела 8 лесозаготовительных трестов с количеством леспромхозов – 40, 16 мехлесопунктов и свыше 200 лесопунктов, 4 сплавных треста с 11 сплавными конторами и свыше 80 запанями. 6

Значительная часть этих предприятий – «Двинолес», «Ваголес», «Пинеголес», «Севтранлес», «Онеголес», «Котласлес», «Черевколес» - составляла Главсевлес.7,8

29 ноября 1939 года Главсевлес направил на все свои отделения (тресты) письмо за № 53-547, предупреждающее о скором прибытии новых спецконтингентов, которые будут работать на правах постоянного кадра, и требующее от управляющих трестами соответствующей подготовки. 9

Начальники пунктов должны были подготовить обособленные пункты расселения из расчета на 100 – 200 семей по 3 м2 на человека, где имелись бы бани, столовые, красные уголки, магазины с учетом близости к производству, а также организовать встречу на железнодорожной станции, транспорт для перевозки и пункты привала в пути следования от железнодорожной станции до предприятия, обеспечить снабжение людей горячей пищей и продуктами питания первой необходимости, теплой одеждой во избежание обморожений. 10

В середине января 1940 года в Архангельскую область стали прибывать так называемые «осадники» - 2 категория. Они были изъяты из бывшей пограничной полосы на территории бывшей Польши и направлялись в порядке особого расселения по линии ГУЛАГа НКВД для трудового использования в системе лесозаготовительных предприятий НКЛеса СССР. 11

Почти одновременно с ними на предприятия «Двинолеса», «Онеголеса» и «Котласлеса» стали прибывать семьи поляков 1 категории (эвакополяки). 12

Во второй половине мая 1940 года состоялась отправка на Север «польских беженцев», так называемой 3 категории бывших польских граждан. 13

К началу июля 1940 года в леспромхозы и мехлесопункты треста «Двинолес» прибыло свыше 500 семей рабочих 3 категории. Эти люди были приняты в Емцовском, Емецком, В-Тоемском, Орлецком леспромхозах и Верхне-Тоемском мехлесопункте. В большинстве своем это были представители польской интеллигенции. Среди них имелось много специалистов - инженеров, техников, механиков, врачей, бухгалтеров, учителей, в которых предприятия Главсевлеса ощущали острую нужду. 14

Отношение к этим трем категориям бывших польских граждан было различным. Осадники, как контингент репрессированных, изначально находились в ведении НКВД, на работников которого был возложен неусыпный контроль за ними как в пути следования, так и на местах расселения. На конечной железнодорожной станции к работникам НКВД присоединялись представители предприятий из расчета 1 человек на 20 семей с целью предотвращения побега. Рабочие 1 и 2-й категорий, как «добровольные» переселенцы, не подлежали столь строгому досмотру. Как и «осадников», до конечной железнодорожной станции их сопровождали работники НКВД, а далее они поступали в полное распоряжение трестов и конкретных предприятий. Этот контингент рассматривался как постоянный кадр и финансировался из кредитов, отпущенных на вербовку постоянного кадра. 15

Польские спецпереселенцы поступили во все тресты Главсевлеса и были расселены по следующим пунктам:

В Плесецком районе польские «осадники» и «беженцы» были расселены в пос. Перекоп, в Глубоком и Дубровке, в Славном и Тегре. «Беженцы» и «осадники» полностью составляли население поселков Малиновка, Березовое, Илюшка, Малые Избы, Кенг-озеро, Пухв-озеро, Островский.

В Няндомском районе спецпереселенцы из Западной Украины жили в поселках Шожма, Икса, Погорелое. В Кебове и Рябове жили выходцы из Польши. В Солюге, Лепше, Тарзе и Сухоне – «осадники».

На Каргополье, в Паяменге, Шипичном, Заозерье, Красновском, Чаженском, Ширбозере, Волошке, Лейбуме, Ряговском, Ковшинском, Свиди – в основном «беженцы».



В Верхнетоемском районе «осадники» и «беженцы» располагались в поселках Горшковский, В -Тоемский, Кресты, Окуловская, Жаровая, Глядило, Усть – Илеша, Пысами, Мужиково.

На территории нынешнего Котлаского района существовали поселения «осадников» и «беженцев»: Восточный, Тесовая, Нижняя, Стрига, Монастырская, Харитоново, Семеречный, Копытово, Северный, Калчуг, Башарово, Федяково, Западный.

В Онежском районе «осадники» жили в поселках: Перянг-озеро, Акап, Хаваровский, Шамб-озеро, Тушилово.

На Устье «осадники» занимали поселки: Студенц, Кубала, Ржавк, Андерес.

В Вилегодском районе сохранились сведения о поселках «осадников»: Усть-Виледь, Нижняя Лупьян, Кенский.

В Коношском районе с 1940 года пос. Шенчуга стал местом проживания «осадников». Поляки проживали в Першинском.

К 1940 году появились поселки «беженцев» - Полозовое, Долгое, Вересово. В 1941 году «осадники» появились и в Уйме.

В Шенкурском районе поляки проживали в пос. Уксора, «беженцы» и «осадники» в Матвеевке, Рассохе, Кривом, Сухом, Кривом, Еглеце.

На Пинежье поляки жили в Емже. В спецпоселках: Красный Окунь, Седерга, Пачиха, Верхняя Ура, Глубокое – проживали «осадники».

По Вельскому району значатся поселения «беженцев»: Юра, Луговской, Березовка, «осадников»: Екодим, Шокма, Чурга.

В Ленском районе были поселки Гретых, Яренга с поселенцами из Польши. С 1941 года в Нянде и Ели поляки.

В Красноборском районе, в Речушке жили «осадники», в Унважах , Слободе, Кордоне, Перчуге, Елене, Дябрине – «беженцы». 16

Что предстовляли собой эти поселки?

Они располагались обособленно в 8 – 30 км от ближайшего населенного пункта, до которого дорога устанавливалась только зимой, летом же шли пешком. Не близко было и до производства – лесозаготовок, сплава – 3 – 6 км. Поселок изначально объединял 10 – 15 сооружений, из которых пригодных для жилья было 3 – 5. В редких поселках была баня и ларек. На момент заселения почти нигде не было помещений под детские сады, школы и мед. пункты. Все это предстояло отстроить, утеплить, отремонтировать.

Главсевлес выделял предприятиям средства на устройство поселков, которые проходили по статье «финансирование мероприятий по хозустройству» 17, но к январю 1940 года работы не были закончены. Полякам предстояло применять строительные навыки, овладеть профессиями лесорубов, вальщиков, обрубщиков сучьев, трактористов и др. Сами же они расчищали под огород и сенокосы освобождаемые от леса площади.

Как уже было сказано выше, первыми в Архангельскую область в середине января 1940 года стали прибывать «осадники». 20 февраля 1940 года ГУЛАК НКВД в лице начальника отдела трудовых поселений ст. лейтенант Конрадов и Наркомлес в лице начальника отдела оргнабора рабочих кадров Кесельмана заключили договор:



ГУЛАГ НКВД передает Наркомлесу СССР спецпереселенцев 2 категории для работы в лесозаготовительной промышленности в количестве 21 тысячи семей. Спецпереселенцы закрепляются в лесной промышленности как постоянные рабочие, и без согласия Наркомлеса СССР не могу быть органами ГУЛАГа сняты с работ лесозаготовительной промышленности, а также переброшены на другие работы. В целях содействия спецпереселенцам в создании собственной продовольственной базы Наркомлес СССР выделяет для каждой семьи приусадебный участок под огороды в размерах, предусмотренных для кадровых рабочих лесной промышленности. Нормы выработки, расценки и размер прогрессивной и премиальной оплаты труда спецпереселенцев устанавливается на общих основаниях.

Переброска спецпереселенцев из предприятий Наркомлеса СССР, расположенных в одной области, в другую область /край/ производится только с согласия ГУЛАГа. НКВД.

Из зарплаты спецпереселенцев предприятий Наркомлеса СССР удерживается 10%. Указанные суммы передаются ГУЛАГу НКВД на содержание административного аппарата ГУЛАГа по обслуживанию спецпереселенцев. Отчесления ГУЛАГу НКВД не распространяются на сумму зарплаты, получаемой за перевыполнение нормы, на премировочные и процент начисления на зарплату как постоянному кадру. 18 Порядок трудового устройства и использования спецпереселенцев 1 и 3-й категорий на предприятиях ЕКЛеса СССР определялся этим же договором. 19

В апреле 1940 года был урегулирован вопрос о групповой переброска спецпереселенцев – осадников в случае производственной необходимости /молевой сплав, биржевые работы/ в пределах предприятий района. В этих случаях предусматривалось выделение отдельных браков в пределах лесных рабочих поселков и отдельного времени для обедов в столовых. Велся отдельный учет их работ и выдачи зарплат.20 В случае переводов спецпереселенцев – осадников. По распоряжению администрации., Наркомлесом СССР выплачивается средний зароботок на время нахождения в пути и возмещались расходы по переезду и перевозки имущества самых спецпереселенцев и членов их семей. 21

Из приведенных документов видно, что предлагалось использование труда «осадников» на заготовке, вывозке и сплаве древесины, в связи с чем они и были распределены на соответствующие предприятия. Однако, проведенная в апреле 1940 года органами НКВД производственная проверка выявила следующие нарушения в отношении размещения, культурно – бытового обслуживания и трудового использования спецпереселенцев польских «осадников»:



«Двинолес» и «Котласлес» совершенно не подготовились к приему и трудовому использованию спецпереселенцев. Процент привлечения на работу спецпереселенцев по Главсевлесу – 67,1%, а по трестам: «Ваголес» - 58%, На группу в 20 человек выдаются 4 пилы, 8 топоров. Вследствие этого зароботок низок и вызывает недовольство спецпереселенцев.

В трестах «Ваголес», «Пинеголес» спецпереселенцы размещены скученно, в плохих помещениях барачного типа без перегородок.

На многих предприятиях не организовано необходимое общественное питание, вызывая этим эпидемические заболевания.22

Нарушения, выявленные этой проверкой, не были учтены при расселении и трудовом использовании польских «беженцев», которых по согласованию с ОНТК УНКВД по Архангельской области, предполагалось использовать по специальности, т.е. в качестве младших воспитателей в детских садах, счетоводов, механиков. За их работу ответственность возлагалась на директоров предприятий. Добросовестный труд по специальности подлежал оплате по полной ставке данной специальности по предусмотренной смете. 23

Согласно Постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР, беженцы направлялись также в совхозы НКСХ СССР и НКСХ РСФСР. Так 15 семей польских беженцев было размещено в январе 1940 года в Черевковском молочном совхозе. 24

По состоянию на 10 июня 1940 года, процент выхода трудоспособных рабочих 2-й категории на работу был совершенно неудовлетворительным. По тресту «Ваголес» выход на работу трудоспособных – 57,7 %, по тресту «Онеголес» - 78,9 %. Также неудовлетворительно использование отпущенных средств на хозустройство. По тресту «Онеголес» использование средств составляет только 60 %, по «Котласлесу» - 57,5 %. Директора ЛПХ и МЛП и их заместители по оргнабору никакой работы среди рабочих 2-й категории не ведут, отсутствует самая элементарная культурно-просветительная политико-массовая работа. Профсоюзные организации к этой работе не привлечены. 25

Неполное использование трудпоселенцев объяснялось недостатком одежды и обуви, отсутствием навыков работы в лесу. Была и еще одна проблема – неустроенность детей спецпереселенцев. Матери нередко отказывались выходить на работу, мотивируя свой отказ тем, что за детьми некому присматривать.

20 июня 1940 года по вопросу о мероприятиях по обслуживанию спецпереселенцев -«осадников» Архангельской области Постановлением Совета Народных Комиссаров РСФСР предложено Наркомпросу, Наркомздраву и Наркомсобесу РСФСР и Исполкому Архангельского Совета депутатов трудящихся:

а) охватить обучением в школах с 1 сентября 1940 года всех детей спецпереселенцев;
б) открыть с 1 сентября 1940 года при неполных средних школах интернаты;
в) для детей спецпереселенцев, не имеющих родителей, а также трудоспособных в семье, организовать с 1 июля 1940 года детские дома, а часть детей разместить в существующих детдомах области;
г) организовать для детей спецпереселенцев детские сады;
д) организовать с 1 июля 1940 года дом для инвалидов;
е) развернуть больничные койки и ясельные места.

Финансирование всех этих мероприятий должны были производить Наркомпрос, Наркомздрав и Наркомсобес РСФСР и Архангельский Облисполком.



В соответствии с Постановлением Совнаркома РСФСР от 20 июня 1940 года, Исполком Архангельского Областного Совета депутатов трудящихся решил:

1. Предложить Облоно и Исполкомам районных Советов депутатов трудящихся:
а) охватить всеобщим и обязательным начальным обучением в школах с 1 сентября 1940 года всех детей спецпереселенцев, развернув для этой цели необходимое количество новых школ и классов при существующих школах;
б) организовать с 1 сентября 1940 года при неполных средних школах дополнительные классы для охвата обучением детей спецпереселенцев 5 – 7 классов, а также полностью доукомплектовать имеющиеся классы в школах;
в) открыть с 1 сентября 1940 года при неполных средних школах интернаты с количеством детей в них 500 человек;


2. Предложить Облоно для детей спецпереселенцев, не имеющих родителей, а также трудоспособных в семье, организовать не позднее 1 августа 1940 года детские дома с количеством детей в них 300 человек.
В существующих детских домах области уже размещено 30 детей спецпереселенцев, в ближайшее время будет размещено еще 50 человек.


3. Обязать хозорганизации, которыми используется рабсила из спецпереселенцев, организовать для детей спецпереселенцев детские сады на 1840 человек. Организовать детские сады для детей спецпереселенцев в Уйме на 40 человек.

4. Предложить Облздравотделу и Исполкомам районных Советов депутатов трудящихся:
а) развернуть дополнительно не позднее 1 августа 1940 года на спецпоселках 34 детских яслей на 600 коек и 150 больничных коек при фельдшерских пунктах и амбулаториях;
б) укомплектовать средним медперсоналом сеть детских яслей и медпунктов на спецпоселках;
в) обеспечить бесперебойное снабжение прививочным материалом и дезосредствами;


5. Обязать Облособес не позднее 1 августа организовать дом для инвалидов на 500 человек в поселке «Водопад» Плесецкого района.

6. Предложить Облфинотделу обеспечить своевременное и бесперебойное финансирование вновь развертываемых учреждений в соответствии с утвержденными ими сметами в сумме 1963 тысячи руб., из них:
251 тыс. руб. – на сеть здравоохранения,
566 тыс. руб. – на дом инвалидов,
133 тыс. руб. – на интернаты при школах,
497 тыс. руб. – на детские дома,
1447 тысяч рублей за счет республиканского бюджета, 566 тыс. рублей на учреждения здравоохранения за счет сокращения расходов по городским и сельским больницам и городским детским яслям.
26

Была проведена работа по выявлению одиночек-стариков из числа спецпереселенцев-«осадников», не могущих быть использованными на работах. Так например, на спецпосылке «Седерьга» Явзоровского лесопункта Сурского ЛПХ для помещения по старческой дряхлости были определены: Сорока Н.К., Сорока В.П., Савчук К.Г. 27

Проблему жилья и пропитания пытались решить следующими мерами:
Распоряжением СНК СССР от 29 июля 1940 года была разрешена выдача кредитов спецпереселенцам 2 и 3-й категории на индивидуальное жилищное строительство за счет неиспользованных средств, на приобретение крупного рогатого скота из расчета 1500 рублей за корову, либо мелкого продуктивного скота на эту сумму. Срок погашения ссуды 5 лет, без долевого участия заемщиков. 28 Кредит получало предприятие, спецпереселенцам деньгами на руки не выдавались, что создавало благоприятное условие для казначейства. Так, на 18 декабря 1940 года в Ровдинском и Вельском ЛПХ треста «Ваголес» рабочие 2 – 3-й категории по-прежнему были расселены в общих неотремонтированных и неприспособленных бараках. Из 150 тысяч руб., отпущенных на индивидуальное строительство жилья, использовано было лишь 5 тысяч рублей. 29

Творимых чиновниками произвол, низкие заработки, необеспеченность питания, одеждой, обувью, инструментами вызывали ответную реакцию невыполнении норм, прогулы, самовольные уходы. Так, в июле 1940 года на всех трестах Главсевлеса зафиксировано 34 самовольных ухода и 268 прогулов, совершенных рабочими «постоянного кадра». 30

В течении первых двух декад августа 1940 года по Главсевлесу наметилось некоторое сокращение прогулов рабочих-спецпереселенцев. По трестам «Двинолес», «Онеголес» и «Котлослес» прогулов рабочих постоянного кадра было:
с 1 по 10 августа – 109; с 10 по 20 августа – 84.

Однако по тем же трестам за последнюю декаду августа количество прогулов резко увеличилось: с 20 августа по 1 сентября 1940 года было совершено 204 прогула. Это увеличение прогулов является результатом усиления борьбы с нарушителями трудовой дисциплины, выявления и привлечения к судебной ответственности скрывавшихся прогульщиков. Вместе с тем, Главком дано на места указание еще более решительно производить борьбу против всяких нарушителей трудовой дисциплины.

Согласно сообщениям трестов, некоторое увеличение прогулов объясняется также недостатком одежды и обуви, особенно у рабочих 2 и 3-й категории. Наступившее похолодание, недостаток одежды и обуви могут привести к дальнейшему увеличению прогулов. В целях предотвращения этих нежелательных последствий Союзлеспродторг должен был срочно забросить на место не менее 20 тысяч комплектов теплой одежды и обуви, Главлесоснаб – выделить потребное для трестов Главсевлеса количество спецодежды, согласно представленной заявки. 31

Усиление борьбы с трудовыми нарушителями получило юридическое оформление в Указе Президиума Верховного Совета СССР «О переходе на 8-часовой рабочий день, семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений» от 26 июня 1940 года. Согласно данному документу, седьмой день недели – воскресенье – день отдыха. Сверх воскресных дней нерабочими также являлись 22 января, 1-2 мая, 7-8 ноября, 5 декабря. Была сохранена без изменений существенная дневная тарифная ставка и месячные должностные оклады рабочим и служащим. Была повышена норма выработки и снижены сдельные расценки пропорционально увеличению продолжительности рабочего дня: на предприятиях с 7-часовым рабочим днем дневные нормы выработки были повышены на 14,3% и соответственно снижены сдельные расценки на 12,5% на предприятиях с 6-часовым рабочим днем ( вредные условия труда ) дневные нормы выработки повышены на 16,7 % и соответственно снижены сдельные расценки на 14,9 %.32

Было установлено количество смен на предприятиях по видам работ с учетом материально-технической оснащенности, наличия рабочей силы и других местных условий:
на заготовке – 1 полная смена;
на подвозке на период летнего светлого времени – 2 смены;
на вывозке по декавильным и круглолежневым дорогам – 2 смены,
а при полной укомплектованности рабочими – 3 смены
на вывозке по узкоколейным и навесным дорогам – 3 смены;
на вывозке по тракторным и автомобильным дорогам – 2 смены
на работах по шпалопилению – 3 полных смены. 33

При работах в три смены продолжительность ночной была установлена в 7 часов. 34

Указ был распространен на спецпереселенцев («осадников» и «беженцев») и на труднопоселенцев. 35

Руководители ЛПХ и МЛП должны были разъяснить всем рабочим, что при наличии прогула или опоздания, равноценного прогулу, прогульщик лишается права на получение сезонных премий, надбавок за нормы, выполненные до прогула или равноценного ему опоздания.

На всех мастерских участках, лесосеках и у общежитий рабочих было признано немедленно установить специальные сигнальные приспособления для оповещения рабочих и служащих о времени начала работы, выхода на работу, об уходе с нее, а также о начале и окончании обеденного перерыва. Мастерам и десятникам было запрещено выдавать рабочим справки об освобождении от работы, т. к. всякие справки по болезни могут выдаваться только на основании медицинского заключения. 36

Дела прогульщиков и тех, кто самовольно оставил работу, опоздал, подлежали передаче в суд. Согласно сводке о нарушениях Указа от 26 июня 1940 года по трестам Главсевлеса, за вторую половину 1940 года было допущено 187 самовольных уходов и 3065 прогулов, по которым в суд было передано 1160 дел. 37 Видно, что в суд передана примерно одна треть дел. Руководители лесопунктов нередко скрывали факты опозданий и прогулов, за что с 26 июня 1940 года также подлежали привлечению к судебной ответственности. 38

Нарсуды, как правило приговаривали к выполнению принудительных работ сроком на несколько месяцев с вычетом 25 % зарплаты.

Все эти мероприятия не дали желаемого результата. Прогулы не только не прекратились, но в октябре 1940 года их число даже возросло. Так, на предприятиях треста «Котлослес» было совершено 1182 прогула только за октябрь 1940 года. 39 40 % нарушений Указа от 26 июня 1940 года по трестам «Котлослес» и «Двинолес» относятся к рабочим 2 и 3-й категории. 40

Объяснение этому печальному факту попытались дать в Приказе по Наркомату лесной промышленности СССР от 2 октября 1940 года «О принятии мер к ликвидации ненормальностей со спецпереселенцами (бывшими польскими «осадниками» и «беженцами»), находящимися на предприятиях НКЛеса СССР.

На предприятиях НКЛеса СССР используется трудпереселенцы из западных областей УССР и БССР. Прием, размещение, вопросы снабжения, хозустройства и порядок трудоиспользования были подробно определены соответствующими приказами НКЛеса СССР. Всем предприятиям были «спущены» необходимые ассигнования на хозустройство, строительство и ремонт жилых помещений, на приобретение продуктивного скота, а также разрешен вопрос об использовании средств на индивидуальное жилищное строительство среди спецпереселенцев. Со дня прибытия и размещения спецпереселенцев прошел достаточно большой срок. Положение спецпереселенцев не урегулировано. Выделенные предприятиям ассигнования в сумме 5925 тысяч рублей на закупку продуктивного скота для спецпереселенцев совершенно не осваиваются.

Трудовое использование среди спецпереселенцев неполное, производительность труда на низком уровне. Отсутствует обеспечение теплой спецодеждой. Зарплата выдается с перебоями и иногда ограничивается только авансами. В спецпоселках грязь, антисанитария, бани отсутствуют или часто не работают. Жилые помещения не утеплены, водоснабжение плохое.

Помещения под школы и детские сады не приспособлены. Медико-санитарное обслуживание плохое, никакой культурно – просветительной работы не ведется.

Все это вызывает среди спецпереселенцев инфекционные заболевания со смертельным исходом, порождает отказы от выходов на работу, побеги из спецпоселков, массовые недовольства. 41

На этой почве произрастали и антисоветские настроения. Так например, в Глупоководском л/п польские спецпереселенцы слушали по радио и обсуждали контр революционную фашистскую передачу.42

На 13 ноября 1940 года по вопросу расселения, бытового и произодственного устройства рабочих – спецпереселенцев 2 и 3-й категорий имеются сведения:

В Леуновском л/п Пинежского леспромхоза выдается 1 топор на 5 человек, 1 пила и 1 долото на 2 бригады плотников. В Карпогорском леспромхозе большая задолженность по зарплате. Рабочие 2 и 3–й категории выходят на работу в галошах и сандалиях. Плохо организовано снабжение продуктами питания. Спецпереселенцы снабжаются одним хлебом и с большими перебоями, поэтому наблюдаются случаи истощения и заболевания цингой. Не отремонтированы и не утеплены помещения, где расселены спецпереселенцы. 43

Поэтому не вызывает удивления тот факт, что во второй половине ноября 1940 года в спецпоселках Пинежского района, особенно на т/п Кокорная, отмечены случаи заболевания 53 человек сыпным тифом. 44

На 1 декабря по спецпоселкам Кокорная, Сюзьма и Ура Пинежского района их было уже 119 человек. 45 Переброска на указанные пункты медперсонала и лекарств несколько стабилизировала обстановку, и эпидемию удалось ликвидировать.

Несмотря на лишения и болезни, зимой 1940 – 1941 года поляки продолжали работать на рубке леса со средней производительностью 2,6 кубометра, на возке леса со средней производительностью 4,5 кубометра, навалке и свалке с производительностью 27 кубометров. Их труд использовался и на подготовительных работах: на строительстве и ремонте помещений, прорубке лесовозных дорог, сжигании порубочных остатков. В Карпогорском ЛПХ отдельные звенья «осадников» выполняли 100 - 150% нормы. 46

В городах Архангельск и Молотовск поляки работали на предприятиях Военторга, были мобилизированы в трудовые и строительные батальоны и на предприятия Архангельского ВО.47

С 16 декабря 1940 года, по разъяснению, ВЦСПС, были введены трудовые книжки и на спецпереселенцев (бывших «осадников» и «беженцев»), работающих в леспромхозах и мехлесопунктах. 48

В августе 1940 года положение польских спецпереселенцев несколько улучшилось. 12 августа 1941 года СНК СССР и ЦК ВКП/б/ было принято Постановление «Об амнистировании польских граждан, находящихся в заключении на территории СССР». Согласно которому, начальнику облупровления НКВД тов. Малькову и облпрокурору тов. Чичерину предстояло освободить из тюрем, исправительно – трудовых лагерей, спецпоселков и мест высылки польских граждан:

а/ всех военнопленных и интернированных военнослужащих бывшей польской армии.


б/ осужденных к заключению на разные сроки в тюрьмы и исправительно – трудовые лагеря, а также находящихся под следствием, числящихся за органами НКВД, судами и прокуратурой.
в/ направленных в спецпоселки, высланных с территорий Западных областей Украины и Белоруссии / «осадников» и лесников, членов семей репресированны и др. /.
Освобожденным из тюрем и лагерей, спецпоселков и мест высылки польским гражданам выдать документы на право проживания в СССР. 49


  1   2   3   4


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет