Вчера Нюрнберг и Токио, а завтра… «История учит тому, что ничему не учит»



жүктеу 248.44 Kb.
Дата03.05.2016
өлшемі248.44 Kb.
: section 2
section 2 -> Антиаллергические средства и лекарственные средства для лечения анафилаксии
section 2 -> Р/р Описание животного по картине А. Н. Комарова «Наводнение»
section 2 -> Семейство ароидных
section 2 -> Конспект открытого занятия интеллектуальная экологическая игра, посвящённая дню принятия Декларации прав животных
section 2 -> Рабочая программа учебного предмета «Математика»
Севастьянов Михаил Александрович,

почетный профессор кафедры

юриспруденции МГТА,

канд. ист. наук, доцент

Вчера Нюрнберг и Токио, а завтра…
«История учит тому, что ничему не учит» - этот афоризм очень характерен для современной Украины, её правовой системы, да и в целом для Запада. В самом деле, посмотрим на то, как ведут себя государственные деятели США, Западной Европы по выращиванию фашизма в ряде государств, ранее входивших в состав СССР, и приходишь к выводу: вы же ничему не научились господа. А история не прощает тех, кто как сказано в Библии «… сеет ветер, пожинает бурю».

Немецкий национал-социализм и японский милитаризм стали порождением американского и западноевропейского монополистического капитала. Уж очень им хотелось задавить СССР чужими руками, а потом воспользоваться ослабленными в обоюдной борьбе странами. Только вот действительность оказалось иной: воевать пришлось самим, да еще при помощи Советского Союза. Вторая мировая война принесла неисчислимые жертвы и побежденным и победителям.

Итоги этой войны были подведены на Нюрнбергском и Токийском процессах, на которых по заслугам воздали поджигателям мировой катастрофы. В своей статье, в преддверии 70 –ой годовщины нашей Великой Победы, я хотел бы кратко напомнить о тех событиях. Очень жаль, что такие господа, как Порошенко, Яценюк, Тегнибок, Ярош, Лешко и их компания плохо знают историю, а значит и не могут делать из неё выводы.

Инициатива наказать военных преступников исходила от СССР – страны наиболее пострадавшей от агрессии. Судебная бригада была представлена лишь представителями Советского Союза, Великобритании, США и Франции. Ни Польша, ни Чехословакия, больше всего пострадавшие от фашизма, ни скандинавские страны в суде представлены не были. Следствие велось поспешно (так было выгодно представителям США и их западным союзникам).

Судебный процесс по делу главных военных нацистских преступников в Международном военном трибунале начался уже 20 ноября 1945 года (то есть следствию потребовалось не более полугода для сбора всех доказательств) и продлился год, по 1 октября 1946 года. Всего было 407 заседаний.

К ответу призвали 23 ответчика: Германа Вильгельма Геринга, Рудольфа Гесса, Иоахима фон Риббентропа, Роберта Лея, Вильгельма Кейтеля, Эрнста Кальтенбруннера. Альфреда Розенберга, Ганса Франка, Вильгельма Фрика, Юлиуса Штрейхера, Вальтера Функа, Гельмана Шахта, Густава Крупп фон Болен унд Гальбаха, Карла Деница, Эриха Редера, Бальдура фон Шираха, Фрица Заукеля, Альфреда Иодля, Мартина Бормана, Франца фон Папена, Артура Зейсс-Инкварта, Альберта Шпеера, Константина фон Нейрата, Ганса Фриче. Как известно, главный виновник-Гитлер покончил жизнь самоубийством.

За свои преступления они отвечали индивидуально и как члены любой из следующих групп или организаций, к которым они соответственно принадлежали, а именно: правительственный кабинет, руководящий состав национал-социалистской партии, охранные отряды германской национал-социалистской партии (СС), включая службу безопасности (СД), государственная тайная полиция (гестапо), штурмовые отряды германской национал-социалистской партии (СА), генеральный штаб и высшие командование германских вооруженных сил.

Уполномоченные своими правительствами Р.А. Руденко, Хартли Шоукросс, Роберт Г. Джексон, Франсуа де Ментон обвинили подсудимых в преступлениях против мира, в военных преступлениях, в преступлениях против человечности и в создании общего плана или заговора для совершения этих преступлений.

Общий план или заговор, гласило заключение, включал совершение преступлений против мира, выразившееся в том, что подсудимые планировали, подготавливали и вели агрессивные войны, которые являлись также войнами, нарушающими международные договоры, соглашения и обязательства.

В своем развитии общий план или заговор охватывал военные преступления, выражавшиеся в том, что обвиняемые намечали и осуществляли бесчеловечные войны против стран и народов, нарушая все правила и обычаи ведения войны. Они, систематически применяя такие способы, как убийства, зверское обращение с военнопленными и лицами, находящимися в плавании в открытом море, взятие и убийства заложников, грабеж общественной и частной собственности, бессмысленное разрушение больших и малых городов и деревень и неоправданное военной необходимостью опустошение.

Общим планом или заговором предусматривались, а подсудимыми предписывались к исполнению такие средства, как убийства, истребление, обращение в рабство, ссылки и другие бесчеловечные акты как в Германии, так и на оккупированных территориях. Эти преступления совершались до и во время войны против гражданского населения, преследования по политическим, расовым и религиозным мотивам во исполнение плана по подготовке и осуществлению беззаконных или агрессивных войн.

Сравним, многим ли от этих обвинений отличатся преступления украинских националистов, совершенных ими против своего же народа в Донецке и Луганске.

Одна особенность: обвиняя Германию в присоединении Австрии и захвате Чехословакии, судьи и не упомянули, что все это делалось с согласия Англии и Франции, которые недвусмысленно продали Гитлеру эту страну.

Вспомним, в нарушение ранее заключенных с Чехословакией договоров. 29 сентября 1938 года в Мюнхене Англия и Франция заключили соглашение с Германией и Италией, предусматривающее уступку Судетской области Германии. От Чехословакии потребовали согласиться с этим. 1 октября 1938 года немецкие войска оккупировали Судетскую область. А уже

15 марта 1939 года немецкое правительство завершило свой план, захватив и завладев и той частью Чехословакии, которая не была уступлена Германии по Мюнхенскому соглашению.

Однако Англия и Франция тогда закрыли глаза на эту «шалость» Гитлера.

Обвиняя подсудимых в «заговоре», судьи вменяли им в вину тщательную разработку планов, по которым производились военные действия. Излишне говорить, что это составляло обычную работу подсудимых.

Классическая фраза обвинения звучит так: «22 июня 1941 года гитлеровские войска, вероломно нарушив пакт о ненападении между Германией и СССР, без объявления войны напали на советскую территорию, начав тем самым агрессивную войну против СССР».

«С первого же дня вторжения на территорию СССР гитлеровские заговорщики в соответствии с детально разработанным планом начали осуществлять разрушение городов и сел, уничтожение фабрик и заводов, колхозов и совхозов, электростанций и железных дорог, ограбление и варварское разрушение национально-культурных учреждений народов СССР, разрушение музеев, школ, больниц, церквей, исторических памятников...»

Подсудимые были бессильны оспорить неопровержимые факты. Далее немецкому руководству вменялось в вину следующее: «Обвиняемые убивали и жестоко обращались с военнопленными, лишая их необходимой пищи, жилья, одежды, медицинского обслуживания, заставляя работать их в нечеловеческих условиях, пытая их, а затем убивая их. Военнослужащих тех стран, с которыми Германия находилась в состоянии войны, часто убивали, когда они сдавались в плен. Эти убийства и жестокое обращение производились вопреки международным конвенциям, в особенности статьям 4,5,6,7 Гаагских Правил 1907 года и статьям 2,3,4,6 Конвенции о военнопленных (Женева, 1929 год), законам и обычаям войны, общим правилам обращения с военнопленными».

О том, как жестоко обращаются с пленными и местным населением украинские националисты, мы ежедневно получаем информацию из средств массовой информации.

Справедливо было бы отметить, что текст Женевской конвенции о военнопленных был неведом советским солдатам прежде всего потому, что сталинское руководство не подписало этой конвенции. Более того, сталинская военная доктрина настойчиво проповедовала идеи оправданности, правомерности и даже осознанной необходимости массового суицида советских солдат и офицеров в случае их пленения

«В течение всего периода германской оккупации западных и восточных стран германское правительство и верховное командование проводили политику увода физически здоровых граждан из оккупированных стран в Германию и в другие оккупированные страны для работы на положении рабов на военных заводах и для других работ, связанных с военным усилением Германии. Такой увод в рабство противоречил международным конвенциям, в частности статье 46 Гаагских Правил 1907 года, законам и обычаям войны, общим правилам уголовного права. Существуют данные о таких уводах населения из Франции, Дании, Люксембурга, Бельгии, Голландии, СССР, стран Восточной Европы. Из СССР оккупационные власти отправили в рабство около 4 000 000 человек».

«В течение всего времени оккупации обвиняемые, с целью терроризирования жителей, убивали и мучили граждан, жестоко обращались с ними и заключали их в тюрьмы без законного судебного процесса. Обвиняемые проводили политику преследования, репрессий и истребления тех граждан, которые были врагами нацистского правительства, и общего плана или заговора, или подозревались в этом, или рассматривались в качестве возможных врагов. Нацисты бросали в тюрьмы людей без судебного процесса, содержали их в так называемом «предварительном заключении» и концентрационных лагерях, подвергали их преследованиям, унижениям, порабощению, пыткам, убивали их...»

Свидетельство Лилии Родионовой, представителя Комитета по делам беженцев и военнопленных (г. Донецк) «Практически все возвращаются с переломанными ребрами, руками, ногами, вырванными зубами. Без побоев нет ни одного. Один парень получил 8 пулевых ранений» (АиФ.№ 49. 2014.с.6)

Фашизм действительно был инициатором войны, как бы старательно ни раздували ее американские, английские и др. пропагандисты; были и газовые печи, и душегубки, и Бухенвальд, и Бабий Яр. И за это руководство нацистской партии и военного руководства было сурово и примерно наказано.

Трибунал признал преступными организации СС, СД, СА, гестапо и руководящий состав нацистской партии, но не вынес решения о признании преступным верховного командования, генштаба. Помощник Главного обвинителя от СССР М.Ю. Рагинский вспоминал, как 1 октября 1946 года была оглашена резолютивная часть приговора - меры наказания в отношении каждого подсудимого.

Их доставляли по одному, и лорд-судья Лоренс объявлял каждому: «Трибунал признал вас виновным по таким-то разделам обвинительного заключения и приговорил...» Одного уводили и доставляли следующего - в такой же очередности, как они сидели на скамье подсудимых.

Первым был Геринг. Лоренс объявил: «Подсудимый Геринг, трибунал признал вас виновным по всем четырем разделам обвинительного заключения и приговорил к смертной казни через повешение». Геринг сделал вид, что он не расслышал. Стоявший сзади охранник надел ему наушники, и Лоренсу пришлось повторить свои слова. Международный военный трибунал приговорил: Геринга, Риббентропа, Кейтеля, Кальтенбруннера, Розенберга, Франка, Фрика, Штрейхера, Заукеля, Йодля, Зейсс-Инкварта, Бормана (заочно) - к смертной казни через повешение; Гесса, Функа, Редера - к пожизненному заключению; Шираха, Шпеера - к 20, Нейрата - к 15, Деница - к 10 годам тюремного заключения. Фриче, Папен, Шахт были оправданы. Переданный суду Лей незадолго до начала процесса повесился в тюрьме, Крупп был признан неизлечимо больным, и дело по нему было прекращено. Член трибунала от СССР заявил о своем несогласии с решением о непризнании преступными этих организаций и с оправданием Шахта, Папена, Фриче.

«Я внимательно следил, - писал М.Ю. Рагинский, - за тем, как вели себя Розенберг, Кейтель, Кальтенбруннер, Фрик, Франк, Йодль, Заукель, Штрейхер и Зейсс-Инкварт, приговоренные к смертной казни. За исключением Зейсс-Инкварта, они, убийцы миллионов людей, не могли скрыть свой страх. Риббентропа, Розенберга и Йодля охранники вынуждены были поддерживать с двух сторон, так как они не держались на ногах. Зейсс-Инкварт внешне спокойно выслушал приговор, снял наушники и, поклонившись судьям, пошел к лифту...» Для подачи ходатайств о помиловании был установлен четырехдневный срок после оглашения приговора.

О помиловании просили все, за исключением Кальтенбруннера, Шпеера и Шираха. Первый - ввиду явной безнадежности предприятия, Шпеер и Ширах радовались и тому, что их миновала петля, которую они вполне заслужили. Адвокат Бергольд подал ходатайство о помиловании Бормана... Осужденные, кроме того, высказали ряд просьб: Редер, например, о замене пожизненного заключения смертной казнью; Геринг, Йодль, Кейтель - о замене казни через повешение расстрелом, если их просьбы о помиловании будут отклонены.

9 и 10 октября 1946 года в Берлине состоялось заседание Контрольного совета по Германии, который рассмотрел поступившие ходатайства и решил:

1) Ходатайства, представленные организациями СС, гестапо, СД и руководящим составом нацистской партии, неприемлемы, поскольку Контрольный совет не уполномочен пересматривать приговоры Международного военного трибунала и может только осуществлять право помилования.

2) Ходатайство Редера неприемлемо, потому что Контрольный совет может осуществлять только право помилования по уже принятым приговорам, но не усиливать меру наказания.

3) Отклонить просьбы о помиловании Геринга, Гесса, Риббентропа, Заукеля, Йодля, Зейсс-Инкварта, Функа, Деница и фон Нейрата.

4) Отклонить ходатайства Геринга, Йодля и Кейтеля, поданные на случай, если их просьбы о помиловании будут отклонены, о замене казни через повешение расстрелом.

5) Просьба о помиловании, поданная от имени Бормана, отклоняется как преждевременная. Однако Борману предоставляется право обратиться с такой просьбой в течение четырех дней после его ареста, когда таковой будет иметь место». (Напомним: Борману, как и очень многим нацисткам преступникам удалось скрыться. Сумеют ли скрыться от возмездия современные преступники?)

Казнь нацистских преступников была назначена на 16 октября. Вечером 15 октября полковник Эндрюс, ведавший охраной тюрьмы, где находились осужденные, посетил каждого из них и сообщил об отклонении их просьб о помиловании. А ровно в полночь, за час до назначенного времени казни, он вбежал в комнату журналистов и растерянно сообщил, что умер Геринг. Несколько успокоившись, Эндрюс рассказал, что солдат охраны, дежуривший у двери камеры Геринга, услышал вдруг странный хрип. Он тут же вызвал дежурного офицера и врача. Когда они вошли в камеру, Геринг был в предсмертной агонии. Врач обнаружил у него во рту мелкие кусочки стекла и констатировал смерть от отравления цианистым калием.

Через некоторое время австрийский журналист Блейбтрей заявил во всеуслышание, что это именно он помог Герингу уйти из жизни. Якобы до начала заседания он пробрался в зал и с помощью жевательной резинки прикрепил к скамье подсудимых ампулу с ядом. Сенсация принесла Блейбтрею немалые деньги, хотя была лживой от начала до конца - в то время зал заседаний охранялся лучше, чем любое другое место в Европе. А спустя несколько лет то же самое, что и австрийский журналист, заявил обергруппенфюрер Бах-Зелевски, выпущенный из тюрьмы. Но передачу яда Герингу он приписал себе. Возможно, лгали они оба. М.Ю. Рагинский считал, что яд был передан Герингу через офицера американской охраны за солидную взятку. А передала его жена Геринга, которая приезжала к мужу за несколько дней до назначенной даты исполнения приговора.

При исполнении приговора Международного военного трибунала присутствовали по двое журналистов от каждой из четырех держав победительниц и официальный фотограф. Советский журналист, корреспондент газеты «Правда» Виктор Темин так изложил свои впечатления:

«В окно гостиницы мне виден Нюрнберг - Нюрнберг 15 октября 1946 года. Мрачно и пустынно на его улицах. Ровно в 8 часов вечера по берлинскому времени мы, восемь корреспондентов, по два от четырех союзных держав - Советского Союза, Соединенных Штатов, Англии и Франции явились в здание суда...

Пришел шеф Нюрнбергской тюрьмы американский полковник Эндрюс, и от всех восьми корреспондентов было взято обязательство не покидать здания тюрьмы и отведенных им мест, а также ни с кем не общаться до особого указания четырехсторонней комиссии».

Полковник Эндрюс провел приглашенных журналистов по зданию тюрьмы. Подсудимые еще не знали ни того, что их ходатайство о помиловании отклонено решением Контрольного совета, ни того, что приговор будет незамедлительно приведен в исполнение. После осмотра тюрьмы, писал Темин, «мы проходим через двор, вернее тюремный сад, освещенный электричеством, к небольшому одноэтажному зданию... Здесь сегодня должна состояться казнь.

Входим в здание. Прямо против двери - три виселицы, окрашенные в темно-зеленый цвет. Тринадцать ступеней ведут на эшафот.На чугунных блоках - новые, толстые манильские веревки, которые выдерживают груз более 200 килограммов. Основание эшафота высотой более двух метров закрыто брезентом. Под каждой виселицей - люк с двумя створками, которые открываются нажатием рычага. Казненый падает в отверстие на глубину два метра 65 сантиметров. Виселиц три, но только две приготовлены для казни. Около них лежат черные колпаки, которые будут в последний момент накинуты на головы осужденным. Одна виселица запасная. Правый угол здания отгорожен брезентом. Сюда будут сносить тела казненых. Закончив осмотр, возвращаемся в отведенные нам комнаты в здании Международного военного трибунала.

...После объявления об утверждении приговора всем осужденным были надеты наручники. Всех нас, восемь журналистов, проводят к месту казни, и мы занимаем указанные нам места против эшафота на расстоянии примерно трех-четырех метров. Входят члены комиссии, медицинские эксперты, офицеры американской охраны. От каждой из союзных стран: СССР, США, Англии и Франции присутствуют по пять человек. Сюда входят: генерал, врач, переводчик и два корреспондента... Все остальные занимают специально отведенные для них места слева от эшафота. У виселиц на эшафоте занимают место два американских солдата: переводчик и палач.

Первым вводят под руки Иоахима фон Риббентропа. Он бледен, пошатывается, секунду-две стоит с полузакрытыми глазами, как бы в состоянии полной прострации. С него снимают наручники и связывают руки за спиной. Вводят Кальтенбруннера. Этот изверг был правой рукой Гиммлера. У него бегающие глаза и огромные руки душителя... Кальтенбруннер бросает умоляющий взгляд на пастора. Тот читает молитву. Кальтенбруннер блуждающим взглядом смотрит вокруг. Но бесстрастный палач накидывает ему на голову черный колпак... Все мы, 25 человек, присутствовавшие при казни, люди разных рангов, возраста, национальностей, взглядов, думаем в эти минуты одинаково: виновников военных преступлений нужно наказывать сурово и беспощадно».

16 октября 1946 года четырехдержавная комиссия по заключению главных военных преступников распространила следующее заявление: «Приговоры к смертной казни, вынесенные Международным военным трибуналом 1 октября 1946 г. нижеуказанным военным преступникам: Иоахиму фон Риббентропу, Вильгельму Кейтелю, Эрнсту Кальтенбруннеру, Альфреду Розенбергу, Гансу Франку, Вильгельму Фрику, Юлиусу Штрейхеру, Фрицу Заукелю, Альфреду Йодлю, Артуру Зейсс-Инкварту, были приведены в исполнение сегодня в нашем присутствии.

Геринг Герман Вильгельм совершил самоубийство в 22 часа 45 минут 15 октября 1946 г. В качестве официально уполномоченных свидетелей от немецкого народа присутствовали: министр-президент Баварии д-р Вильгельм Хогнер, главный прокурор города Нюрнберга д-р Фридрих Лейснер, которые видели труп Германа Вильгельма Геринга».

После казни тела повешенных, и труп самоубийцы Геринга положили в ряд, их сфотографировал официальный фотограф. Затем тела были сожжены, а на другой день этот прах развеяли с самолета по ветру.

Быть палачом добровольно вызвался сержант американской армии Джон Вуд. Не успел закончиться Нюрнбергский процесс, как начался процесс Токийский. В Нюрнберге США не могли играть ведущей роли, поскольку, в общем-то, не внесли существенного вклада в разгром гитлеровских войск. В отличие от Англии. Однако в отношении войны с Японией никто не мог сказать, что она далась Америке малой кровью. И Америка решила превзойти европейцев по всем статьям, и по масштабам готовящегося действа, и по размаху.

Японии вменили в вину вообще союз с Германией и Италией, который был подписан в Берлине 27 сентября 1940 года, сроком на 10 лет. Нацистское правительство предполагало, что японская агрессия ослабит и поставит в невыгодное положение те страны, с которыми они находились в состоянии войны, и те страны, с которыми они намеревались завязать войну. Соответственно нацистские заговорщики призвали Японию добиваться «нового порядка».

Судьи отметили, что, пользуясь успехами агрессивной войны, которую в то время вела Германия, Япония 7 декабря 1941 года совершила нападение на США в Пёрл-Харбор и на Филиппины, а также на Нидерланды в юго-западной части Тихого океана, на Британское Содружество Наций, на французский Индокитай.

В 1946 году был учрежден Международный Военный Трибунал для Дальнего Востока с местопребыванием в Токио. Устав этого Трибунала был утвержден приказом Главнокомандующего союзных войск на Дальнем Востоке Макартура 19 января 1946 года. Устав определял структуру Трибунала, юрисдикцию и общие условия, обеспечивающие справедливый суд над обвиняемыми. Кроме того, были утверждены правила процедуры Международного Военного Трибунала для Дальнего Востока, регламентировавшие: извещение подсудимых, представление дополнительных документов, порядок ведения процесса, допроса свидетелей, рассмотрения ходатайств, ведения протокола и т. д.

Список стран, представленных на этом процессе, был гораздо шире. Обвинительное заключение по делу 28 главных японских военных преступников было составлено от имени США, Китайской Республики, Великобритании, СССР, Австралии, Канады, Франции, Нидерландов, Новой Зеландии, Индии и Филиппин. Оно содержало 53 пункта, сгруппированных в трех главах.

Первая глава содержала обвинение в преступлениях против мира в соответствии со статьей 5 Устава Международного Военного Трибунала для Дальнего Востока. Пункт «а» этой главы предусматривал следующие преступления: планирование, подготовка, развязывание или ведение объявленной или необъявленной агрессивной войны или войны, нарушающей международное право, договоры, соглашения или обязательства, или же участие в совместном плане или заговоре в целях осуществления любого из упомянутых выше действий. Пункт «б» устанавливал ответственность за преступления против правил и обычаев войны.

Вторая глава определяла ответственность за убийства, заговоры и покушения на убийство, являющиеся действиями, за которые перечисленные лица, каждый из них в отдельности, несут персональную ответственность. Эти действия являются одновременно и преступлениями против мира, против законов войны и преступлениями против человечности, а также нарушением всех параграфов статьи 5 упомянутого Устава, международного права и внутренних законов всех или одной и более стран, где эти преступления совершались (включая Японию).

Третья глава содержала обвинения в преступлениях против обычаев войны и в преступлениях против человечности, являющихся актами, за которые названные лица и каждый из них в отдельности несут персональную ответственность согласно статье 5 Устава Международного Военного Трибунала для Дальнего Востока и согласно международному праву или одному из них.

Например, пункт 45 гласил: «Обвиняемые Араки, Хасимато, Хата, Хиранума, Хирота, Итагаки, Кал, Кидо, Мацуи, Муто, Судзуки и Умедзу 12 декабря 1939 года и в последующие дни посредством незаконных приказов, попустительства и разрешения вооруженным силам Японии напасть на город Нанкин, и путем организации массовых убийств его жителей и нарушения международного права незаконно убили тысячи лиц гражданского населения и разоруженных солдат Китайской Республики, имена и численность которых в настоящее время неизвестны».

Пункты «б» и «е» статьи 5 предусматривали ответственность за такие преступления против законов ведения войны и против человечности, как убийства, истребление, порабощение, а также другие бесчеловечные акты, совершенные как по политическим, так и расовым мотивам.

Во всех пунктах обвинительного заключения были детализированы как сами многочисленные акты преступных деяний, так и формы конкретного участия в них отдельных обвиняемых. Все обвиняемые занимали самые высокие посты в правительстве и командовании вооруженными силами. Было отмечено, что все эти преступления были заранее запланированы в целях осуществления бредовой идеи японской военщины: обеспечить господство Японии, нацистской Германии и фашистской Италии над миром. Осуществление агрессии сопровождалось неслыханными жестокостями, полным попранием принципов свободы и уважения человеческой личности, разорением экономики, уничтожением культурных ценностей.

Участвующий в процессе обвинитель от СССР А.Н. Васильев сделал особый акцент на то, «что главные японские военные преступники вершили свои преступления вместе со своими сообщниками из гитлеровской клики и что империалистическая Япония должна разделить ответственность гитлеровской Германии за все совершенные ею злодеяния».

Миллионы погибших на полях сражений и замученных в фашистских застенках; миллионы женщин, детей и стариков, истребленных в мирных городах и селах, гибель колоссальных культурных и исторических ценностей, варварски уничтоженных, - таков счет, предъявляемый человечеством к империалистической Японии в сообщничестве с гитлеровской Германией».

Во время процесса никто не упоминал о варварской бомбардировке мирных японских городов Хиросима и Нагасаки ядерными бомбами - акции, которая спустя несколько лет была всем миром признана действительно бесчеловечным деянием. Зачем, ведь это делалось США «во имя мира». Какой цинизм!

12 ноября 1948 года Международный Военный Трибунал в Токио огласил приговор главным японским военным преступникам. К смертной казни через повешение были приговорены Коки Хироти, Сейсиро Итагаки, Хейтиро Китура, Иване Мацуи, Якиро Муто, Хидеки Тодзио, Кенузи Доихара.

К пожизненному заключению были приговорены: Наоки Хосино, Садао Араки, Коици Кидо, Кунлаки Койго, Дзиро Минами, Такаумо Оки, Хироси Осита, Кеирио Сато, Сигетыро Симада, Тейици Судзуки, Тосио Сиратору, Иосидзиро Умедзу, Оконори Кайя, Сюнропу Хата, Киициро Хиранума, Кингоро Хасимото. Подсудимый Сигенори Того был приговорен к 20 годам, а подсудимый Мамору Сигемицу - к 7 годам тюремного заключения.

Двое подсудимых - Осами Нигано и Иосуки Мацуока - умерли во время судебного разбирательства, а подсудимый Сюмей Окава признан умалишенным, в связи с чем, его дело было прекращено до его выздоровления.

Подведем некоторые итоги.

Впервые в истории человечества вселенское зло было осуждено и наказано так сурово мировым сообществом. Национал-социализм, фашизм и милитаризм были признаны чуждыми идеологиями. Их ценности антигуманными и недостойными для будущего народов, населяющих Землю.

Человечество должно было извлечь урок, чтобы в будущем не повторять тех ошибок, которые приводят к катастрофическим последствиям.

Казалось, что после такой страшной войны люди прозреют. Из международной политики и права исчезнут такие понятия как национализм и шовинизм, фашизм и милитаризм. Но действительность оказалась совсем иной. На мировую арену вышел иной хищник – США со своей великодержавной доктриной.

Отныне, в мире законным является только то, что устраивает американцев. Все страны и народы, проводящие самостоятельную политику, должны быть наказаны под любым предлогом. Для этого все средства хороши.

Холодная война, развал СССР, многочисленные вмешательства во внутренние дела суверенных государств, санкции и наконец, идеологическая подрывная работа с целью окончательно сломить любое сопротивление мировой гегемонии США – вот с чем реально столкнулась, сегодня, Россия

Важным звеном в борьбе с Россией, США считало и считает Украину. Разорвать, казалось неразрывную связь наших братских народов, поставить у власти своих марионеток, воспитать поколение людей, которые будут исповедовать американские ценности, заставить ненавидеть Россию и русских - вот задача, которую выполняет сегодня американская политика и идеология.

Отметим, что им многое удалось. Вина в этом не только американцев, но и наша. После распада СССР наши политики и юристы увлеклись работой с приходящими во власть не всегда порядочными людьми, забывая при этом о работе с простыми людьми. А они то, как раз и подвергались той самой враждебной обработке. За 23 года самостийности на Украине возникли иные ценностные ориентиры. Сегодня многие украинцы совершенно уверенно считают Россию врагом. Этих людей не отрезвили преступления, связанные с сожжением людей в Одессе, глумлением над памятниками в Харькове и других городах и поселках.

Своё несогласие и протест смогли высказать и проявить только жители Донецкой и Луганской областей. Попытка официального Киева задавить справедливое выступление народа закончилась провалом. Но война продолжается и приносит много страдания и боли, ни в чём не повинным людям.

Сложно прогнозировать дальнейшее развитие ситуации на Украине. Очень хочется верить, что скоро наступит прозрение народа. К нему вернутся утраченные ценности, а зло буде наказано.

В заключении своей статьи я хотел бы привести текст письма жителя Харькова к Н.С. Михалкову от марта 2014 г. без комментарий.

Освобождение! Письмо харьковчанина


Что нам непрерывно говорят каждый день наши начальники?

Что уже 23 года мы независимые и свободные. Мы не рабы, мы не быдло, мы почти европейцы. Разве это не самое прекрасное, что могло с нами случиться. Мы скинули все оковы, какие только можно скинуть. Мы освободились от кровавых тиранов, от кровавой истории. От всего, что нас связывало с «ними».

По нашей стране уже давно, почти четверть века гуляет такой воздух Свободы, Равенства, Братства, которого нет больше нигде. Разве это не так? Разве мы не должны этим беспрерывно гордиться? Не этого ли мы хотели и не к этому ли мы стремились все эти годы?

Разве не это мы слышим с телевизоров и интернетов каждую минуту?


Мы готовы отдать жизни за эту свободу!!! Это наша высшая ценность. Выше не бывает.

Нет ничего важнее в этом мире, чем наша независимость. Руки прочь от Украины. И так далее и тому подобное…

А от кого мы независимы? Как страна, как народ? На минутку… просто задумайтесь. Кому принадлежит власть? Народу?

Или олигархам? Кто все эти годы богател? Народ или они, эти радетели за народ, кто громче всех кричит о нашем единстве и наших свободах? Чьи каналы и сайты твердят нам про это ежеминутно?

Почему каждый выбранный нами президент, каждый раз обещал нам столько всего…, и почему мы за все это время не получили ничего, кроме этой «свободы» и «независимости», ради которой мы теперь готовы умирать в борьбе со злобным и коварным соседом?

Каждый из нас должен больше 3000 долларов. Каждый, включая грудных детей! Это наш долг всему миру. 140 миллиардов долларов. Где эти деньги? Их нет! А долги есть. И тебе, и мне, и каждому члену наших семей надо их оплачивать.

Вот такая у нас независимость. Может ли должник быть независимым, как нам твердят все это время?

Именно это и есть наша главная ценность? Платить долги? И, кстати, эта ценность с каждым годом растет.

А кому все эти годы наша главная ценность — Независимость служила? Власти, политикам и олигархам? Прикрываясь выборами, нас заставляли выбирать очередных шумных политиков. Которые снова и снова обещали нам процветание. И снова и снова этого не происходило. Вернее процветание случалось у власти, политиков и олигархов. А в этот раз, думаете нам повезет больше?

Так может быть именно для олигархов главной ценностью и является независимость? Независимость от народа. Свобода грабить, воровать, свобода врать и стравливать нас между собой.

Все что нас окружает, что строили наши родители, отцы принадлежит им. Они смогли, гипнотизируя нас словами о свободе, демократии и независимости присвоить себе все! Они набирают кредиты, строят замки, виллы, яхты. У них счета за границей, а их отпрыски учатся в самых престижных и дорогих университетах на Западе. А мы за это платим!

А если ты сомневаешься в ценности такой независимости, то ты предатель, ты продался Москве и лично Путину.

Разве не так?

А может за эти годы мы стали независимы и свободны от своей истории, своего языка, своих корней и предков?

Нас заставили отказаться от своих подвигов, великих подвигов и достижений нашего народа. Нашего Великого Народа.

Почему-то наши герои теперь те, кого наши же предки давили в Великую Войну. Как так случилось, что мы сносим свои же памятники, памятники нашим предкам, отцам и дедам. Это же наша память. Кому так нужно разрушить ее?

Мы как полоумные опять лезем на баррикады. Орем, что уж на этот раз мы точно заживем как в сказке. В который раз это происходит с нами, что это за заколдованный круг. Что за морок?

Мы же скинули коррумпированную власть, снова. В который уже раз. И опять призрак надежды, как мираж манит, нашептывая со всех углов, что в этот раз мы уж точно будем процветать и все просто подохнут от зависти.

Мы потеряли за эти годы больше 6 миллионов! наших граждан. Это невозможные цифры. В мирное время. Это близко к потерям всего гражданского население СССР во время самой страшной войны в истории человечества. И мы потеряли их при мире, независимости и демократии.

Чего мы добились за 23 года этой одурманивающей свободы? Чем нам можно гордиться? Что наши женщины ухаживают за старухами или работают в борделях? Что наши мужчины конкурируют с польскими за право собирать клубнику в Португалии или с молдаванами — класть плитку в России? Что у нас нет нормальной армии, которая нас может защитить, а теперь еще нет и милиции? А наши дети готовы драться с нашими же сыновьями и отцами из Беркута?

Нам остаётся гордиться, что мы украинцы. И это наш единственный повод для гордости?

Почему мы пытаемся обелить предателей, и сделать из них героев? Где наши настоящие герои, которых знает весь мир? Где наш Шекспир, Энштейн, Гагарин? Хоть кто-то, кто может дать нам проблеск, надежду и веру?

Отвлекись на минуту от всего и посиди в тишине. Попробуй просто подумать: где все то, что у нас было? Почему мы отказались от наших побед? Почему мы расковыряли себе болячки с голодомором и сидим, ревем? Как этим можно вдохновиться, что-то созидать и строить под такой идеологией?

Постой! Но ведь это же мы запускали первый спутник! Это же мы победили Наполеона, Гитлера, турок и шведов и еще кучу других народностей и племен, приходивших на нашу землю!

Это же мы создали самую великую и огромную страну в истории человечества! Это мы создали атомные станции и бомбы! Это нас еще вчера боялся и уважал весь мир! Где это сейчас? Где? Почему мы отказались быть великим народом и приняли на себя участь обиженных? Кто украл у нас нашу историю и наши победы? Россия? Москали?

Мы позволили себе это сделать, мы сами отказались от своей памяти, своих предков, подвигов. Поверили в новых лживых идолов и героев. Мелких и ничтожных, в сравнении с тем, что у нас было еще вчера. Разве можно сравнить Гагарина и Бендеру?

По Киеву ходят идейные парни в масках и с палками. Одна часть народа заживо жжет другую. Стреляет друг в друга. Как мы это допустили? Мы снова верим новой революции, новым обещаниям.

Почему мы стали жалкими, беспрерывно крича, что мы независимые и свободные. У нас украли прошлое, теперь крадут остатки будущего. Мы учим своих детей по ложным учебникам ложной истории. Как это могло с нами произойти? Что случилось?

Я завидую Россиянам, я завидую этим «кацапам» и «москалям»!

Я завидую их Олимпиаде и их армии, у меня много знакомых, есть и родственники в России. И я вижу, как они меняются и растут. Они верят своему Президенту. Они верят в свою армию. Они гордятся своей великой историей, своими достижениями и победами.

А это же была наша общая история…и победы и достижения. Еще вчера. Они примирились с собой. Они наплевали на боготворимый нами Запад. И они идут дальше и развиваются, чтобы не говорили нам по нашим телевизорам и на наших форумах. И я понимаю, что это мы теряем, а не они. Мы становимся слабее, а они сильнее.

И как бы мы громко не кричали «Слава Украине!» это уже не остановить.

Совсем недавно мы ехидничали, когда у них была Чечня.

А сейчас чеченцы уже не меньше русские, чем сами русские. Они готовы биться за свою возрождённую и Великую Страну. Частью которой они являются. И уже чеченскими батальонами пугают нас. Как это произошло???

Они же убивали друг друга еще вчера. А причина проста: чеченцы смогли вспомнить, что они русские, и что они часть Великой Страны и Великого Народа.

Мы злорадствуем, когда у них теракты и катастрофы.

А они преодолевают их раз за разом, и становится сильней! Хотя против них весь мир!

Они падают и снова поднимаются. Стоят и лыбятся. Только сплевывают кровь, сквозь зубы.

А мы кричим, что это они рабы. Что скоро они развалятся, нефть  упадет, НАТО нападет, и на них обрушатся очередные кары. А ведь они — это же мы! Мы плюем в свое отражение. Сами в себя.

Нам нужно обязательно вспомнить, что мы единое целое. И когда мы начнем это понимать и осознавать, придет то чувство, когда-то бывшее в наших предках. Чувство внутренней силы, надежды, веры и гордости за то, что мы тоже русские.

И не важно, кто наши предки: украинцы, татары, евреи, буряты или узбеки. Не важно, кто мы по вере: католики, православные, мусульмане или иудеи. Это не главное. Главное то, что мы — русские! И мы часть Великого народа и Великой страны.

Да у нашей Великой Страны и Великого Народа есть еще проблемы. Но если мы вспомним, что мы — русские, изменится все и навсегда! И этого боятся все.

Боятся, что мы это вспомним и снова будем вместе.

И поэтому со всех сторон плетётся эта паутина лжи, вранья. Поддерживается вся эта злость и ненависть, и у нас и в России.

Они не дают нам проснуться. И если мы не вспомним, кто мы, то не проснемся уже никогда.

По поводу сложившейся ситуации, оккупации и прочего.

Кто кричит громче всех, что нам нужно защищать «нашу» независимость, единство и свободу? Те же чиновники, олигархи и депутаты. Они до ужаса боятся, что за все, что произошло за эти годы с нашей Родиной, придется отвечать.

А может это не оккупация? А может быть это идет освобождение? Это пришли наши, когда уже почти совсем не осталось надежды, когда мы уже почти сдались.

И нам нужно встать вместе и уничтожить всех этих лживых политиков, олигархов, мэров и чиновников, которые с пеной у рта кричат, чтобы мы шли умирать! Умирать за их виллы, яхты и замки, за их счета в банках, за их свободу грабить и независимость от ответа за свои поступки.

Я понимаю, что этот манифест будут выпиливать из интернета. Будут тысячи злобных комментариев, будут кричать, что я предатель, продался Путину, что я кацап, ватник и москаль. Мне безразлично. Я знаю, что за мной – правда.

Я патриот Украины, настоящий патриот, и сейчас решается судьба моего народа и моей Украины.

Мы или вспомним, кто мы есть, или просто исчезнем.

Я люблю мой украинский народ, своих предков и свою культуру.

Я украинец, но больше этого я — русский!



Андрей Авраменко, Харьков
Литература

Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в 7 томах.-М., 1961.-Т.7



Рагинский М. Ю., Розенблит С. Я., Международный процесс главных 

японских военных преступников, М. — Л., 1950.



©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет