Вечер-реквием «И скорбь, и память, и покаяние»



жүктеу 73.45 Kb.
Дата18.04.2016
өлшемі73.45 Kb.
: img -> upload -> 3134 -> documents
upload -> О профессиональных объединениях аудиторов и аудиторских организаций
upload -> Народный Банк Грузии
upload -> Перечень объектов недвижимости, принадлежащих на праве собственности
upload -> История Вторжения кочевых племен Дашт-и Кипчака в Среднюю Азию (XVI в.)
upload -> Исаевна внутриличностная конфликтность школьников и ее коррекция в педагогическом процессе. 19. 00. 07 педагогическая психология
upload -> Медико-психологическая реабилитация инвалидов по зрению 19. 00. 10 коррекционная психология 19. 00. 04 медицинская психология
upload -> Таджикско армянские литературные связи в новое время 10. 01. 03 Литература народов стран зарубежья
upload -> Криоморфогенез и литодинамика прибрежно-шельфовой зоны морей восточной сибири
upload -> Таджикская журналистика в период культурной революции (1929-1940 гг.) 10. 01. 10 журналистика
documents -> Тематический вечер «Гори, казачества звезда!» (обычаи и обряды Уйского казачества) Вед 1
Вечер-реквием «И скорбь, и память, и покаяние»

(Сценарий, посвящённый Дню памяти жертв политических репрессий)

Добрый день! Сегодня наша страна отмечает День памяти жертв политических репрессий. В этот день в России вспоминают миллионы людей, которые были необоснованно подвергнуты репрессиям, отправлены в исправительно-трудовые лагеря, в ссылку, лишены жизни в годы сталинского террора. Память о национальных трагедиях так же священна, как память о победах.

Всем тем, кто прошёл лагеря, лай собак и конвой,

Кто был осуждён по статье пятьдесят восьмой,

Кто был обручён кандалами, колючкой, цепями,

От нас только скорбь, только слёзы и вечная память…

Почтим память безвинно убиенных и пострадавших, минутой молчания. (зажигается свеча)
История – это память народа. А было разное. Было то, чем по праву гордимся, что бережно храним, чему поклоняемся, но было и то, о чём предпочитаем молчать.

Историческая справка: Репрессии - это меры принуждения, подавления, наказания, применяемые по политическим мотивам государственными органами в отношении своего населения. Основным механизмом репрессий являлась организация политических судебных процессов, большей частью сфабрикованных; однако физическая ликвидация осуществлялась и чрезвычайным порядком (без суда и следствия). Государственная репрессивная политика осуществлялась специальными органами: ВРК, ВЧК, ОГПУ, НКВД, НК гос. безопасности, МГБ. Кроме самой кровавой стороны репрессий – осуждение и лишение жизни были и другие – раскулачивание, ссылка, высылка, направление на принудительное привлечение к труду в условиях ограничения свободы (трудармия), лишение гражданства и др. Политические репрессии в нашей стране носили массовый характер с 1917 по 1952 годы. В этот период уничтожались целые слои и сословия нашего народа. Было практически ликвидировано казачество. «Раскулачено» и обескровлено крестьянство. Политическим репрессиям подверглись и интеллигенция, и рабочие, и военные, а также представители всех религиозных конфессий.

«Волгой народного горя» называл Александр Солженицын бесконечный «поток» репрессированных в то время. Только в Челябинской области было осуждено 37 тыс. 41 человек, из них к расстрелу приговорены 11 тыс. 592 человека.

В Уйском районе по неполным данным было репрессировано 360 человек. А массовые репрессии были связаны в основном с политикой расказачивания, то есть ликвидации казачества как сословия, а так как казаки во все времена были зажиточной частью населения, то и раскулачивание тоже большей частью коснулось их. Долгие годы многие имена уйчан если и не были запрещены, то по крайней мере в широком кругу о них не говорили. Родственники репрессированных в большинстве случаев не акцентировали внимание на том факте, что их родные были в своё время арестованы.

Сегодня восстановлены добрые имена многих, кто невинно пострадал в годы репрессий, они полностью реабилитированы, стала известна горькая участь многих из них.

Не смотря на страшные годы террора, помощь и взаимовыручка людей в трудной ситуации оставались лучшими качествами, которые не смог задушить сталинский режим. Примером тому служит история Ивана Петровича Захарова и Агафьи Афанасьевны которые проживали тогда в Приданниковке. Случилось это в 1931 году, отец Ивана Петровича, Пётр Кузьмич Захаров со своим семейством был вынужден бросить в селе дом, имущество, скот, сельхозинвентарь и всё, что было нажито годами, и под покровом ночи уехать в неизвестность. А сын с семьёй остались в селе. Они жили отдельно, имели двухэтажный дом. На первом этаже жила семья работника – муж, жена и двое детей. Они помогали и по дому и по хозяйству, за стол садились все вместе одной семьёй. После отъезда отца в адрес Ивана Петровича стали раздаваться реплики: мол сын кулака и тебя тоже надо раскулачить. Но раскулачивать его не решались, так как он принадлежал к середнякам. И тем не менее в отместку за бегство отца, сумевшего избежать раскулачивания и ссылки, Ивана Петровича в 1931 году под осень нарядили пилить лес в окрестностях Аши. Власти не снабдили лесорубов ни жильём, ни одеждой, ни достаточным питанием. За время изнурительной работы одежда поизносилась. Рабочие жили впроголодь, в наскоро сделанных шалашах. Иван Петрович скоро простудился и оказался перед трудным выбором: остаться работать дальше, а это верная погибель, или решиться на бегство. И он решился на побег. Его стали разыскивать органы НКВД, чтобы обвинить во вредительстве, саботаже и раскулачить. В один из холодных дождливых дней четыре работника НКВД приехали в дом к Агафье Афанасьевне и стали её допрашивать. Требовали, чтобы она показала место, где скрывается её муж. Допрос продолжался долго, методом избиения, но Агафья Афанасьевна ничего не ответила, так как просто не знала, где муж. Под конец допроса мать с девятимесячным сыном вывели на улицу и имитировали расстрел – стреляли поверх головы. Они пообещали, что приедут завтра, и если она не скажет, где её муж, расстреляют обязательно. Когда наступила ночь, работник Галим Насыров вывел двух лошадей из конюшни, переодел Агафью Афанасьевну в башкирский национальный костюм, а лицо её закрывала паранджа. Переодели и маленького сына. После этого поехали они в село Агыр (сейчас это село Выдринка), где жили родители Агафьи. Когда до Агыра оставалось километра два, налетел отряд конных конвоиров. С Галимом они разговаривали грубо, попытались сорвать паранджу с лица женщины, но Галим умолял не делать этого, не оскорблять национальное достоинство. – Лучше убейте, но паранджу не снимайте!

- Ладно, проезжай. Видим, что ты бедный человек. Таким образом Агафья Афанасьевна с ребёнком были спасены. А позднее жена получила весточку от мужа. Узнала, что он жив и находится в селе Поляковка. Так семья вновь воссоединилась.

У каждого человека жизнь только одна. И ничего в ней вернуть и повторить не дано. Вот так тяжело и трагично сложились судьбы 360 жителей нашего района.

На протяжении многих лет нами, сотрудниками центральной библиотеки ведутся поиски по сбору информации о репрессированных гражданах нашего района. По материалам районной газеты «Колос», из статей Николая Шибанова, Михаила Изергина, Николая Григорьева и других краеведов был составлен первый «список репрессированных жителей уйского района», далее он не раз пополнялся фамилиями наших односельчан. О некоторых репрессированных известна биография, от других остались только имя и фамилия, третьи сгинули бесследно.

По решению правительства сегодня во всех регионах страны создаются Книги Памяти . Совсем недавно на сайте Государственного комитета по делам архивов Челябинской области появилась электронная «Книга памяти жертв политических репрессий Челябинской области». Книга памяти – это огромный труд нескольких десятков человек, она подготовлена на основе архивно-следственных дел лиц, осуждённых по политическим статьям УК РСФСР и реабилитированных в соответствии с Законом Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18 октября 1991 года. Данная Книга Памяти составлена в алфавитном порядке. В неё внесены следующие сведения о репрессированных: фамилия, имя, отчество, год и место рождения, место жительство на момент ареста, место работы, должность, дата ареста, дата осуждения, мера наказания. Из огромного списка «Книги» мы выявили фамилии наших земляков и существенно дополнили наш список, и на его основе составили картотеку. Сегодня, каждый желающий с помощью картотеки и электронной Книги памяти может найти среди фамилий своих родных, предков и восстановить историю.

Считаем, что необходимость и важность работы по увековечиванию исторической памяти народа не вызывает сомнений. Данная работа будет нами продолжена и в дальнейшем по мере поступления информации, чтобы ни один пострадавший не остался безымянным.

О безвинно погибших наших земляках помнит народ, помнит страна. В Челябинской области одним из памятных мест, связанных с периодом репрессий является мемориал - «Золотая гора», расположенный на северной окраине поселка Шершни под Челябинском. Это место захоронения жертв репрессий. В 1992-ом году «Золотая гора» обрела статус памятника истории областного значения. Предположительно на «Золотой горе» покоятся свыше 12-ти тысяч человек. Установить имена погибших не удалось, считается, что там могут быть останки и наших земляков, расстрелянных в 30-е годы. На Уйском кладбище в 1992 году установлен памятник жертвам сталинских репрессий. Закончить сегодняшнюю встречу нам бы хотелось замечательным стихотворением:



Две России - взглянули друг другу в глаза, 
Ужаснулись, и вновь отвернулись, 
Ибо правда была - откровенна и зла, 
Отражая - доносы и пули  
Да и что же такое ответить могли 
Палачи - своим выжившим жертвам, 
Не успевшим упасть под гортанное «Пли!», 
Уцелевшим ли, павшим ли, мёртвым 
 
Что ответить - лежащим в безвестных полях, 
Вдоль несчётных дорог и каналов, 
Где шумят о погибших теперь тополя, 
Где смеяться и петь - не престало. 
 
Да, и ныне - потомки былых палачей 
Вновь тоскуют по «чёрным Марусям», 
Снова ждут и погромных «хрустальных ночей», 
И тиранов - вновь ждут, не дождутся 
 
Что же им, палачам, своим жертвам сказать, 
Тем, которых убили их пули? - 
Две России - взглянули друг другу в глаза, 
Ужаснулись, и вновь отвернулись... 

Андреевский Александр

Уводили тебя на рассвете.


За тобой, как на выносе шла,
В темной горнице плакали дети,
У божницы свеча оплыла.
На губах твоих холод иконки.
Смертный пот на челе… не забыть!
Буду я, как стрелецкие жёнки,
Под кремлёвскими башнями выть.

Зори всходят и заходят,


Жизнь меняется сполна.
Только вы, отцы и деды,
Не вернетесь никогда.

Чем измерить то страданье?


Как утешить эту боль?
Неизвестность, расставанья
Унесли у нас покой.

И за что такая кара?


В чем была у вас вина?
И в застенках, умирая,
Вы не дрогнули тогда!

Ну, а мы, потомки ваши,


Будем помнить вас всегда!
И Россия – мать родная –
Не забудет никогда.

ДВЕ РОССИИ... «Теперь две России взглянут друг другу в глаза - 
та, что сидела, и та, что сажала» 
/Анна Ахматова/ 



©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет