Внешняя политика и безопасность государств южнотихоокеанского региона в 80-е-90-е годы ХХ века



жүктеу 0.76 Mb.
бет1/3
Дата31.03.2016
өлшемі0.76 Mb.
түріАвтореферат
  1   2   3
: uploaded
uploaded -> Разработка научно-технологических основ производства катализаторов дегидрирования для синтеза изопрена
uploaded -> О профессиональных объединениях аудиторов и аудиторских организаций
uploaded -> «Жұмыссыз азаматтарға анықтама беру» мемлекеттік қызмет стандарты
uploaded -> «Жылжымайтын мүлік объектілерінің техникалық паспортын беру» мемлекеттік қызмет стандарты
uploaded -> «Жер учаскесінің тиесілілігі туралы ақпарат беру» мемлекеттік қызмет стандарты
uploaded -> «Жер учаскесіне кадастрлық ақпарат беру» мемлекеттік қызмет стандарты
uploaded -> Регламенті Жалпы ережелер «Тұқым шаруашылығын дамытуды субсидиялау»
uploaded -> Солтүстік Қазақстан облысы әкімдігінің 2015 жылғы «10» қыркүйектегі
uploaded -> Сабақтың тақырыбы: Сабырсыз,арсыз, еріншек. Абай Құнанбаев
uploaded -> «Кеме ипотекасын мемлекеттік тіркеу» мемлекеттік қызмет стандарты Жалпы ережелер

На правах рукописи

Тимошенко Валерий Николаевич


ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА И БЕЗОПАСНОСТЬ ГОСУДАРСТВ ЮЖНОТИХООКЕАНСКОГО РЕГИОНА В 80-е–90-е ГОДЫ ХХ ВЕКА

Специальность 07.00.03 – Всеобщая история



Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Хабаровск 2011


Работа выполнена на кафедре Всеобщей истории Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Дальневосточный государственный гуманитарный университет».

Научный консультант: Доктор исторических наук,

профессор М. И. Светачев


Официальные оппоненты: Доктор исторических наук,


Кистанов Валерий Олегович

Доктор исторических наук, профессор

Анисимов Александр Леонидович
Доктор исторических наук, профессор

Лихарев Дмитрий Витальевич

Ведущая организация: Институт Востоковедения

Российской Академии Наук

Защита состоится 25 февраля 2012 г. в 10.00 на заседании диссертационного совета ДМ 212.293.02 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Дальневосточный государственный гуманитарный университет» по адресу: 680000, г. Хабаровск, ул. К. Маркса, 68, корп.1, ауд. 311.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеки Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Дальневосточный государственный гуманитарный университет»

Автореферат разослан «____» января 2012 г.
Ученый секретарь диссертационного совета,

кандидат исторических наук Н. А. Макуха


Общая характеристика работы
Актуальность темы. Южнотихоокеанский регион (ЮТР), расположенный на огромной территории южной части Тихого океана, является одним из крупнейших субрегионов мира. Он включает в себя целый континент – Австралию, а также крупнейшее в мире скопление островов и архипелагов, протянувшихся от Новой Зеландии на юге и до Гавайских островов на севере, известных под общим названием Океания. ЮТР является составной частью Азиатско-Тихоокеанского региона, одного из наиболее динамично развивающихся регионов мира. В АТР проживает более половины населения планеты, и на долю региона приходится свыше 50 % мирового промышленного производства и почти треть товарооборота.

Южнотихоокеанский регион (Австралия, Новая Зеландия и Океания), в силу своей географической отдаленности и ограниченности природных ресурсов, долгое время находился в стороне от глобальных политических и экономических отношений. Однако, в начале 80-х годов ХХ века ситуация в регионе изменилась. Всплеск антиядерной политики произошел в Новой Зеландии. Страна фактически вышла из военно-политического блока АНЗЮС, созданного под эгидой США. Переосмысление внешней и оборонной политики происходило в Австралии. Австралийцы стремились пересмотреть свою роль в мире и в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Районом нестабильности стала Океания. Молодые независимые государства столкнулись с множеством экономических и политических проблем, которые приводили к серьезным конфликтам и столкновениям.

Южнотихоокеанский регион можно рассматривать в качестве одной из первых «жертв» глобализации. Периферийное положение, слабая экономическая база и политическая несамостоятельность делали его чрезвычайно зависимым от внешних факторов, а следовательно, наиболее чувствительным к любым изменениям глобального и регионального характера. Необходимо отметить, что регион представляет собой уникальное сочетание различных типов государств по их географическим и экономическим показателям. Австралия является высокоразвитой страной, претендующей на роль «средней региональной державы», Новая Зеландия избрала для себя нишу «малой страны», а большинство стран Океании относятся к микрогосударствам. Поэтому изучение государств Южнотихоокеанского региона в стремительно менявшемся мире 80-х и 90-х годов ХХ века представляется весьма актуальным. На его примере можно проследить степень влияния процессов глобализации на государства с различным уровнем экономики и выявить взаимосвязь этих процессов с проблемами внешней политики и безопасности.

Особое место в системе современных международных отношений занимают проблемы безопасности. Появление новых видов угроз, таких как международный терроризм, международная организованная преступность, распространение оружия массового уничтожения, борьба за энергетические и природные ресурсы серьезным образом подвергают испытаниям сложившуюся после второй мировой войны ялтинско-потсдамскую систему коллективной безопасности. Войны в Югославии, Ираке, Афганистане, Южной Осетии, расширение НАТО на восток выявили глубокие разногласия между странами мира в подходах к вопросам безопасности. Эти разногласия возникли не внезапно, а явились следствием исторического развития международных отношений во второй половине ХХ века. В связи с этим изучение трансформации подходов к проблемам безопасности в различных регионах мира на переходном этапе от «холодной войны» к новым международным реалиям XXI века является весьма актуальным. Южнотихоокеанский регион в контексте проблем безопасности представляет собой уникальное место на планете. Здесь процессы решения указанных проблем протекают как по цивилизационной линии «Восток–Запад», так и по экономическому направлению «центр–периферия». Изучение внешней политики и безопасности государств региона будет способствовать лучшему пониманию современных международных отношений.

Глубокие перемены, происходящие в последние двадцать лет в российском обществе и государстве, потребовали от ученых разработки и обоснования новых концептуальных подходов к изучению прошлого, переосмыслению многих страниц не только истории нашей страны, но и других стран, в том числе стран Азиатско-Тихоокеанского региона. В настоящее время Россия имеет через свой Дальний Восток естественный, свободный выход в Мировой океан. Поэтому взаимоотношения со странами всего Тихоокеанского региона являются приоритетными для российской внешней политики. Исключение не составляет и Южнотихоокеанский регион. Чтобы строить адекватные отношения со странами ЮТР необходимо знать их историю, историю международных отношений данного региона, понимать мотивацию в выявлении уровня угроз собственной безопасности. Без этого невозможно создание всеобъемлющей системы международной безопасности в регионе, к чему стремится Российская Федерация.

Исследование исторического опыта по формированию внешнеполитического курса и концепций национальной безопасности стран ЮТР имеет и практическое значение, так как его результаты могут быть учтены центральными органами РФ и административными органами Дальнего Востока и других российских регионов при выработке политики в отношении стран АТР.



Степень изученности темы.

Российская историография

До 80-х годов ХХ века Южнотихоокеанский регион не находился в центре внимания ученых и политологов, занимавшихся проблемами международных отношений. Считалась, что эта часть земного шара находится на периферии мировой политики, что здесь почти «ничего не происходит». Отечественные исследователи изучали этот регион в основном в контексте колониальной политики империалистических держав и их блоковой стратегии. Возникновение интереса к Южнотихоокеанскому региону именно в этот период неслучаен, в первую очередь, из-за перемен, произошедших в это время в Австралии и Новой Зеландии, в частности, смены правящей партии и изменений во внешнеполитическом курсе этих стран. В 1972 году в Австралии и Новой Зеландии к власти пришли лейбористские партии, которые были более лояльно настроены по отношению к СССР и ратовали за более независимый от США внешнеполитический курс. Они начали разрабатывать новые направления собственно австралийской и собственно новозеландской внешней политики, что привело к идее создания в Южной части Тихого океана безъядерной зоны.

Весомый вклад в изучение проблем международных отношений в ЮТР, становления внешней политики независимых государств Океании в 80-е годы внесли в своих работах К. В. Малаховский1 и В. П. Николаев2. Исследовательские подходы К. В. Малаховского, В. П. Николаева и других исследователей открыли в советской (и далее – в российской) океанистике новые направления по изучению политических, исторических и экономических проблем стран Океании.

Во второй половине 70-х годов появились исследования по внешней политике Австралии, в частности работы И. А. Лебедева «Внешняя политика Австралии»3, а также А. И. Мартынова и О. К. Русаковой «Австралия в международных отношениях ХХ века»4, в которых авторы рассматриваются отношения Австралии с ведущими государствами мира и странами региона до середины 1970-х годов. В работе А. И. Мартынова, O. K. Русаковой большое внимание уделяется выявлению причин переориентации Австралии после второй мировой войны и развитию двусторонних отношений со странами региона, включая Соединенные Штаты. Несмотря на то, что на этом этапе исследование австрало-американских отношений продолжало оставаться в рамках изучения послевоенных внешнеполитических ориентиров Австралии и формирования блоков капиталистических стран в АТР, была произведена систематизация истории Австралии и в том числе ее внешнеполитической деятельности.

Более интенсивное изучение проблем внешней политики и безопасности государств региона началось в 80-е годы в связи с всплеском антиядерных настроений в Новой Зеландии и созданием безъядерной зоны в южной части Тихого океана. Появляются труды по внешней политике Новой Зеландии. Вслед за «Историей Новой Зеландии» К. В. Малаховского, вышедшей в 1981 году, появилась монография А. И. Мартынова и О. К. Русаковой «Актуальные проблемы внешней политики Новой Зеландии. История и современность»5. В работе анализируются основные побудительные мотивы изменения внешнеполитического курса этой страны, показаны основные этапы формирования ее внешней политики. Работа построена на богатом фактическом материале с использованием широкого круга доступных авторам источников. Вместе с тем идеологическая составляющая большинства работ советского периода и влияние внешнеполитических доктрин Советского Союза на исследования по истории капиталистических стран, таких, как США, Великобритания, Канада, Австралия и др., не позволили авторам дать более объективный взгляд на внешнюю политику Новой Зеландии. Они подвергли ее жесткой критике и осуждению и интерпретировали преимущественно в негативном ключе. При этом тенденции к проведению независимого внешнеполитического курса вплоть до разрыва с блоком АНЗЮС остались незамеченными.

Большое значение для понимания внутренних процессов, происходивших в Новой Зеландии, и определения взаимосвязи внутренней и внешней политики имели работа Л. Г. Стефанчук «Новая Зеландия. Трудные годы»6, кандидатская диссертация И. В. Ковлер7, а так же справочник Б. Б. Рубцова «Новая Зеландия»8. Проблемы отношений между Австралией и Новой Зеландией нашли свое отражение также в статьях О. К. Русаковой9 и Н. П. Челинцевой10.

Анализ экономической, социальной и политической ситуации в Океании был дан в коллективных работах «Независимые государства Океании»11 и «Неоколониализм в Океании»12. Наиболее полное комплексное исследование Южнотихоокеанского региона, в том числе проблем внешней политики и безопасности, было представлено в монографии О. К. Русаковой и А. В. Торкунова «К югу от экватора»13. Несмотря на некоторые идеологические издержки данной работы, авторы отечественной научной школы, по сути, одними из первых стали критиковать негативные стороны процесса глобализации в регионе в экономической, политической, социальной и культурной областях.

В начале 80-х годов, в условиях ухудшения международной обстановки и усилением конфронтации между СССР и США появился ряд работ по военно-политическим проблемам Тихоокеанского региона в целом. Вопросы внешней политики, обороны и безопасности в южной части Тихого океана затрагивались в статьях В. Вревского, С. Кулиджанова14, Э. Гребенщикова15, а также в сборнике «Международная безопасность и Мировой океан»16. Значительное внимание авторы уделили исследованию военно-стратегической области взаимоотношений.

В середине 80-х годов у отечественных исследований появился интерес к антивоенным проблемам региона. Причины роста активности общественных пацифистских организаций в странах Южнотихоокеанского региона анализируются в статьях В. Аничкиной17 и Б. Заранкина18.

К сожалению, после распада Советского Союза в силу объективных причин дальнейшее исследование проблем внешней политики государств Южнотихоокеанского региона отечественными специалистами заметно сократилось. В 1990-х годах наблюдается определенный спад интереса к обозначенной теме. Тем не менее, отдельные аспекты развития международных отношений в регионе нашли отражение в трудах А. Д. Богатурова19, К. Брутенца20, С. А. Полхова21.

Анализ ситуации в Азиатско-Тихоокеанском регионе и о месте в нем Австралии и Новой Зеландии, главным образом в торгово-экономической сфере в 1990-е годы, содержится в монографии О. А. Арина «Азиатско-Тихоокеанский регион: мифы, иллюзии и реальность»22. Автор показывает место Австралии и Новой Зеландии в мировой экономике и анализирует развитие их внешнеэкономических связей с основными торговыми партнерами в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Главная заслуга отечественных авторов состоит в выявлении негативных сторон блоковой политики западных стран в Южнотихоокеанском регионе, а также в обоснованной критике политики неоколониализма в Океании. Недостатками их работ являются чрезмерная зависимость от господствовавшей тогда идеологии и недооценка внутренних факторов, повлиявших впоследствии на внешнюю политику государств региона. В целом в отечественной историографии внешняя политика государств Южнотихоокеанского региона в контексте проблем безопасности в 80-е годы освещена недостаточно. В 90-е годы комплексное исследование данных проблем не проводилось.



Зарубежная историография

Зарубежная историография по проблемам внешней политики и безопасности государств Южнотихоокеанского региона представлена значительно шире. Целенаправленно это научное направление разрабатывали американские, австралийские, новозеландские и европейские ученые из различных университетов и исследовательских центров мира.

Особое место занимает американская историографическая школа, на которую ориентируется большинство западных исследователей. В США располагается самый крупный центр по изучению стран Азиатско-Тихоокеанского региона – Центр «Восток-Запад» (ЦВЗ), основанный в 1960 году и финансируемый американским правительством (г. Гонолулу, штат Гавайи). Под редакцией директора Центра Ч. Морриссона издается ежегодник «Азиатско-Тихоокеанское обозрение по проблемам безопасности» (Asia Pacific Security Outlook), в котором дается анализ военно-политической обстановки в регионе.

В Гонолулу также располагается Центр по изучению проблем безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе (Asia-Pacific Center for Security Studies), созданный в 1995 году под эгидой Тихоокеанского командования Министерства обороны США. Он занимается не только сбором и распространением информации по проблемам региональной безопасности, но и проводит конференции и семинары с участием ведущих специалистов из стран АТР. Так, в 2003 году по результатам одной из таких конференций был издан объемный сборник научных трудов «Безопасность в Океании» под редакцией ведущего специалиста Центра Эрика Шибуйи23.

Американская школа изучения проблем Южнотихоокеанского региона располагает и другими отделениями и центрами, в том числе созданными при университетах США. Крупнейшим из них является центр по изучению проблем ЮТР при университете Пенсильвании под руководством Г. Альбински, имеющий широкие контакты и совместные научные проекты с ведущими университетами мира, включая Гарвардский и Оксфордский университеты. Проблемами ядерной безопасности, в том числе безъядерной зоны в южной части Тихого океана, занимается группа ученых из университета Цинцинатти, возглавляемая П. Пауэром24. Серьезные научные труды по безопасности в Океании принадлежат профессору университета Южная Калифорния Т. Ризу25. К американской школе океанистики следует отнести и Рона Крокомба, бывшего директора исследовательского центра в Папуа–Новой Гвинее, бывшего профессора Южнотихоокеанского университета на Фиджи, автора книги «Южнотихоокеанские острова и Соединенные Штаты» (1995)26. Р. Крокомб многие годы жил и работал в Океании и, даже уйдя на пенсию и поселившись на острове Раротонга, он продолжает привлекать внимание общественности к проблемам народов этой части планеты.

Вопросами безопасности в Южнотихоокеанском регионе занимаются также американские правительственные структуры, такие как Центр стратегических и международных исследований в Вашингтоне, в котором долгие годы работал один из ведущих американских специалистов по региону Д. Дорранс27, Американское правительственное агентство при министерстве обороны, главным аналитиком по ЮТР которого является Дора Алвес28, а также Отделение по делам Азии и Тихого океана госдепартамента США, где по данному направлению работает заместитель секретаря Отделения Стенли Рот29.

Американскую школу изучения проблем Южнотихоокеанского региона отличает масштабность и фундаментальность исследования. Как правило, работы американских авторов завершаются изданием солидных монографий. Вместе с тем в этих работах проблемы Южной части Тихого океана рассматриваются через призму геополитических интересов США. В них чрезмерно преувеличивается деятельность в регионе Советского Союза, влияние в регионе коммунистической идеологии. Некоторые работы носят откровенно заказной пропагандистский характер. Большинство авторов, оценивавших военно-политическую ситуацию в регионе, придерживались традиционной американской точки зрения о «советской мощи» и «коммунистической угрозе». В работах Г. Альбински, Д. Бейкера, Д. Дорранса, Т. Риза, Д. Старка и др. глобальные интересы США оценивались как приоритетные для Австралии, Новой Зеландии и всего Южнотихоокеанского региона.

Кроме американской, западная историография представлена работами канадских исследователей Ф. Лэнгдона30 из университета Британской Колумбии и Э. Мака31 из университета Симона Фрайзера, а также европейских специалистов, в основном из Великобритании. Среди них особо следует выделить руководителя Центра международных исследований британского университета Саусэмптон

М. Пью, автора книги «Кризис АНЗЮС и визиты ядерных кораблей»32. К европейской историографической школе относится также профессор Р. Лим, ныне работающий в университете Хиросимы (Япония)33. В Европе главной страной по изучению проблем ЮТР является Франция: в Марселе расположен Центр исследований и документации по странам Океании при Прованском Университете. Проблемами в Океании занимается также расположенный в Лионе французский Центр по исследованию проблем мира и конфликтов под руководством Бруно Барилло34.

Самой многочисленной группой ученых, работающих над проблемами международных отношений и безопасности как в АТР в целом, так и Южнотихоокеанском регионе, являются специалисты из Австралии. Австралийская историографическая школа имеет свою специфику. Структура основных политических партий Австралии, особенно Лейбористской партии, предполагает тесную связь политической элиты и академических кругов. Политические симпатии ученых и профессоров университетов во многом способствуют формированию стратегии будущих правительственных кабинетов. И наоборот, щедрое субсидирование научных школ со стороны правительства и политических партий, привязывает научные круги к их политической линии. Таким образом, академические школы по вопросам внешней политики и безопасности, с одной стороны, имеют влияние на формирование внешнеполитических курсов страны, с другой – сами находятся под влиянием тех или иных правительственных кабинетов. Отсюда внешнеполитический курс того или иного кабинета в научном плане поддерживается и обеспечивается определенной частью австралийского ученого сообщества.

До середины 80-х годов позиция австралийских ученых мало чем отличалась от позиции американцев, особенно в отношении блока АНЗЮС. Приоритеты Соединенных Штатов Америки, в том числе перед союзниками по блоку АНЗЮС, объяснялись правящими кругами Австралии крайней необходимостью защиты региона от различных угроз. Если первоначально австралийские специалисты мотивировали важность АНЗЮС и тесного сотрудничества с США возможностью возрождения «японской угрозы» сразу после Второй мировой войны, то в условиях «холодной войны» представлять угрозу для стран АНЗЮС в регионе стали такие страны, как СССР, Китай, Северная Корея, Вьетнам. В условиях «холодной войны» поддержка своего главного союзника считалась единственным гарантом региональной безопасности.

С изменением мировой геополитической ситуации, изменилось и отношение к внешней политике Австралии. Австралийская лейбористская партия была первой правящей партией, которая оценила важность азиатского направления во внешней политике страны и придала ему статус официального. Развал Советского Союза и крушение социалистической системы ускорили процессы «хождения Австралии в Азию». С исчезновением «советской угрозы» растаяли надежды на поддержку со стороны США и других западных союзников в вопросах австралийской безопасности, породив в Австралии чувство «ненужности» Западу. Новые реалии пугали австралийскую политическую элиту. Как отмечали лекторы Открытого университета Великобритании А. Маккреу и С. Брук, «австралийские творцы политики все более и более были обеспокоены появлением нестабильного многополярного мира и увеличением военных возможностей ряда стран в условиях возрастающей нестабильности и напряженности, а главное в условиях отсутствия жизненно важных механизмов для предотвращения и разрешения конфликтов»35. Обновленная точка зрения ученых, поддерживавших лейбористов, заключалась в том, что австралийские региональные обязательства и поддержание Австралией тесных союзнических связей с Соединенными Штатами являются частью обоюдно дополняющих друг друга процессов. Американская военная сила и политико-дипломатическое влияние продолжают страховать азиатскую стабильность балансированием и смягчением амбиций Китая, Японии и других возможных претендентов на роль регионального лидера. Австрало-американский союз являлся достаточно зрелым и прочным, несмотря на расхождения между Вашингтоном и Канберрой по таким вопросам как территориальные споры, права человека и торговля.

Выдвинутая лейбористами идея новой региональной безопасности основывалась на лозунге «достижение безопасности вместе с нациями, но не против них». Г. Эванс говорил, что ограниченные военные возможности Австралии и ее географическое положение не оставили иного выбора как добиваться создания своеобразной системы коллективной безопасности в АТР по типу ОБСЕ в Европе36. В то же время следует отметить, что Южнотихоокеанский регион занимал особое место в предлагаемой системе коллективной безопасности. Провозглашенные «конструктивные обязательства» предполагали, что австралийское правительство оставляло за собой право более решительных действий в Океании для поддержания здесь «законности и порядка».

Сторонники консерваторов предупреждали, что Азиатско-Тихоокеанский регион напоминает Европу середины XIX века, многополярную, с множеством быстро меняющихся союзов, и где ведущие державы вмешиваются в региональные дела, если задеваются их интересы. Они были обеспокоены возраставшим военным потенциалом Китая, Индии и Японии, а также возможностью столкновения интересов этих стран в Юго-Восточной Азии, что непосредственно отразилось бы на Австралии37. Другие оппоненты внутри страны, а среди них такие известные специалисты, как Г. Чизман и Д. Кеттл, усмотрели в этой концепции «новый австралийский милитаризм», потенциально вовлекающий Австралию в региональные сложности, не имеющие никакого отношения со стратегическими интересам страны38. Новые стратегические инициативы подверглись также критике со стороны стран АСЕАН, которые видели в них стремление к австралийскому доминированию. По выражению ведущего специалиста Центра стратегических исследований Австралийского национального университета С. Вудмана, «ожидание поддержки… разбилось о страх перед австралийским интервенционизмом»39. Трудности в осуществлении «азиатского направления» добавили оптимизма сторонникам «правительственной позиции» или консерваторам, таким как П. Дибб и У. Тоу, которые выступали за продолжение сотрудничества с США в рамках АНЗЮС. Однако сторонники «азиатского направления» считали любое усиление австрало-американских отношений неприемлемым. Они высказывались за возможность упразднения союза АНЗЮС для ускорения темпов «азианизации» Австралии. Подобной точки зрения придерживались С. Брук, Р. Гарнаут, А. Маккреу, Э. Милнер, С. Фицджеральд и др.40

В 1996 году к власти вернулись консерваторы в лице либерально-национальной коалиции, которые переняли курс на азиатское внешнеполитическое направление как основное для Австралии, но в то же время реализовывали сближение Австралии и США для большего политического веса страны в регионе. Между тем центристская точка зрения, основанная на том, что Австралия является самодостаточной страной и имеет необходимый потенциал, чтобы без особой поддержки со стороны Соединенных Штатов развивать отношения с соседями по региону, была широко распространена в научных кругах. Эту «центристскую» позицию поддерживают такие австралийские ученые, как П. Дибб, Г. Чизман, М. Мак-Кинли, Д. Равенхилл и др. Учитывая военно-политическую выгоду от сотрудничества с США, они признают необходимость союза с ними, но не считают необходимым усиливать это сотрудничество во избежание напряженности в отношениях с азиатскими странами.

В конце 90-х годов вектор австралийской внешней политики вновь повернулся в сторону Соединенных Штатов Америки. В немалой степени этому способствовал азиатский экономический кризис 1998 года. Коалиционное правительство Австралии во главе с Дж. Говардом в новых условиях попыталось взять на себя больше ответственности за ситуацию в регионе. Страна должна была бы выполнять роль своеобразного «сторожевого пса» Америки в данной части земного шара. Однако предложенная «доктрина Говарда» не нашла поддержки в австралийском обществе, в том числе в академических кругах страны. Ученые предлагали иные подходы к обеспечению безопасности страны и региона. В настоящее время среди них широко распространяется точка зрения о том, что Австралия в союзе США будет иметь возможность большего влияния на АТР. В то же время сама Австралия может влиять на Соединенные Штаты, для того чтобы видоизменить американскую политику по отношению к региону, которая не очень нравится азиатским странам. В противном случае, Австралия может быть вынуждена выбирать между США и Азией. Но с точки зрения правительства, «у Австралии нет необходимости в выборе между своей историей и географическим положением»41. То есть исторически сложившийся идентичный путь развития традиций и ценностей Австралии и США не мешает ни успешной региональной политике Австралии, ни ее национальному самоопределению. В академической среде официальная точка зрения тоже встретила поддержку.

В целом, для австралийской историографии внешней политики и безопасности характерно, как отмечалось выше, тесное сближение академических и правительственных кругов. Это вполне обосновано. Бывшие министры и их советники, как правило, принадлежат к академическим научным кругам или профессорско-преподавательскому составу университетов. По завершению своей карьеры в правительстве, они вновь возвращаются к своей прежней работе. Как правило, «консервативное», «центристское» или «умеренное» направление научных школ связано с той или иной политической партией, находящейся у власти. Поэтому в Австралии, со сменой властей не происходит коренных изменений во внешней политике, отсюда и разница между научными школами академических кругов не слишком существенна. Совершенно новые, отличительные от официальных, точки зрения по вопросам внешней политики и безопасности можно встретить только в структурах далеких от власти и от основных средств массовой информации, например, среди коммунистов, анархистов, антиглобалистов и т.п. Но их влияние на формирование внешней политики страны незначительно.

В Новой Зеландии ведущим центром по изучению проблем внешней политики и безопасности является Новозеландский институт международных событий при веллингтонском университете Виктория. Будучи некоммерческой и неправительственной организацией, Институт приобрел статус общенационального независимого центра. В настоящее время президентом института является Рассел Маршалл, а в его штат входят такие известные политологи, как Р. Аллей, Д. Кани, Д. Маклеан, Р. Николс. С институтом активно сотрудничают А. Бурнет, К. Данн, Д. Диккенс, С. Левин, Д. Рольф. и др. Особо следует отметить Рамеша Такура из университета Отаго, под редакцией которого в 1991 году вышла монография «Южнотихоокеанский регионе: проблемы и перспективы»42. Важным центром по изучению Океании является Центр тихоокеанских исследований МакМиллана Брауна Кентерберийского университета, учрежденный в 1988 году.

Исследование проблем международных отношений и безопасности в Новой Зеландии имеет свою специфику и отличается от австралийского и «западного» опыта. Связано это с процессами самоидентификации жителей этой страны и становлением «новозеландского национализма». К середине 70-х годов ХХ века в Новой Зеландии появился «новый социальный класс», не связанный с «матерью Великобританией» и англосаксонскими традициями. Этот новый класс занял прочные позиции в академических кругах, в новозеландских университетах и колледжах. Значительная часть научных исследований, в том числе по вопросам внешней политики и безопасности, испытала на себе воздействие этого класса и проводилась на основе главных его постулатов: «Новая Зеландия – рай», «Новая Зеландия – «малая страна», «Новая Зеландия – страна «морального примера». Все это эмоционально заряжало население и, по мнению «нового социального класса», способствовало усилению национального сплочения.

Борьба за экологию становилась важным фактором в становлении новозеландского национализма. Усилилось восприятие Новой Зеландии как некой «райской страны», «страны прибоя и солнца», находящейся в южной части Тихого океана, которую необходимо защитить от внешнего загрязнения. Изменилось восприятие внешних угроз. Советский Союз, Китай, коммунизм в Юго-Восточной Азии перестали вызывать опасения. Зато на юге Тихого океана вырисовывалась «угрожающая тень» Франции, взрывающей атомные бомбы. К этим страхам добавлялись присутствующие в регионе американские корабли со своими атомными бомбами и ядерными силовыми установками. Именно Францию и США молодой новозеландский национализм стал воспринимать как главных нарушителей спокойствия в этой части земного шара. Новозеландский ученый Д. Салмон писал: «Новая Зеландия всецело связана с океаном, и состояние окружающей среды зависит от состояния омывающих ее морей. Это отличает Новую Зеландию от всего остального мира. Любые изменения в окружающей среде могут обернуться катастрофическими последствиями для страны»43. Другой ученый, У. Виттлстоун, утверждал, что ядерная война явится «пределом в загрязнении среды обитания человечества» и, если она разразится, «наступят голод, эпидемии, которые уничтожат не только бедные, но и передовые страны, оставляя следы смерти и страданий»44. Подобных точек зрения придерживались практически все новозеландские специалисты. Исключение составляет только доктор Б. Спротт и его небольшая «проядерная группа», доказывавшие, что «ядерный зонтик» США необходим для защиты Новой Зеландии.

Если в вопросах экологии и ядерного оружия новозеландские ученые практически единодушны, то по вопросам взаимодействия Новой Зеландии с блоком АНЗЮС они разделяются на «крайних» и «умеренных». «Крайние», к числу которых относятся такие ученые, как Д. Блэйни, Р. Аллей, П. Матсон Д. Маккроу, Д. Диккенс и др., ратовали за немедленный выход Новой Зеландии из АНЗЮС и разрыв военных контактов с США. «Умеренные», вроде Д. Маршалла и

Р. Кеннавея, выступали за модернизацию блока на безъядерной основе. Они критиковали своих оппонентов за отрыв от реальности. Так, Д. Хендерсон утверждает, что «их интересы больше сосредотачиваются на окружающей среде, чем на аспектах внешней политики»45. Подобные расхождения имелись и по вопросу сотрудничества с Австралией. Если Д. Тернер писал, что Новая Зеландия вполне могла бы обойтись без Австралии46, то Р. Херр и Д. Хендерсон подчеркивали обоюдное стремление Австралии и Новой Зеландии к установлению более тесных отношений47.

Во внешней политике новозеландская научная школа в последние десятилетия опиралась на концепцию «малой страны». Суть концепции сводилась к тому, что «малые страны» в международных отношениях должны занимать место, соответствующее их экономическому и военному потенциалу. Они также обладают неким набором характеристик, отличающих их от остальных стран и, исходя из, строят свою внутреннюю и внешнюю политику. Основные положения концепции были изложены и проанализированы в работах Дэвида Маккроу «Внешняя политика Новой Зеландии под руководством Национальной и Лейбористской партий: вариация на тему «малой страны»48 и Малкома Маккиннона «Новая Зеландия в мировых событиях»49, а также в таких коллективных работах, как «Новые направления во внешней политике Новой Зеландии» и «По ту сторону Новой Зеландии»50. Согласно взглядам новозеландских ученых, во внешней политике «малая страна» должна руководствоваться торгово-экономическими интересами, иметь дружеские отношения со всеми странами, а свою безопасность строить не через военные блоки, а через соответствующие структуры ООН. Воздействовать на мир она должна исключительно силой своего «морального примера». Что касается Южнотихоокеанского региона, то Новая Зеландия должна играть в нем лидирующую роль, поскольку она, в отличие от Австралии, относит себя к коренным государствам Океании, а новозеландский народ к особой «южнотихоокеанской нации». Иными словами, клише «мы особенные», «у нас небольшая страна», «мы обладаем моральными качествами» проходят через большинство работ новозеландских авторов по вопросам внешней политики и безопасности.

Что касается исследователей из независимых государств Океании, то они не многочисленны и их нельзя выделить в отдельную научную школу. Большинство из них обучалось в университетах США, Австралии и Новой Зеландии и продолжает с ними тесно сотрудничать. Многие ученые, выходцы с островов Океании, нашли в этих университетах работу. Так, например, индиец из Фиджи, один из авторов фиджийской демократической конституции от 1990 года Бридж Лал ныне является профессором истории стран Океании, заведующий Департаментом Южнотихоокеанских исследований Австралийского национального университета. Другой индиец Рамеш Такур работал в Канаде, в новозеландском университете Отаго и в Австралийском национальном университете. Фиджиец Виджай Наиду преподает в Южнотихоокеанском университете в Сува, но регулярно читает лекции в университете Виктория в Веллингтоне. В этом же университете должность профессора истории стран Океании занимает полинезиец Терезии Теайва. Исследователи с островов Океании принимают участие в конференциях и семинарах крупнейших университетов региона, публикуются в многочисленных научных сборниках и журналах. Их мнение о ситуации в ЮТР ценят и ученые, и политики, занимающиеся изучением современных процессов в океанийских странах.

Таким образом, зарубежная историография исследуемой проблемы представлена значительно шире. Богатый фактический материал, основанный не только на официальных документах, но и на личном участии в региональных делах, дает возможность глубокого понимания процессов, протекавших в регионе. Работы многих зарубежных авторов отличает широта мнений, критический анализ и искреннее переживание за судьбу региона. В то же время ряд работ, в первую очередь, американских исследователей, носит тенденциозный, политизированный характер, не отличается объективностью и, зачастую, направлен на формирование общественного мнения государств региона в пользу проамериканской политики.

Источники, на которых основана диссертация, можно разделить на три основные группы: (1) официальные государственные, (2) сообщения СМИ и (3) альтернативные.

Из официальных документов наиболее важны опубликованные заявления и отчеты правительств США, Франции, Австралии, Новой Зеландии, Фиджи, Папуа–Новой Гвинеи и других стран Южнотихоокеанского региона. Речи и пресс-релизы государственных и политических деятелей, использованные в данном исследовании, представлены главным образом заявлениями, выступлениями президентов США Р. Рейгана, Дж. Буша, Б. Клинтона; премьер-министров Австралии М. Фрайзера, П. Китинга, Р. Хоука, Дж. Говарда; премьер-министров Новой Зеландии У. Роулинга, Р. Малдуна, Д. Лонги, Х. Кларк; министров иностранных дел Австралии У. Хайдена, Г. Эванса, А. Даунера и их коллег из Новой Зеландии У. Купера, Б. Тэлбойза; министров обороны Австралии К. Бизли, Я. МакЛэклена и Дж. Мура; новозеландских министров обороны Ф. О’Флинна и Д. Хенсли, а также многочисленных лидеров оппозиции. Также были использованы тексты расшифровок стенограмм официальных мероприятий и пресс-конференций с участием государственных деятелей региона. Эти документы представлены в многочисленных газетных и журнальных публикациях, а также электронных средствах массовой информации.

Важным американским источником является доклад специальной комиссии Конгресса США по Южнотихоокеанскому региону под названием «Проблемы в раю»51, в котором подробно анализируется ситуация в Океании к началу 90-х годов ХХ века и даются рекомендации правительству США для проведения здесь внешней политики. Официальная позиция по проблемам ЮТР содержится также в специальных докладах государственного департамента США, таких как «Американская стратегия безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе».

Источниками по теме исследования являются также отчеты австралийского и новозеландского правительств, представленные в форме Белых книг, в которых правительство излагает свою позицию по главным вопросам. Белые книги по обороне и Белые книги по внешней политике и торговле содержат большое количество фактической и статистической информации и отражают стратегию правительства в области внешней политики, торговли и обороны. По фактическому материалу Белых книг обороны можно судить о количественном и качественном состоянии вооруженных сил Австралии и Новой Зеландии.

Важными документами, отображающими правительственную стратегию по обороне и безопасности Австралии и ЮТР в целом, являются стратегические обзоры (Австралийское стратегическое планирование, Стратегический обзор, Австралийская стратегическая политика), подготовленные министерством обороны. Ценность имеют и иные документы министерства обороны Австралии, например «Обзор австралийских оборонных возможностей» и «Оборона Австралии» – специальный доклад для австралийского парламента. Аналогичные материалы содержатся документах, изданных в министерстве иностранных дел и министерстве обороны Новой Зеландии, в частности, в ежегодниках «Оборона Новой Зеландии»52, в сборниках «Оборона и безопасность: чего хотят новозеландцы»53, в обозрении «Вооруженные силы Новой Зеландии»54.

Сборники парламентских дебатов, еженедельные официальные отчеты о заседаниях парламентов Австралии и Новой Зеландии, их палаты представителей и сената являются важной частью источниковой базы исследования. В них зафиксированы дебаты по многим внешнеполитическим вопросам, таким как отношение к АНЗЮС, политика Австралии и Новой Зеландии в ЮТР, двусторонние отношения со странами региона и мира, политика разоружения и т.п., а также по вопросам обороны двух стран и внешней торговле. Важность состоит еще и в том, что в них даются различные точки зрения на возникающие проблемы, что позволяет делать определенные прогнозы на будущее, в случае прихода к власти оппозиционных партий.

Кроме того, в работе широко использованы документы региональных организаций, таких как Южнотихоокеанский форум и Содружество наций (бывшее Британское Содружество), в частности «Декларация Тарава»55, «Декларация Хониара»56 и «Декларация Аитутаки»57 ЮТФ, которые отражают достигнутые договоренности в области региональной безопасности.

Большим подспорьем при написании работы служили источники, содержащие информацию справочного характера, такие как «Австралийский ежегодник», «Азиатско-Тихоокеанский ежегодник», «Ежегодник тихоокеанских островов», «Новозеландский ежегодник», а также справочники на русском и английском языках, такие как «Австралия», «Новая Зеландия», «Фиджи», «Новая Каледония» и др.

Основная часть источников, включая оригинальные версии документов, присутствует на правительственных интернет-сайтах Австралии, Новой Зеландии, США, Франции, Великобритании и стран ЮТР, а также на официальных сайтах различных СМИ, международных организаций и университетов. Речи членов правительств рассматриваемых государств, а также отчеты океанийских правительств, размещенные на государственных сайтах, позволяют в целом представить политические и экономические тенденции в регионе.

Сообщения СМИ – традиционно являются важным историческим источником. Условно их можно разделить на три группы. К первой группе относятся политические журналы, близкие к научным и правительственным кругам, такие как «Foreign Affairs», «Pacific Affairs», «Australian Foreign Affairs Record», «Australian Journal of International Affairs», «New Zealand International Review». Они отличаются, как правило, глубиной анализа информации, и в этих журналах предоставляется слово ведущим политикам, в том числе действующим членам кабинетов и правительств. Ко второй группе средств массовой информации относятся наиболее распространенные и рейтинговые медиа мирового и регионального масштабов, среди которых известные телерадиовещательные компании «BBC», «CNN», «ABC Australia», печатные издания «International Herald Tribune», «Newsweek», «The Financial Times», «Wall Street Journal», «Guardian», «Far East Economic Review». В них дается анализ мировой ситуации и через глобальную призму освещаются региональные проблемы как политического, так и экономического характера. При этом британские СМИ уделяют особое внимание событиям, происходящим в бывших английских колониях. Лучшая хроника государственных кризисов на Фиджи и Соломоновых Островах представлена в информационных блоках компаний «BBC» и «Guardian», посвященных непосредственно этим темам.

Третью группу СМИ, используемую в диссертационном исследовании, составляют информационные издания местного значения. К таковым относятся, например, журналы «The Australian», «Pacific Islands Monthly», «New Zealand Monthly Review», «Defender. The National Journal of the Australia Defence Association» и газеты «Canberra Times», «Melbourne Sun», «Merdeka», «New Zealand Herald», «Sydney Morning Herald», «The Dominion» и т.д. Они характеризуются насыщенностью материала и исчерпывающими фактическими данными (насколько это возможно в рамках журналистского подхода).



Особо следует отметить океанийские средства массовой информации, среди которых такие издания, как «Pacific Islands Report», «Pacific Magazine», «Pacific Islands Monthly», «Fiji Times», «Post Courier», «Cook Island News» позволяют увидеть ситуацию с точки зрения океанийцев и нередко дают событиям оценку, которую не всегда осмеливаются представить более политкорректные западные издания.

Альтернативные точки зрения на процессы, рассматриваемые в диссертационной работе, излагаются представителями неправительственных и некоммерческих организаций в статьях, эссе или сообщениях в сети Интернет, посвященных проблемам международных отношений и безопасности в ЮТР, а также информация из личного архива автора. Наиболее значимыми из альтернативных источников являются материалы, собранные экологическими и антивоенными организациями. Обширный фактический материал публикуется в таких Интернет-изданиях, как «Bulletin of the Atomic Scientists», «Nuclear Proliferation News», «One World News Team». Интересные и отличающиеся от официальных аналитические статьи можно обнаружить в публикациях «Австралийского центра независимых исследований» и на сайте «From Kiwi Street to the World». Откровенные и подчас шокирующие факты о нарушении прав человека в некоторых государствах Океании содержатся в документах известных правозащитных организаций «Amnesty International» и «Human Right Watch».

Хронологические рамки диссертации охватывают период 80-х и 90-х годов ХХ века – критический период фундаментальных геополитических изменений, обусловивших поиск новых концепций безопасности во внешнеполитическом курсе государств Южнотихоокеанского региона. В целях должного обоснования ряда положения и выводов, а также понимания исторических процессов, некоторые вопросы рассматриваются в более широкой ретроспективе, включая исторический обзор основных направлений внешней политики Австралии и Новой Зеландии в ХХ веке.

Территориальные рамки работы охватывают Южнотихоокеанский регион, в котором располагаются Австралия и Океания. Отдельные аспекты международных отношений затрагивают также Юго-Восточную Азию.

Объектом изучения является история государств Южнотихоокеанского региона в конце ХХ века.

Предметом изучения являются внешняя политика и политика в области безопасности Австралии, Новой Зеландии, независимых государств Океании, а также политика США и Франции в Южнотихоокеанском регионе в 80-х и 90-х годах ХХ века.

Целью диссертации является исследование эволюции внешней политики Австралии, Новой Зеландии и государств Океании, а также США и Франции в контексте проблем национальной безопасности в сложный для международных отношений период 80–90-х годов, что позволит определить место и роль государств Южнотихоокеанского региона в системе современных международных отношений, выявить перспективы развития в будущем на основе анализа исторического опыта развития, внутренних процессов социально-экономического и политического характера в этих странах и международной ситуации в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Достижение этой цели предполагает решение нескольких взаимосвязанных задач:

  1. Выявить внутренние и внешние факторы, повлиявшие на формирование внешней политики Австралии и Новой Зеландии в 80-е годы ХХ века.

  2. Определить роль общественных организаций и движений в формировании внешней политики Австралии и Новой Зеландии.

  3. Провести анализ изменений в оборонной политике Австралии и Новой Зеландии в 80–90-е годы.

  4. Проследить эволюцию блока АНЗЮС и определить особенности отношений между странами, в него входящими.

  5. Показать процесс формирования внешней политики и политики в области безопасности независимых государств Океании.

  6. Проанализировать политику ведущих акторов мировой политики США и Франции в Южнотихоокеанском регионе.

Методология и методика исследования.

Методологической основой диссертационного исследования послужили принципы научного историзма и объективности. В соответствии с принципом историзма международные отношения в регионе изучаются в их становлении и развитии. Следуя этому принципу, автор рассматривает их в общем контексте политической и экономической ситуации внутри стран, с учетом обстановки в регионе и мире в целом на данном этапе истории. Принцип историзма также предполагает, что нельзя модернизировать прошлое, «осовременивать» его, подходить с мерками сегодняшнего дня к событиям прошлого, когда была иная историческая обстановка, была другая логика событий, иное понимание прогресса, цивилизованности, другое понимание справедливости. Нельзя не учитывать и динамику исторического процесса. Применительно к теме диссертационного исследования этот принцип использован в последовательности проблемно-хронологического подхода к процессу развития международных отношений в ЮТР.

В работе использовались традиционные методы исторической науки: сравнительно-исторический, проблемно-хронологический, системный анализ. Они позволили выявить особенности внешней политики этих государств и, в то же время, определить общие цели, методы и приемы внешней политики и политики в области национальной безопасности. Исходя из целей и задач исследования сравнительно-исторический метод дал возможность изучить факты в тесной связи с исторической обстановкой их возникновения и действия, и также в их качественном изменении на различных этапах международных отношений в регионе. Кроме того, этот метод помог объективно оценить данные, полученные другими исследователями. Проблемно-хронологический метод способствовал структурированию исследования в единстве его общей сути, не разрывающей общей логической и хронологической последовательности. Системный анализ позволил обратить внимание на взаимосвязи всех элементов внешней политики, характерной для стран региона, на основе конкретного материала определить общее и выявить закономерности.

При работе с источниками был использован метод классификации. С его помощью удалось целенаправленно отобрать и систематизировать источники, использованные в диссертационном исследовании. Был применен статистический метод, который открыл возможность использования массовых и суммарных показателей, выявить некоторые закономерности и количественные характеристики определенных процессов и явлений.

В диссертационной работе также использовались методы, используемые в политической конфликтологии, в частности, экономико-детерминистский подход, согласно которому причина этнополитических конфликтов лежит в борьбе за ресурсы, а этнополитические конфликты провоцируются социально-экономическими кризисами, при этом ухудшение социально-экономической ситуации в стране или отдельно взятом регионе может способствовать эскалации этнополитического конфликта.

В системе методов, использовавшихся в ходе исследования, важное место занимает историко-генетический, как один из эффективных способов изучения внешней политики государств. Его универсальность, гибкость и доступность дали возможность реконструировать исторические факты, события и тенденции, причинно-следственные связи и закономерности исторического развития в их непосредственном восприятии. Эффективность исторически-генетического метода в настоящей работе обусловлена необходимостью анализа широкого круга источников и обработки большого объема фактологических данных, прежде не фигурировавших в отечественной литературе.

В ходе написания диссертации учитывались концепции отечественных и зарубежных специалистов в области международных отношений, истории и политологии, а также по теории и анализу проблем внешней политики национальной безопасности: О. А. Арина58, А. Д. Богатурова59, Г. Киссинждера60,

А. Н. Ковалева61, Н. А. Косолапова62, С. А. Проскурина63, В. А. Тишкова64,

А. В. Торкунова65, А. И. Уткина66, Ф. Фукуяма67, С. Хантингтона68, П. А. Цыганкова69 и др. Не все из концепций проработаны сегодня достаточно глубоко, по многим из них ведутся острые научные дискуссии, не несомненное их достоинство в том, что они позволяют достаточно полно учесть и адекватно проанализировать универсальное и уникальное, общее и частное в историческом развитии международных отношений.

Научная новизна работы заключается в том, что:

– впервые в отечественной историографии проведен комплексный анализ проблем внешней политики и безопасности в странах Южнотихоокеанского региона в конце ХХ века;

– в результате сравнительно исторического исследования определены региональные особенности процессов формирования внешней политики и политики в области национальной безопасности и выявлены внешние и внутренние факторы, обусловившие своеобразие процессов формирования внешнеполитического курса государств Южнотихоокеанского региона;

– изучены и введены в научный оборот недоступные ранее для исследователей документы, неопубликованные фактические материалы, статистические данные за исторически важный период 80–90-х годов ХХ века, что позволило увидеть новые аспекты для исследования международных отношений в Южнотихоокеанском регионе;

– на основе анализа как впервые вводимых, так и малоизвестных документальных материалов в работе рассматриваются аспекты внешней политики и безопасности государств ЮТР, прежде не получившие глубокого освещения в научной литературе: влияние внутренних факторов на развитие внешней политики Австралии и Новой Зеландии, а также роль общественных движений и организации в формировании внешней политики этих государств,

– впервые в отечественной историографии выявлены особенности самоидентификации австралийской и новозеландской нации; раскрыта сущность понятия «новозеландский национализм»;

– прослежена трансформация военно-политического блока АНЗЮС, проанализирована региональная политика США и Франции в 90-е годы ХХ века;

– проанализированы основные проблемы внешней политики и безопасности независимых государств Океании и установлено смещение акцентов безопасности в этих государствах с внешних факторов на внутренние;

– в научный оборот в отечественной историографии введены понятия «африканизация Океании», «маорилэнд», «новозеландский национализм», «новозеландский синдром», «рэскол-банды», «рэсколизм», «утопический морализм», «хождение в Азию», «южнотихоокеанская идентификация».

Практическая значимость работы заключается в том, что она может быть использована при чтении лекций для студентов высших учебных заведений, а также включена в учебные пособия по таким дисциплинам как история, регионоведение, международные отношения, внешнеэкономическая деятельность, а также учтены при написании обобщающих работ по проблемам международных отношений в АТР.

Материалы исследования и выводы диссертации могут быть использованы научными работниками, занимающимися изучением истории международных отношений в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в преподавании вузовских курсов по новейшей истории, истории Австралии, Новой Зеландии и стран Океании,

Работа используется при чтении курсов лекций для студентов исторического факультета и института психологии и управления Дальневосточного государственного гуманитарного университета. Автором разработаны спецкурсы: «Международные отношения в Азиатско-Тихоокеанском регионе», «История государств Южнотихоокеанского региона», «Внешняя политика Австралии и Новой Зеландии».

Помимо прочего, выводы диссертации, анализ международных отношений в ЮТР и методов внешней политики и политики в области национальной обороны и безопасности государств Южнотихоокеанского региона могут представлять несомненный интерес для российских правительственных структур. Результаты исследования исторического опыта взаимодействия стран Южнотихоокеанского региона с ведущими государствами мира могут быть учтены центральными органами РФ и административными органами Дальнего Востока и других российских регионов при выработке политики в отношении стран АТР. Выявленные межцивилизационные, межкультурные и региональные особенности формирования и развития международных отношений могут помочь политикам при проведении в регионе своей собственной политики, направленной на защиту интересов Российской Федерации. Осмысление истории международных отношений в Азиатско-Тихоокеанском регионе дает возможность для выявления общего и особенного в судьбах государств, создает теоретическую и фактологическую базу для исследований как в области истории международных отношений, так и в экономике и политике.



Апробация диссертационного исследования. Основные положения, выводы и отдельные сюжеты диссертации были опубликованы в монографии «Южно-Тихоокеанский регион на пороге ХХI века: проблемы внешней политики и безопасности», которая была признана лучшей монографией Института Востоковедения РАН за 2009 год, а также в 11 других научных публикациях в журналах, определенных перечнем ВАК. Основные выводы диссертационного исследования были доложены и получили одобрительную оценку на международных конференциях «Тихоокеанский путь развития: концепции и реальность» (Москва 1996), «Эволюция и революция: опыт и уроки мировой и российской истории» (Хабаровск 1997), «Россия, Сибирь и страны АТР». (Иркутск, 1994), «Азиатско-Тихоокеанский регион в глобальной политике, экономике и культуре XXI века» (Хабаровск 2002), «Актуальные проблемы Востоковедения» (Хабаровск 2011), а также на всероссийских и региональных научных конференциях, проходивших в Барнауле, Биробиджане, Владивостоке, Иркутске, Москве, Хабаровске.



  1   2   3


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет