Возможные механизмы восполнения запасов углеводородов



жүктеу 191.76 Kb.
Дата16.04.2016
өлшемі191.76 Kb.
: file
file -> Шығыс Қазақстан облысындағы мұрағат ісі дамуының 2013 жылдың негізгі бағыттарын орындау туралы есеп
file -> Анықтама-ұсыныс үлгісі оқу орнының бланкісінде басылады. Шығу n күні 20 ж
file -> «Шалғайдағы ауылдық елді мекендерде тұратын балаларды жалпы білім беру ұйымдарына және үйлеріне кері тегін тасымалдауды ұсыну үшін құжаттар қабылдау» мемлекеттік қызмет стандарты
file -> «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру» мемлекеттік көрсетілетін қызмет стандарты Жалпы ережелер «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру»
file -> Регламенті Жалпы ережелер 1 «Мұрағаттық анықтама беру»
file -> «бекітемін» Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының басшысы А. Шаймарданов
file -> «бекітемін» Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының бастығы А. Шаймарданов
file -> Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының 2012 жылға арналған операциялық жоспары
file -> Тарбағатай ауданының ішкі саясат бөлімі 2011 жылдың 6 айында атқарылған жұмыс қорытындысы туралы І. АҚпараттық насихат жұмыстары
ВОЗМОЖНЫЕ МЕХАНИЗМЫ ВОСПОЛНЕНИЯ ЗАПАСОВ УГЛЕВОДОРОДОВ
Зеленская А.Ш.

ГОУ ВПО «Уральский государственный горный университет»


Генерация, миграция и аккумуляция углеводородов в пределах Земли на доступной для человека глубине является фундаментальной проблемой естествознания и нефтегазовой геологии. По мнению ряда ученых современности (Р.Х.Муслимов, Н.П.Запивалов, И.Е.Баланюк, В.П.Гаврилов, А.Н.Дмитриевский и др.) объем углеводородов в глубинах Земли во много раз превышает начальные потенциальные ресурсы всего осадочного чехла. По мере проведения исследований становиться все больше аргументов в пользу данной концепции.

В последнее время наметилась тенденция к сближению двух противоречивых сторон биогенной и абиогенной гипотезы. Объединяющим началом послужила идея В.И.Вернадского о глобальном геохимическом круговороте вещества на нашей планете. Идею круговорота позволяет совместить лучшие стороны двух существующих гипотез. Так биогенная гипотеза объясняет роль механизма преобразования органического вещества в нефть и газ на нисходящей ветви круговорота, а абиогенная гипотеза – на восходящей. Так совокупность двух данных концепций можно рассматривать как взаимодополняющую систему представлений, которые отражают два основных механизма формирования углеводородов в процессе глобального геохимического круговорота.


1. Гипотезы образования углеводородов.

До XVIII века существовало множество курьезных версий происхождения нефти (из «земного жира под воздействием вод Всемирного потопа», из янтаря, из мочи китов и др.). В 1546 году Георгий Агрикола писал, что нефть имеет неорганическое происхождение, а каменные угли образуются путем ее сгущения и затвердевания. Первым высказал научно обоснованную концепцию о происхождении нефти из растительных остатков, подвергшихся обугливанию и давлению в земных слоях в 1763 г. М.В.Ломоносов. В XIX веке Д.И.Менделеев, разделял представление о происхождении нефти в результате реакций, идущих на больших глубинах, при высоких температурах и давлениях, между углеродистым железом и водой, просачивающейся с поверхности Земли.

В начале XX века Н.Д.Зелинский внес существенный вклад в решение проблемы происхождения нефти. Показал, что некоторые соединения углерода, входящие в состав животных и растений, при невысокой температуре и соответствующих условиях могут образовывать продукты, сходные с нефтью по химическому составу и физическим свойствам. Чуть позднее И.М.Губкин обобщил результаты исследований природы нефти и пришел к заключению: процесс ее образования непрерывен; наиболее благоприятны для образования нефти неустойчивые в прошлом участки земной коры на границах областей опускания и поднятия.

Биогенная теория гласит, что нефть и природный газ образовались из остатков растительных и животных организмов в ходе многоступенчатого, длящегося миллионы лет процесса. Согласно этой теории, одним из основоположников которой был М.В. Ломоносов, запасы нефти невосполняемы (в масштабе жизни человечества) и все ее месторождения иссякнут.

Наиболее разработана и подтверждена фактическим материалом осадочно-миграционная концепция (принятая как биогенная гипотеза) происхождения нефти и газа исследователями-геологами И.М.Губкиным, Н.Б.Вассоевичем, В.А,Соколовым и др. Они придерживаются мнения, что нефти и горючие газы образуются в процессе осадочного породообразования. Процесс седиментогенеза происходит в водоемах, где совместно с минеральным веществом происходит накопление органического вещества. Следом за седиментогенезом происходит преобразование органического вещества в углеводороды, их миграция и аккумуляция. Подтверждает данную теорию приуроченность большинства выявленных залежей к осадочным толщам.

Механизм образования углеводородов, по мнению Ю.А.Пецюхи, связан с химико-механическими процессами, возникающими при тектонических дифформациях. С позиции теории мобилизма рассматривают образование нефти исследователи О.Г.Сорохтин, С.А.Ушаков. По их мнению, мощное осадконакопление и интенсивный прогрев связывается с повышенной раздробленностью земной коры, с конвективным перемещением мантийного вещества. Данные исследователи считают возможным генерацию углеводорода в зонах субдукции плит за счет термолиза огранического вещества.

Б.А.Соколовым и Э.А.Абля предложена флюидодинамическая модель нефтегазообразования [15]. Данная модель базируется на свойствах осадочных пород в процессе литогенеза расслаиваться на зоны уплотнения и разуплотнения. Так, исходя из данной концепции, развитие осадочного бассейна закономерно приводит к созданию зон разуплотнения, насыщенных углеводородом и находящимися под высоким давлением. Нефть и газ, по мнению этих исследователей, являются разновидностью низкотемпературной дефлюидизации нефтематеринских пород, находящихся в очагах генерации углеводородов. Углеводороды, поднимаясь по трещинам, пересекают горизонты с более пониженным давлением и температурой (по сравнению с очагами генерации) и насыщают их газом и нефтью. Погружение осадочных пород способствует их интенсивному прогреву, созданию очагов генерации углеводородов, их миграции вверх до зон концентрации.

Существующие сторонники неорганической гипотезы (например, А.Н.Кудрявцев) считают, что ведущая роль в формировании месторождений принадлежит глубинным разломам. Механизм образования нефти и газа протекает в высокотемпературных очагах нефтегазообразования. По мнению П.И.Кропоткина углеводороды поступают в осадочную толщу литосферы в результате дегазации мантии. Основными доводами в пользу неорганической гипотезы в нашей стране являются наличие углеродистых соединений и углеводородов в космическом веществе и мантии, явления углеводородной дегазации вещества мантии, сосредоточенность основных углеводородных ресурсов в осадочных бассейнах на больших глубинах.

Р.М.Бембель с соавторами [15] полагают, что имеющее геосолитонную природу локальное сейсмотектоническое воздействие играет роль электронно-механического катализатора и может распространяться по вертикали вдоль зон диструкции, вызвав в каждом интервале разреза нефтегазообразование.

Сторонники абиогенной теории полагают, что запасов нефти и газа нам хватит еще на долгие столетия. Д.И. Менделеев, находясь в Баку, однажды узнал от геолога Германа Абиха, что месторождения нефти территориально очень часто приурочены к сбросам – особого типа трещинам земной коры. Тогда же знаменитый русский химик уверился в том, что углеводороды (нефть и газ) образуются из неорганических соединений глубоко под землей. Д.И. Менделеев считал, что во время горообразовательных процессов по трещинам, рассекающим земную кору, поверхностная вода просачивается в глубь Земли к металлическим массам и вступает в реакцию с карбидами железа, образуя оксиды металла и углеводороды. Затем углеводороды по трещинам поднимаются в верхние слои земной коры и формируют месторождения нефти и газа. Согласно абиогенной теории, образование нефти не длится миллионы лет, она вполне восполняемый ресурс. Сторонники абиогенной теории уверены, что на больших глубинах сосредоточены еще большие (по сравнению с разведанными) запасы углеводородов.

По мнению А.Н.Дмитриевского при неорганическом происхождении нефти источником является углеводородный газ, выделяющийся в глубоких земных недрах из углесодержащего вещества. Сторонники неорганического происхождения нефти не отрицают происхождение углеводородов из органики, но считают, что их можно получить и альтернативным, неорганическим способом. Спектроскопические исследования показали, что в атмосфере Юпитера и других планет-гигантов присутствуют простейшие углеводороды. Значит, если в природе идут процессы синтеза органических веществ из неорганического вещества, то ничто не мешает образованию углеводородов из карбидов на Земле.

2. Некоторые факты возобновления запасов углеводородов.

Изучая историко-статистические показатели можно наблюдать увеличение разведанных запасов нефти и газа в мире. Так же отмечается факт роста добычи нефти и газа. По мнению Н.П.Запивалова в течение 21 столетия в пределах Западной Сибири можно будет получить 10-кратное увеличение промышленных запасов. В то время как существует факт об исчерпаемости запасов можно наблюдать притоки нефти из скважин, имеющих высокую обводненность, находящихся в простое.

В.П.Гаврилов приводит пример формирования залежей за несколько лет на месторождении, расположенном в Чеченской Республике: количество добытой нефти, по расчетам горного инженера Л.И.Баскакова в пределах грозненских залежей не могло вместиться во всех известных структурах этого района и прилегающих к ним впадин. Все высокообводненные скважины, на которых перед началом войны осуществлялся форсированный отбор, начали давать нефть: т.е. в течение 4 лет простоя произошло переформирование залежей: вода образовала новый нефтяной контакт. За те годы пока велась война и скважины находились в простое произошло восстановление давления в верхнемеловых известняках, процент воды снизился, ВНК выровнялся. Так же в последние годы наблюдается уникальное явление в районах Старогрозненского и Октябрьского промыслов: первые мелкие скважины глубиной до сотен метров (песчаники неогена) стали высачивать нефть на дневную поверхность (через затрубное пространство).

Так, например, как указывает В.П.Гаврилов, на Ромашкинском месторождении (разрабатывается более 50 лет) в последние годы у ряда старых скважин наблюдается «второе дыхание» [2]. При разработке залежь в первую очередь отдает легкие фракции, а тяжелые выкачиваются последними. Нефть в пределах Ромашкинского месторождения характеризуется повышенной вязкостью, преобладанием тяжелых фракций. Но изучение физико-химических свойств показывает, что на фоне общего увеличения плотности в ряде скважин отмечено поступление легкой газированной нефти [13].

Так же имеет место то обстоятельство, что на ряде залежей, по которым уже извлечены все балансовые запасы, добыча нефти продолжается. Некоторые скважины характеризуются пульсирующими режимами нефтедобычи: падение дебитов сменяется долговременным его ростом. На ряде месторождений Западной Сибири также зафиксирован пульсирующий режим нефтедобычи в скважинах [2].

Так, например, на ряде месторождений Северного Кавказа первоначально подсчитанные запасы нефти были многократно превышены в процессе многолетнее разработки месторождений. Известны случаи рекордно длительной эксплуатации нефтяных скважин. На двух месторождения, расположенных на границе Грузии и Абхазии, эксплуатируются месторождения с конца XIX века и до сих пор дают приток нефти.

В процессе исследования месторождений Мексиканского залива на основании сейсмических данных устанавливается очаговая изменяемость параметров нефтегазонасышенности и движения флюидов [5].

Широко распространено естественное высачивание нефти на поверхности дна мирового океана. Оно установлено как в Австралии, Мексике, Аляске, так и в США, Персидском заливе и т.п.

Группой ученых из Института проблем нефти и газа РАН (ИПНГ РАН), под руководством д. г.-м. н. А.Баренбаума, разработана концепция происхождения нефти и газа. Согласно этой гипотезы, крупные залежи углеводородов могут возникать не за миллионы лет, как ранее считалось, а лишь за десятилетия. Российские ученые обратили внимание, что наблюдается необъяснимое увеличение запасов на давно эксплуатируемых нефтегазовых месторождениях в регионах с относительно высоким потреблением углеводородов. И как считают авторы концепции – это прямое следствие процессов современного нефтегазообразования. В числе таких регионов называются Татария и Чечня в России, Украина, Азербайджан, штаты Техас и Оклахома в США и Мексика. Истощение месторождений, по мнению профессора А.Баренбаума, возможно только в рамках отдельных районов, где добыча углеводородов не сопровождается их интенсивным потреблением.

В общем, многие современные открытия не вписываются в классические схемы осадочно-миграционной гипотезы нефтегазоносности. Органическая теория происхождения нефти, по мнению Н.П.Запивалова в настоящее время имеет много оппонентов.


3. Возможные механизмы возобновления запасов углеводородов

В настоящее время существует мнение о том, что запасы углеводородов близки к истощению. В связи с этим встает актуальный вопрос об исследовании механизма восстановления запасов. При изучении ряда нефтяных скважин на старых месторождениях можно наблюдать такое явление как притоки нефти в старых и отработанных скважинах.

Согласно концепция А.Баренбаума предполагается, что нефтегазообразование – это процесс не только геологический, а, прежде всего, климатический, связанный с круговоротом воды и углерода на планете. Решающая роль в образовании залежей нефти и газа в этом механизме отводится переносу углерода через земную поверхность метеогенными водами (дождями, впитавшимися в землю) в ходе их постоянного круговорота. Поступающий с водами углерод (преимущественно, в форме гидрокарбоната) в условиях земной коры восстанавливается до углеводородов, из которых в геологических структурах-ловушках формируются нефтегазовые скопления. Сегодня можно считать доказанным и обоснованным факт существования тектонической расслоенности земной коры и особенно ее верхней части (Р.Г.Берзин, М.А.Камалетдинов, А.Н.Дмитриевский и др.).

Многие исследователи нефтяных и газовых месторождений (Л.М.Ситдикова, А.Н.Дмитриевский, А.В.Баланюк, А.В.Караин и др.) придерживаются того мнения, что возобновление запасов углеводородов в истощенных месторождениях, связанно с современными вертикальными движениями земной коры. Наблюдаемые с помощью инструментальных методов волновые и колебательные движения в районах интенсивной добычи углеводородов обусловлены флюидным режимом и особыми свойствами пород верхней коры. Флюиды, являясь подвижным активным и агрессивным компонентом, обеспечивают высокие скорости процессов. Ряд механизмов флюидных движений дополняется различными сопутствующими явлениями.

Р.Х.Муслимов, И.Ф.Глумов и др. основываясь на тесной взаимосвязи строения месторождений в осадочном чехле и кристаллическом фундаменте, считают, что ключ к поискам нефти и газа лежит в изучении фундамента [10]. Действительно, при изучении закономерностей размещения нефтяных залежей по площади и разрезу осадочного чехла (в пределах Южно-Татарского свода) четко прослеживается связь нефтеносности с блоковым строением: все нефтяные залежи в пределах свода контролируются разломами, секущими кристаллический фундамент и его осадочный чехол. Аккумуляция нефти происходит преимущественно в пределах участков дизъюнктивной раздробленности кристаллического фундамента, в частности в узлах пересечения разломов [10, 11, 12].

Г.П.Каюкова, И.П.Зинатуллина и др., при исследовании закономерностей вертикального распределения углеводородов (так же в пределах Южно-Татарского свода) устанавливают приуроченность залежей к тектоническим разломам и аргументируют преобладающую роль восходящей вертикальной миграции в формировании промышленных скоплений нефти палеозойского комплекса [8].

Данные ряда исследователей (В.Г.Изотов, М.Т.Абасов, Р.Ю.Алияров, Р.Х.Муслимов и др.), которые основаны на изучении геохимических, палеонтологических, геофизических и геологических моделях (в пределах Волго-Уральской НГП), позволяют делать выводы о широком развитии вертикальных перетоков нефти и газа в осадочном чехле, а так же о формировании залежей в верхних горизонтах за счет вертикальной миграции. В качестве весомого аргумента в пользу вертикальной миграции нефти в палеозойском чехле свидетельствуют приуроченность скоплений нефти к тектоническим нарушениям, интенсивная битумонефтенасыщенность разреза чехла в целом [11].

На основании изучения фундамента исследователи Р.Х.Мулслимов, Д.К.Нургалиев, И.Ф.Глумов и др. делают выводы, что фундамент является геодинамической активной системой, включающий зоны разуплотнения, которые обладают коллекторскими свойствами и флюидонасыщенностью. Следует отметить, что в пределах фундамента Волго-Уральской НГП наблюдается аномальное для кристаллического фундамента содержание углеводородных газов, битумов и гелия. Также данные исследователи при изучении фундамента в пределах территории Южно-Татарского свода отмечают сохранение газонасыщенности и температурного режима коллекторов и процесс дегазации в глубоких скважинах. При изучении геодинамической активности зон-коллекторов геофизическими методами исследователями выявлено, что геодинамические процессы, движение газа и воды не только не прекращается, но и начинают фиксироваться заново в ранее неактивных зонах [10].

Из вышесказанного можно сделать выводы, что глубинная флюидизация и современная геодинамика – это взаимосвязанные процессы. Так Р.Х.Муслимов, В.Г.Изотов, Л.М.Ситдикова и др. считают, что динамика процесса дегазации определяет периодичность вулканических и сейсмических процессов: проявление современной сейсмичности. По мнению исследователей явление данного процесса обусловлено техногенными причинами (темпами отбора жидкости из пласта и закачки воды в пласт). Так же исследователи считают, что проявление сейсмоактивности – косвенный признак периодического проявления неогеодинамических процессов, вызванных глубинной флюидизацией, но все же остается открытым вопрос о том, что же является продуктом этой флюидизации [13].

Коллективом авторов (Р.Х.Муслимов, И.Н.Плотникова и др) сформулирована гипотеза о том, что кристаллический фундамент играет роль постоянной «подпитки» нефтяных месторождений осадочного чехла новыми ресурсами за счет притока углеводородов по трещинам и разрывам на глубинах [12]. Так же исследователи Р.Х.Муслимов, В.Г.Изотов, Л.М.Ситдикова и др. отмечают существование на Южно-Татарском своде единого источника нефтегенерации для залежей нефти и битумов и формирование месторождений за счет вертикально восходящей миграции нефтегазоносных флюидов через разломы, секущие кристаллический фундамент и нижние горизонты осадочного чехла [11].

Л.М.Ситдиковой, на основании исследований сейсмических данных и данных по бурению глубоких скважин, установлена неоднородность кристаллического фундамента сводовых поднятий древних платформ, выраженная в наличии региональных выдержанных зон деструкций пород архейского и протерозойского комплекса. Этим исследователем в разрезе кристаллического основания выделяются компрессионные и декомпрессионные зоны. На основании петроструктурного анализа Л.М.Ситдиковой выделяются закономерности распределения различных типов трещиноватости зон деструкций: трещины скольжения, разрыва, трещины постдинамической релаксации [14]. Так анализ ориентировки поверхности тензора позволяет выявить закономерность повторяющихся режимов вертикального сжатия-компрессия – растяжения-декомпрессия субгоризонтальных зон деструкций, в результате чего и образуются субгоризонтальные срывы пластин фундамента. Формирование зон деструкций сопровождается активным поступлением гидротермального флюида, которые влекут за собой активные процессы гидротермальных изменений горных пород, а те в свою очередь порождают каталитический процесс синтеза сложных углеводородных соединений – это подтверждается наличием углеводородных соединений в зонах деструкций. Исследователь считает, что зоны деструкций компрессионно-деперссионного типа необходимо рассматривать как единую систему, возникшую в результате периодического распределения волн напряжения (растяжения-сжатия), что сопровождалось периодической перекачкой гидротермального флюида из более глубоких горизонтов в поверхностные зоны фундамента и далее в осадочный чехол [14].

В.Г.Изотов считает, что возникновение и неоднократно возобнавляемые зоны деструкций обладают высокими фильтрационно-емкостными свойствами и благоприятными термодинамическими условиями. Данные зоны, по мнению исследователя, являются потенциальными резервуарами углеводородов, следами активной миграции, которые четко прослеживаются по интенсивным изменениям этих зон [6].

Проведенные исследования Р.Х.Муслимовым с соавторами в пределах Ромашкинского месторождения позволяют считать, что обнаруженные реликты зон деструкций свидетельствуют о наличии углеводородов в этих зонах, которые в неоднородном термоградиентном поле фундамента последовательно перегонялись из нижних зон в верхние под воздействием температурного поля и явлений компрессий-декомпрессий. Это подтверждается сходством углеводородов фундамента и чехла, особенностями состава вод и зон деструкций и чехла [10, 13].

А.Н.Дмитриевским был проведен анализ закономерностей размещения нефтяных залежей по площади и разрезу осадочного чехла (в пределах Татарского свода). Этим исследователем так же выявлена тесная взаимосвязь нефтегазоносности осадочного чехла с разломами и блоковым строением кристаллического фундамента. Разломы, по мнению ряда исследователей (Р.Х.Муслимова, Л.М.Ситдиковой, И.Н.Плотниковой и др.) служат проводящими каналами для всех флюидов. А.Н.Дмитриевским установлено, что большую роль в разломной тектонике кристаллической коры играют нарушения листрической формы: они почти вертикальны у поверхности, а на глубине их угол уменьшается и они образуют пологие границы. Области выполаживания разломов формируют субгоризонтальные расслоенные зоны. По мнению исследователя механизмом, заставившим углеводороды двигаться в сторону от их первоначального положения и концентрироваться на небольших площадях, образуя месторождения, является дилатансионное расширение. Данное расширение возникает при сдвиговых деформациях в трещиноватых зонах разломов под действием тектонических сил. Данный механизм движения флюидоупоров среди всех возможных механизмов является самым интенсивным и универсальным и действует как в разломах, так и в тонких трещинных слоях [4].

Процессы миграции и формирования (или переформирования) залежей, по мнению современных исследователей (Н.П.Запивалов, В.П.Гаврилов и др.), происходят достаточно быстро, в течение нескольких лет. В.П.Гаврилов, на основании изучения ряда месторождений (Грозненские и Западной Сибири) и образования метана минеральным путем (за счет гидратации железосодержащих пород основного состава морскими водами) утверждает, что в современной земной коре активно протекают процессы миграции углеводородов и образования новых скоплений. Движение углеводородов в земной коре, по мнению исследователя, происходит с гораздо большей скоростью, чем это предполагалось ранее, процесс идет постоянно и продолжается в настоящее время. Формирование скоплений нефти и газа – постоянно действующий процесс: залежи углеводородов формировались и переформировывались в прошлые геологические эпохи, формируются и сейчас [2]. По мнению вышеупомянутых исследователей, причинами активного и быстрого современного образования и миграции углеводородов является дегазация мантии Земли (этого мнения придерживаются и сторонники неорганической теории происхождения нефти). Но при изучении рифтовых долин Мирового океана не обнаружено нефтяных источников. При температуре 4000С составные части нефтей разрушаются, сама нефть распадается до метана. Нефть не может образовываться и сохраняться там, где температура составляет 30000С (мантийная часть Земли), поэтому современной быстрое рождение нефти может объяснятся как результат стремительного (в геологическом масштабе) процесса нефтегазообразования в специфических и ныне действующих очагах рождения углеводорода [2, 5].

В соответствии с геодинамической концепцией нефтегазообразования, образование нефти и газа может происходить различным путем: в крупных впадинных земной коры по классической схеме, в рифтовых прогибах, в зонах субдукции [3]. В.П.Гавриловым выделяется ряд районов, с контролирующими механизмы нефтеобразования: например, на Северном Кавказе действует субдукционный механизм – он приводит к тому, что часть литосферы этих осадков затягивается в верхнюю мантию Земли и там, в условиях высоких температур и давлений происходит быстрая деструкция органики и синтез новых углеводородных молекул. Вместе с водным флюидом, возникающим при дегидрации осадков, углеводороды устремляются вверх по разломам, трещинам, порам, каналам – мигрируют в осадочный чехол, пока не аккумулируются в залежь. А на Апшеронском полуострове действует механизм аккреционной призмы: породы не попали в зоны субдукции, а оказались смяты – здесь возникают благоприятные условия для накопления блуждающих углеводородных залежей. Наличие залежей в пределах Ромашкинского месторождения (Волго-Урал) может быть связано с наличием в толще кристаллических пород высокоглиноземнистых гнейсов, в составе которых много графита биогенного происхождения. Под действием высоких температур и водородного флюида недр из углерода образуются углеводородные соединения, которые по разломам и трещинам мигрируют в осадочный чехол. Процесс образования нефти и газа в пределах Западной Сибири находится во взаимосвязи с механизмом рифтообразования, а углеводород как органического, так и минерального происхождения [2, 3].


Итак, любая залежь углеводородов – открытая система, способная к самовосстановлению в относительно короткое время. Разработка и эксплуатация месторождений нарушает динамическое равновесие в пласте, возбуждая естественный подток углеводородов, которые начинают компенсировать величину отбора.

Но на сколько лет хватит запасов нефти, не знает никто. Но до сих пор никто не может точно сказать, каким путем образуется нефть. Изучая вопрос о миграции, аккумуляции и генерации нефти и газа и рассматривая углеводородную систему как самовосполняющуюся можно сделать выводы о наличии факта миграции углеводородов из зон деструкций фундамента в вышележащие горизонты по зонам многочисленных разломов. Так же можно говорить о «подпитке» нижних горизонтов крупных нефтяных месторождений «углеводородным дыханием» фундамента.

Приуроченность путей миграции нефти к зонам разломов, молодой возраст залежей нефти дают основание предполагать продолжение процессов формирования залежей в настоящее время, наличие современной миграции нефти и восполнение запасов. Как видно из вышесказанного наиболее реален и теоретически оправдан подход к этой проблеме с позиции неорганического происхождения нефти, поскольку процесс глубинной генерации углеводородов и периодического их поступления в верхние горизонты земной коры и осадочного чехла является закономерным и подчиняется определенным геотектоническим условиям, но все же не следует снимать со счетов и биогенную теорию – как объяснение преобразования углеводорода.

Изучение проблемы подпитки углеводородов из глубин через нефтепроводящие каналы и уточнение механизма данного процесса, скорее всего в скором будущем приведет к коррекции методики геолого-поисковых работ и процессу разработки месторождений.

В рассмотренных (и вообще существующих) механизмах образования новых залежей нефти и газа в каждом конкретном случае действует свой источник углеводородов. И тем более подтверждаются фундаментальные представления академика И.М.Губкина о том, что нефтегазообразование имеет глобальный и постоянный характер.

Необходимая и ключевая составляющая поисковых работ сегодня – позиция геолога, основанная на идее и новой перспективной концепции. Одна из перспектив сегодня – нефтегазоносность фундамента: состав, структура, объем которого со временем изменяется, более 10 нефтяных и газовых залежей обнаруживается в древних породах фундамента только в Западной Сибири. Толща палеозойской формации в разы превышает толщу мезозоя. Нефть и газ, вероятно, являются возобновляемыми ресурсами за счет спонтанно активизированных природных и природно-техногенных процессов в Земной коре [5].

Использованная литература

1. Берзин Р.Г., Аккуратова Л.Л., Кемирова И.К. Глубинное строение и геодинамика Южного Урала. Тверь: Изд-во ГЕРС, 2001. с.215-222.

2. Гаврилов В.П. Возможные механизмы естественного восполнения запасов на нефтяных и газовых месторождениях // Геология нефти и газа, №1, 2008. с.57-65.

3. Дмитриевский А.Н., Баланюк И.Е., Каракин А.В. и др. Современные движения земной коры и механизм возобновления запасов углеводородов // Геология, геофизика и разработка НГМ, №5, 2008. с.9-20.

4. Дмитриевский А.Н., Баланюк И.Е., Каракин А.В. Один из возможных механизмов восполнения запасов углеводородов // Доклады АН, №5, том 415, 2007. с.678-681.

5. Запивалов Н.П. Нефтегазовая геология: Парадигмы XXI века // Проблемы геологии и освоения недр: Сборник научных трудов XI международного симпозиума им. Академика М.А.Усова студентов и молодых ученых. Томск: Изд-во Томский политехнический университет, 2007. с.766.

6. Изотов В.Г. Петролого-геодинамическая эволюция фундамента платформ и генерационный потенциал углеводородов. Прогноз нефтегазоносности молодых и древних платформ. Казань: Изд-во КГУ, 2001. с.378.

7. Камалетдинов М.А., Постников А.В. Шарьяжи Урала и связь с ними полезных ископаемых. Уфа: Изд-во БФ АН СССР, 1984. с.3-5.

8. Каюкова Г.П., Зинатуллина И.П., Нигмедзянова Л.З. и др. Исследования закономерностей вертикального распределения углеводородов для определения путей их миграции и зон нефтегазоносности. Прогноз нефтегазоносности молодых и древних платформ. Казань: Изд-во КГУ, 2001. с.378.

9. Лапинская Т.А. Древнейшие толщи фундамента как возможный источник углеводородов осадочного чехла. Нефтегазоносность фундамента осадочных бассейнов. М.: Изд-во РГУНГ, 2005. с.362.

10. Муслимов Р.Х., Глумов И.Ф., Нургалиев Д.К. и др. Нефтяные и газовые месторождения – саморазвивающиеся и постоянно возобновляемые объекты // Геология нефти и газа, №1, 2004. с.43-49.

11. Муслимов Р.Х., Изотов В.Г., Ситдикова Л.М. Кристаллический фундамент Татарского свода – потенциальный генератор углеводородов Ромашкинского месторождения / Новые идеи в геологии и геохимии нефти и газа // Материалы 2-й международной конференции. М.: Изд-во МГУ, 1998. с.486.

12. Муслимов Р.Х., Плотникова И.Н. Проблемы нефтегазоносности кристаллического фундамента и его роль в формировании залежей нефти в осадочном чехле / Новые идеи в геологии и геохимии нефти и газа // Материалы 2-й международной конференции. М.: Изд-во МГУ, 1998. с.486.

13. Муслимов Р.Х. Роль новых геологических идей в развитии старых нефтедобывающих районов в первой четверти XXI века // Геология нефти и газа, №1, 2004. с.2-10.

14. Ситдикова Л.М. Флюидогеодинамические факторы генерации, аккумуляции и миграции углеводоролных систем в теле фундамента платформ. Прогноз нефтегазоносности молодых и древних платформ. Казань: Изд-во КГУ, 2001. с.378.

15. Русский В.И. Геология нефти и газа: Учебное пособие. Екатеринбург: Изд-во УГГУ, 2005. с.183.







©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет