12 апреля 1933, среда,



бет14/35
Дата17.05.2020
өлшемі1.53 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   35
степенно делаетесь центром внимания и вихря
Мира. Может быть, лишь пребывание здесь вас охраняет до поворота Светил. Может быть, люди не поверят, что самое мудрое переждать тяжкие небесные знаки в священном месте. У темных напряжены поиски, чтобы узнать, откуда им грозит опасность. Они знают о ней, но затемняются при дальнейших поисках. В этом Черная Магия не может преуспеть. Перед поездкой дам совет избегать темных слежек. Можно при исполнении Указа­
ния  отлично  смутить  даже  Иерофанта  зла.

Теперь др[угое]. Можно иногда в течение дня послать мысли в Америку всем, хотя бы молни­еносно. Помните, что сейчас много событий, и нужно  держать  в  мыслях  План.  Спешу.



4 августа 1933, пятница
Противоположение доверию будет уныние. Именно недоверие родит эту ужасную ехидну. Но доверие пробуждает самые огненные, самые божественные задатки духа. И Существа Огненно­
го Мира могут приближаться к людям в часы доверия, и чудо воодушевления создает самые прекрасные приближения. Нужно воспитывать доверие, ибо иначе люди погружаются в мертвенность. Доверие есть чувствознание, оно не бывает пре­
дательством, когда мы знаем, куда направлено наше стремление. Мы радуемся, приближаясь к человеку, который бережет огонь доверия. Много прекрасных созиданий происходит, когда откры­ты  врата  доверия,  врата,  огнем  очищенные.

Теперь др[угое]. Когда перечислил вам города, где особенно развит ритуал Черной Магии, не хотел сказать, что и в других местах ее нет. Наоборот, много Черных Лож, но некоторые предаются злу, как таковому, без особых ритуалов. Но за по­следнее время можно видеть возрождение самых древних служений тьме. Между ними есть очень вредные, которые своим ритмом могут быть раз­рушительны. Черные Ложи обычно не понимают, какой космический вред они творят. По невежест­ву они думают, что причиняют зло лишь в желаемом направлении, но на самом деле они затраги­


вают целые слои атмосферы. Особенно теперь, когда приближается время огненное и многие нарушения равновесия уже очевидны, вред темных
вызываний особенно ужасен. Невежды и здесь действуют  уявленным  разрушением.  Сядем.

Разрушать черные ложи нужно очень осто­рожно. Дело в том, что они не существуют как оазисы, но просачиваются даже в самые, казалось
бы, добропорядочные круги. Потому трудно искоренить зло, пока сам Сатана примет бой. Наша за­
бота, чтобы вызвать его на бой и сделать такие ус­
ловия, чтобы он принужден был принять его, к тому и ведем сражение. Но люди, которые считают себя на стороне Света, недостаточно помогают, ибо доверие отсутствует и не было развито. Можно на­
звать случаи прямого предательства, когда люди
считают  это  доверием,  настолько  смутны  понятия.

Теперь др[угое]. Русские в Париже говорят, как передал  ночью  Урусвати.



Кто, не около ли Центра? – Недалеко от Утвержденцев.

М[ожет] б[ыть], сами они? – Около, так люди пытаются парализовать, когда видят что­либо до­брое. Уровень мышления очень ничтожен, «трош­
ки  балакают»  и  не  видят,  как  губят  себя  самих.

Вл[адыка], мог ли Георгиев говорить плохо о Н[иколае] К[онстантиновиче]? – Конечно, нет, но слуги Сатаны лгут. Такое количество лжи полза­
ет,  что  люди  сами  не  знают,  когда  лгут.  Довольно.

Вл[адыка], Вы были близко сегодня ночью? – Да, и чувство доверия, которое вспыхнуло в доме,
способствовало.  Священно  доверие.  Довольно.

5 августа 1933, суббота
Если, входя в дом, на столе хозяина заметите ехидну, что сделаете? Будете ли размышлять, по­
ка змея уничтожит вашего друга, или немедленно решите уничтожить ее? Мы говорим – спасите близкого от зла. Не затуманивайте голову вашу смущением, но действуйте во благо. Нельзя положить на весы ехидну и человека. Нельзя уравнять сознание низшее с храмом сознания. Если мы перестанем различать, то где же будет наша ответст­венность перед миром? Не герой, кто спасет змею, чтобы потерять друга. Не герой, кто уклоняется
от долга, подыскивая слова извинения. Не герой,
кто не понимает, где большее и где меньшее. Не
герой, кто потерял мерило сердца. Вождь знает мерило  сердца  и  решение  огненное.

Теперь др[угое]. Подойдем к самому трудному,


к такому, перед чем все бывшие трудности пока­жутся как благие часы. Самое трудное есть Благословение Мира Огненного. Так труден этот вход, что кажется, что ни малейшая клеточка наша не может перенести этот мир восхищения. Сказано, что когда все покровы спадут и останется лишь
сияние дерзания, тогда огонь светлый придет во врата, не вхожие для тела. Но чтобы зажечь такое
дерзание, сохраним восхищение перед самым трудным. Потому мыслите, как бы хотели представить себе пребывание в Мире Огненном. Если в Тонком Мире мысль творит, то в Огненном она молниеносна и отрешает от всех мер земных, там Свет  Седьмой.  Сядем.

Свет Седьмой – самый вмещающий, потому
каждое земное вмещение уже будет путем туда,
где каждый дух светит сиянием. Уничтожение вмещения и восхищения наносит главное препятствие для быстрого движения. Нужно учить о существовании Иерархии Миров, которая беспредельна. Пусть дети получат хотя бы намек на красоту Беспредельности. Сперва произнесется слово, но после зародится понятие. Явление Ми­
ра Огненного  – прекрасное  восхищение.

Теперь др[угое]. Сергий не был смиренником в современном смысле слова. Строитель не может быть смиренником, ибо он знает ответственность. Многие черты древних событий преломляются


совершенно иначе для нас, прежде всего, по причине разного понимания слов. Также много событий никем не записаны. Разве записано, где зарыл Сергий чудесный Камень, данный ему схимником? Но придет час, когда указано будет это место магнита. Разве известно, что таинственный Копт принес Будде Чашу из Египта? Разве известно, где погребен Вождь Роксалланов – Тихос? Разве из­вестно, что при создании Венеции устроено особое хранилище на месте собора Св. Марка? Мно­
го  не  сказано,  но  будет  открыто.  Спешу.


6 августа 1933, воскресенье
Самая совершенная машина может остано­
виться от малейшего камешка; чем она будет утонченнее, тем каждое постороннее тело будет чув­ствительнее. Не то же ли самое происходит с серд­
цем? Потому нужно так беречь ток сердца. Когда ток устремляется кверху, то множество малых посылок устремляются препятствовать току. Не только сознательные и вредительские посылки, но и хаотические пылинки пытаются удержать
ток вверх. Но если мы знаем это, то сознание наше не допустит непрошенных гостей. Но от мала до
велика нужно быть на страже, чтобы недруги не пресекали нить. Малое недоверие или сожаление уже отодвигает степень тока. Кроме того, имеется
и другой вред. Когда контакт установлен, то укло­нение одного делает и верхний ток неравномерным. Нужно понять, что такое нарушение токов опасно во многих отношениях. Ведь все нервные центры отзываются на эти токи. Каждое колеба­
ние уничтожает работу нескольких центров. По­тому нужно очень бережно относиться к токам сердца.

Теперь др[угое]. Относительность возрастает
в Беспредельности, тот же закон и для знания.
Никто в Мирах не может успокоиться на знании. Каждое приобретение увеличивает в прогрессии сознание незнания. Малодушные могут испугать­
ся перед Беспредельностью знания. Но мы уже знаем неизбежность этого закона и трудимся каж­
додневно,  чтобы  радоваться  беспредельности.

Теперь др[угое]. Радость подвигу есть щит прекрасный. Вы уже знаете, как радостью и доверием переходили пропасти. Тоже нужно радоваться и второму приближающемуся подвигу.
Не только
мужество, но именно радость сделает вас неуязвимыми. Даже великие подвиги упро­
щались радостью  и  доверием.

Вопросы.


 Не вредны ли для центров мешки с холодной
водой под головой? – Конечно, холодная вода не указана, но в самое жаркое время можно допустить. Холод не полезен для Колокола, но, повторяю, в
жаркое время нужно допустить каждое охлаждение.

 Но мои мешки лежат большей частью под ше-ей  и  лицом?  –  Я  говорю  о  Колоколе.

 Но не может ли холод передаваться Колоко-
лу?
 –  Нет,  когда  холод  не  касается  выше  ушей.


 Пифагорейцы принимали положение тела вниз головой, чтобы вызвать прилив крови к голове,
к темени; полезно ли такое упражнение?
– Мы против неестественных положений; когда все внима­
ние  устремлено  на  сердце,  то  все  прочее  неважно.

 Слабоумие Безант не доказывает ли ярко, что контакт с Учителями не существовал? – Да, кроме того, не полезны злые мысли. Кроме того, можно видеть, как злоба и желание кого­то уничтожить неполезны.

 Какие скучные книги: вторая и третья часть дневника Олькотта. Какая мелочность натуры ав-тора,  какое  самомнение! –  И  даже  хуже!

 Вл[адыка], он многое оплакивает. – Самомне­ние  и  там  мешает.

 Вл[адыка], разве он не в Докиуде? – Нет... Глу­пость  удерживает  от  Света.

 Вл[адыка], он видел Вас и М[ахатму] К[ут-]
Х[уми] перед смертью? – Мы помогали, облегчали страдания  по  просьбе  Блаватской.

 Но Judgе был лучше? – Немного лучше, ибо лучше  мыслил  о  Блаватской.

 Значит, закон Иерархии непоколебим, и да-
же некоторые ошибки старших не должны быть обсуждаемы младшими, этим они осуждают себя
на  регресс? – Да.  Спешу.
7 августа 1933, понедельник
Можно провести слабое сравнение между Огненным Миром и Земным. При редких явлениях
Существ Огненного Мира они принимают все ме­
ры, чтобы не нарушить земное равновесие, и земные люди, при приближении таких Существ, со своей стороны, тоже принимают меры защиты сердца. Между тем, при всех мерах сердце часто
не выдерживает Огненного напряжения, так выс­шие меры сверху и снизу не могут сочетать эти Миры. Самые редкие случаи общения могут быть заложены старой кармой, когда при земных жизнях происходили долгие благостные сотрудничества. Подобные сотрудничества полезны для вечности, заложение общежития есть скрепле­
ние сотрудничества. Когда взгляд наш устремлен в будущее, то каждое благое сотрудничество есть действие  мудрое.

Теперь др[угое]. Можно напрягать волю самыми механическими средствами. Можно к тому найти многие примеры и предписания, но Мы советуем почерпать укрепление воли из Общения с Иерархией. Можно даже сказать, что это вообще единственный способ вознесения духа; даже путь механики ведет к тому же, но при ненужной затрате времени и усилий. Сердечное Общение с Ие­
рархией избавляет от тантр и от магии. Конечно, малые сторонние препятствия могут вредить общению, но не забудем, каким опасностям подвер­гается маг или тантрик. Но, во всяком случае, не мудр человек, мечтающий о своей обособленной воле; она растет и вибрирует на высшие хранилища. И кто заботится о своей воле без Общения
с  Высшими  Мирами,  тот  не  на  верном  пути.  Сядем.

Чтобы восстановить забытую Иерархию, нужно воспринять ее целесообразность со всех сторон, от Высших до низших, – таким образом мож­но избежать обычного заблуждения, когда люди как бы уже признавали Иерархию, но немедлен­
но отвергали при малейшем неудобном для них случае. Такие нарушения мешают насаждению нового  сознания.

Теперь др[угое]. Посылайте в Америку добрые мысли, там они нужны. Не смотрите на такие мысли только как на ваши, может быть, вы посылаете трансмутированную Мою мысль – это тоже вид


сотрудничества.  Довольно.

Как посылать <...>11? – Можно иметь одну группу, это будет называться фокусом духа на целую  группу.

8 августа 1933, вторник
Правильно замечено о последнем испытании страхами. Когда раздражение, сомнение, прель­
щения использованы, тогда остаются ужасы низших слоев. Но, закрепив общение с Иерархией Света, и эти отвратительные зрелища уже не трогают сердце. Можно даже радоваться попыткам за­пугать,  ведь  они  уже  у  последней  границы.

Теперь др[угое]. Сегодня посидим покойно,
посылая мысли в Америку. Не будем отяжелять
сознание свое, но очень дружно объединимся на мысли о Рузвельте. Пошлите добрые мысли, пусть ему  будет  хорошо.

Послать ли Фр[энсис] телеграмму о неприз-
нании  родственников?
 –  Если  хотите –  пошлите.

Вл[адыка], мы хотели бы иметь Ваш совет? –  Мой  совет  тот:  если  хотите  –  пошлите.  Сядем.

Если виделось что­нибудь – скажите. Н[ико-лай] К[онстантинович] видел: I – изображение на гробнице Лика с длинными правильными чертами лица, с длинной бородой; II – взъерошенный лев, кот[орого] Н[иколаю] К[онстантиновичу] хотелось уничтожить. Юр[ий] видел девушку в коричневом платье, сидевшую на углу дивана... Я – лишь темные пятна. – Вообще, день трудный. Не утомляйтесь. Сам  на  дозоре.  Довольно.  Скажу  после.

9 августа 1933, среда
Если бы люди отдавали себе отчет в качестве дня, они избегли бы многих затруднений. Конеч­но, Астрология – очень точная наука, но она требует
к себе крайне точного отношения. Можно видеть, что данные Астрологии ограничиваются местом и временем; это вполне понятно, когда представим себе чертеж пересекающихся токов. Так поверх могущих оказываться неточностей нашего астрологического толкования находится великий указатель – наше сердце. Два источника должны быть объединены. Пусть самые четкие вычисления Астрологии будут соединены с сердцем. Оно скажет своим безмолвным языком, где тягость, которую нужно переждать, или радость, которую нужно использовать. Но пусть мудрость сердца не превратится в суеверие и пусть таблица астролога не станет сухим скелетом. Множество малых обстоятельств вибрируют в пространстве, и только огненное сердце может понимать незримую сеть причин. Лучи Светил пересекают нации, роды, личности; можно узнавать непреложность химизма Светил, но расчленение такого разнообразно­
го стечения нужно толковать очень осторожно, сердце помогает, но и оно в чувствознании руководится Иерархией. Справедливо люди возвращаются к знанию Астрологии, но без огненного сердца они могут оказаться в непроходимой чаще. Так вспомним  о  сердце,  иначе  говоря,  об  Иерархии.

Теперь др[угое]. Действительно, самая высшая магия ничто перед ликом Огненного Мира. Мож­


но убедиться, что магия может состязаться с силами темными, но Огненные Существа неждан­ны даже для высшей магии. Вы уважаете Святого Сергия, но разве Он где­нибудь допускал магию?
Он даже не разрешал умное делание, но, между
тем, Он имел пламенные видения; лишь труд, как возношение сердца, допускал Он. В этом Он опередил многих духовных путников. Мы говорим о сердце, но именно Он нашел силу этого источ­ника. Даже страхованиям Он противостоял не
заклинаниями,  но  молитвою  сердца. Сядем.

Умное делание – великая вещь, но ничто не должно быть ограничено. Сама Беспредельность указывает на Свет неисчерпаемый. Можно перечислить содержание каждой клеточки человека, чтобы изумляться неизмеримостью пространст­ва. Так нужно обращаться к Источнику, который
не устрашится самою Беспредельностью. Такая
искра заложена в сердце. Ни врач, ни строитель,
ни ученый не обойдутся без сердечного чувство­знания.

Теперь др[угое]. Утверждаю сказанное Урусва­


ти ночью, но нужно собрать все мужество и до­
верие, чтобы не затемнить великие дни. Именно, великие дни, когда утверждается ступень Мира. Помолчим.

Послать Рузв[ельту] добрые мысли? – Да. Спешу.

10 августа 1933, четверг
Труд может быть четырех родов – труд с отвращением, который ведет к разложению; труд
несознательный, который не укрепляет дух; труд преданный и любовный, который дает жатву благую; и, наконец, труд не только сознательный, но и священный под Светом Иерархии. Невежество может полагать, что непрерывное общение с Иерар­хией может отвлекать от устремления к самому труду; наоборот, постоянное общение с Иерархией дает высшее качество труду. Только Источник вечный углубляет значение совершенствования. Нуж­
но установить эту пламенную меру труда. Само приближение к Миру Огненному требует позна­ния труда земного как ступени ближайшей. Мало кто из трудящихся может распознать свойства сво­его труда, но если бы труженик устремился к Иерархии, он немедленно подвинулся бы к ступени
высшей. Умение поселить в сердце своем священную Иерархию есть тоже умное делание, но такое делание приходит через труд. Не тратя времени лишь для себя, можно среди труда приобщаться к Иерархии. Пусть Владыка живет в сердце. Пусть
Он станет неотъемлемым, как само сердце. Пусть каждый ритм работы звучит именем Владыки. Пусть дыхание вдыхает и выдыхает Имя Владыки. [Пусть каждый ритм работы звучит Именем Владыки.] Так нужно уметь поступать каждому, кто мыслит о Мире Огненном. Разве Владыке солгу? Разве утаю от Владыки? Разве могу помыслить о предательстве в присутствии самого Владыки? Так пусть каждое помышление только укрепляет
и  воздержит  от  скверны  малодушия  и  темнодушия.

Теперь др[угое]. Умейте пользоваться каждым действием около вас, чтобы посветить, где темно. Кто же не пробудится, когда мерзкие ревы нару­шают равновесие планеты? Нужно помнить, откуда ползет тьма. Явление разбойников сперва вызо­


вет окрик, но затем человек защитит труд и все
прекрасное, связанное с ним. Мертвые молчат, но даже  молчание  может  накопить  энергию.  Сядем.

Когда рабское чувство является на позор Ми­ра, тогда нужно ждать смены эпохи. Разве можно представить себе, что ожидание Майтрейи через четыреста тысяч лет возможно? Слова не раз причиняли заблуждения. Нельзя себе представить Землю, погруженную во мрак еще тысячелетия. Можно представить прогрессию зла, потому даже самый свирепый Армагеддон есть спасение. Не


могут  мудрые  не  томиться  в  духе.  Помолчим.

Посылая благие мысли Рузв[ельту]? – Да. Довольно.

Вижу только черные искры. – Свирепствует Армагеддон.  Мы  тоже  видим  эти  черные  искры.

11 августа 1933, пятница
Мир сложен из прекрасных Начал. Выражение об отречении от мира неверно. Нельзя отрекаться от красоты небесной. Целый Мир предоставлен человеку. Потому наиболее верно будет сказать о нахождении смысла вещей. Когда явление отречения происходит, оно касается самых извращенных понятий, самых вредных действий, но нель­
зя же обобщать эти мерзкие невежества под прекрасным понятием Мира! Дела мирские вовсе не должны быть недостойными и стыдными. Над миром трудились великие сознания. Нельзя им приписывать извращения невежества. При изучении основ Мира Огненного, прежде всего, нужно согласиться в понимании многих понятий. Разве можно назвать объедение, или разврат, или кра­
жу, или предательство мирскими делами? Они будут даже ниже животных действий. Животные
знают меру потребную. Но если человек забыл ме­ры справедливые, то потому, что он покинул Мир
и вернулся во тьму. Кто же помыслит о Мире негоже, тот не способен отличать одесную от ошуи. Где же он поймет Огнь Благий? Он содрогнется от самой возможности мыслить о Мире Огненном. Посоветуем друзьям постепенно различать Мир от хао­
са. Посоветуем друзьям начать разговор о стихии Огненной  как  о  предмете  ближайших  открытий.

Теперь др[угое]. Явление пятна на Сатурне только указывает на космические разрывы, кото­рые посылают на Землю неслыханный химизм. Много подобных явлений, о которых ученые да­же не решаются говорить. Силы пространства неспокойны; не следует думать, что катаклизм уже завтра; но можно понять, какие новые химизмы приближаются  к  больной  планете.

Теперь др[угое]. Подвиг духа противо[по]став­


ляется силам хаоса. Можно ликовать, когда даже признак подвига приближается. Можно радоваться, когда Учитель указывает на возможность по­
двига.  Сядем.

Новые планетные химизмы имеют огромное значение. Можно представить себе, что химизм Са­


турна привлекает к себе известного рода сущно­стей. Кто знает, не уготовляется ли кара тем, кто сослужил Сатане? Знаете уже давно предание о Сатане. Нужно заметить – ярость их уже возрастает до безумия. Так для одних – просто пятно, но для других – подтверждение давнего предания. Мно­
го  явлений  относится  к  Армагеддону.  Помолчим.

 Посылать благие мысли Рузв[ельту]? – Да...



Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   35


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет