А был ли в СССР социализм?



бет4/7
Дата28.04.2016
өлшемі2.09 Mb.
1   2   3   4   5   6   7
5.О И.Сталине и сталинизме

В связи с рассматриваемой проблемой – был ли социализм в СССР – оживилась дискуссия и о роли И.Сталина в истории страны. При этом высказываются диаметрально противоположные точки зрения. Немало тех, из считающих себя коммунистами, которые все достижения и победы Советского Союза связывают с именем И.Сталина. Сторонники же диаметрально противоположной позиции высказывают крайне негативные оценки деятельности И.Сталина. Приведу лишь одно из типичных высказываний, принадлежащее антисталинисту С.Корягину: «Кучка политических бандитов захватила власть. И правила по-бандитски. А чем она руководствовалась? Теорией, основной тезис которой гласит: насилие – повивальная бабка истории». Комментировать такого рода заявления нет никакого смысла, ибо они в научном плане совершенно несостоятельны.

Директор Госархива РФ, доктор исторических наук С.Мироненко верно определил причину оживления интереса к личности И.Сталина в последние годы. Он сказал: «Рост просталинских настроений, полагаю, объясняется вовсе не любовью к Сталину. Это протест против сегодняшнего состояния России, против произвола правоохранителей, невероятного бюрократизма, коррупции. И люди, не понимая, что такое Сталин, говорят: Сталина на вас нет! Знаете, даже я, абсолютный противник сталинизма, иногда начинаю предполагать, что у нас есть враги народа. И с ужасом ловлю себя на мысли, что не могу найти ясного и понятного термина» («Комсомольская правда» Балтия. 12 июля 2011. с. 14).

Моя позиция по поводу места И.Сталина в истории СССР изложена в 3-ей главе вышеупомянутой монографии и вкратце она сводится к следующему. Деятельность И.Сталина логично рассматривать на фоне и в связи с процессом становления и развития социализма в СССР. В 1920-1930-х годах в стране происходил объективный процесс формирования и усиления диктатуры партийно-государственного аппарата; И.Сталин же был лишь продуктом этого процесса, которого партаппарат вытолкнул на роль своего лидера.

Я полностью согласен с В.Першиным (см. «Альтернативы» от 4 июня 2011 года), который писал: «Многих сбивает с толку, что Сталин, как государственный деятель, - личность опять-таки неоднозначная. Тиран, с одной стороны, и руководитель государства, поднявшего от сохи до атомной бомбы и освободившего мир от «коричневой чумы» - с другой. Между тем здесь четко видно, как у Маяковского – что «хорошо» и что «плохо». Поэтому давайте оставим и это в стороне и поставим вопрос о Сталине, как о КОММУНИСТЕ. Нигде пока не читал и не слышал, чтобы вопрос СОЗНАТЕЛЬНО поставили именно так строго и прямо, хотя по существу сказано и написано очень много… А раз нет такого однозначного вопроса, то нет и соответствующего вердикта. Странно получается – критики Сталина как коммуниста предостаточно, а вердикта нет. Кто его может вынести? Только сами коммунисты – ибо кто же лучше них должен разбираться в коммунистических делах? И каков этот вердикт? На мой взгляд, он однозначен. Сталин и в теории, и на практике предал коммунизм Маркса, Энгельса, Ленина. Вот в чем его главное преступление и перед партией, и перед всем советским народом. Какие люди пришли к власти после него и что произошло в стране после его смерти – это лишь следствие данного преступления.

В связи с тем, что у нас в стране с недавнего времени и якобы официально запущен так называемый процесс ее «десталинизации», могу поставить и тут же ответить на следующие вопросы:

1) возможна ли «десталинизация» Сталина как тирана? – Да, не только возможна, но и необходима. Эта задача УЖЕ выполнена.

2) возможна ли «десталинизация» Сталина как успешного руководителя государства? – Нет, невозможна. В противном случае это будет вымарыванием или переписыванием истории – и советской, и мировой.

3) возможна ли «десталинизация» Сталина как коммуниста? – Да, возможна и необходима. По существу это УЖЕ сделано. Но кто в состоянии вынести окончательный честный и принципиальный вердикт? Причем открыто и перед всем народом. В России таких политических сил пока нет. Отсюда до сих пор нет полной (комплексной) оценки Сталина, как исторической личности вообще. Все это, между прочим, обнаруживает недостаточный уровень теоретической подготовки нынешних руководителей КПРФ и других коммунистических партий. А это как раз и является одним из основных следствий сталинского руководства страной и в то же время главной причиной не совсем честной и принципиальной критики как всего советского периода, включая сталинский, так и самого Сталина».

Сегодня мы можем судить о возможных попытках сместить И.Сталина с поста генсека ВКП(б) лишь по мемуарной литературе. Достоверно известно лишь об одной антисталинской организации «Союз марксистов-ленинцев», который возглавил Мартемьян Никитич Рютин (1890-1937), составивший программу «Сталин и кризис пролетарской культуры». Он обвинил И.Сталина в извращении ленинизма и узурпации власти. Кстати, М.Рютин, как и подавляющее большинство членов ВКП(б), принимал деятельное участие в борьбе с Л.Троцким, с троцкистско-зиновьевской оппозицией на стороне сталинского ЦК, но в вопросе чрезвычайных мер, обращенных против крестьянства,поддержал Н.Бухарина.



Антисталинская позиция М.Рютина сложилась не вдруг. Вкратце история создания антисталинской организации такова. По справке, присланной мне Е.Новиковым, в октябре 1928 года М.Рютин был по настоянию И.Сталина снят со всех партийных постов и назначен заместителем редактора газеты «Красная Звезда», затем членом президиума ВСНХ. В 1929 году М.Рютин в качестве уполномоченного ЦК ВКП(б) по вопросам коллективизации был направлен в Сибирь. По возвращении в Москву он прислал записку в Политбюро о беззаконии и насилии, с которыми столкнулся в Сибири при проведении коллективизации. Записка вызвала гнев И.Сталина и ответственного за сельское хозяйство Л.Кагановича. Однако именно записка М.Рютина была положена в основу знаменитой статьи И.Сталина «Головокружение от успехов». Но после этого М.Рютин навсегда был записан в число сталинских врагов. В сентябре 1930 года Центральная контрольная комиссия ЦК ВКП(б) исключила М.Рютина из партии с формулировкой «за предательски-двурушническое поведение в отношении партии и за попытку подпольной пропаганды правооппортунистических взглядов». В январе 1931 года М.Рютин был арестован, но коллегия ОГПУ признала обвинение в контрреволюционной пропаганде недоказанным, и он был освобожден. В августе 1932 года М.Рютин вместе со старым большевиком из рабочих В.Каюровым приступил к созданию подпольной антисталинской организации «Союз марксистов-ленинцев». Состоялось несколько заседаний организации, с программными документами которой были ознакомлены Г.Зиновьев, Л.Каменев, бывший секретарь Московского комитета ВКП(б) Н.Угланов, видные представители «школы Бухарина» А.Слепков, Я.Стен. В написанном и принятом как документ «Союза» обращении «Ко всем членам партии» говорилось: «Партия и пролетарская диктатура Сталиным и его кликой заведены в невиданный тупик и переживают смертельно опасный кризис. С помощью обмана, с помощью невероятного насилия и террора, опираясь на централизованный мощный партийный аппарат, Сталин установил в ВКП(б) и всей стране свою личную диктатуру и поставил Советский Союз на край пропасти. Авантюристические темпы индустриализации, влекущие за собой колоссальное снижение заработной платы рабочих и служащих, непосильные открытые и замаскированные налоги, инфляция, рост цен; авантюристическая коллективизация с помощью невероятного насилия, террора, раскулачивания, направленного фактически главным образом против середняцких и бедняцких масс деревни, и, наконец, экспроприация деревни путем всякого рода поборов и насильственных заготовок привели страну к глубочайшему кризису, чудовищному обнищанию масс и голоду в деревне, так и в городах. Всякая личная заинтересованность к ведению сельского хозяйства убита, труд держится на голом принуждении и репрессиях, насильственно созданные колхозы разваливаются. В перспективе – дальнейшее обнищание, одичание и запустение деревни. На всю страну надет намордник, бесправие, произвол и насилие, постоянные угрозы висят над головой каждого рабочего и крестьянина. Всякая революционная законность попрана! Наука, литература, искусство низведены до уровня низких служанок и подпорок сталинского руководства. Борьба с оппортунизмом опошлена, превращена в каррикатуру, в орудие клеветы и террора против самостоятельно мыслящих членов партии. Печать стала чудовищной фабрикой лжи, надувательства и терроризирования масс. Ни один самый смелый гениальный провокатор для гибели пролетарской диктатуры, для дискредитации ленинизма не мог бы придумать ничего лучшего, чем Сталин и его клика».

В сентябре 1932 года по доносу члены «Союза» были арестованы. Всего по «делу Рютина» приговорили к разным срокам лишения свободы тридцать человек. Сам М.Рютин получил 10 лет тюрьмы. Обычно сдержанный, И.Сталин топал ногами и кричал на членов политбюро, требуя для М.Рютина смертного приговора, но санкции на расстрел не было получено. В 1936 году М.Рютина, содержавшегося в Верхне-Уральском политизоляторе, перевели на Лубянку, позволили позвонить родным и стали готовить к «большим процессам», предъявив обвинение в террориризме. М.Рютин обвинение отклонил; ни пытками, ни обещаниями свободы не удалось сломить его, он отказался давать ложные показания. 10 января 1937 года Военной Коллегией Верховного суда на основании чрезвычайного закона от 1 декабря 1934 года М.Рютин был приговорен к расстрелу, приговор был приведен в исполнение в тот же день. Такая же судьба ждала еще одиннадцать товарищей М.Рютина по «Союзу».

Повествуя об антисталинских протестах, нельзя также не упомянуть имена М.Кореца и Л.Ландау, которые в апреле 1938 года не побоялись выпустить листовку следующего содержания:

«Сбросить фашистского диктатора и его клику!

Пролетарии всех стран соединяйтесь!

Товарищи!

Великое дело Октябрьской революции подло предано. Страна затоплена потоками крови и грязи. Миллионы невинных людей брошены в тюрьмы, и никто не может знать, когда придет его очередь. Хозяйство разваливается. Надвигается голод. Разве вы не видите, товарищи, что сталинская клика совершила фашистский переворот. Социализм остался только на страницах окончательно изолгавшихся газет. В своей бешеной ненависти к настоящему социализму Сталин сравнился с Гитлером и Муссолини. Разрушая ради сохранения своей власти страну, Сталин превращает ее в легкую добычу озверелого немецкого фашизма. Единственный выход для рабочего класса и всех трудящихся нашей страны – это решительная борьба против сталинского и гитлеровского фашизма, борьба за социализм.

Товарищи, организуйтесь! Не бойтесь палачей из НКВД. Они способны избивать только беззащитных заключенных, ловить ни о чем не подозревающих людей, разворовывать народное имущество и выдумывать нелепые судебные процессы о несуществующих заговорах.

Товарищи, вступайте в Антифашистскую Рабочую Партию. Налаживайте связь с ее Московским Комитетом. Организуйте на предприятиях группы АРП. Налаживайте подпольную технику. Агитацией и пропагандой подготавливайте массовое движение за социализм.

Сталинский фашизм держится только на нашей неорганизованности. Пролетариат нашей страны, сбросивший власть царя и капиталистов, сумеет сбросить фашистского диктатора и его клику.

Да здравствует 1 Мая – день борьбы за социализм!

Московский Комитет Антифашистской Рабочей Партии».

Несколько слов об авторах этой листовки. Корец Моисей Абрамович – физик, доцент Московского педагогического института. Подвергался репрессиям в 1935 и 1938-1953 гг. После освобождения работал в журнале «Природа». Ландау Лев Давидович (1908-1969) – основатель научной школы физиков-теоретиков, Действительный член Академий Наук СССР, США, Великобритании, Дании, Нидерландов, Франции. Герой Социалистического труда, лауреат Нобелевской, Ленинской, государственных премий СССР. Находился под арестом в 1938-1939 гг. Освобожден благодаря ходатайствам П.Капицы и датского физика Нильса Бора.

Можно по-разному трактовать мотивы поведения старых коммунистов, руководителей государственного и партийного аппарата, рядовых членов ВКП(б), советских людей в отношении личности И.Сталина, его политики и методов руководства. Этот аспект истории СССР еще требует специального и объективного исследования. Я коротко повторю свое понимание этой проблемы. Во-первых, следует иметь в виду, что подавляющее большинство людей не обладали достоверной информацией о стиле руководства И.Сталина. Они судили об его деятельности лишь по той информации, которая циркулировала в СМИ и в устной пропаганде. Во-вторых, существенно важную роль столь продолжительного пребывания И.Сталина во главе ВКП(б) играл фактор страха, шкурничества, подлости в поведении тех лиц, которые были руководителями высшего звена партии и государства, непосредственно сталкивались с его деятельностью. В-третьих, бесспорным фактом является то, что большинство активных членов партии поддерживали экономический и политический курс, проводимый руководством страны во главе со И.Сталиным. Без такой поддержки его проведение в жизнь было бы невозможным. В-четвертых, революционный процесс, индустриализация, перевооружение армии выдвинули миллионы людей из простых рабочих и крестьянских семей на высокие посты, осуществлялось массовое обучение кадров специалистов для нужд народного хозяйства и вооруженных сил и этот мощный социальный процесс перестройки структуры общества происходил в атмосфере энтузиазма. И если до людей порой и доходили сведения о репрессиях, то многие на них, поскольку их террор непосредственно не затрагивал, отшучивались: «Лес рубят – щепки летят». В-пятых, И.Сталин как опытный политик, умел играть на социальных противоречиях, реально существовавших, например, в той же деревне. Коллективизация в чем-то была сродни гражданской войне, когда бедняцкие и середняцкие массы были противопоставлены кулакам-мироедам. И наконец, следует учитывать, что И.Сталин умел вовремя вносить необходимые коррективы в свою политику, которая, несмотря на многочисленые жертвы, со временем приносила объективные положительные результаты во многих секторах народного хозяйства, способствовала повышению уровня жизни народа.

И в завершение этого раздела приведу следующую выдержку из вышеназванной книги М.Полторанина, в которой он высказал ряд интересных соображений по поводу сталинизма: «Объективную оценку ушедшему главе государства дает только состояние государства, которое он после себя оставляет. Посмотреть на состояние государства после Михаила Сергеевича Горбачева — вот и оценка ему. Посмотреть на состояние страны после Ельцина — тоже оценка, справедливее не придумать. И к Путину, и к Медведеву подойдут с тем же критерием.

Все эти фонды и премии имени президентов— кормушки для жучков, не догрызших казну в свое время. И пропагандистская сивуха с этикетками «Горбачев», «Ельцин», «Путин», которой старательно спаивают народ, не способна делать из него дальтоника— путать белое с серым. У обмана тоже есть пределы возможного. Сквозь пыль заказной похвальбы или конъюнктурного шельмования люди думающие различают силуэты величия лидеров нации: кто из них действительно большая фигура, а кто так себе — нравственной карлик.

После обработки моих мозгов хрущевским двадцатым съездом КПСС я не любил «деспота Сталина». И не хотел о нем никогда говорить. Но вот архивные тайники Кремля мне сказали: «Не ходи, парень, слепо за чужим мнением, попробуй-ка сам разобраться во всем». Я попробовал и делюсь некоторыми впечатлениями. Как неравнодушному гражданину страны мне больше импонирует, когда глава моего государства сидит на равных с руководителями других великих держав (так, например, было в Ялте). И мне совсем не по душе, если вижу президента моей страны как бы на приставном стульчике возле кресел западных лидеров. Ты понимаешь, что этот стульчик держат до тех пор, пока у России что-то еще остается от мощи СССР.

Личности такого масштаба, как Сталин, однозначными быть не могут. А он неоднозначен вдвойне, втройне, если не учитывать ту обстановку, которая была на планете.

Природа везде закладывает последовательность. В растительном мире цветение сада сменяется жухлыми листьями. У человеческого дыхания свой ритм: вдох— выдох, вдох— выдох. И в политике всех государств одно сменяется через цикл другим: вслед за либерализацией общественных отношений идет ужесточение нравов, усиление экстремизма. Явление это всеохватно.

Эпоха Сталина попала в зону ужесточения, экстремизма. Террор катился по Европе и Азии — диктаторские режимы, концлагеря. Фашизм, именуемый мягко расизмом, поразил Соединенные Штаты. В 1922 году «самый демократичный суд» в мире — Верховный суд США принял постановление, согласно которому иммигрантам монголоидной расы запрещалось давать американское гражданство. А в 1941 году янки соорудили у себя десять концлагерей для японцев, проживающих на территории страны и являющихся ее гражданами. В лагеря поместили 120 тысяч человек — депортация по-американски. И никто в западном мире не вякнул о жестокостях режима США. А затем по Америке разгуливал маккартизм — охота на тех, кто не солидарен с Бнай Бритом.

Как интернационалист и радетель о благе Отечества он при­нимал всех невзирая на национальности и сажал воров невзи­рая на ранги. Правда пользовался методами, какими пользовался мир того времени. Просто Бнай Брит выделил именно его для злобной атаки, потому что не может простить своего поражения и будет дальше мстить через своих подпевал в Кремле. У Сталина, как любого другого вождя, была собственная система координат, но она не могла радикально отличаться от общей системы. Так на одной грядке из одних и тех же семян не растут разные овощи» (Цит. изд..с. 478-479).

И еще одна цитата из книги М.Полторанина: «Все это наслаивается в сознании людей и нестерпимо давит на чувство достоинства, заставляя включать генетическую память. Без хозяина — страна сирота. А кто был твердым хозяином, который не хапал сам и бросал гнить в тюрьмах высокопоставленное жулье? Сталин! Своей семье после смерти вождь оставил «пять курительных трубок, два кителя белого цвета, два кителя серого цвета..., коробку нижнего белья» (из описи имущества), а для об­щества — мощную ядерную державу. К его призраку обращается теперь мысль втоптанных в унижение: «Вернись!»

Сталин все настойчивее стучится в двери России. Неслучайно вокруг его имени разгорается нешуточный спор. Опросы населения фиксируют рост доверия к вождю. А реакция на это Кремля, «наших» и олигархического телевидения однозначная: скрежет зубовный. Для них только от имени генералиссимуса уже веет холодными ветрами Колымы.

Генетическая память народа поднимает из временных глубин не Сталина — человека, не усатого рябого грузина, с его слабостями, восточной хитростью и сверхподозрительностью. Эти «мелкие» детали давно забылись. В общественном мнении востребован и утверждается Сталин— символ, Сталин— мечта о справедливом порядке, Сталин— укротитель антирусской разнузданности. Мода на «Сталина — бескорыстного», готового идти на все ради блага Отечества, при нынешнем уровне развязности Паханата, видимо, приобретет размах эпидемии.

Общество созревает до готовности встретить аплодисментами диктатора новой формации, и Кремль сам ведет его к этому, потеряв чувство самосохранения. Общество, наученное горьким опытом СССР, на сей раз, возможно, не станет терзаться в сомнениях, а сразу выберет определенную позицию перед чертой «или — или»: или летальный исход для страны, или «хирургия» в понимании Сталина» (Цит. изд. с.481).

Далеко не со всеми мыслями М.Полторанина я солидаорен, но бесспорно одно – он довольно точно обозначил причины возросшего в России интереса к И.Сталину.



6.О перспективах социализма

«Вопрос в том, чем закончится смена цивилизации. СССР дал нам уникальный шанс увидеть ожидающее нас будущее. Он создал защитный купол, который охранял нас в то время, пока Запад стремительно строил поганое общество<…>Мы уже видим, каким вырастает первое поколение, которое не застало нормальную жизнь. Как мы воспользуемся оставшимися годами? Времени осталось на одно поколение».

Д.Невидимов

В 7-ой главе своей монографии «Мир на перекрестке четырех дорог. Прогноз судьбы человечества» я сформулировал пять основных принципов, необходимых для становления общества демократического социализма. Как показал опыт СССР, чтобы построить подлинный демократический социализм, необходимо:

1) обеспечить прямое народовластие, не допуская возникновения диктатуры чиновников партийного и государственного аппарата; 2) избежать монополизации общественной (общенародной) собственности в руках государства; 3) уйти от административного, сугубо централизованного управления экономикой; 4) отладить механизм прямого воздействия экономических интересов населения на деятельность предприятий, отраслей и регионов; 5) наряду с буржуазной системой оплаты труда, обеспечить социалистический принцип распределения национального дохода в форме общественных фондов потребления.

Эти пять принципов должны реализовываться только в комплексе; выпадение хоть одного из них уже нейтрализует действие остальных четырех.

Однако я не исключаю дополнения этого пакета другими принципами или же элементами, что я и сделаю в данном разделе.

Например, В.Карасев (см. сайт «Альтернативы») наряду с развитием кооперативов считает целесообразным создание народных предприятий. При этом он ссылается на Федеральный закон «Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий», принятый Госдумой России в июле 1998 года. В.Карасев перечисляет некоторые основные особенности народных предприятий, определяемые законом:

народное предприятие должно быть закрытым акционерным обществом, в котором 75 % уставного капитала должно принадлежать работникам;

работники-акционеры при увольнении не могут продать свои акции «на сторону». Они обязаны предложить их предприятию, а оно их купить по выкупной цене;

не допускается покупка акций генеральным директором, его заместителями и помощниками, членами наблюдательного совета и контрольной комиссии НП;

большая часть решений на общем собрании акционеров принимается по принципу политической демократии «один человек – один голос»;

один работник НП не может владеть количеством акций, номинальная стоимость которых превышает 5 % его уставного капитала;

ежегодно работники наделяются акциями дополнительного выпуска пропорционально суммам их зарплаты за прошедший финансовый год;

размер оплаты генерального директора не может более чем в 10 раз превышать средний размер оплаты труда одного работника.



Полагаю, что идея создания народных предприятий, родившаяся и реализованная еще при капитализме, вполне заслуживает всемерной поддержки и может обогатить практику демократического социализма.

В ходе дискуссии о принципах демократического социализма я получил письмо от профессора В.Беленького. Он пишет: «Суть моей позиции: я считаю, что должна ставиться задача передачи подавляющего большинства предприятий, при сохранении ведущей роли государственной собственности, в собственность трудовых коллективов. В чем я с Вами, Валерий Федорович, не могу согласиться, так это с переоценкой роли кооперации. Надо ставить вопрос о групповых видах социалистической собственности. Копперативная собственность - одна из разновидностей групповой собственности при социализме. Могут быть и акционерная собственность, и коллективная собственность, и территориально-производственные объединения, и промежуточные формы (например, кооперация с неделимым фондом). В СССР несомненно был достигнут ранний социализм. И это вылилось в превращение ординарных персоналов предприятий в трудовые коллективы. Но за исключением колхозов и промысловых артелей, групповой собственности в производстве не было. В первые десятилетия это было оправданно, а с 60-х гг. стало величайшим тормозом развития и источником накопления социального недовольства. Теперешняя Россия унаследовала трудовые коллективы от социализма, но они не имеют собственности и вообще находятся вне правового поля. За их интересы никто не борется, потому что компартии не видят в них букдущих собственников и не понимают их значения, как (потенциально) главной силы борьбы за социализм. Этим пользуются крупный капитал и бюрократия. И трудовые, прежде всего, производственные коллективы теряют социальное лицо. Надо добиваться разработки основ законодательства о трудовых коллективах, распространения коллективной и кооперативной собственности, народных предприятий. Борьба за интересы трудовых коллективов должна рассматриваться как основное звено в цепи задач борьбы за социализм, ибо позволяет решить целый комплекс ближайших и перспективных задач. Вы сможете полнее схватить суть моих позиций, если пройдетесь по моему сайту (адрес: Владимир Хононович Беленький или vhbelenkii.ru/). Основной формой групповой собственности при социализме, особенно в такой стране, как Россия, должна быть коллективная собственность. [Из сказаного явствует, что в разных странах и даже в разных регионах одной страны могут быть разные пропорции между разными формами групповой собственности. Пусть расцветают все цветы! Коллективная собственность принадлежит всем работающим на предприятии. Она неделима. Трудовой коллектив выделяет из своей среды или нанимает администрацию, которая ему подвластна и им контролируема. Ведущая роль государственной собственности обеспечивает централизм и планомерность экономики, но ни в коем случае не ограничивает самостоятельность и инициативу предприятий. Возможны промежуточные виды групповой собственности, например, кооперативы, имущество которых состоит из паевой и неделимой частей или акционерное предприятие, акции которого тоже делятся на персональные и акции всего предприятия. С течением времени появятся и производственно-территориальные объединения, коммуны, интегрирующие предприятия, население и органы самоуправления общины (микрорайона, поселка, района и т.д.)» (belkras@list.ru):

Я согласен с предложением В.Беленького о том, что при демократическом социализме могут развиваться все формы групповой, коллективной собственности на средства производства, исключающие эксплуатацию наемных работников. В этих целях следует продумать механизм вовлечения администрации предприятия в состав трудового коллектива. Единственное с чем я не могу, естественно, согласиться, так это с формулировкой профессора о государственной собственности, о чем я выше уже подробно писал.

Я уверен, что в умах тысяч и тысяч людей, думающих о демократическом социализме, созрели десятки тысяч конкретных идей по поводу того хозяйственного механизма, который должен обеспечивать нормальное функционирование социалистических экономических отношений. О многих из них я писал в работе «О государственном социализме в СССР». Недавно я получил один документ, в котором содержится весьма оригинальная мысль об участии народа в решении важнейших общественных проблем. Воспроизвожу содержание этого документа с небольшими сокращениями:

«5%-тная демократия, - совместное распоряжение деньгами


Идея заключается в том, что человеку, платящему налоги, - налогоплательщику, - предоставляется право самому распоряжаться небольшой частью суммы налогов, которые он платит. Налогоплательщик распоряжается пятью процентами налогов, которые он же сам заплатил в казну. В действительности величину этого процента устанавливает правительство, учитывая реальное качество политического сознания народа, которое имеется на текущий исторический момент.
Правительство также устанавливает перечень пунктов, на которые налогоплательщик может направлять "свою" часть прихода. Налогоплательщик участвует только в формировании денежной части и не участвует в формировании списка пунктов. Налогоплательщику дается список, составленный правительством, в котором перечислены пункты, на что нужны деньги и сколько. Обычно этот список называют "бюджетом", но мы не используем это слово, так как оно включает в себя также и деньги, необходимые для исполнения пунктов списка.
Налогоплательщик, видя список, подаёт в налоговую службу вместе с декларацией также "номера пунктов и проценты". "Номера пунктов" – это номера пунктов в списке, составленном правительством. "Проценты" указывают, какую часть уплаченных данным налогоплательщиком налогов он расходует на указанный пункт списка.
Разумеется, результаты распределения денег, сделанного налогоплательщиками, открыто публикуются, чтобы все могли видеть, какое совокупное действие осуществляет "народ" по отношению к списку, составленному правительством. Слово "народ" мы берём здесь в кавычки по той причине, что в распределении денег участвует не весь народ, а только та его часть, которая платит налоги. Естественно, что мы обходим молчанием многие подробности реальной реализации, чтобы за подробностями не потерялась суть.
Само собой понятно, что подобная схема совместного распоряжения деньгами государства применима при любой форме правления. Её вводит правительство, если хочет иметь опору в наиболее активной, реалистичной и сильной части населения, - в налогоплательщиках. Вместе с этим правительство также получает рост политического сознания народа.
(С) - Громыко Григорий Олегович

Обнинск, Калужская обл., 1991 год».


Сегодня в моде – увлечение применением методов математического моделирования к исследованию экономических процессов. Спору нет, без математики экономической науке не обойтись. Она лежит в основе и статистики. Но когда речь идет о политико-экономических процессах, об исследовании не столько количественных параметров функционирования экономики, сколько качественных характеристик воспроизводственного процесса в динамике, то применение математики не может дать желаемых результатов. В качестве одного из примеров в подтверждение своего вывода приведу следующую выдержку из статьи В.Туганова (http://open-letter.ru/letter/32035): «На такую неизбежность (речь идет о неизбежности коммунизма – мое) в эволюции рыночных систем указывает и Эмпирика, и Теория: коэффициент вариации доходов стремится к нулю. Вопрос во времени... И придется ли ждать, чтобы избавиться от эксплуатации? Теория показывает: как только коэффициент вариации станет ниже некоего предела, общность может перейти к состоянию с устойчиво растущей экономикой. Здесь доходы растут у всех (по аналогии с дивидендами в ОАО), хотя и по-разному: неравенство доходов остается, но снизится раза в 2, европейских достигнув пределов. Стало быть, при валовом (в среднем) инвестировании не будет ни классов, ни эксплуатации. Необходимо лишь уничтожить бедность (мечта В.В.Путина, а с ним и Д.А.Медведева), - то есть то состояние, где и пребывает класс бедняков (как подкласс «отверженных»)» и т.д.

Во-первых, ошибочна исходная позиция В.Туганова в том, что в капиталистической системе коэффициент вариации доходов стремится к нулю. Статистика показывает, что, наоборот, за последние два века неравенство не сократилось, а возросло. Следовательно, если даже следовать логике самого В.Туганова, нет никаких оснований для вывода о том, что капитализм автоматически может создать устойчиво растущую экономику. До сих пор она развивалась от одного кризиса к другому, циклически. А начиная с конца первого десятилетия двадцать первого века, глобальная экономика практически постоянно пребывает в состоянии кризиса, которому пока не видно конца. И вывод В.Туганова о том, что при валовом (в среднем) инвестировании не будет ни классов, ни эксплуатации также ошибочен. Этот вывод вообще не может быть сделан только на основании показателя коэффициента вариации, ибо понятие класс – это политико-экономическая категория и основывается она на сущности экономических отношений, на теории прибавочной стоимости. Чисто количественный критерий принадлежности к тому или иному классу, например, только исходя из прожиточного минимума, или уровня бедности может использоваться журналистами, но никак не наукой. И, спрашивается, откуда В.Туганов взял, что мечтой руководителей современной России является уничтожение бедности, когда их реальная политика, напротив, заключается в поддержке олигархов и буржуазии, а не пролетариата?

Однако самый невероятный вывод из модели В.Туганова, практически по смыслу своему совпадающий с концепцией Л.Гриффена, состоит в следующем: «...все это не что иное, как – СОЦИАЛИЗМ, но социализм – немарксов: прогрессивным налогообложением уничтожая бедность (классы, эксплуатацию), но не частную собственность, общность еще и повышает прирост ВВП (как единственный фактор перехода к новой общественно-экономической формации!)». Что касается его веры в то, что прогрессивное налогообложение в состоянии уничтожить бедность (не говоря о классах), то достаточно обратиться к статистическим данным о дифференциации населения по уровню доходов в самой могущественной капиталистической стране - США, где действует система прогрессивного налогообложения, чтобы убедиться в несостоятельности выводов В.Туганова. Агентство Bloomberg, со ссылкой на данные Бюро переписи населения США, сообщило, что доля людей в США, проживающих за чертой бедности, увеличилась в 2010 году до 15,1% по сравнению с 14,3% в 2009 году, а средний уровень дохода домохозяйств страны снизился на 2,3%. Таким образом, в США проживало за чертой бедности в 2010 году 46,2 млн. человек - максимальное количество за последние 52 года. Число американцев, живущих за чертой бедности, за последние годы выросло более чем в 15 раз. По статистике, большинство американцев в возрасте от 25 до 75 лет хотя бы год провели в разное время за этой чертой. К этому следует добавить, что примерно 50 млн. человек в США не имеют медицинской страховки. Да и в Европе дела обстоят не лучше. Например, согласно последнему исследованию немецкого Фонда Бертельсманн, в Германии 10,8 % всех детей живут за чертой бедности. А по данным ООН, 13% немецких граждан живут за ее чертой.

И снова мы сталкиваемся с навязчивой идеей, что все дело не в системе производства, а в системе распределения. Стоит только придумать «справедливую» систему распределения национального дохода, как тотчас же рождается социализм, а вслед за ним рукой подать и до коммунизма (при господстве частной собственности!). Причем В.Туганов, основываясь на своей модели, утвеждает, что время наступления коммунизма «обратно пропорционально скорости роста капитала: чем больше эта скорость, тем меньше это время», хотя динамика роста капитала за два последних века говорит об обратном: чем больше объем инвестированного капитала, тем больше резервная армия наемных работников, т.е. масштаб безработицы, тем больше численнность нищих и обездоленных. К.Маркс, раскрывая суть всеобщего закона капиталистического накопления, пришел к выводу о том, что по мере того как капитал накопляется, положение рабочего должно ухудшаться, какова бы ни была, высока или низка, его оплата. И достаточно проанализировать причины забастовочного движения в странах т.н. «золотого миллиарда», а также изучить статистику уровня жизни населения во всем мире, особенно в государствах «периферии» глобального капитализма, чтобы убедиться в верности всеобщего закона капиталистического накопления (см. доклады ООН об индексе человеческого развития)..

В упомянутой монографии я отмечал, что серьезнейшей проблемой, препятствующей становлению общества демократического социализма, является эгоизм людей. Как показал опыт СССР, революционные подвижки в сфере нравственности происходят значительно медленне, чем в других областях общественной жизни.

В основе эгоизма лежит реальное противоречие между безграничностью потребностей человека и ограниченностью возможностей по их удовлетворению, которое и стимулирует жажду присвоения. Единственно возможное решение этой непростой нравственной проблемы заключается в добровольном, а, следовательно, сознательном ограничении человеком своих потребностей, так как никакой рост производства продуктов и услуг никогда не в состоянии удовлетворить всех потребностей всех членов общества. Речь идет не об аскетизме, не об отказе от разумных, естественных, насущных потребностей, а о неумеренных, чрезмерных потребностях, выражающихся в таких проявлениях, как стяжательство и безграничное накопительство.

В ходе дискуссий по проблеме, каким быть социализму, его участниками высказано немало интересных мыслей о значении нравственного совершенствования личности, всестороннего просвещения масс. Однако порой роли общественного сознания придается исключительное, точнее, чрезмерное значение, оно рассматривается как определяющий фактор становления демократического социализма. Особенно ярко это проявилось в дискуссии, организованной философом Ю.Дюбеноком. Так, один из ее участников - А.Колосов - пишет: «...не совершенствование юридического инструментария поможет снизить конфликтность в обществе, а только личная работа над собой каждого гражданина. Причем работа ежедневная и постоянная. Я знаю, что большинства страшных преступлений можно было бы избежать, будь у человека необходимый набор навыков культурного общения и времяпрепровождения. Поэтому к настоящей, подлинной свободе можно прийти через созидание в себе полноценной личности. Данный мой вывод основан на 5-летнем опыте разрешения разнообразных правовых ситуаций». Надо отдать должное А.Колосову, который после пятилетнего опыта работы с правонарушителями, сохранил веру в человека, в его способность самосовершенствоваться, или, как он сам выразился, заниматься самосозиданием. Статистика показывает, что существует обратно пропорциональная зависимость между уровнем образования, общей культурой человека и его склонностью совершать противозаконные деяния. Вместе с тем весь опыт человечества показывает и теория это подтверждает, что путь к настоящей, подлинной свободе лежит в сфере радикальной перестройки общественных отношений, в первую очередь экономических и политических, а не столько нравственных, хотя, повторяю, роль нравственности в общественной жизни огромная. У конкретного человека должна быть серьезная, и я бы даже сказал, необоримая заинтересованность в самосовершенствовании, самосозидании, а таковая может появиться только в благоприятной экономической и политической атмосфере. Опыт контрреволюции в СССР наглядно показал, что с ликвидацией социализма, даже далекого от совершенства, начался огромный рост преступности и процесс деградации личности.

Немало исследователей, осмысливая историю СССР, обращаются к проблемам формирования советского человека. При этом наблюдается два различных подхода: первый, с которым я солидарен, состоит в том, что все проблемы общественного сознания во всех его многочисленных формах и проявлениях, рассматриваются в неразрывной связи с экономическими и политическими отношениями, в их диалектическом единстве; второй, который я не приемлю, заключается в том, что указанные проблемы изучаются изолированно от окружающей человека общественной среды. Человек в данном случае повисает как бы в безвоздушном, абстрактном пространстве.

И еще одно методологическое замечание, которое следует сделать перед тем, как обратиться непосредственно к сознанию, морали, поведению советского человека. Речь идет об историческом развитии, процессе становления личности советского человека.

Кара-Мурза однажды заметил, что советская система не сумела привить среднему человеку стимула к творчеству, ему стало скучно жить при социализме и это обстоятельство послужило одной из причин ее краха. Какая-то доля истины в этом утверждении Кара-Мурзы, безусловно, имеется. Однако я бы воздержался от столь категорического вывода о вине социализма как системы в появлении пассивного и разачарованного в жизни человеческого существа. Социализм в СССР, конечно же, не может быть признан эталоном. И это хотя бы потому, что, как я неоднократно отмечал, трудящиеся массы в стране были отчуждены от управления общенародной собственностью, а, следовательно, не несли ответственности за дела страны, республики, области, города, района. Отчуждение всегда порождает безразличие, уход человека в свой узкий мирок, оно никаким образом не может стимулировать настрой его на творчество. Читатели могут возразить мне, что выше я писал об энтузиазме масс в ходе строительства материально-технической базы СССР, его вооруженных сил, развитии науки, системы образования и т.д. Нет ли в моих рассуждениях противоречия? По большому счету противоречия нет, ибо, как я уже в предыдущем абзаце заметил, к становлению личности советского человека надо подходить исторически. Если взять 1920-1930-е годы, то в Советском Союзе в это время кардинально менялся образ жизни десятков миллионов людей, в основном из крестьянских семей. Они пошли учиться. Получив среднее образование, сотни тысяч людей поступали в вузы, становясь специалистами, в которых остро нуждалось народное хозяйство и армия. Люди быстро поднимались по социальной лестнице, и от них требовались огромные усилия по овладению знаниями, профессиями инженеров, агрономов, зоотехников, руководителей предприятиями и их подразделениями, служащих государственного аппарата. Огромные массы крестьян переместились в города и заводские поселки, получили специальное образование, становясь квалифицированными рабочими. В сельское хозяйство пошел поток тракторов, автомобилей, комбайнов, другой техники, что требовало также овладения новыми для крестьян профессиями. Все это стимулировало творческий подход к учебе и работе. Грянувшая в 1941 году Великая Отечественная война заставила миллионы людей овладевать военными специальностями, потребовались командиры различных рангов. Без творческого подхода советские воины не сумели бы разгромить профессиональную, хорошо вооруженную немецкую армию. К концу войны советские офицеры превосходили немецких в искусстве подготовки и проведения широкомасштабных стратегических, да и тактических операций.

Однако, благодаря невероятным усилиям советских людей в годы послевоенных пятилеток по восстановлению народного хозяйства, в 1960-х годах жизнь стала более налаженной и размеренной. Народное хозяйство уже было насыщено квалифицированными кадрами. Сложился аппарат управления предприятиями, организациями, учреждениями, министерствами и ведомствами. Возможности роста специалистов по социальной лестнице стали весьма ограниченными. Поэтому, учитывая также упомянутый выше фактор отчуждения, потребность в творческом труде резко сократилась. Все это привело к изменению и образа жизни. После многих лет лишений людям захотелось комфортной жизни, удовлетворения своих потребностей в хорошем жилье, обставленном красивой мебелью. Резко возрос спрос на бытовую технику, а также телевизоры, радиоприемники, автомобили, мотоциклы и т.п. Все это стимулировало стремление людей к получению больших заработков. Духовное стало уступать свое место в жизни советских людей меркантильным интересам. Изменилась и нравственная атмосфера, эгоизм постепенно завладевал их поступками, стал регулирующим фактором в отношениях с другими людьми.

Конечно, нарисованная мною картина во многом схематична. Но, повторяю, главное, о чем не сказал Кара-Мурза – это отчуждение советских людей в условиях господства диктатуры партийно-государственного аппарата, превращение советских людей в простых исполнителей воли начальства. Жить стало действительно скучно. Но не скука и нарастающая волна алкоголизма сгубила СССР, а упомянутое главное противоречие (см. 5-ю главу монографии «Мир на перекрестке четырех дорог. Прогноз судьбы человечества»).

Теперь обратимся еще к одной важнейшей проблеме, до сих пор нерешенной, которая из поколения в поколение губила и продолжает губить на корню стремление человека делать добро, служить искренне и с охотой интересам общества, быть творцом. От решения этой проблемы во многом зависит будущее человечества, созидание общества демократического социализма. Речь пойдет о педагогике.

В 1996 году была издана книга В.Дьяченко «Современная дидактика», отрывки из которой мне любезно прислал профессиональный учитель В.Рязанов, написав в сопроводительном письме следующее: «...школа – не обособленная планета. Не все, но многие аспекты ее жизнедеятельности напрямую зависят от конкретных политических и экономических условий<...>школа и общество – взаимозависимы. Школа – это основной социальный механизм формирования человека<...>Устаревший способ обучения, который возник и сформировался в феодально-буржуазной школе и вполне соответствовал интересам господствующих классов, на мой взгляд, стал в советское время главным тормозом развития человека и одной из причин победы контрреволюции 1991 г. Классно-урочная школа в массовом порядке выпускала из своих стен людей, не способных разобраться в происходящих событиях и морально-нравственно готовых поддерживать мещанские лозунги».

Этот вывод В.Рязанова был для меня неожиданным. Я сначала подумал, что он преувеличивает роль школы в формировании эгоистического начала в моральном облике людей. Но познакомившись с его аргументами, а также с концепцией В.Дьяченко, убедился в их правоте.

Мне было еще до знакомства с книгой В.Дьяченко известно, что основы интеллекта человека формируются в значительной мере до 3-х летнего возраста – таковы были выводы ученых, исследовавших процесс созревания личности на примере глухонемых детей. И вот исследования В.Дьяченко открыли мне глаза на то, каким образом школа и вуз завершают окончательное формирование интеллектуального и нравственного мира человека. Однако обратимся непосредственно к произведению В.Дьяченко «Современная дидактика».



В.Дьяченко пишет: «Подавление действенно-преобразовательной активности при классно-урочной системе за счет избытка созерцательных процессов деятельности учащихся поддается элементарному арифметическому вычислению. Если в массовой школе в одном классе 20-40 учащихся, то можно взять среднее арифметическое: 30 человек. Организация класса и всякого рода другие посторонние причины отрывают от урока в среднем около 5 минут. Будем считать, что остается 40 минут для напряженной учебной работы. Более половины этого времени говорит учитель и его, конечно же, должны внимательно слушать ученики: сюда войдет время изложения нового материала, постановка вопросов учащимся, комментарии к ответам учеников, ответы на их вопросы, объяснение домашнего задания и т.д. Остается 15-20 минут. Разделим 20 минут на 30 учеников, получится 1/2 - 2/3 минуты, или 30-40 секунд (то есть меньше минуты) может в среднем каждый ученик выступать перед классом и проявлять свою действенно-преобразовательную активность: воздействовать на своих товарищей по классу! Остальное время он должен слушать, молчать, не двигаться, не мешать другим работать, то есть он должен подавлять свою действенно-преобразовательную активность и пребывать в созерцательном состоянии. Какова деятельность ученика в процессе приготовления домашних заданий? В основном ученик читает учебники, читает другие книги, записывает, изредка рисует или что-то изготовляет руками. Но при этом он не воздействует на других людей с целью их обучения или какого-либо другого положительного преобразования. Поэтому можно утверждать, что на уроках и при приготовлении домашних заданий (т.е. при классно-урочной системе) соотношение между процессом созерцательным и действенно-преобразовательным равно примерно 90:1 или даже 100:1. Объективно, независимо от воли учителей и воли учащихся, учащиеся при КУС могут в среднем только 1% времени проявлять свою действенно-преобразовательную активность, т.е. воздействовать на других людей с целью их положительного преобразования: передавать другим информацию, чему-то учить, спрашивать, объяснять, опровергать или доказывать. Остальные же 99% времени ученики находятся или же должны находиться в состоянии созерцания, воспринимая те воздействия, которые идут от учителя, других учащихся, от учебника, других книг. Само собой разумеется, что в таких условиях объективно формируются люди односторонне развитые, скорее даже подавленные, заторможенные, чем развитые. Так как способности человека формируются, развиваются в процессе его действенно-преобразовательной активности, когда он применяет получаемую информацию для преобразования окружающей среды, то при КУС (классно-урочной системе) они должны не столько развиваться, сколько подавляться и деградировать. Человек становится личностью, активно взаимодействуя с другими людьми, а так как при КУС это взаимодействие сводится только к тому, что ученик воспринимает воздействия, идущие от других, то происходит деградация личности, ее распад или уродливое, одностороннее развитие».

Из вышесказанного напрашивается страшный по своему содержанию вывод: на протяжении десятилетий школа порождала не активных граждан, а способствовала деградации личности!

После такого убедительного анализа становятся понятными те негативные явления, которые происходят в школе и о которых пишет В.Дьяченко: «Потеря интереса у учащихся к учению, лень, нежелание учиться, нарушение дисциплины и конфликты с учителями становятся нормой жизни класса, школы при классно-урочной системе. В таких условиях вместо заинтересованного обучения и интенсивного, всестороннего развития школьников начинает процветать формализм, очковтирательство и процентомания». Вот, оказываются куда уходят корни названных негативных явлений, которые процветают в деятельности предприятий, учреждений и организаций!

Как показывает анализ, выполненный В.Дьяченко, аналогичный процесс деградации происходит также и у студентов.

Рассуждая о противоречии в целях обучения и воспитания В.Дьяченко пишет: «...каждый ученик работает для себя и только для себя. А какова конечная цель обучения и воспитания? Во всех школах мира ставится одна и та же конечная цель: подготовить детей к тому, чтобы они стали нужными и полезными обществу людьми, были полноценными работниками, работали на общее благо. Разве не в этом состоит главная общечеловеческая ценность, отличие человека от зверя, животного? Что же происходит в действительности? Получается так, что каждый день – на уроках и дома – ученик работает только на себя, учится (учит себя), а конечная цель – приносить пользу людям, работать на общее благо, делать людям добро – отодвигается на будущее, чаще всего отсутствует. Так как учение – основная деятельность школьников и студентов – происходит по 7-8-10 часов ежедневно, то формируется и закрепляется то, что связано с постоянной целью: все делать для себя, и не формируются, не закрепляются качества общечеловеческие: гуманизм, умение быть полезным людям, служение общественным целям. Словом, все то, что называется нравственными добродетелями. Мы, конечно, не собираемся доказывать, что ученик не должен приобретать знания, учиться для себя. Каждый здравомыслящий человек понимает, что обе цели важны. Зачем ученику ходить в школу, если он в школе не приобретает того, что понадобиться ему в жизни: читать, писать, считать, решать задачи, уметь говорить на иностранном языке, иметь знания по географии, физике, истории и т.д. Для того и посещают школу, что она дает учащимся знания и умения, необходимые для них в будущей жизни. Это понимает каждый обыватель. Речь идет совсем о другом. Если школьнику предстоит жить и работать среди людей, то, естественно, он должен уметь с ними общаться, быть для них полезным, научиться делать людям добро. А это вовсе не такая простая наука, как может показаться на первый взгляд при поверхностном рассмотрении поднимаемого вопроса. Речь идет о формировании главных ценностей человека, без которых не могло бы возникнуть общество и не мог бы осуществляться прогресс человека как члена общества. Если все сводится только к тому, чтобы каждый учился, работал только для себя, то нормального, цивилизованного общества не может быть. Цивилизация, в отличие от дикого стада, началась тогда, когда человек стал заботиться не только о себе, но и о своих ближних и даже дальних сородичах, словом, о других людях. На этом держались и держатся все религии мира. Вся нравственность может быть выражена одной фразой: делай добро людям. Человек, который все только делает для себя, является безнравственным человеком. Но именно в такое положение поставлен каждый ученик и не на один день, не на месяц и не на год, а на протяжении 10-11 лет, пока продолжает учение в школе и вузе».

Соглашаясь в принципе с выводом В.Дьяченко, я по трем вопросам хотел бы ему возразить. Во-первых, общечеловеческие ценности пока в реальной жизни массой людей никогда не применялись, они присутствуют только в сочинениях мудрецов. В каждый период времени люди реально руководствуются той моралью, которая соответствует господствующим в обществе отношениям. Отсюда, второе возражение: в современном капиталистическом мире как раз господствует правило – человек человеку волк, во всю процветает эгоизм и индивидуализм. И школа, а также вузы воспитывают людей именно такими, какими они должны быть, чтобы выжить в буржуазных джунглях. И, в-третьих, суть мировых религий полна противоречий. Каждый может трактовать положения той или иной религии так, как ему угодно. Я уже не говорю о церквях, безнравственность которых (с позиций общечеловеческих принципов морали) подтверждена тысячелетней их деятельностью (см. мою статью «Церковь и экономика»).

Далее В.Дьяченко обращается к истории Советского Союза. Он пишет: «Во времена бывшего СССР мы – педагоги – обязаны были формировать у своих учеников коммунистическую нравственность. Под этим подразумевалось служение обществу, народу. Отказ от своих личных интересов в пользу общественных<...>На словах провозглашалось самоотречение во имя интересов народа и неопределенного коммунистического будущего, а непосредственно в поведении формировалось себялюбие, шкурничество, безразличие к нуждам и бедам своего ближнего, эгоизм». Противоречие в целях обучения и воспитания, заложенное в содержании учебного процесса в школе и вузах, переходило в общественную жизнь, порождало двойную мораль, приводило к разложению общества. Получается, что советская школа готовила фальшивых коммунистов, демагогов, разваливших в конце концов страну. В.Дьяченко со всей страстью обрушивается на фальшивых коммунистов, оказавшихся предателями. Он цитирует слова писателя Ивана Васильева: «Набирало силу второе «товарищество» - поддельных партийцев, тех, для кого смысл жизни – служить собственной утробе... Утробникам нужны были поблажки, они рвались избавиться от главного принципа партийного товарищества: у коммуниста нет привилегий, кроме самоотречения во имя служения народу. Им был в тягость этот принцип, они упорно насаждали систему отбора: строптивых удалять, послушных выдвигать. В касту утробников густо полезли (это и должно было произойти, если войти в понимание бытия школьника, учащегося в условиях советской школы – В.Д.), здесь они проходили науку «казаться слугами» - самую гадкую науку человеческой мимикрии, ведущую к единственному концу - предательству».

Вклад педагогов, предлагающих и отстаивающих новую форму обучения учащихся – коллективную, в раскрытие механизма функционирования советской системы, безусловно, должен быть оценен по достоинству. Они высветили еще одну важнейшую грань общественной жизни, которая имеет огромное значение в теории демократического социализма. Что собой представляет коллективная форма обучения? Обратимся к разъяснению ее сути, который дает В.Дьяченко: «Под коллективной формой организации учебных занятий мы понимаем учебные занятия, в основе которых лежит общение в парах сменного состава, по-другому: общение в динамических парах или общение типа диалогических сочетаний, т.к. эта структура общения дает возможность коллективу обучать каждого своего члена и каждому члену активно участвовать в обучении других членов своего коллектива.» И далее он пишет, что коллективная форма «...устраняет первое противоречие – противоречие в целях, так как каждый школьник самовыражается и самореализуется благодаря тому, что систематически приносит пользу другим людям, оказывает помощь и учит своих товарищей по общей работе, соучеников. Таким образом, конечная и высшая цель воспитания – приносить людям добро – при систематическом применении коллективной формы осуществляется каждый день и на каждом учебном занятии<...>Благодаря коллективной форме организации учебных занятий каждый ученик не только слушает объяснения своих соучеников или учителя, не только читает учебник по каждой изучаемой теме, но и обучает других, сам становится обучающим. Ему приходится объяснять другим ученикам каждую новую тему несколько раз, сверяя ее изложение с текстом учебника. Его деятельность перестает быть ученической, функция обучения других (преподавания) становится главной, определяющей. Преподавание при систематических коллективных учебных занятиях превращается в главное средство собственного обучения (самообучения) и развития (саморазвития). Деятельность ученика – учение – становится предпосылкой, условием его (ученика, школьника) главной деятельности – преподавания».

Третье противоречие классно-урочного обучения, о котором говорит В.Дьяченко, состоит в том, что способности, трудолюбие, интересы, образовательная подготовка учащихся одного и того же возраста вовсе не одинаковы – напротив, очень отличаются, но, несмотря на это и вопреки этому, при классно-урочной системе для всех учеников темп обучения одинаков: если 30 учеников поступило в I класс, то весь год они изучают все учебные предметы с одинаковым темпом и заканчивают обучение в I классе все одновременно. Потом все так же повторяется во II, III и т.д. классах.

«Педагогический процесс, - пишет Дьяченко, - при классно-урочном методе устроен так, что изучение программного материала происходит на уроках в одном и том же темпе независимо от способностей учащихся. Если учитель работает со всеми учениками класса одновременно, то уравниловка, игнорирование личных способностей, одинаковый темп продвижения вперёд, принудительный характер обучения, отставание одних учеников и сдерживание, торможение других — неизбежны<…>Вся классно-урочная система ориентирована не на расцвет талантов и способностей, не на предоставление возможностей каждому работать по своим способностям, а, напротив, на их игнорирование и торможение».

Вывод напрашивается сам собой: провозглашенный социализмом принцип «от каждого – по способностям, каждому – по труду» школу вовсе обошел стороной. В реальном школьном обучении все годы социализма сохранялась всеобщая уравниловка.

Таким образом, начиная с 1917 ода, когда в обществе стали происходить колоссальные изменения, школа была той средой обитания, в которой мог формироваться человек с двойной моралью, которому со всех сторон твердили о служении общему благу, а непосредственно на уроках – ежечасно, ежедневно, ежегодно – взращивались в нем эгоизм, потребительство и иждивенчество, пассивность и безволие. Новое, советское общество не имело реального механизма воспроизводства человека новой формации, что и стало одной из причин реставрации капитализма.

Считаю, что обучение и воспитание учащихся на базе коллективной формы является еще одним, шестым по счету непременным условием становления демократического социализма.

И в заключение хотел бы остановиться еще на одной архиважной проблеме.

Проектов устройства будущего общества (социалистического или коммунистического) в Интернете можно встретить великое множество. С одной стороны, это – явление положительное, ибо оно свидетельствует о том, что капитализм многих не устраивает и идет поиск более совершенной социально-экономической системы. А с другой стороны, подавляющее большинство из предлагаемых проектов являются чистейшей воды утопиями, ничего общего с наукой не имеющими. О теориях т.н. «третьего пути» я уже писал (см. мою статью «Третий путь, или Утопии XXI века”) Здесь же я хотел бы остановиться на концепции Петрухина-Чижикова об «общественно персонализированном способе производства». В.Петрухин. в статье «Собственность и самоуправление» (ЭФГ №№14-17 за 2010) писал следующее: «Когда в условиях общественной собственности на средства производства владеют, пользуются и распоряжаются богатством 100 % населения и каждый по праву взаимодействует в непосредственном производстве со своей частью общего имущества. Выстраивается социалистическая экономическая система и неантагонистические соревновательные (товарищеские) отношения между собственниками, то есть между людьми с одинаковым правом присвоения, между людьми одинакового общественного положения». Настораживает в этой концепции странное словосочетание «своя часть общего имущества». Видимо, имеется в виду идея Л.Троцкого о персональном пае в богатстве общества. Так оно и есть. В «общественно персонализированном способе производства» земля и средства производства (в денежном выражении) делятся на число жителей в стране, а каждому из них выдается сертификат, удостоверяющий владение принадлежащим ему паем (вспомним проект М.Малея). Этот сертификат дает право его владельцу:

а) извлекать «выгоду» из своего индивидуально организованного хозяйства;

б) вступать в трудовые отношения, внося свою долю в соответствующее коллективно организованное собственниками предприятие (товарищество, акционерное общество);

в) переходить на положение рантье, живя на проценты от вклада своей доли в банк или на ренту от имущества, арендуемого другими лицами.

Ф.Тагунов, комментируя этот проект социалистического устройства общества, справедливо его критикует: «...позвольте, скажет любой внимательный читатель, находящийся в здравом уме и твердой памяти, ведь мы такой «лохотрон» уже проходили и не так уж давно. Такие преобразования общей собственности в персонализированную происходили под флагом ваучерной приватизации в России в 1990-е годы. Последствия таких метаморфоз мы наблюдаем до сих пор. Они привели к разделению общества на людей богатых, очень богатых, бедных, очень бедных и еще нищих (бомжей). «Соревновательные (товарищеские) отношения между собственниками (о которых мечтает В.С.Первухин в названной его статье) строились и продолжают строиться сейчас по теории социал-дарвинизма: сильный поедает слабого. В результате поляризация людей по доходам с каждым годом все более возрастает». Добавить к этой точной оценке концепции Петрухина-Чижикова нечего. Она, как выразился Ф.Тагунов, является ничем иным, как «закамуфлированный новыми терминами образ «либерального» социализма – прообраза нынешнего российского капитализма». Они являются сторонниками народного капитализма с групповой капиталистической собственностью (персонализированная собственность).

В Интернете я встретил и такую необычную идею о социализме. Социализм- это общество, где производительная сила производства переходит в подчинённое положение относительно производительной силы потребления.

Аргумент в пользу такой концепции следующий. В отличие от товарного производства владение, распоряжение, и ипользование в системе нетоварных (коммунистических) производственных отношениях обеспечивает цель производства - удовлетворение общественных и личных потребностей. Владение, распоряжение и пользование становится не самым главным в том смысле, что определяющей в общественном производстве становится производительная сила потребления. Производительная сила потребления образуется не в процессе производства, а в процессе потребления и производительная сила производства переходит в подчинённое положение относительно производительной силы потребления. Далее следует ссылка на Ф.Энгельса, который писал: «Истина конкуренции состоит в отношении потребительной силы к производительной силе. В строе, достойном человечества, не будет иной конкуренции, кроме этой» (Ф.Энгельс. Наброски к критике политической экономии. СС. 2-е изд., т. 4, с. 148). Авторы этой концепции неверно трактуют смысл высказывания Ф.Энгельса, которое состоит в том, что в будущем обществе целью общественного производства станет наиболее полное удовлетворение потребностей членов общества. И еще напрашиваются два замечания. Первое состоит в том, что авторы концепции не видят диалектики взаимовлияния производства и потребления. А второе заключается в том, что движущей силой развития производительных сил, как и прежде, останется создание новых средств производства благодаря развитию НИОКР. Потребление же будет не только определяющей целью всего воспроизводственного процесса, но и определяющим стимулом развития производительных сил.

Важнейшим условием становления и существования демократического социализма, как уже выше было сказано, является прямое народовластие, существовавшее непродолжительное время до и после революции 1917 года в России в форме Советов. В. Рязанов в переписке со мной высказал мнение, что теоретически против такой системы прямого представительства депутатов от коллективов предприятий у него нет возражений, однако одновременно он отмечает, что «на работе люди очень зависимы и манипулировать будет возможно. Списки опять можно будет формировать где-то и проводить через общественные организации и собрания». Спору нет, никакой идеальной, безупречной модели прямого представительства быть не может. Выбор кандидатов в депутаты из числа работников предприятия будет непременно вестись в условиях ожесточенной борьбы различных политических партий. Однако преимущество прямого представительства перед действующей во многих странах системой территориального принципа выбора депутатов состоит в том (и это отмечает сам В.Рязанов), что (цитирую) «…сейчас выбираешь неизвестно кого и без обратной связи. В предлагаемой системе – известно кого (может быть) и с возможностью контроля (может быть). Средств на избирательную кампанию будет уходить действительно меньше еще и потому, что не нужно особенно «пудрить мозги», когда можно заставить. Все-таки уверен – это лучше, чем то, что есть. Прежде всего, потому, что народ очень ВОЗМОЖНО пробудится, будет не ворчать и ругаться, а думать и действовать». Замечание В.Рязанова относительно того, чтобы заставить человека быть депутатом, можно интерпретировать по-разному. Однако, по моему мнению, коллектив должен сопротивляющегося человека убедить представлять в Совете интересы коллектива. Идти же против воли нежелающего быть депутатом нет никакого смысла, ибо пользы от него, наверняка, будет мало. Следует выбирать из тех, кто готов добровольно взвалить на себя тяжелую ношу и быть активным депутатом.

Сегодня настоящие сторонники социализма с самого начала должны по этому принципиальному вопросу занять ясную и однозначную позицию, добиваясь всеми силами изменения системы политического устройства общества на базе Советов, избираемых напрямую от коллективов, причем снизу и доверху, как это было предусмотрено Конституцией Российской Федерации от 1918 года. Вместе с тем следует отдавать себе отчет в том, что для того, чтобы трудовой люд (наемные работники) начал вопреки воле властей создавать Советы (сначала как параллельные органы власти), для этого в стране должна сложиться революционная ситуация. Она может возникнуть в результате действия объективных причин (экономический кризис, массовая безработица, произвол предпринимателей и властей и т.д.) при самой широкой политической разъяснительной работе коммунистов. Естественно, существующие власти будут изо всех сил сопротивляться изменению политической системы. Будут задействованы все способы воздействия на сознание и волю трудящихся масс. Это будет, как писал Ф.Энгельс, битва идей. Если коммунисты ее не выиграют, то шанс возникновения подлинной власти Советов равен в современных условиях нулю. Весь гвоздь проблемы состоит в том, что политическая борьба должна развернуться в трудовых коллективах, в учебных заведениях, по месту жительства (пенсионеры, домохозяйки), в воинских частях. Выиграет битву та партия, которая будет вести работу в гуще масс.

Что касается структуры Советов снизу и доверху, то, повторяю, следует ориентироваться на Конституцию РСФСР 1918 года, а не на сталинскую Конституцию 1936 года, которая ликвидировала прямое представительство депутатов от трудовых коллективов, заменив его на территориальный принцип, удобный для буржуазии и всяких диктаторов, позволяющий манипулировать сознанием и волей масс. Что же касается партий, то народовластие в форме Советов возможно только в условиях всех политических свобод. А это означает, что в стране должна существовать многопартийная система и будет идти между партиями ожесточенная идеологическая борьба за голоса избирателей. Ликвидация партий, как некоторые предлагают во имя полновластия беспартийных Советов, это - политичекая утопия, ибо партии просто уйдут в подполье. Если оставаться на почве реальной политики, то надо отдавать себе отчет в том, что без коммунистической (марксистской) партии власть Советов не установить и наемных работников на революцию не поднять.



7.Приложения

Приложение № 1.

Каталог: files
files -> Шығыс Қазақстан облысындағы мұрағат ісі дамуының 2013 жылдың негізгі бағыттарын орындау туралы есеп
files -> Анықтама-ұсыныс үлгісі оқу орнының бланкісінде басылады. Шығу n күні 20 ж
files -> «Шалғайдағы ауылдық елді мекендерде тұратын балаларды жалпы білім беру ұйымдарына және үйлеріне кері тегін тасымалдауды ұсыну үшін құжаттар қабылдау» мемлекеттік қызмет стандарты
files -> «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру» мемлекеттік көрсетілетін қызмет стандарты Жалпы ережелер «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру»
files -> Регламенті Жалпы ережелер 1 «Мұрағаттық анықтама беру»
files -> «бекітемін» Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының басшысы А. Шаймарданов
files -> «бекітемін» Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының бастығы А. Шаймарданов
files -> Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының 2012 жылға арналған операциялық жоспары
files -> Тарбағатай ауданының ішкі саясат бөлімі 2011 жылдың 6 айында атқарылған жұмыс қорытындысы туралы І. АҚпараттық насихат жұмыстары


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет