Альфред Эдмунд Брэм Жизнь животных, Том III, Пресмыкающиеся. Земноводные. Рыбы



бет38/73
Дата28.04.2016
өлшемі10.95 Mb.
1   ...   34   35   36   37   38   39   40   41   ...   73

Если паук начнет спускать свою сеть в известном направлении, обрывая натягивающие ее нити, а сам забьется в щель или залезет в свою трубочку и сидит там, повернув брюшко в определенную сторону, то можно смело ожидать появления бури с указанной стороны.

Наоборот, если в дурную погоду паук вылезает из своего убежища, куда раньше запрятался, и принимается снова натягивать спущенные тенета или начинает постройку новой сети – надобно ожидать, что погода скоро прояснится.

Нельзя не упомянуть об одном историческом факте, в котором предсказание пауков сыграло важную роль.

В декабре 1794 г. начальник французской революционной армии Пишегрю вступил на нидерландскую территорию, но голландцы разрушили плотины и затопили почти всю страну.

Пишегрю провел в бездействии около двух недель и уже готовился отступить без всякого успеха, когда получил от попавшего в плен к голландцам французского генерала Катрмера д’Ижонваля известие, которое заставило его изменить свое намерение.

Катрмер, содержавшийся в утрехтской тюрьме, наблюдая за многочисленными пауками своей темницы, вывел заключение, что вскоре должны наступить морозы, и нашел случай сообщить о своем выводе Пишегрю.

Действительно, в январе 1795 г. ударили морозы, и французская армия беспрепятственно могла двигаться по льду… Пишегрю форсированными маршами прошел за несколько дней перед тем недоступную страну и неожиданно появился под Амстердамом. Обескураженные голландцы не только были разбиты наголову, но даже флот их был захвачен…

Пауки способны также и к приручению, что несомненно доказано несчастным королем Христианом Датским, который, сидя в темнице, приучил жившего у него паука приходить на зов для получения пищи. Но бесчеловечный тюремщик, заметив эту привязанность, убил паука, чем причинил несчастному узнику невыразимые страдания.

Попытка воспользоваться паутиной, как шелком, не привела ни к чему, тем более что материал этот можно получить в слишком ничтожном количестве, чтобы это могло иметь практическое значение.

По мнению доморощенных медиков, паутина, если ее предварительно тщательно очистить от пыли, может служить прекрасным средством против перемежающейся лихорадки, при приеме внутрь, для чего ее надо насечь и, смешав с маслом, намазать на хлеб.

Из сем. мешковых пауков (Drassidae) наиболее интересна по образу жизни водянка болотная (Argyroneta aquatica), обитающая во всей Северной и Средней Европе.

Этот паучок (самец до 15 мм, самка 12 мм), довольно пестро раскрашенный и по внешнему виду сходный с большинством других пауков, постоянно живет в воде и дышит одновременно легочными мешками и легочными трубочками. Он держится обыкновенно в неглубоких стоячих или медленно текущих водах, где изобилуют маленькие насекомые и их личинки, служащие водянке добычей.

Такие воды обыкновенно зарастают водорослями, тиной, ряской и т. п. растениями, среди которых болотная водянка и устраивает свое гнездо.

Она прекрасно плавает и в погоне за добычей нередко выскакивает из воды и выходит на берег или на лист водяного растения, но пойманную добычу всегда утаскивает в воду, где и пожирает ее.

Плавающая водянка представляет очень оригинальное зрелище, так как все брюшко ее окружено тонким слоем воздуха, почему блестит в воде, как ртуть. Этот слой удерживается на поверхности тела вследствие тоненькой пленочки, вроде лаковой, которая окружает этот слой снаружи, образуя таким образом род сильно сплющенного вокруг тела пузыря.

Весьма интересен способ постройки гнезда. Выбрав подходящее место и приступая к постройке, водянка подымается на поверхность воды и здесь, приподняв на воздух брюшко, расправляет свои паутинные бородавки; вслед за тем быстро ныряет, унося с собой маленький пузырек воздуха, приставший к ее бородавкам.

С этим пузырьком она подплывает к заранее выбранному стебельку растения и прикрепляет его там, обволакивая тоненькой лаковой пленочкой. Покончив с первым пузырьком, водянка снова выплывает, захватывает новый и прикрепляет рядом с первым и соединяет с ним, продолжая свою работу до тех пор, пока ее воздушное сооружение овальной формы не достигнет величины грецкого ореха.

Внизу оставляется отверстие, а самый колокол, посредством боковых нитей, прочно укрепляется в надлежащем положении.

Кроме того, в различных направлениях перед входом раскидываются редкие тенета. Впрочем, водянка не довольствуется выжидательным положением в засаде и часто, покинув свое гнездо, гоняется за добычей.

Оболочка воздушного колокола состоит не из паутинной ткани, а из очень тонкой пленочки; гнездо это служит также для зимовки, причем, забираясь в него на зиму, водянка закупоривает и нижнее отверстие. Впрочем, для зимовки водянки часто забираются в пустые раковины водяных улиток, закрыв пленкой наружное отверстие.

Бокоходы, или крабовые пауки (Laterigradae), составляют особое семейство (Thomisidae) и получили свое название вследствие способности ходить по всем направлениям: вперед, назад и в обе стороны.

Они не ткут тенет, но выпускают нити только в целях передвижения, самки изготовляют из паутины мешочки, в которые помещают откладываемые яйца.

В большинстве случаев это мелкие паучки, питающиеся мелкими насекомыми.

Самое интересное у этого семейства – это умение изготовлять летучую паутину, на которой они могут переноситься по воздуху на большие расстояния.

Такие путешествия предпринимаются осенью, когда паучки достигли взрослого состояния, и непременно в ясную сухую погоду.

Это так называемое «бабье лето». Когда бродячий бокоход (Thomisus viaticus) собирается пуститься в воздушное путешествие, он прикрепляет выпущенную нить к какой-нибудь выдающейся над землей точке и, высоко приподняв над головогрудью свое брюшко, движется некоторое время вперед против ветра, после чего останавливается на месте и подымает вверх часть ног. Выпускаемая им нить при этом образует петлю, развивается и при непрекращающемся выделении паутинной жидкости, относимая ветром, все удлиняется.

Когда она достигнет длины 2-3 мм и настолько захватывается ветром, что может уже поднять паука на воздух, последний откусывает нить в месте ее первоначального прикрепления и в тот же самый момент, упершись ногами, слегка подпрыгивает. Легкая нить, увлекаемая ветром, тихо приподымается и уносится вместе с пассажиром, который висит на ней, уцепившись посредине ногами.

Путешествие длится до тех пор, пока не прекратится ветер или пока паутина за что-нибудь не зацепится.

Впрочем, паук может и по своему произволу опуститься на землю. Для этого ему стоит только вскарабкаться по своей нити вверх и скомкать ее в небольшой клубочек, относительная тяжесть которого от этого увеличивается, и паук спускается медленно, как воздухоплаватель на парашюте.

Воздухоплаватели нередки также в обширном семейств тарантулов (Citigradae, Lycosidae), которые представляют собой самых крупных и самых опасных пауков наших стран.

Они водятся в самых разнообразных местностях, в углублениях почвы, под камнями, в жилых помещениях и надворных постройках. Головогрудь у них сильно сужена спереди и имеет на спинной стороне большую выпуклость. Глаза расположены в три ряда: четыре в переднем и по два в двух задних рядах. Длинные стройные ноги вооружены двумя коготками с маленьким придаточным третьим.

Многие виды держатся в самых болотистых местах и могут нырять, плавать и даже бегать по воде.

Ни про одного паука не сложено столько нелепых выдумок, как про обыкновенного тарантула.

По словам Альдрованди, который в 1602 г. издал естественную историю насекомых и собрал в ней все, что раньше писалось об этих животных, нет ни одного, даже самого глупого и ребяческого движения или действия, которого бы не приписывали так называемым «tarantulati», т. е. подвергнувшимся укушению тарантула.

Одни из них постоянно поют, смеются и танцуют, другие плачут и стонут, впадают в непобедимую сонливость или мучаются бессонницей, потеют, страдают сердцебиением или лихорадкой и т. п.

Между прочим, у них, по рассказам прежних писателей, появляется отвращение к черному и голубому цвету, а красный и зеленый, наоборот, им нравится. Для излечения такого рода страждущих в Италии принято играть на каком угодно инструменте две мелодии – «Pastorale» и «Tarantola».

Больной начинает танцевать и пляшет до полного изнеможения и, наконец, весь в поту, падает на пол и теряет сознание. Его подбирают, укладывают бережно в постель и дают хорошенько выспаться, после чего пациент встает совершенно здоровым, но решительно ничего не помнит ни о своей болезни, ни о лечении.

Подобные нелепости очень долгое время принимались за чистейшую истину не только среди темного люда, но и серьезными учеными. Только в конце XVIII века Борх произвел опыт, который опровергнул укоренившееся убеждение о страшных последствиях яда тарантула.

Борх за денежное вознаграждение убедил одного неаполитанца подвергнуть себя укушению тарантула в палец. Хотя последствием этого действительно было воспаление в пальце и даже во всей руке, но этим дело и кончилось, так что больной через несколько дней совершенно выздоровел.

Несколько позднее Дюжур и Эркер проделали над самими собой такой же рискованный опыт и окончательно опровергли мнение о «страшной ядовитости» тарантулов.

Самым крупным представителем этого семейства в наших странах является апулийский тарантул (Tarantula Apuliae), обитающий на Аппенинском и Пиренейском полуостровах и достигающий 37 мм в длину.

Он устраивает себе гнездо в земле, вырывая на солнечном месте норку в вертикальном направлении приблизительно на 60 см; вход прикрыт валиком из трав, переплетенных паутиной. Днем тарантул скрывается в своей норе и выходит на добычу лишь вечером. Пойманную жертву тащит к себе в гнездо и там пожирает, но негодные части обыкновенно выбрасывает наружу.

Впрочем, местные крестьяне умеют вызвать тарантула из норы и днем. Для этого они дуют в тростинку и подражают жужжанию пчелы у входа в нору.

Тарантулы очень плодовиты. Самка облекает яйца паутиной и заботливо охраняет такой кокон; вылупившиеся оттуда в конце лета многочисленные (около 300) молодые паучки усаживаются на мать и держатся там всю осень и зиму, после чего совершенно истощенная мать обыкновенно умирает.

Отряд III. – Слитнотелые пауки (Acarina)

К этому отряду относятся все остальные паукообразные, к которым принадлежат очень маленькие, по большей части даже микроскопические животные. Зато они появляются часто в таком огромном количестве, что образуют сплошную, бесформенную массу или пылеобразный налет на растениях и в особенности на плодах.

По внешнему виду слитнотелые отличаются от остальных пауков отсутствием расчленения туловища. Хотя анатомически обе эти части обособлены, но снаружи они совершенно слиты.

На спине спереди расположены четыре глаза, которых бывает иногда меньше, а у некоторых форм совсем нет. Спереди туловище сильно сужено и на конце заострено, образуя так называемый клюв, где помещается очень маленький рот. Челюстные сяжки бывают трех родов: когти, клешни и щетинки. Ноги в большинстве случаев хорошо развиты и снабжены двумя коготками, между которыми часто помещаются присасывательные бородавочки.

Кишечный канал у некоторых прямой, у других есть разветвленный желудок. Дыхательные трубочки расходятся пучком от главного ствола. Размножение происходит яйцами, но у некоторых слитнотелых зародыши достигают полного развития еще во чреве матери.

Детеныши проходят личиночную стадию, в которой немного отличаются от взрослых особей, главным образом тем, что у них недостает задней пары ног, иногда же наблюдается настоящий метаморфоз, со стадией личинки и куколки.

Шелковая краснотелка (Trombidium holosericeum) ярко-пунцового цвета, один из самых больших паучков этого семейства, хотя достигает всего 21/4 мм в длину.

Она водится на всевозможных растениях, которыми и питается, появляясь в особенности после дождя. Клюв ее, или хоботок, состоит из двух маленьких, изогнутых костевидно сяжков. Около них помещаются небольшие щупальца, а над ними выступают, в виде тоненьких стебельков, глаза.

Самки краснотелок в июне или июле откладывают множество яиц на растениях, на камнях или просто на земле. Вылупившиеся из них молодые краснотелки расползаются по стеблям трав, забираются на колосья злаков и висят здесь едва заметными красными точками.

Отсюда они при удобном случае перебираются на теплокровных животных, в том числе и на человека (на полевых рабочих), иногда даже и на насекомых.

Здесь они впиваются в тело и причиняют довольно мучительный зуд, который может довести человека даже до лихорадочного состояния, если вопьется множество этих мелких паразитов.

Близкая родственница только что описанной краснотелки – красильная краснотелка (Trombidium tinctorium), но гораздо больших размеров (до 11 мм).

Она живет в тропической Америке, напр., в Гвиане или Суринаме, и имеет промышленное значение, так как доставляет хорошую краску, вроде известной кошенили.

Тепличная краснотелка (Tetranychus telarius) оранжевого цвета, длиной лишь в 1,12 мм, но, вследствие своей многочисленности, приносит значительный вред тепличным растениям и некоторым растущим на свободе.

Водопаучки (Hudrachnidae, Hudrarachnidae) по своей внутренней организации и по наружному виду очень близки к только что описанным краснотелкам, но существенно отличаются от них по образу жизни, так как это водные животные.

Развитие их очень интересно. Самки откладывают свои яйца на обе стороны листьев водяных растений и покрывают их слоем студенистого вещества. Рядом с одной самкой откладывает вторая, третья и так далее, так что лист оказывается сплошь покрытым студенистой корой, в которой заключены бесчисленные яйца.

Через несколько недель из этих яиц вылупляются личинки, снабженные длинным хоботком, которым они присасываются к телу какого-нибудь водного животного, напр., водяного жука, клопа, или к какой-нибудь личинке и живут в качестве паразита, питаясь соками своего хозяина.

После некоторого времени такой жизни молодые паучки отпадают от тела приютившего их животного, линяют и превращаются в куколку, которая опускается на дно бассейна.

Через несколько времени твердая оболочка куколки лопается, и выходит взрослый паучок, который начинает плавать в воде и ведет самостоятельный образ жизни.

Из них упомянем шипоногого водопаучка (Atax spinipes), не более 1 мм, красноватого цвета; в состоянии личинки он прикрепляется к жабрам ракушек.

Весьма сходен с ним, но несколько большей величины толстоногий водопаучок (Atax crassipes), который не имеет щетинок на передних ногах.

Очень красиво окрашен красный водопаучок (Nesaea coccinea) красного цвета с черными пятнами на коже; длина до 3 мм.

Весьма многие из мелких паукообразных приспособились к паразитическому образу жизни или только в личиночном состоянии, или на всю жизнь.

И в таком случае в организации их замечается некоторое упрощение.

Одним из самых распространенных паразитов является жучий гамаз, (Gamasus coleoptratorum), маленький желтоватый паучок в 1,12 мм длины, которого очень часто можно найти в большом количестве на брюшной стороне жуков, шмелей и даже мух.

Они ползают по своей жертве и причиняют ей нестерпимый зуд. Кирби рассказывает, что измученный гамазами шмель садится на муравьиную кучу, скребется и топчется, стараясь вызвать муравьев, которые схватывают гамазов и утаскивают их к себе, освобождая таким образом шмеля от паразитов.

Молодые гамазы живут на сырой земле, и как только представится удобный случай, взбираются на тело жука-могильщика, навозного и т. п. животных, где скопляются иногда в невероятно большом количестве.

В близком родстве с гамазами находятся птичьи дерманисы (род dermanissus), снабженные небольшим хоботком и подвижными щупальцами.

Обыкновенный птичий дерманис (Dermanissus avium), длиной в 1,35 мм, очень часто нападает на комнатных птичек, содержимых в клетке. Ночью они выползают из щелочек, в которых прячутся днем, заползают птичке под перья и сосут у нее кровь.

Очень часто они живут также в голубятнях или в курятниках, где пьют по ночам кровь помещающихся там птиц.

Клещи, которых насчитывается в настоящее время около 100 видов, причисляются к слитнотелым паукам, но значительно отличаются от них своей организацией.

Особенно замечательна растяжимость их наружных покровов, которой эти животные обладают в высшей степени, несмотря на то, что они прикрыты хитиновым щитком; насосавшись крови какого-нибудь другого животного, клещ сильно раздувается, и объем его во много раз увеличивается.

В щитке спереди всегда имеется выемка, где помещается сосательный хоботок, который у всех клещей хорошо развит и имеет очень сложное устройство.

Когда представляется случай укусить, клещ крепко вцепляется своими зазубренными челюстями в кожу животного и, выдвигая хоботок, сильно нажимает им, словно стараясь пробуравить; в то же время выдвигаются с обеих сторон челюстные сяжки, которые своими заостренными концами прокладывают постепенно путь нижней губе; последняя снабжена зазубринами, обращенными назад, которые препятствуют ей двигаться назад.

Когда хоботок таким образом проникнет далеко в глубь ранки, челюстные сяжки отгибаются в стороны, как лапы якоря, и клещ, поместившись столь удобно и прочно*

*Присосавшегося клеща нельзя вытащить из ранки неповрежденным: если его начать вытаскивать, то все ротовые части отрываются и остаются в ранке.

, начинает сосать кровь; постепенно желудок его переполняется и раздувается так сильно, что клещ длиной немного более 2 мм вскоре достигает величины небольшого боба.

Ноги клеща снабжены не только коготками, но также присосками, при помощи которых он легко может повиснуть и умеет ловко прицепиться к шерсти животного.

Самка откладывает множество яиц, склеенных между собой небольшими комками. Молодые клещи имеют сначала 6 ног, но через некоторое время после первого линяния у них появляется еще пара. Они бродят по листьям трав и кустарников, пока не найдут случая пробраться на тело какого-нибудь теплокровного животного.

Собачий клещ (Ixodes ricinus) известен был уже древним натуралистам, как, напр., Аристотелю, Плинию и др., которые довольно подробно изучили образ жизни этого животного.

Позднее собачьи клещи были изучены еще более подробно, и оказалось, что в разных стадиях своего развития клещи обладают различной организацией.

У молодого шестиногого клеща не найдено даже дыхательных органов. Лишь после первого линяния у них появляются дыхательные устьица, но и тогда еще самца никак нельзя отличить от самки.

Они медленно ползают по растениям и не упускают случая прикрепиться к каждому животному, которое к ним приблизится.

От присосавшегося клеща легче всего освободиться, умертвив его, для чего достаточно капнуть на него бензином или каким-нибудь маслом.

Фиолетовый клещ (Ixodes reduvius) по образу жизни совершенно сходен с описанным наиболее обыкновенным клещом; он присасывается чаще всего к овцам, но встречается нередко и на рогатом скоте, а также на собаках.

Цвет тела его красный, но щиток, а отчасти и ноги разрисованы беловатым налетом.

В Южной Америке и в других жарких странах клещи более многочисленны, чем у нас.

Американские клещи (Amblymoma americanum и др.) отличаются от наших видов главным образом расположением глаз, которые сидят почти посредине щитка, но по образу жизни очень сходны с ними.

Персидский клещ, или малэ (Argas persicus), принадлежащий к роду щитоносных клещей (Argas), приобрел большую известность, благодаря всевозможным небылицам, которые сообщали про него путешественники, сильно преувеличивавшие действительно вредные и неприятные свойства этого животного.

Он живет не в лесах, а, подобно клопам, в стенах человеческих жилищ и ночью нападает на спящих людей, причиняя им невыразимые страдания.

Про этого клеща сложилось мнение, что он нападает преимущественно на иностранцев, которые очень часто умирают от его укусов: Подобные факты наблюдаются нередко.

В действительности это объясняется, по мнению некоторых исследователей, тем, что укусы персидского клеща заражают иностранцев злокачественной лихорадкой, которая почти не исчезает во многих городах Персии и Египта, где также водится это отвратительное животное.

Сходный с ним образ жизни ведет раковинный клещ (Argas reflexus), не менее отвратительный, отчасти сходный по наружности с жабой, который очень часто встречается в различных странах Средней и Южной Европы; чаще всего он паразитирует на голубях, но пробирается нередко и в человеческие жилища, доставляя большие мучения людям.

Весьма интересна особенность этих клещей – боязнь света, что дает единственное важное средство борьбы с ними, которое в Персии издавна употребляется, против малэ.

Клещей этих никогда не возможно бывает заметить, так как они тщательно избегают света и появляются, неведомо откуда, только ночью, в темноте. Если же в спальне оставить горящую лампу или свечу, то они не покажутся.

Другой замечательной способностью персидских и раковинных клещей является их удивительная неподвижность: при малейшей опасности они притворяются мертвыми и лежат без всякого признака жизни целыми часами; даже брошенные в спирт, они сохраняют свою неподвижность.

Произведенные некоторыми натуралистами опыты показали, что клещи эти могут, без вреда для себя, голодать в течение 26 месяцев.

Зудни (Sarcoptidae) имеют наименьшую величину из всех слитнотелых; тело их обыкновенно овальное, кожа мягкая, покрытая хитиновыми волосками, глаз нет. На ногах имеются присоски, а челюстные сяжки оканчиваются клешнями или заостренными коготками в виде иглы.

Внутренняя организация очень упрощена, соответственно паразитическому образу жизни их.

Органов дыхания нет, нервная система представляется одним нервным узлом; паразитируют они на человеческом теле, а также на различных съестных припасах.

Сырный акар (Tyroglyphus siro, или Acarus domesticus) – микроскопическое животное; тело его, ясно разделенное на 2 части, покрыто длинными щетинками; ноги оканчиваются присосными бородавочками.

Акар этот водится в большом количестве в старом, сухом сыре, который постепенно превращается в пыль, состоящую из кожиц, сбрасываемых акарами при линянии, и из помета их; однако гастрономы особенно ценят такой старый сыр.

Мучной акар (Tyroglyphus farinae), вероятно, тот же самый вид, но водится в подмоченной и испорченной муке.

На съестных продуктах, кроме этих акаров, водится множество других видов слитнотелых паучков.

В незрелом состоянии они живут на различных насекомых: жучках, мухах, пчелах и др., но пользуются этими животными лишь для того, чтобы попасть в подходящие условия питания на продуктах.

На сушеных фруктах – вишнях, черносливе, изюме и т. п., обыкновенно выделяется белый налет, который состоит из мельчайших крупинок сахаристого вещества; но если рассматривать этот налет в микроскоп, то среди сахаристых крупинок очень часто можно заметить целыми тысячами сидящих микроскопических слитнотелых паучков из рода сахарных клещей (Glycyphagus), чаще всего вид Gl. prunorum.

Весьма сходны с ними паразитирующие на птицах птичьи клещи (Dermaleichiden), которых известно около 80 видов.

Чесоточный зудень (Sarcoptes hominis) поселяется на человеке, пробуравливая наружный слой кожи, и производит мучительную болезнь чесотку. Животные эти микроскопической величины пробуравливают себе в коже длинные ходы.

Из других слитнотелых, паразитирующих у человека, чаще других встречается жировая железница (Demodex hominis), которая водится в волосных сумках и производит так называемые «угри», чаще всего на носу и других частях человеческого лица.

То, что называется обыкновенно угрем, представляет скопление сальных выделений пораженного места, но в глубине такого хода помещается и сам зудень микроскопической величины, представляющий почти бесформенное тело, в котором нельзя различить ни ног, ни других органов, только рот довольно легко заметить.

Он состоит из хоботка и двух маленьких щупальцев. Подробное исследование открывает у этого зудня и ноги, очень короткие, толстые, вооруженные каждая четырьмя коготками.


Каталог: choise book -> gerpetolog books


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   34   35   36   37   38   39   40   41   ...   73


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет