Центрального комитета коммунистической партии советского союза


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ



бет16/52
Дата17.05.2020
өлшемі4.2 Mb.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   52


императорско-королевских войск. На дороге, ведущей к Эперьешу, более слабый корпус венгров быстро отступил, опасаясь быть отрезанным на гор­ной дороге бывшим гарнизоном Кашау Пехота венгров вообще из рук вон плоха, и не только потому, что она необучена и недисциплинирована — эти недостатки были бы в известной мере компенсированы свойственной мадьярам физической ловкостью и выказанным ими в бою презрением к смерти, — а преимущественно потому, что она имеет неумелых, трус­ливых, сбежавшихся со всех концов света офицеров, не внушающих солдатам доверия. Наоборот, гусары сохраняют свою всегдашнюю храбрость, не­смотря на то, что их командиры в большинстве своем произведены из унтер-офицеров, невежественных, но, по крайней мере, бесстрашных. Здесь, в горах, возможности их использования невелики, однако они часто спешивались, чтобы прикрыть пушки и вселить мужество в других. В дозор­ной службе они отчаянно храбры и доставляют много хлопот император-ско-королевским частям.

Столкновения мятежников с императорско-королевскими войсками в здешнем районе ограничивались перестрелкой, отдельными стычками и артиллерийской дуэлью. При приближении батальонов мятежники отступили, соединились 19-го сего месяца в Кашау, а затем быстрыми пере­ходами попытались достигнуть Тисы, чтобы либо соединиться с Дембин-ским, либо бежать и Дебрецен (!).

Для встречи мятежников Кагаау был иллюминирован, Гёргея встретили факельным шествием, и город, таким образом, избежал контрибуции, подобной той, какая была наложена на Эперьеш. Но вот лихие гости бежа­ли, и 19-го числа императорско-королевские войска вновь заняли Эперьеш, а позавчера — Кашау. В деревне Петровиан, между Эперьешем и Кашау, где крестьяне взяли в плен несколько гусар и отвезли их за горы к импера­торским войскам, бунтовщики в наказание расстреляли местного судью и одного присяжного заседателя. Мы, уроженцы Ципса, отделались синя­ками, только населенные пункты по Кашауской горной дороге сильно пострадали при различных перестрелках. Город Нейдорф, поплатившийся за свое вероломство уже упомянутым нами набегом майора императорских войск Кизеветтера, теперь занят четырьмя ротами словацкого ополчения под командованием Штура 95, что, конечно, менее приятно, чем оккупация императорскими войсками. Нас всех, однако, продолжает тревожить присутствие в Лубло отряда бунтсвщикив под командой повстанческо­го полковника Аулиха, намеревающегося, по-видимому, действовать в тылу императорской армии, так как утверждают, что в различных местах видели гусар. Тем временем нам на утешение из Галиции через Бартфельд с 4 тысячами солдат прибыл генерал Фогль, который скоро прогонит (?) эти орды с пограничных гор».

Для контраста с этим приводим следующее сообщение «Соп-stitutionelles Blatt aus Böhmen» из Аграма о противоречиях среди южных славян:

«Аграм, 25 февраля. В последнем номере «Напредак» обсуждаются причины введения осадного положения в Карловиче. Газета подтверждает мнение, что эта военная мера была вызвана деятельностью Центрального комитета 120. «Напредак» оправдывает патриарха *, по распоряжению которого в Карловиче было объявлено военное положение. Газета сообщает далее, что в настоящее время патриарх управляет единолично, а Одбор

• — Раячича. Ред.


186 С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

(Центральный комитет) прекратил свою деятельность и воздерживается от всякого открытого вмешательства в управление воеводством. Разно­гласия между Раячичем и Стратимировичем, если судить по упомянутой газете, еще отнюдь не устранены ". Это подтверждает также один прибыв­ший сюда член сербской конституционной комиссии, обрисовавший мне положение в Воеводине как далеко не блестящее. Благодаря его сообще­нию, я могу сообщить вам кое-что о тамошнем положении вещей. Боль­шинство народа хочет Стратимировича, последнего отвергают только Сирмия и Петервардейнская граница 177, где избранный командиром пол­кового округа и утвержденный патриархом Радосавлевич полностью пара­лизовал намерения Стратимировича. Патриарх назначен гражданским правителем и, что звучит несколько странно, — также военным главой воеводства. Подтверждается, что Раячич имел многочисленные конфликты с командующим в Темешваре *, с которым он обычно был на дружеской ноге. Последний прилагает все силы для подчинения себе Бапатской границы и восстановления там старого военного режима 178. Вообще свои объеди­ненные усилия многие высшио офицеры направили исключительно на то, чтобы повсюду ставить сербам палки в колеса Рукавина и Тоодорович воз­главляют эту антисербскую группировку. Последний потерял все симпа­тии благодаря своему грубому, отталкивающему поведению и своему пре­увеличенно «черно-желтому» ш образу мыслей. Его нетерпимость ко вся­кому, кто не носит императорско-королевской портупеи, заходит так дале­ко, что офицерам сербских национальных формирований он хотел платить лишь капральское жалованье. — Сербская конституционная комиссия недавно начала свою работу; первым результатом ее заседаний явился уже полностью разработанный избирательный закон для Воеводины»

«Единой монархии» еще предстоят серьезные испытания, если вдруг разразится этот панславистский бунт, зреющий сейчас повсюду в славянской Австрии!


Написано Ф. Энгельсом

6 марта 1849 г.

Напечатано » «Neue RheinUche Zeitung» M 239,

7 марта 1S49 г.

Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые

* — Рукавиной. Ред.

[ 187

ВОЕННЫЕ ОТЧЕТЫ «KÖLNISCHE ZEITUNG»

У «Kölnische Zeitung» вчера был радостный день, несколько омраченный, к сожалению, возмущением нравственного по­рядка. Причиной радости явилась телеграмма из Ольмюца о победе, якобы одержанной Виндишгрецом; нравственное же ее возмущение было вызвано, конечно, опять никем иным, как нами, нашими замечаниями о степени достоверности мадьярских сообщений *. Как! Этот негодный листок «Neue Rheinische Zeitung» смеет утверждать, что «Kölnische Zeitung» «до сих пор еще ни разу не доказала, что хотя бы одно из мадьярских сооб­щений является вымыслом», в то время как эта «Neue Rheinische Zeitung» сама критически определила достоверность этих сооб­щений! И в заключение — три восклицательных знака, один злее и возмущеннее другого.

Не будем охлаждать публицисту из соседней газеты священ­ный пыл, с которым он воюет за истину, справедливость и Вин-дишгреца. Ограничимся на сегодня — благо сведения из Венг­рии очень скудны — тем, что «критически определим» «досто­верность» вчерашних сообщений «Kölnische Zeitung».

«Kölnische Zeitung» сразу начинает с серьезным видом:

«Сегодня мы в состоянии сообщить нечто более определенное с обоих театров военных действий». А именно: «С длинным сообщением «Breslauer Zeitung» о победе мадьяр мы сегодня вынуждены поступить так же, как постоянно поступали с подобными сообщениями: снова констатировать, что оно — не что иное, как смехотворные россказни. Мнимое поражение Виндишгреца превращается в его победу, а в сообщении о занятии Бемом Германштадта нет ни слова правды».

• См. настоящий том, стр. 178. Ред.

188 ВОЕННЫЕ ОТЧЕТЫ «KÖLNISCHE ZEITUNG»

Это звучит просто великолепно. Одним росчерком пера наш публицист из соседней газеты уличил здесь мадьярское сообще­ние в двух грубых «вымыслах», которое — просим нас извинить— он довел до сведения своих читателей задним числом на основа­нии австрийских газет.

А теперь рассмотрим этот вопрос детально.

Вначале помещается уже знакомая нам телеграмма из Оль-мюца, которая выдается за авторитет, не подлежащий ника­кому сомнению. Но почему же, спрашивается, торжествующая уроженка Кёльна не находит нужным поместить известие, при­дающее этой телеграмме весьма своеобразную окраску? В тот же день, когда венское правительство распространило в Вене изве­стие о так называемой победе Виндишгреца, оно задержало на почте все прибывшие из Пешта письма и газеты, вероятно, от радости по поводу блестящей победы отечественного оружия. «Kölnische Zeitung» должна была, подобно нам, прочитать это сообщение по меньшей мере в полдюжине восточно-немецких газет. Но чтобы не омрачать радости своих читателей по случаю победы «германского оружия», она поступает так же, как авст­рийское правительство, и задерживает это известие. Вот пример того, как «Kölnische Zeitung» «критически определяет достовер­ность» австрийских победных телеграмм.

Но и это еще не все. Мадьяры якобы разбиты у Капольны. Это «знаменательно».

«Так как Капольна расположена еще восточнее Дьёндьёша, венгры, сле­довательно, полностью отступили».

Славная «Kölnische» полагает, что «отступать» можно только будучи разбитым! И наконец, наш публицист из соседней газеты, бросив взгляд на карту, решил, что мадьяры неизбежно должны были потерпеть поражение у Капольны, так как «Капольна расположена еще восточнее Дьёндьёша»! В самом деле, очень «знаменательно»!

Далее:


«Schlesische Zeitung», чей корреспондент, впрочем, еще ни­чего не знает о происшедшей битве, по этому поводу (!) сообщает из Вены:

«Венгры снова повсюду отступили, князь Виндишгрец собирается форсировать Тису и пойти на Дебрецен. В ближайшее время должно про­изойти большое сражение, то есть (I) Дебрецен будет сдан, «охвостье» парламента 178 распущено и тем самым все восстание закончено».

«Князь Виндишгрец собирается форсировать Тису и пойти на Дебрецен». Так говорит сам князь Виндишгрец, и долг вся­кого добропорядочного человека — верить ему на слово. «Князь



ВОЕННЫЕ ОТЧЕТЫ «KÖLNISCHE ZEITUNG»

189


Виндишгрец собирается^ Уже, слава богу, около шести недель «князь Виндишгрец собирается форсировать Тису» и шдет на Дебрецен», а он все еще стоит на прежнем месте. Но если уметь, подобно публицисту из соседней газеты, отличать «нечто более определенное» от «смехотворных россказней», то с завере­нием «князя Виндишгреца», что он «собирается форсировать Тису» и «идет на Дебрецен», следует считать всю венгерскую войну законченной. «Дебрецен сдан, «охвостье» парламента распущено и тем самым все восстание закончено». Все проис­ходит в мгновение ока. Наш публицист из соседней газеты, кото­рый уже столько раз «форсировал» Тису и овладевал Дебреце-ном, по сообщениям которого мадьяр убито больше, чем во всей Венгрии жителей, и который уже четыре недели тому назад ликовал: «Война в Венгрии идет к концу»,— этот же самый пуб­лицист вдруг, после длительного уныния, опять наэлектри­зован и вновь кричит: «Война идет к концу, parturiunt montes * и т. п., и это не «смехотворные россказни», это — «нечто более определенное»!

В той же манере фабрикует победы австрийцев «Constituti-onelles Blatt aus Böhmen», становясь опасным конкурентом «Kölnische Zeitung». Так, сегодня она сообщает из Пешта:

«Поражение, нанесенное благодаря позорному предательству импера-торско-королевским войскам в Трансильвании, компенсируется теперь серьезным наступлением на Коморн, который уже был подвергнут бомбар­дировке».

«Вот все с главного театра военных действий. Война в Венгрии здесь с возобновлением австрийского наступления вступает во вторую стадию*.

В общем безразлично, в которую по счету «стадию» позволяет вступить венгерской войне наш сосед. Более интересным был бы ответ на вопрос: в какую «стадию» вступили корреспонденции «Kölnische Zeitung» о венгерской войне?

В самом начале войны, еще до того, как австрийцы оказались в Пеште, мы обращали внимание на то, что подлинным полем битвы будет лишь местность за Пештом, между Тисой и Ду­наем, и что окончательный исход борьбы решится на самой Тисе, а возможно даже и за ней. Мы уже тогда говорили, что специфи­ческие боевые качества мадьяр, недостатки, присущие австрий­цам, трудности снабжения продовольствием и все особенности территории указывают мадьярам на этот район * *. Неоднократно, в частности всего несколько дней тому назад, мы отмечали, что все «отступления» венгров к Тисе абсолютно ничего не доказы-

* — будет рожать гора. Ред. ** См. настоящий том, стр. 99. Ред,

190 ВОЕННЫЕ ОТЧЕТЫ «KÖLNISCHE ZEITUNG»

вают, так как именно Тиса является для них естественной ли­нией обороны, за которой они пока почти недоступны. Повто­ряем: чем дальше продвигается Виндишгрец, тем тяжелее ста­новится его положение, тем слабее делается его армия, тем выше шансы мадьяр на победу. К этому следует добавить, что чем дальше отодвигается развязка, тем больше времени остается мадьярам для того, чтобы вооружить, организовать и укрепить свою молодую армию, в то время как положение императорских войск скорее ухудшается, чем улучшается.



Даже в том случае, если мадьярское сообщение о поражении австрийцев действительно неверно, «победа» последних све­лась бы к совершенно незначительным стычкам с мадьярским арьергардом, который должен был прикрывать отход главных сил по направлению к Тисе и Хернаду. Такой военачальник, как Дембинский, если только у него нет полной уверенности в бла­гоприятном исходе, не примет решающего сражения, не доходя до реки, когда для него это выгоднее сделать за ней.

Но, как уже говорилось, пока что отсутствуют всякие све­дения, и ни мадьярское сообщение, ни телеграмма не получили какого бы то ни было подтверждения. Письма и газеты из Вены нам не доставлены, бреславльские газеты также отсутствуют из-за того, что в понедельник они не выходят, в берлинских нет ничего нового, лейпцигские и пражские, печатающие известия с опозданием на день, содержат лишь письма из Пешта от 27-го, в которых еще нет ничего о начавшемся 26-го сражении, и, что особенно бросается в глаза, не приводят ольмюцкой победной депеши.



Теперь далее:

«У нас отсутствуют более подробные известия из Трансильвании».

Это известие об отсутствии известий во всяком случае очень «определенно»! Великолепный прием для опровержения «смехо­творных россказней» мадьяр!

««Breslauer Zeitung», которая вообще не беспристрастна» (наивное замечание в устах нашего соседа-мадьярофоба!), «изображает, пожалуй, слишком уж безнадежным положение австрийцев, которое прежде, правда, было очень тяжелым, но за последнее время все же улучшилось».

«Все же, пожалуй»! «.Все же улучшившееся положение авст­рийцев»! «Изображено, пожалуй, слишком безнадежным»! При­мечательные «более определенные» известия, в которых нет ничего «определенного», кроме слезливого признания, что поло­жение австрийцев было, «правда, прежде очень тяжелим»!

«История со взятием Германштадта штурмом является мадьярской выдумкой; произошло это якобы 15 февраля, а венский «Lloyd» приводит

ВОЕННЫЕ ОТЧЕТЫ «KÖLNISCHE ZEITUNG»

191


на своих столбцах письмо из Германштадта от 16 февраля, в котором его автор ничего не говорит о мнимом взятии штурмом, а наоборот, и т. д.»

Это письмо из Германштадта, якобы датированное 16-м, сов­сем ничего не говорит о судьбе разбитого Пухнера, 12-го вновь собравшего свои войска у Германштадта, ничего не говорит о по­ложении Бема, наступающего через Мюлленбах, а лишь мелет вздор о набегах секлеров ш, о том, что осталось продержаться лишь немного дней, пока «победоносные императорско-королев-ские вооруженные силы, приближающиеся со всех сторон» (откуда?), ликвидируют опасность и т. д. Короче говоря, это письмо действительно не говорит ни о чем, кроме того, что уже давно известно, и носит все черты состряпанного в самой Вене сочинения. Почему же, при отсутствии каких-либо официаль­ных или полуофициальных сообщений, частные газеты получают известия от 16-го из Германштадта? И на таком фиктивном доку­менте покоится твердая уверенность «Kölnische Zeitung»! По­средством подобных данных она на основании «критического анализа устанавливает», что мадьярские сообщения — это «смехо­творные россказни»!

Кроме этого, «Kölnische» приводит несколько вызывающих ироническую усмешку сплетен об офицерских любительских театрах в Коморне, о мнимой отставке Гёргея, о «намерениях» Нугента и т. д., и заключает, как всегда, «рядом заслуживающих внимания суждений австрийской прессы о вступлении русских». Когда у этих господ нет своих суждений, всегда в нужную минуту находится такой ряд заслуживающих внимания суждений для перепечатки по своему усмотрению.

Таковы господа из «Kölnische Zeitung». Будучи слишком трус­ливым для того, чтобы вступить в какую-либо полемику, кото­рая полностью обнаружила бы его пустоту, невежество и умст­венное убожество, этот литературный люмпен-пролетариат в от­местку за все полученные им удары пытается сорвать свою злость на маленьком мадьярском народе, который ведет борьбу с на­много превосходящим его противником. Какое «Kölnische Zeit­ung» дело до того, что этот героический пятимиллионный народ, который имел к тому же в качестве офицеров одних предателей, вынужден выдерживать натиск всей мощи Австрии и России и целых фанатичных наций, что он вступил в неравную борьбу, по сравнению с которой революционная война французского народа является детской игрой. Раньше она обзывала мадьяр «трусами», «хвастунами» и т. д., а когда эти трусы в конце кон­цов обратили в бегство всю могучую Австрию, когда они выну­дили ее, словно третьестепенную маленькую страну, униженно умолять русских о помощи против нескольких миллионов

192

ВОЕННЫЕ ОТЧЕТЫ «KÖLNISCHE ZEITUNG»

мадьяр и когда затем на чашу весов в пользу Австрии были брошены 20 тысяч русских, этот почтенный листок не смог сдер­жать своего ликования! И еще теперь, как только приходит ма­лейшее известие, хоть сколько-нибудь благоприятное для импе­раторских наемных убийц, на столбцах «Kölnische Zeitung» царит радость, она ликует по поводу победы неизмеримо пре­восходящих сил, наслаждается зрелищем отчаянной борьбы доблестной малой нации с двумя величайшими державами Европы!

В 1831 г., когда еще существовала цензура 180, ни одна немец­кая газета не осмеливалась восторгаться русскими, все более сжимавшими кольцо вокруг Варшавы 181. Тогда все симпатии были на стороне Польши, а тот, у кого их не было, по крайней мере, молчал. Теперь же у нас свобода печати, и «Kölnische Zeitung» может беспрепятственно самым скотским образом бро­сать в лицо мадьярам все свои подлые нелепости.

Написано Ф. Энгельсом

7 марта 1849 г.

Напечатано в «Neue Rheinische Zeitung» № 240,

8 марта 1849 г,

Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые

[ 193

* 26-й БЮЛЛЕТЕНЬ АВСТРИЙСКОГО КОМАНДОВАНИЯ

Уже после того, как настоящая статья была написана, мы получили следующий, 26-й бюллетень, в котором бравый Виндиш-грец, наконец, информирует нас о своей блестящей победе при Капольне, о которой до сих пор было известно только по теле­графу:



«Фельдмаршал Виндишгрец приказал из Дьёндьёша фельдмаршал-лейтенанту Шлику двинуться 26 февраля из Петервашара через Верпелет на соединение с главной армией для совместного наступления на мятеж­ников. 26 февраля корпуса фельдмаршал-лейтенанта Врбна и фельдмар­шал-лейтенанта Шварценберга наткнулись у Капольны на неприятеля. Последний вначале намеревался создать угрозу нашему левому флангу, заняв двумя батальонами лесистую высоту. Однако он был выбит оттуда штыковой атакой. Попытавшись после этого прорвать кавалерией наш центр, он и здесь был отброшен и повсеместно отступил к Капольне и Калю. Наступившая темнота положила конец сражению этого дня. Утром 27-го фельдмаршал Виндишгрец возобновил наступление, как только узнал о прибытии фельдмаршал-лейтенанта Шлика, который опоздал, так как смог прорваться через занятое противником узкое Широкское ущелье лишь после упорного боя. Виндишгрец оттеснил противника до Верпелета, где последний укрепился, и этот пункт был сдан лишь после жаркой схват­ки. Неприятель пытался вновь овладеть Напольной, дважды атаковав ее при поддержке многочисленной артиллерии, но потерпел неудачу. После целого дня боев мятежники отступили и заняли позиции у Маклара. При взятии Капольны был захвачен в плен батальон Занини105, оборонявший церковь. Потери неприятеля составили от 200 до 300 убитыми и от 900 до одной тысячи пленными; императорско-королевские войска потеряли меньше, хотя точные сведения пока не сообщены».

Из этого бюллетеня явствует:



1) Что 26-го венгры действительно, как совершенно верно отмечают мадьярские «россказни», добились преимущества над

194 26-Й БЮЛЛЕТЕНЬ АВСТРИЙСКОГО КОМАНДОВАНИЯ

Виндишгрецом. Так как, если бы, как утверждает бюллетень, императорские войска на самом деле 26-го остались победителя­ми, они смогли бы на следующий день, усиленные корпу­сом Шлика — Шульцига, нанести мадьярам чувствительное поражение.

2) О том, что «победа» Виндишгреца сводится к самой незна­
чительной схватке, говорит ничтожное число павших с мадь­
ярской стороны. За 2 дня боев 300 человек! Что касается взятого
в плен батальона, то это еще ничего не значит.

В венгерской армии среди офицеров все еще-имеются высоко­родные предатели, только и ждущие случая так расположить свои части, чтобы, соблюдая приличия, иметь возможность сдать­ся в плен. Беззаветная храбрость мадьярских солдат даже благоприятствует подобному предательству.

  1. То, что императорские войска так хорошо знают потери венгров, но еще не выяснили своих собственных, также очень «знаменательно».

  2. Что же касается, наконец, реальных преимуществ, до­стигнутых императорскими войсками, то они ограничиваются ровно одной милей захваченной территории. Венгры начали сра­жение у Капольны и Верпелета, а сейчас стоят у Маклара, одной милей восточнее. Эрлау, в одной миле к северу от Маклара, тоже, по-видимому, еще в руках мадьяр и служит опорой их правому крылу; в противном случае бюллетень уж раструбил бы с надле­жащим ликованием- о том, что этот важный город снова взят австрийцами.

  3. Summa Summarum *: венгры, достигнув цели своей экспе­диции к воротам Пешта, отступили, не приняв решающего сра­жения на менее выгодной для них местности. Они сражались лишь постольку, поскольку это было необходимо для прикрытия их отхода к Тисе и Хернаду, а также чтобы держать император­ские войска на почтительном расстоянии. Эта цель полностью достигнута.

Это доказывает весь тон бюллетеня и тот факт, что император­ские войска продвинулись, по их собственному признанию, всего на одну милю. Венгерское наступление, в ходе которого они оказались в шести милях от Пешта, помимо морального воз­действия имело следующий результат: Гёргей объединился с главными силами, а комитаты, расположенные между Херна-дом, Тисой и Карпатами, очищены от австрийцев. Мадьяры могут оттянуть свое правое крыло к Карпатам и войти в непо­средственную связь с галицийскими революционерами ш; они

* — Общий итог. Ред.



26-Й БЮЛЛЕТЕНЬ АВСТРИЙСКОГО КОМАНДОВАНИЯ 195

оттеснили Шлика от его оперативной базы (Галиции) и этим вынудили австрийцев изменить весь план их кампании.

«Kölnische Zeitung», располагающая, как известно, сведе­ниями из Трансильвании от 16-го, могла бы все же пояснить, почему бюллетень ни словом не упоминает о событиях у Герман-штадта, происшедших до этого числа.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

7 марта 1849 г.

Перевод с немецкого
Напечатано
в
«Neue Rheinische Zeitung» M 240, Ha русском языке публикуется впервые

S марта 1849 г.

196 ]




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   52


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет