Центрального комитета коммунистической партии советского союза


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ



бет25/52
Дата17.05.2020
өлшемі4.2 Mb.
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   52

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

283


прибывающего ополчения. Поэтому позади их боевых порядков находятся толпы невооруженных и необученных людей, ко­торые только и ждут момента, чтобы подобрать мушкеты уби­тых и заполнить бреши, проделанные в рядах мадьяр австрий­ской артиллерией. И эти импровизированные солдаты выдер­живают натиск императорско-королевской армии и присоеди­нившихся к ним русских!

Известная история о признании дебреценским парламентом Франца-Иосифа королем Венгрии вновь пущена в оборот пештским военно-полевым «Figyelmezö» («Наблюдателем»). Только на этот раз сообщается, что признание произошло будто бы на основании прагматической санкции 205 и при усло­вии признания венгерской конституции, и Кошут с 15 другими депутатами якобы голосовал против него.

Относительно Трансильвании в «Constitutionelles Blatt aus Böhmen» есть корреспонденция из Черновиц (Буковина), со­гласно которой вся Трансилъвания, за исключением Кронштадта, находится в руках мадьяр и Бем собирается напасть и на этот город. «Полагают», что Малковский двинется в Трансильва-нию, и это после того, как его только что оттуда выбили! Тот­час же якобы должны вступить 30 тысяч русских.

Австрийские министры почти признали, что покорить Вен­грию можно лишь с помощью русских. Посмотрим, хватит ли все же у них еще и смелости призвать русских.

В Банате дела идут плохо. Мы позаимствовали из славян­ской газеты «Morawské Nowiny» («Моравская газета») следующую корреспонденцию из Кечкемета от 15 марта, рассказывающую о сражении при Сольноке:

«5 марта в 8 часов утра началось большое сражение при Сольноке. С нашей стороны в нем принимали участие 2 батальона пехоты, половина кавалерийского полка и 3 батареи; армия же врага была огромна. Как только мы появились на поле сражения, вся их пехота при поддержке пушек бросилась на нас. Когда мы увидели, что держаться далее стало невозможно, мы отступили. Тогда враг начал сильно теснить нас с двух сторон до тех пор, пока мы не оказались в узком пространстве между двумя сливающимися возле Сольнока реками — Задьвой и Тисой. И тут началось: гусары напали на нас и так страшно врезались в наши ряды, что многие, спасаясь, бросались в воду и тонули. Поняв, что нам угрожает серьезная опасность, мы начали защищаться и открыли огонь по неприятелю. К счастью, мы стреляли так метко, что гусары буквально градом посыпались с лошадей и вынуждены были отступить. Нам же уда­лось благополучно вырваться из этого узкого, зажатого между двумя реками места, где мы чуть было не попали в плен. Страшно было смот­реть, как солдаты и лошади тонули и как наши и мадьяры буквально плавали в крови. Из 380 человек нашего отряда после этого сражения уцелело едва ли 34. И несмотря на такие потери, мы все же двигаемся вперед. Сбросив возле Сольнока ранцы, мы добрались через Кёрёш до


284 С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Кечкемета, где теперь ежечасно ждем появления неприятеля, так как Кошут находится лишь в трех часах хода от нас».

Относительно боев под Терезиопелем «Lloyd» сообщает следующее:

«Землин, 19 марта. После взятия Сомбора опьяненные победой сербы под командой Драгнча и Штейна и сербский вспомогательный корпус под командованием Милия Станоевича двинулись к Мария-Терезиопелю по дороге, ведущей через Баймок и Пакш. Однако сербы из сербского княжества, собиравшиеся совместно с австрийскими сербами штурмовать Терезиопель, внезапно получили приказ вернуться на родину, которому они беспрекословно подчинились 210. Узнав об отзыве сербов, мадьяры из Торезиополя, тогда еще не отрезанного от Сегедина, откуда они полу­чили значительное подкрепление, обрушились па немногочисленные сербские части, подбадривая себя возгласами: «Вперед! но боитесь, ту­рецких райцеиов ш здесь уже больше нот!». Битва продолжалась целых 3 часа. Наши, имея две собственные пушки, одну 18-фуптовую пушку от Кничанина и одну 12-фунтопую... держались храбро. Неприятель симулировал отступление. Введенные в заблуждение сербы, покинув свои выгодные позиции, очертя голову преследовали неприятеля, ко­торый неожиданно повернул назад, разбил сербов и обратил их в бегство, захватив вышеупомянутые пушки. В этой битве больше всего досталось чай кистам 109, оставившим двести человек на поле боя».

О настроении, царящем среди сербов, свидетельствует сле­дующая прокламация фельдмаршал-лейтенанта Рукавины в Те-мешваре:

«Уже некоторое время среди местного населения распространяются мнения, которые высказываются вслух почти во всех общественных местах — постоялых дворах и кофейнях — и свидетельствуют о злона­меренности, которую больше нельзя терпеть. Достойные всякой по­хвалы городские власти решили со всей строгостью органа, осущест­вляющего и гражданские, и полицейские функции, учредить в этом направлении надзор и, направив все внимание на постоялые дворы и кофейни, не допускать там никаких выпадов против личности монарха, правительства и вообще нынешнего положения, а также словом и делом пресекать любые случаи подстрекательства. Все владельцы постоялых дворов и кофеен под личную ответственность обязаны немедленно сооб­щать соответствующей местной комендатуре или гражданским властям о всех лицах, действующих в подобном духе, чтобы последние могли быть своевременно арестованы. Невыполнение этого приказа грозит первый раз арестом и штрафом в 100 флоринов К. М. 133, во второй раз — стро­гим арестом и штрафом в двойном размере, а при повторных случаях — привлечением к военному суду и закрытием заведения. Военному суду подлежит также каждый житель, если выяснится, что он, зная о подоб­ном преступном подстрекательстве, не сообщил об этом. Соответственно этому достойные всякой похвалы городские власти решили не только провести необходимые мероприятия внутри крепости, но также дать по этому поводу исчерпывающие указания земельным судам229 и настаивать на строгом соблюдении их».



Далее «Südslavische Zeitung» сообщает о разногласиях между патриархом Раячичем и фельдмаршал-лейтенантом Рукавиной:

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

285


«Бечкерек, 13 марта. Сербский Центральный комитет 120 и консти­туционный комитет вчера направили к патриарху депутацию с ходатай­ством о скорейшем созыве им Национального собрания. Патриарх от­ветил, что он лишен возмояшости немедленно выполнить это пожелание, так как многие местности в Банате еще находятся под властью Рука-вины, в частности комитат Крашшо и Валашско-иллирийский полк230. В частной беседе патриарх заявил, что Национальное собрание, вероятно, будет созвано после пасхи. — В некоторых округах собирают подписи под петицией патриарху о скорейшем проведении Национального со­брания».

Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


Напистсо Ф Энгельсом 1 апреля 1849 г.

Напечатано во втором выпуске

«Neue Rheinische Zeitung» Л« 2в1~,

1 апреля 1849 г.

286 J

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ



Последние известия полностью подтверждают наше вчераш­нее сообщение о том, что мадьяры подошли к окрестностям Ыограда. Гёргей опять прорвал позиции императорской ар­мии около Мишкольца и этим, как сообщает литографирован­ная корреспонденция 175 из Вены на основе письма из Пешта от 26-го, вынудил фельдмаршал-лейтенанта Рамберга отступить до Вайцена на Дунае в 20—25 милях за Мишкольцем.

Из этого сообщения мы, наконец, узнаём кое-что о так давно исчезнувших частях Гёца и Яблоновского, так как именно обе эти бригады находятся под командованием Рамберга. Они отошли, следовательно, через Кашау к Тисе и здесь были от­теснены мадьярами за Хернад. В то время как в Вене распро­странялись слухи, что они, якобы, стоят в Токае, они вынуждены были отступить к Мишкольцу, 4 милями западнее, чтобы не по­терять связи с главными силами. И здесь у Мишкольца новым смелым маршем Гёргея они внезапно были отброшены на 20— 25 миль. Вместо того чтобы наступать к Тисе, им не остается ничего, как только попытаться преградить мадьярам путь на Коморн там, где Дунай поворачивает с востока на юг.

Странная судьба постигает все императорские части, иду­щие с Верхних Карпат к Тисе: их выбивают с предусмотрен­ного оперативного направления и отбрасывают назад к глав­ным силам, действующим со стороны Пешта. Шлик был первым, кто спустился вдоль Хернада к Токаю. Едва успев прибыть в этот район, он был выбит оттуда Гёргеем, зашедшим в резуль­тате своего блестящего отступления или, вернее, триумфаль­ного шествия через Верхнюю Венгрию к нему в тыл; фельд-



С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

287


маршал-лейтенанту ничего не оставалось, как двинуться вниз вдоль Тисы и соединиться с Виндишгрецом, отдав мадьярам восточную Верхнюю Венгрию. Затем вниз вдоль Хернада спускается Рамберг, и мы видели, что и его постигла та же участь.

Серьезное стратегическое преимущество, которого тем самым вновь добились мадьяры, заключается в освобождении боль­шей части Верхней Венгрии, вплоть до горных городов m и реки Яблунки, в прикрытии их правого крыла Карпатами, установлении связи с партизанскими отрядами северо-востока Словакии и освобождении пути к снятию осады с Коморна 119. Если же этот достигнутый ими результат привел одновре­менно к усилению концентрации императорской армии, это вряд ли наносит им какой-либо ущерб в такой стране, как Венгрия, где особенности местности как в горах, так и на рав­нине делают конечный результат зависимым гораздо больше от стратегического маневрирования и от успешных мелких сты­чек, чем от крупных сражений. Опасность состояла как раз в том, что императорская армия, развернувшись длинным фрон­том, могла охватить мадьяр с флангов; но именно это разверты­вание каждый раз не удавалось; и теперь дело обстоит так, что сами мадьяры угрожают флангам императорских войск.

Здесь последних может спасти только сильное подкрепление из Галиции, которое было бы в состоянии удерживать Верхнюю Тису, но такое подкрепление могут дать только русские, для чего они либо должны занять Галицию и развязать руки на­ходящимся там императорско-королевским войскам, либо вме­сте с ними вступить в Венгрию. Мы помним, как в свое время распространялись слухи о том, что Гаммерштейн с 12 тысячами австрийцев якобы перешел Карпаты и продвинулся к Верхней Тисе, и как эти слухи оказались ложными. Теперь они вновь повторяются, хотя и в улучшенном издании.

Русские сами, как говорят, собираются в Венгрию, «öster­reichischer Correspondent» сообщает из Пешта:

«Приезжий, прибывший сюда по железной дороге, утверждает, ссылаясь на достоверный источник, что русские вступили в Галицию с тем, чтобы оттуда немедленно двинуться в Венгрию».

Это единственное, что может помочь. Верны ли эти слухи или нет, — они во всяком случае доказывают, какое значение придают императорские генералы обладанию Верхней Вен­грией.



Во время этой новой экспедиции Гёргея были полностью опустошены имения многих венгерских магнатов, в том числе

288 С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

имение Палавичини, графа Сирмаи и других. Эти господа пре­дали своих соотечественников и намеревались организовать добровольческий корпус для борьбы с мадьярами.

В Трансильванию, как передают, вступили 60 тысяч русских.

В Пеште 25 марта ходили слухи о том, что мадьяры под ко­мандованием француза Дюшателя штурмом взяли крепость Арад, потеряв при этом 3 тысячи человек.

Кроме того, в Вене и Пеште циркулировали различные воен­но-полевые слухи, вроде того, что Бем убит, что Дембинский потерял правую руку и т. п.

Из «Constitutionelles Blatt aus Böhmen», которую мы опять получили лишь сегодня утром, приводим еще следующее сооб­щение:

«25 марта все еще не поступило никаких сообщений ни о Шлико, ни о Елачичо. Предполагают, что они бездействовали, ожидая подкреп­лений. Кромо того, погода сейчас слишком неблагоприятна для похода через глинистое море венгерских степей. Позавчера непрерывно шел снег, а сегодня и вчера полосы затяжного дождя с завидным упорством льют с неба. Уже вчера почта опоздала на десять часов».

Зато регулярное пароходное сообщение по Дунаю от Пешта до Эссега будто бы восстановлено. Надолго ли — покажет бу­дущее. Во всяком случае в результате продвижения Елачича к Кечкемету инсургенты комитата Тольна отрезаны от глав­ных сил мадьяр и, таким образом, сорвано предполагавшееся, по всей видимости, движение мадьяр от Сегедина к Дунаю, с помощью которого они хотели охватить правый фланг импе­раторских войск подобно тому, как это сделал Гёргей на левом фланге.

Коморн по-прежнему подвергается безрезультатной бомбар­дировке. В самой крепости шла борьба; партия, склонявшаяся к сдаче, потерпела поражение, революционные мадьяры про­водят террор и расстреливают всех предателей. Австрийские осадные войска страдают от величайших лишений, снега и до­ждя. 24 марта снежный покров достигал 4 футов.

Аугсбургская «Allgemeine Zeitung» помещает статью под заглавием «Три месяца венгерской войны», которая содержит тем более важные признания, чем более черно-желтым 101 является автор. Мы еще вернемся к этому.



Написано Ф. Энгельсом g апреля 1849 г.

Напечатано

в «Neue Rheinische Zeitung» M 262,

3 апреля 1849 г.

Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые

[ 289

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИИ



Сегодня к нам со всех сторон поступают известия, что вен­гры через Дьёндьёш достигли окрестностей Вайцена, в 5 часах от Пешта. Теперь это ни у кого более не может вызвать сом­нения: в этом единодушны «Kölnische Zeitung», аугсбургская «Allgemeine Zeitung» и «Constitutionelles Blatt aus Böhmen». Австрийцы вынуждены были со всей поспешностью отступить по сквернейшим проселочным дорогам от Хатвана и Гёдёллё к Вайцену ш. Венгры угрожают их флангу и одновременно району осады Коморна ш.

Благодаря этим успехам венгров жители Пешта вновь вос­прянули духом. В Пеште во множестве распространяются про­кламации дебреценского министра полиции Мадараса, призы­вающие жителей обеих столиц к выдержке, так как их осво­бождение уже близко.

Продвинувшийся мадьярский корпус находится под верхов­ным командованием Гёргея. Слух об отставке Дембинского вследствие разногласий с Гёргеем вновь повторяется. Феттер, разработавший вместе с Бемом первоначальные планы похода, якобы принял командование вместо Дембинского 140.

Другое известие, точно так же не вызывающее более сомне­ния, сообщает о вступлении в Трансилъванию новых русских вспомогательных войск численностью в 30 тысяч человек. Об этом, как и о том, что Буковина также занята русскими 23а, еди­нодушно и одновременно сообщают «Lloyd» и несколько лито­графированных корреспонденций 175 из Вены.

«Lloyd», впрочем, кроме того, утверждает, что Бем якобы наголову разбит русскими и вынужден отступить в Валахию.

290

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Мы не можем судить о том, соответствует ли истине первая часть этого сообщения, но вторая его часть почти несомненно яв­ляется ложью. Бем преследовал русских вплоть до горного ущелья Ротертурм, которое он, однако, не смог преодолеть. Если он и был разбит, то лишь подошедшими свежими рус­скими войсками, которым кроме этого ущелья не оставалось другого пути к Германштадту, где они как раз были нужны. Таким образом, Бем не мог быть отброшен в Валахию через это ущелье. Справа от Ротертурмского ущелья есть еще три горных прохода, ведущие в Валахию; но чтобы пройти через них, Бем должен был бы предварительно взять занятый импе­раторскими войсками и русскими Кронштадт, и без того уже прикрытый стоящим на Кюкюлле (Кокель) Пухнером. Следо­вательно, и этим путем Бем не мог прорваться. Наконец, пя­тый трансильванско-валашский горный проход, а именно Зилль, расположен левее Германгатадта. Использовать этот проход было бы безумием со стороны Бема. Если он действи­тельно был разбит под Германштадтом, то ему для отступле­ния были открыты: 1) дорога в Венгрию вдоль Мароша, 2) до­рога на Клаузенбург, 3) дорога на Марошвашархей. Во всех трех случаях он мог бы не покидать арены борьбы и отходить к мадьярским частям для получения подкреплений. Наоборот, отступая через горный проход Зилль, он тем самым попрал бы элементарнейшие правила стратегии, добровольно оторвался бы от Мароша, своей операционной базы, и вынужден был бы перейти через границу, что равносильно самоубийству. Итак, пока мы не узнаем, что доселе неизвестные и неслыханные успехи императорских войск сделали для него невозможным гарантированный при обычных условиях путь к отступлению, до тех пор мы, пожалуй, можем поверить в его поражение, вызванное численным превосходством русских, но не в его переход на валашскую территорию.

О взятии мадьярами цитадели Арад нет никаких известий. Зато даже самые черно-желтые 101 газеты признают, что в Старом Араде, этой «мадьярской Сарагосе», и вокруг него сконцентри­рована большая венгерская армия и здесь, очевидно, готовятся мощные удары.

Бем, впрочем, проводил в Трансильвании против русских такой же благотворно действующий террор, как против саксов и румын. Так, он якобы приказал повесить 300 казаков, взятых в плен его войсками во время нападения на Германштадт, заявив при этом, что этот поступок был одним из тех, кото­рые доставили ему наибольшее удовлетворение за всю его жизнь.


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

291


В наказание за эту и другие подлости, пишет «Lloyd», рус­ские после будто бы выигранного ими сражения повесили шесть штабных офицеров Бема.

Императорско-королевская пресса выражает надежду, что Коморн и Петервардейн скоро сдадутся. Известно, как часто и как давно «выражались надежды», что произойдут эти собы­тия, столь желанные для императорской армии. Все еще стоит дождливая погода. Дороги становятся все более непроходимыми, почта с каждым днем все больше опаздывает, и даже военные операции должны быть пока ограничены.

Словом, императорско-королевские дела в Венгрии таковы, что правительство в Ольмюце 107 все серьезнее подумывает о пере­говорах. В Мишкольце, как говорят, должен состояться мирный конгресс. По этому поводу «Ost-Deutsche Post» пишет:

«Правительство, по-видимому, приняло новые решения относительно Венгрии. Одним из них является повторное требование сложить оружие наряду с обещанием полной безнаказанности (амнистии) всем пришед­шим с повинной частям и офицерам».

Требования сербов становятся все серьезнее. То, что они тре­буют не просто независимости на словах, видно из следующей корреспонденции «Lloyd»:



чЗемлин, 21 марта. Кроме депутатов, посланных сербским Нацио­нальным конгрессом по требованию правительства в Вену, о чем я сооб­щал Вам уже позавчера, еще два избранных депутата, Александр Костич и Георгий Штоякович, направлены в Офен, чтобы вывезти из помещения Наместнического совета 233 все документы, касающиеся сербской нации, а также сербские национальные фонды и другие институты из Офена».

Короче говоря, если бы не было русских, то значительно скорее можно было бы воскликнуть «Finis Austriae» *, нежели «Finis Hungariae» **. Это, наконец, видит даже наш сосед-журна­лист ***.

Написоко Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

3 апреля 1849 г. ПермоЭ е немецкого

Напечатано „ ,

в «Neue Rheinische Zeitung» M 28»,; Ha Раскол языке публикуется впервые

4 апреля 1849 г.

* — Конец Австрии. Ред. ** — Коаец Венгрии. Рев. **• Намек на автора корреспонденций о Венгрии в «Kölnische Zeitung» Шван-Сека. Ред.



292 ]

ЮЖНЫЕ СЛАВЯНЕ И АВСТРИЙСКАЯ МОНАРХИЯ

Никаких известий с театра военных действий. Ни слова в подтверждение баснословного сообщения об уходе Бема в Валахию, которое теперь можно считать чистейшим военно-полевым слухом, так как за мнимым «курьером» не последовало никакого бюллетеня.

Зато интересны новости, касающиеся австрийских славян. У чешских горожан и крестьян, рассказывает аугсбургская «Allgemeine Zeitung», имя Кошута вызывает восхищение и пре­клонение, как имя Наполеона; в Праге арестовывают людей 8а провозглашение здравицы в честь Кошута. «Südslavische Zeitung» сообщает из Винковци от 24 марта;

«Мы сегодня узнали от приезжих, что в Землине царит чрезвычай­ное возбуждение. Шествия в венгерских костюмах, в городе раздаются венгерские песни свободы, возгласы «Eljen» и «Живео» * в честь Кошута».

Теодорович отступил от Канижи на Кикинду (между Тисой и Марошем), следовательно, никоим образом не соединился с Елачичем. В результате полностью снята осада с Сегедина и Терезиопеля. Это отступление, очевидно, обусловлено упад­ком духа среди сербов



Причина, остудившая разбойничий фанатизм сербов, заклю­чается в колеблющейся политике Австрии, которая, давая обе­щания сегодня сербам, завтра мадьярам, видит в будущем гораздо лучшего союзника в богатой венгерской аристократии,

* — «Да здравствует!». Ред.



ЮЖНЫЕ СЛАВЯНЕ И АВСТРИЙСКАЯ МОНАРХИЯ 293

которая в случае австрийской победы легко вновь вернула бы себе власть и влияние, чем в путанице классов, интересов и обсто­ятельств южнославянских и особенно сербских провинций.

Для курьеза сообщаем следующий свежий военно-полевой слух:

Кошут ведет с правительством переговоры и согласен на полное и немедленное подчинение Венгрии на следующих усло­виях: принятие проекта конституции, выработанного рейхста­гом, для всей монархии 234 и назначение Кошута губернатором Венгрии!!!

Байя все еще не взята обратно. Нугепт ее безрезультатно бомбардирует.

Бем наложил на Германштадт 100 тысяч флоринов контри­буции. Румыны совершенно пали духом, ландштурм больше нельзя созвать.



Написано Ф. Энгельсом 4 апреля 1849 г.

Напечатано в приложении

к «Neue Rheinische Zeitung» M 264,

6 апреля 1849 г,

Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впераые

294 ]

ВОИНА В ВЕНГРИИ



Кёльн, 5 апреля. Несомненно, что, когда австрийцы в Венг­рии одерживают победу, это происходит только благодаря более длительному и более правильному обучению их солдат; они побеждают не благодаря своим полководцам, а вопреки им. Их единственной силой является выработанное ими искусство строевой подготовки, собранная благодаря этому в кулак ком­пактная масса. Эта компактная масса войск с самого начала войны и до сих пор используется генералами с посредствен­ностью и бездарностью, не имеющими себе равных. Тут нет ни грандиозных планов, ни смелости, ни искусства маневра; никакого следа тактических комбинаций, никаких попыток застать противника врасплох или заставить его уважать себя. На основании банальных расчетов, не выходящих 8а рамки четырех правил стратегии (s'il y en a *), австрийские армии предельно добросовестно двигаются по прямой к тому пункту, который надлежит захватить, не заботясь о том, что происходит слева и справа от них, а если неожиданный маневр мадьяр вынуждает их отклониться от этого направления, они теряются и становятся непригодными ни к чему, пока снова не найдут какого-либо другого прямого пути к намеченной цели. Ничто не производит более тягостного впечатления, нежели зрелище того, как даже самые неожиданные и гениальные маневры венгерских генералов не в состоянии внушить неуклюжим австрийским вооруженным силам хотя бы малейшую живую мысль и побудить их к хоть сколько-нибудь умелым действиям.

• — если таковые вообще существуют. Рев,


1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   52


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет