Центрального комитета коммунистической партии советского союза



бет26/52
Дата17.05.2020
өлшемі4.2 Mb.
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   52

ВОИНА В ВЕНГРИИ

295


Это — старая, честная, примитивная стратегия блаженной памяти Кобурга, Клерфе, Вурмзера и других, которая с божьей помощью вот уже сто лет вертится вокруг аксиомы, что прямая есть кратчайшее расстояние между двумя точками.

В то время как австрийцы таким образом медленно, но далеко не уверенно продвигаются вперед, демонстрируя при этом не имеющее себе равного стратегическое скудоумие, мы видим во главе мадьярской армии удивительное богатство стратеги­ческого гения. Вся кампания ведется по единому плану, мастер­ский характер которого с каждым днем становится все более очевидным; среди отдельных моментов этого грандиозного плана имеются такие эпизоды, которые соперничают друг с другом в гениальности замысла, в неожиданности и искусности его осуществления. Инертным, механически действующим, но хо­рошо вымуштрованным массам австрийских армий мадьяры, столь плохо обученные и вооруженные, всюду противопостав­ляют тончайший расчет, мастерское использование местности, умение точнейшим образом ориентироваться и исключительно смелую и быструю реализацию своих планов. Превосходство гения борется здесь с численным превосходством, преимущест­вом в вооружении и военной подготовке. Следя за дерзкими, стремительными маршами мадьярских корпусов, трудно понять, каким образом эта почти не обученная, плохо вооруженная армия, обладающая незначительными вспомогательными сред­ствами, может предпринимать подобные маневры и полностью их осуществлять. Напомним лишь о блестящем переходе Гёр-гея от Пешта через словацкие горные города т, вдоль Карпат через Ципс к Тисе и оттуда обратно на позиции в 6 милях от Пешта, а также о неоднократных молниеносных триумфальных маршах Бема через Трансильванию.

Сегодняшние сообщения с Тисы, хотя и не официальные, подтверждаются самыми различными источниками и поэтому, заслуживая большего доверия, чем все военно-полевые бюлле­тени, позволяют нам, наконец, составить определенное мнение относительно последних передвижений между Тисой и Дунаем.

Эти передвижения вновь являются, может быть, одним из самых блестящих и гениальных маневров, когда-либо прово­дившихся в военной истории. Смело и превосходно задуман­ным и молниеносно осуществленным маневром оба мадьярских полководца, Гёргей и Дембинский (это передвижение — луч­шее доказательство, что последний еще командует) 235, привели в полное замешательство армию, несомненно превосходившую бы их в регулярном открытом бою, отбросили ее на 20 миль, сорвали все ее планы и даже грозят отрезать ей отступление.



296

ВОЙНА В ВЕНГРИИ

Последнее расположение обеих армий известно:

мадьяры на Тисе и за ней: Гёргей — у Токая, Дембинский — под Польгаром и Тисафюредом, Феттер — у Сольнока, Дамья­нич — под Сегедином.

Императорские войска — на противоположном берегу: Рам-берг — по течению Хернада до Мишкольца, Шлик — от Ми-школьца до Цегледа, Елачич — от Цегледа до Кечкемета и Феледьхазы.

Гёргей внезапно снимается с Тисы, кружным путем (очевид­но, через комитат Земплен) идет на север к Кашау и выбивает дивизию Рамберга (бригады Гёца и Яблоновского) из комита­тов Шарош и Абауй. Гед и Яблоновский — этого по край­ней мере хочет аугсбургская «Allgemeine Zeitung» — удержали Эперьегн и Кашау, зато вся территория за пределами этих укреплений была очищена от императорских войск. Долго не задерживаясь здесь, Гёргей вновь двинулся на юг вдоль Хернада, все еще продолжая гнать перед собой остатки соедине­ния Рамберга, занял Мишкольц и затем повернул на запад. Через Римасомбат он направился в Лошонц и занял позиции на реке Ипой (Эйпель) между Лошонцем и Балашшадьярматом. Его авангард, как передают, достиг Нограда.

Герой Рамберг поспешно, по самым плохим дорогам, бежал через Хатван в Вайцен на Дунае, в четырех милях выше Пешта. Там он навел понтонный мост для переброски своего соединения на правый берег Дуная и таким образом отгородился от Гёргея рекой.

Пока Гёргей наступал через Мишкольц, Дембинский перешел Тису возле Цибакхазы, прорвал силами в 30 тысяч человек расположение Шлика в его самом уязвимом пункте между Ясберенем и полем сражения при Капольне т, пересек террито­рию, занятую неприятелем, и соединился с Гёргеем по ту сто­рону гор Матра.

Шлик оставил для прикрытия Пешта часть своих войск возле Хатвана (то самое место, куда в феврале нанесли визит мадьяры). С другой частью он «преследует», по слухам, армию Дембинского. Что нужно понимать под этим «преследова­нием» — совершенно непонятно, если только он не стремится быть отрезанным и отброшенным к Хернаду в чисто мадьярскую область.

В то же время Дамьянич и Феттер оттеснили Елачича от Сеге-дина и Сольнока. Елачич, как известно, до этого занял Кечке-мет и перенес свою главную квартиру на 4 мили вперед, к Фе-ледьхазе. Дамьянич изгнал его оттуда, вынудил оставить Кеч-кемет, разбил при Надькёрёше и гнал вплоть до Цегледа. По пос-



ВОЙНА В ВЕНГРИИ

297


ледним сообщениям, Елачич оставил будто бы также и этот населенный пункт и перебазировал свою главную квартиру назад в Пилис, в четырех милях от Пешта.

Итак, австрийцы отбиты во всех пунктах, и арена борьбы опять оказалась в нескольких милях от Пешта.

Однако на сей раз мадьяры действовали в совершенно другом составе и по совершенно другой диспозиции, нежели 6 недель тому назад, когда они стояли под Хатваном.

Тогда они располагались в одну линию, упираясь правым флангом в горную цепь Матра, а левым — в Тису. Они в тот момент стремились лишь к одной цели — создать угрозу Пешту.

На этот раз дело обстоит иначе. Речь идет об освобождении Коморна от осады ш и о поддержке восстания на нравом берегу Дуная в тылу императорской армии. Отсюда гораздо больше дерзости и гораздо более искусное маневрирование.

Мадьяры вытянулись двумя длинными изогнутыми линиями, из которых одна пролегает северо-восточнее, а другая — юго-восточнее Пешта. Первая из них тянется от Эрлау и Дьёндьёша, занятого Дембинским, до Балашшадьярмата и Нограда, где стоит Гёргей. В то время как Дембинский держит за горло Шлика и угрожает Пешту, Гёргей загнал Рамберга за Дунай и создал такую угрозу району осады Коморна, лежащему от него на расстоянии лишь двух дневных переходов, что оттуда против него уже отправлены войска и блокада крепости значительно ослаблена. Одновременно он имеет возможность вновь поднять восстание в соседних мадьярских комитатах на Дунае, особенно в Гране, прервать судоходство между Пештом и осаждающей армией и вызвать к жизни в тылу австрийцев врага, который по меньшей мере вынудит их ослабить главные силы. В случае поражения ему опять открыт путь к отступлению в словацкие горы.

Вторая группа мадьярских войск расположена юго-восточ-пее Пешта, упираясь одним крылом в Дунай, другим — в Тису с центром в Кечкемете, Надькёрёше, а теперь, возможно, уже в Цегледе. Это соединение угрожает Пешту с другой стороны и тоже может перебросить вспомогательные войска через Дунай, в комитаты Штульвейсенбург и Тольна для поддержки там вос­стания. Достаточно нескольких тысяч гонведов 1в2 с легкой артил­лерией и некоторого количества гусар, чтобы в тылу австрий­ских главных сил весь Баконьский лес от Дуная до Рааба запо­лыхал восстанием, а армия, осаждающая Коморп, оказалась изолированной, и возникла бы необходимость направить про­тив мятежников целый армейский корпус. Ослабленная таким



298

ВОИНА В ВЕНГРИИ

образом императорская армия не могла бы оказать серьезного сопротивления объединенным венгерским войскам.

Эти быстрые и дерзкие переходы венгры предпринимают в то время, как австрийская армия из-за плохой погоды и гли­нистых дорог не в состоянии продвинуться ни на шаг и может только пятиться назад!

Во всей этой комбинации, впрочем, кроется нечто более серьезное, чем это было в прошлый раз. Тогда к стенам Пешта были оттеснены отдельные корпуса — теперь все австрийские главные силы. Несомненно, сейчас вопрос стоит о самом Пеште. Это очень хорошо знают в городе. Венгерские банкноты опять повысились в цене ш. Резервы из Гёдёллё (лежащего в 3 милях отсюда) возвращены в Пешт, а их обозы переправлены через Дунай в Офеи. Гарнизоны Пешта и Офона в цитадели и казар­мах приведены в боевую готовность.

Короче: австрийцы со всех сторон оттеснены к Пешту, мадь­ярская армия сконцентрирована более чем когда-либо, Сегедин освобожден, соединение Елачича с сербами предотвращено, район осады Коморна ослаблен, горные города находятся под угрозой, партизаны Словакии и на правом берегу Дуная полу­чают поддержку, и создана гораздо большая, чем прежде, угроза Пешту — таков непосредственный результат концентрического наступления четырех мадьярских корпусов на Тисе, которое было столь же смело и искусно спланировано, сколь точно и быстро осуществлено.

Положение Бема в Трансильвании тоже начинает прояс­няться. Бем сначала разбил Пухнера и отбросил его к Герман-штадту. 10 марта он выслал парламентера с предложением сдаться. Вместо какого-либо ответа русский генерал велел избить парламентера кнутом. После этого Бем 11-го пошел на штурм и взял город. Русских не щадили; был организован революционный комитет, и много казаков было повешено. Пух-нер бежал в Валахию, а русский генерал якобы остался. 14-го Бем выступил по направлению к Кронштадту. В это время 40— 50 тысяч русских продвинулись через Ротертурм и горный про­ход Тёрцбург (возле Кронштадта), напали на Бема и, благодаря двойному численному превосходству, нанесли ему поражение. Бем отступил на территорию секлеров ш. История с пятью повешенными польскими офицерами подтверждается; их фами­лии: Бильский, князь Воронецкий, Думанский, Подалецкий и Вронский. Кроме того, по слухам, русскими повешено еще около 70 офицеров и унтер-офицеров. Слух о том, что Бем оттес­нен в Валахию, уже больше не повторяется; почти так же фан­тастично звучит другой слух, будто бы он бежал к мадьярской



ВОЙНА В ВЕНГРИИ

299


армии на Тисе. Страх, внушаемый австрийским генералам именем Бема, настолько велик, что они теперь утверждают, что якобы именно он создал план смелого форсирования Тисы и сам командовал им.

Из Баната ничего нового, кроме того, что Рукавина согла­сился на все требования патриарха *, касающиеся сербской национальности.



Коморн и Петервардейн держатся. К крепости Коморн отпра­вился Вельден собственной персоной. Nous verrons! **

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

S апреля 1849 г. п

Перевоо с немецкого

Напечатано ,т .

a «Neue Rheinische Zeitung» № 2П5, На Руеском языке публикуется впервые

в апреля 1849 г.

* — Раячича. См. настоящий том, стр. 284—285. Ред. " — Посмотрим! Ред.

11 M. в 9., I. 43

300 ]

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

С театра военных действий не поступило ничего нового. Только из Трансильвании есть два мадьярских бюллетеня, подписанных лично Бемом и напечатанных в дебреценской официальной «Közlöny»:

«1. Главная квартира в Германштадте, 15 марта. В моем посла­нии от 13 марта я имел счастье донести, что направил один отряд в Ротер-турмское ущелье (Вёрёгаторонь), чтобы перерезать по возможности всякое сообщение с Валахией. Этот отряд, однако, не смог далеко продви­нуться, так как у Фрека стояла вся австрийская армия и, будучи отде­лена от ущелья лишь горным хребтом, угрожала с флангов моим вой­скам в случае их продвижения. Овладев все же этим ущельем обходным маневром, я не только удерживаю его, но могу в то же время оттеснить противника к Кронштадту, откуда ему, вознамерься он бежать в Вала­хию, пришлось бы с большим трудом преодолевать Карпаты. Эту опера­цию я начну сегодня же. — Вчера нами снова взят в плен штабной офицер, полковник Копет. Имена двух взятых ранее штабных офицеров: барон Бергер (подполковник) и Тайхберт (майор).

Захват Германштадта принес нам неоценимые выгоды, так как в раз­ных местах мы овладели множеством оружия и перерезали жизненный нерв неприятеля.

2. Главная квартира в Ротертурме (Вёрёгаторонь), 16 марта, Мои вчерашние операции по вытеснению русских из Ротертурмского ущелья увенчались серьезным успехом: еще в тот же вечер к 11 часам русские были выбиты с этой укрепленной позиции. Нельзя было до­стойнее отпраздновать «15 марта» — день рождения свободы народов ™. Сегодня в 5 часов дня русские сломя голову бросились бежать. Четыре австрийских генерала: Пухнер, Ферсман, Глезер и Йович едва ли с тремя ротами бежали в Валахию. Я лично весьма тщательно исследовал Ротер-турмское ущелье и принял такие меры, что русским едва ли удастся еще раз вторгнуться здесь. Другую часть моей армии я отправил на пресле­дование австрийцев, которые, по показаниям пленных, в полной панике и беспорядке бегут к Кронштадту. Их основные силы находятся у Фо-



С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

301


гараша, однако арьергард только что оставил Фрек. Неприятель разру­шил за собой мосты через Олт, что на некоторое время задержало наше энергичное преследование. Теперь с восстановлением мостов я со всей энергией возобновлю преследование врага. За 3—4 дня я рассчитываю взять Кронштадт, частью уничтожить, частью рассеять австрийскую армию и, во всяком случае, лишить ее возможности посягать на внутрен­нее спокойствие этой страны. После этого будет легче добиться изгнания отдельных еще действующих валашских банд. Постскриптум. После взятия Кронштадта я тотчас со всем армейским корпусом направлюсь в Венгрию».

(Как уже известно нашим читателям *, генералу Бему не по­счастливилось со взятием Кронштадта 237.)

Насколько воодушевили пештских революционеров новые успехи мадьярских армий, свидетельствует следующая коррес­понденция «Deutsche Allgemeine Zeitung»:

«Пешт, 30 марта. Здесь, по-видимому, существует тайный комитет, связанный с дебреценским революционным правительством. Так, в част­ности, ежедневно на всех улицах находят множество печатных плакатов на венгерском языке, содержащих не только военные бюллетени дебре-ценского правительства, но также его приказы и распоряжения. О взя­тии Германштадта Бемом стало известно из этих плакатов уже 22 марта. Полиции все еще не удалось напасть на след этого тайного источника ин­формации. Если верить одному такому плакату, который вчера был рас­пространен в огромном количестве экземпляров, то крепость А рад 23 марта была штурмом взята войсками венгерского подполковника Гаала. Императорскому коменданту крепости фельдмаршал-лейтенанту барону Бергеру все же будто бы посчастливилось бежать. Бан, фельдцейхмей-стер барон Елачич, находится здесь... ** От плана движения на Сегедин, по-видимому, отказались. Театр военных действий передвинулся примерно на 40 миль ближе к австрийской границе, тем самым мадьяры освободили территорию примерно в 300 квадратных миль. Императорская армия по­всюду ограничивается обороной. Среди офицеров господствует убеждение, что без значительных подкреплений вряд ли можно добиться решительной победы. — Местная еврейская община вчера была оштрафована на 40 ты­сяч гульденов в связи с тем, что два здешних еврея были осуждены за поставки в Дебрецен. — Полковник Хорват двинулся против Байи, которая занята 4 тысячами инсургентов. В его задачу входит освобож­дение линии Дуная и уничтожение судов, используемых инсургентами».

Отсюда следует, что Елачич после трех-четырех вылазок к Тисе пятый раз отступает к Пешту, и как раньше считали, что форсировать Тису у Сольнока для движения на Сегедин невоз­можно, так теперь считают, что Сегедин взять нельзя. Эти неод­нократные отступления и составляют «лавры» «благородного бана Елачича». «Бедный Елачич, бедная «Kölnische Zeitung»».



Г-н Вельден направил гарнизону Коморна m грозную прокла­мацию, сущность которой, не считая кучи громких слов, такова:

* См. настоящий том, стр. 298. Ред. ** В газете в этом месте пробел — результат дефекта печати. Ред.



*

302

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

«Вследствие чего я даю еще двенадцать часов срока каждому для возвращения под императорско-королевские знамена По истечении этого срока я буду продолжать разрушение Коморна до тех пор, пока у меня останется хоть один боеспособный солдат и пока у моих пушек будут боеприпасы. Да поможет мне бог! Под Коморном, 26 марта 1849 года»

Решительно опровергается слух о вторжении русских в Гали­цию.

Военно-полевые сводки гласят: мы все еще не имеем утеши­тельных (!!!) известий из Венгрии.

По письмам из Ясс, в Молдавии идут серьезные приготов­ления к какой-то войне, так как отовсюду стягиваются русские войска и со дня на день ожидается генерал Паскевич.

«Neue Oder-Zeitung» публикует сегодня документ, исходя­щий от бывшего палатина Венгрии, эрцгерцога Стефана. Из него видно, что проводимая ныне на практике предатель­ская по отношению к Венгрии политика была задумана и спла­нирована еще в марте прошлого года. Документ гласит:

«Ваше Величество! Настоящее положение в Венгрии настолько опасно, что каждый день можно ожидать сильнейшей вспышки. В Пеште царит анархия. Комитеты безопасности238 присвоили себе функции властей и лишь Наместнический совет233 под энергичным управлением графа Зичи сохраняет хотя бы видимость авторитета (королевское казначей­ство потеряло почти всякое значение). Дворянство

(из последующего можно вывести заключение, что речь идет о крестьянах, ибо дворяне и до того пользовались правами)

во многих местах восстает, чтобы фактически захватить права.

В этом ненормальном и опасном положении все ждут спасения от происходящего сейчас формирования ответственного министерства 23в.

Так как осуществление и этого плана мы считаем бедствием, то воз­никает вопрос: какое из зол меньше?

Я попытаюсь вкратце изложить три способа, лишь с помощью ко­торых я еще мог бы надеяться добиться чего-нибудь в Венгрии. Первым способом было бы: вывести из страны все вооруженные силы, обрекая ее на полное опустошение, оставаясь пассивными наблюдателями раз­рушений и поджогов, равно как борьбы между дворянством и кресть­янами.

Вторым способом было бы вступление в переговоры об изменении законодательства с графом Баттяни (который сейчас единственный герой в глазах народа, но если мы будем медлить, и его звезда может зака­титься), чтобы спасти все то, что еще можно. Но нужно знать наперед, что можно будет сделать в случае, если последний, будучи недовольным чем-либо, должен будет уйти в отставку.

Наконец, третьим способом было бы: немедленно отстранить на время от должности палатина и направить в Пресбург наделенного чрезвы­чайными полномочиями королевского комиссара в сопровождении вну-


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

303


шительной военной силы, который, распустив там собрание ш\ отпра­вился бы в Пешт и правил бы там сильной рукой, пока этого требовали обстоятельства.

Первый способ, не буду скрывать, ужасает меня самого. Было бы аморальным и, возможно, недостойным правительства совсем покинуть своих подданных, часть которых все же благонамеренна, и принести их в жертву всем ужасам восстания (!). Кроме того, пример, поданный жестокими, необузданными массами другим провинциям, имел бы па­губное влияние.

Зато второй способ хорош, и, хотя он на первый взгляд как будто бы ведет к сепаратизму, в данный момент это единственное средство сохра­нить эту провинцию, при условии, что вновь назначенные господа будут в состоянии полностью влиять на внутреннее движение, чего, правда, теперь нельзя с полной уверенностью утверждать наперед. С наступлением же более благоприятного времени многое, что сейчас могло бы привести к сепаратизму, можно было бы изменить. Я не знаю, можно ли добиться чего-либо путем серьезных переговоров через Баттяни и Деака и только через них — ибо если они участвуют в пресбургских дебатах 241, можно опасаться всего. При этом я как верный слуга государства беру смелость обратить внимание Вашего Величества на следующее важнейшее об­стоятельство: что произойдет, если в случае неудачных переговоров Бат­тяни решит все поставить на карту и подать в отставку?

Здесь я считаю своим долгом, не преувеличивая, а в соответствии с истиной, заметить, что на этот случай необходимо подготовиться для того, чтобы иметь возможность встретить вооруженной силой демон­страции, которые неизбежно будут организованы пресбургской моло­дежью и частью дворянства как вдоль Дуная, так и на дороге из Прес-бурга в Вену. В этом случае оставался бы еще третий способ, при усло­вии, что для его применения не было бы недостатка ни в решимости, ни в возможностях. Этот третий способ должен применяться очень быстро. Но здесь возникают четыре вопроса:



а) Имеется ли достаточно денег? Есть ли, следовательно, возмож­
ность направить в Венгрию более значительные военные силы, под ко­
торыми я понимаю по меньшей мере 40—50 тысяч человек?

Или


б) имеются ли эти силы под рукой и можно ли их быстро сконцен
трировать? Затем

в) есть ли такой королевский комиссар, который имел бы желание
взять на себя это дело и был бы способен его выполнить? И наконец,

г) можно ли не сомневаться в том, что для достижения желаемой
цели достаточно будет этого способа, не последует ли позднее, зимой,
примирение и останутся ли спокойными прочие наследственные про­
винции 242, узнав об этом? Не потребуется ли держать более значитель­
ные военные силы в Галиции, Италии?

Если на все эти вопросы, которые я не в состоянии решить в своем настоящем положении, можно будет дать благоприятный ответ, в ре­зультате чего осуществление всего этого станет возможным без ошибок и без просчетов, которые могут выясниться лишь позднее, мне нечего было бы возразить против выполнения этого плана, учитывая, что по­пытка добиться соглашения с графом Баттяни будет сделана и, кроме того, будет выяснено мнение высокопоставленных сановников страны, уполномоченных на этот случай.

Я открыто признаю, что при настоящем положении дел должен высказаться за второй способ, и уверен — хотя еще не обсуждал с ними этого, — что такого же мнения придерживаются достойнейшие предста-

1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   52


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет