Центрального комитета коммунистической партии советского союза



бет36/52
Дата17.05.2020
өлшемі4.2 Mb.
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   ...   52

* ВОССТАНИЕ В ЭЛЬБЕРФЕЛЬДЕ И ДЮССЕЛЬДОРФЕ 331

Кёльн, 11 мая. Из Эльберфельда сообщается, что солдатня, выстроенная на рыночной площади, после двукратного напа­дения на народ была отбита, потеряв несколько человек уби­тыми и ранеными. Под полковником 16-го полка была застрелена лошадь; сам он получил опасное ранение. Капитан Уттен-хофен был убит якобы выстрелами в лицо и в спину (I); гово­рят, что в него стреляли его же солдаты. Нападение солдатни привело всех в ужаснейшую ярость. Большая часть граждан­ского ополчения 41 перешла на сторону народа.

Место распущенного муниципального совета занял, как сообщают, Комитет безопасности 33, к которому присоедини­лись также 4 члена прежнего муниципального совета. Дом обер-бургомистра фон Карнапа был полностью разрушен; меблировка красного дерева из отеля фон дер Хейдта пошла на постройку одной из самых дорогих баррикад, Всего насчи­тывают примерно 40 баррикад.



В момент отправки этих известий, за достоверность каждого пункта которых нельзя, однако, поручиться, город был очи­щен от войск, а из соседних населенных пунктов в него для поддержки народа двигались многочисленные подкрепления.

Когда вечером 9 мая в Дюссельдорфе получили известие о том, что в Эльберфельде началась борьба, народ с подлин­ным героизмом преградил на дюссельдорфском вокзале путь войскам, посланным для усиления из Кёльна в Эльберфельд, и вскоре на всех улицах разгорелись яростные баррикадные бои. Всю ночь напролет звучал набат и пули народа отвечали

ВОССТАНИЕ В ЭЛЬБЕРФЕЛЬДЕ И ДЮССЕЛЬДОРФЕ 425

на картечь регулярных войск. К утру солдатня все-таки побе­дила, и в течение дня, как сообщают, на уличных перекрестках были вывешены плакаты, в которых объявлялось осадное поло­жение и введение законов военного времени.

Согласно сообщениям, на стороне народа насчитывается около 20 убитых, в том числе известный владелец торговой конторы Гартман и один польский художник, который бро­сился навстречу приближавшимся солдатам с призывом не стре­лять в своих братьев и, изрешеченный их пулями, рухнул мертвым на землю.

С тех пор солдатня, говорят, ознаменовала свою победу еще большей кровью, расстреливая беззащитных мужчин, женщин и детей.



Написано Ф. Энгельсом около 10 мая 1849 г.

Напечатано в экстренном приложении

к «Neue liheinische Zeitung» 295,



11 мая 1849 г.

Печатается по тексту газеты

Перевод с }1емецкого

На русском языке публикуется впервые

426 ]

* ЧЕСТНЫЙ ШВЛНБЕК



Честный Шваибек, соредактор «Kölnische Zeitung», опубли­ковал заявление о своих эльберфельдских приключениях, в котором помимо прочего утверждается, что-де «редактор «Nene Rheinische Zeitung»» * выступил против пего в качество доносчика. Упомянутый редактор «Neue Rheinische Zeitung» может сообщить по этому делу лишь следующее: в то время, когда он выполнял в Эльберфельде официальное поручение328, один член Комитета безопасности 33 попросил его опознать личность двух господ, прибывших якобы из Кёльна и содержав­шихся под стражей в арестантской комнате ратуши. Одним из них был не кто иной, как честный Шванбек. В присут­ствии этого господина он обещал позаботиться, чтобы послед­него на следующее же утро выдворили из города, что и было сделано. Далее он рассказал тому же самому члену Комитета безопасности, с которым находился в дружеских отношениях, один эпизод из истории связей г-на Шванбека с г-ном инспек­тором полиции Брендамуром, эпизод, который уже был пре­дан гласности г-ном К. Крамером в «Wächter am Rhein». Этим и ограничивается весь «донос».

Впрочем, по поводу утверждения честного Шванбека, что-де «в Эльберфельде не за чем шпионить», никто не может дать более точную справку, чем все еще содержащийся в Эльбер­фельде под арестом как шпион прусский офицер, который под фальшивым именем рыскал по городу и был немедленно аре­стован.

Написано Ф. Энгельсом 1в мая 1849 г.

Напечатано во втором выпуске

«Neue Rheinische Zeitung» M 300,

17 мая 1849 г.

Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые

• — Ф, Энгельс, РеО,

ИЗ РУКОПИСНОГО НАСЛЕДСТВА

К. МАРКСА Ф. ЭНГЕЛЬСА

15 M и Э., т. 43

[ 429


К. МАРКС

* ЗАМЕТКИ ПО ПОВОДУ АРЕСТА,

ИЗБИЕНИЯ И ВЫСЫЛКИ ВИЛЬГЕЛЬМА ВОЛЬФА

БРЮССЕЛЬСКОЙ ПОЛИЦИЕЙ

27 ФЕВРАЛЯ — 1 МАРТА 1848 г. зза

«Пти Карм» 333. 5 иностранцев и 24 бельгийца.

Правый глаз у Вольфа разбит, зрение вряд ли восстановится.

Воскресенье, 27 февраля. Между 10 и И часами вечера.



Преднамеренное избиение в ратуше, удары кулаками со всех сторон. Преднамеренное избиение сначала в помещении поли­цейского управления толпой пьяных gardes civiques *; поли­цейский ударяет Вольфа кулаком в правый глаз, так что зре­ние у него...

С него сорвали очки, плевали ему в лицо, били ногами и кулаками, осыпали руганью и т. д. Один из gardes civiques проявил мужество, присоединившись к этим манифестациям. Его стали истязать.

Между тем прибыл Оди, chef de la sûreté publique **, гнус­ный филантроп, лицемерный негодяй.



Вольф полчаса говорил с ним в присутствии негодяя, аре­стовавшего и страшно избившего его.

Ярость Оди в связи с посещением его Вольфом. Яростно обрушился на Немецкое рабочее общество 334. «Я держу пари, — заявил он при этом, — что среди тех, кого арестуют сегодня вечером, примерно а/3 составят немцы». Вольф с усмешкой ответил: «Да, поскольку именно немцев уже заранее намечено арестовать».

Из «Пермананс» переведен в «Амиго» 33&. Вольф был аре­стован вечером раньше других.

* — гражданских гвардейцев. Ред. ** — начальник охранной полиции. Р«9,



S

430

К. МАРКС

Вся история в тот вечер — организованная полицией про­вокация. Министерству во что бы то ни стало нужно было кого-нибудь арестовать, особенно из немцев.

В чАмигоъ: в скором времени прибывают и другие арестован­ные. К Вольфу присоединили бельгийца. Полиция его избила и изувечила так, что он потерял по крайней мере кварту крови. О третьем см. стр. 2.

В понедельник и т. д. переведены в «Пти Карм».

В среду шесть арестованных иностранцев получили доку­менты о высылке. Документ, врученный Вольфу, датирован 27 февраля, воскресеньем, еще до его ареста. В тюрьме с ним обращались отвратительно.



Написано И. Марксом в начале марта 1848 г.

Впервые опубликовано на языке оригинала Marx Engels Gesamtausgabe, Abt. I, Bd. б, 1932


Печатается по рукописи

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые

[ 431

К. МАРКС

* ЗАМЕТКА О ЗАПРЕЩЕНИИ ФАКЕЛЬНОГО ШЕСТВИЯ В ЧЕСТЬ ГОТШАЛЬКА338

Депутация Рабочего союза 25 направилась в пятницу (23 де­кабря) в 10 часов к полицей-директору Гейгеру, чтобы полу­чить разрешение на проведение факельного шествия в честь Готшалька. Гейгер заявил, что не может позволить этого, так как «это не было бы разрешено». Тогда другая депутация направилась к коменданту Энгельсу.



Он велел узнать имена лиц, которые хотят говорить с ним. Вошли Бекхаузен и еще один депутат; они заявили, что при­шли сюда из полицейского управления, где им отказали в раз­решении провести факельное шествие. Теперь они хотят просить его разрешения.

Энгельс был уже подготовлен к этому; речь еще не зашла о том, в честь кого именно и с какой целью намечается факель­ное шествие, как он прервал депутатов:

«Власти подвергали этих людей аресту и т. д. ; хотя они и были оправ­даны присяжными, но поскольку власти только что подвергали их аресту, сойчас власти не могут разрешить проведения факельного шествия».

Он «ни при каких условиях» не хотел разрешить также и исполнения песен под музыку.

Написано К. Марксом Печатается по рукописи

в декабре 1848 г.

перевод с немецкого
Впервые опубликовано
на языке оригинала в книге!
На русском языке публикуется впервые

W. Kühn. «Der junge Hermann Becher». Bd 1, Dortmund, 1934

432 ]


К. МАРКС

ФРАГМЕНТ НАБРОСКА СТАТЬИ «БУРЖУАЗИЯ И КОНТРРЕВОЛЮЦИЯ»

5) ... одним словом, ординарная личность. Таким образом, даже эти отрицательные черты делали его характерным типом того класса, который он представлял, и придавали ему столь своеобразную привлекательность в глазах беспристрастного наблюдателя естественной истории прусской буржуазии.

Перейдем от программы к выполнению программы и не забудем, что министерство Ганземана характеризует собой ту эпоху, когда поднявшийся к кормилу власти немецкий фили­стер силился играть роль английского или французского бур­жуа.

Ганземан, характерный для своего министерства...



Написано К. Марксом в конце декабря 1848 г.

Впервые опубликовано

на языке оригинала

в Marx Engel» Geiatntauagabe,

АЫ. I, Bd. 7, 1935

Печатается по рукописи

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые

[ 433

К. МАРКС

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ НАБРОСОК РЕЧИ

НА СУДЕБНОМ ПРОЦЕССЕ

«NEUE RHEINISCHE ZEITUNG» 338

II. Юридические соображения

К статье 222.

«Если одному или нескольким должностным лицам административного или судебного ведомства при исполнении или в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей будет нанесено какое-либо оскорбление словами с целью затронуть их честь или их деликатность, то лицо, оскор­бившее их таким образом, карается тюремным заключением сроком от одного месяца до двух лет. — Если оскорбление имело место на заседании суда или трибунала, то тюремное заключение назначается на срок от двух до пяти лет».

Что такое честь? Что такое деликатность? Различие между «оскорблением» и «клеветой» содержится в статье 375, которая гласит следующее:

«Поношения или оскорбительные выражения, содержащие в себе обвинение не в определенном действии, а в определенном пороке, если они были произнесены в публичных местах или собраниях или помещены в напечатанных пли ненапечатанных сочинениях, которые были распро­странены и розданы, караются штрафом от шестнадцати до пятисот фран­ков». Статья 376: «Все прочие поношения или оскорбительные выра­жения, не имеющие этого двойного характера тяжести и публичности, влекут за собой простое административное наказание».

Итак, клевета имеет место только в том случае, если я вменю кому-нибудь в вину определенное действие, явственно обозна­ченное действие, которое он якобы сам совершил. Например, если я назову кого-нибудь вором, то это подлежит только статье 375. Употребление имени «вор» не есть «определенное действие», вообще не есть вменение в вину «действия», это — только «expression outrageante» *, обвинение в «определенном пороке». Напротив, заявление о том, что «ты вчера там-то и там-то украл несколько серебряных ложек», есть клевета,

* г^, «оскорбительное выражение», Ред,

434 к. Маркс

которая влечет за собой, вместо денежного штрафа согласно статье 375, гораздо более тяжелое наказание лишением свобо­ды и гражданских прав. Основание: в последнем случае факти­ческое содержание обвинения более очевидно, чести нанесен больший урон и т. д. Подобно тому, как статья 375 предусма­тривает оскорбления частных лиц, статья 222 предусматривает оскорбления чиновников в тех случаях, если проступок против чиновника совершается при исполнении им своих служебных обязанностей. Оскорбление чиновника, исполняющего свои служебные обязанности, согласно иерархическому духу Code *, карается сильнее, чем оскорбление обыкновенного человека. По своему содержанию и смыслу статья 222 совершенно тожде­ственна статье 375. Статья 222 лишь усиливает предусмотрен­ную статьей 375 тяжесть как проступка, так и наказания, поскольку дело идет о чиновнике при исполнении им своих служебных обязанностей.

Статья 222 заменяет собой не статью 367, которая преду­сматривает преступление, состоящее в клевете на чиновника, исполняющего свои служебные обязанности, а статью 375. Ведь в противном случае преступления против частных лиц карались бы сильнее, чем преступления против чиновников, исполняющих свои служебные обязанности, что противоречит духу Code.

Итак: 1) Статья 222 тождественна статье 375.



2) Статья 222 отличается от статьи 367, подобно тому, как статья 367 отличается от статьи 375.

По отношению к Цвейфелю нам можно инкриминировать только такое высказывание: «Говорят, будто г-н обер-проку­рор Цвейфель заявил еще, что в течение недели покончит»339 и так далее. Таким образом, здесь неприменима статья 222 (375), для применения которой должно было быть сказано:

«Говорят, что Цвейфель сделал гнусные и бесчестные заяв­ления» ...**, здесь имеет место своего рода «fait précis», опреде­ленное и точно указанное заявление.

Но статья 222 неприменима также и по другим причинам:

а) Цвейфель вовсе не находился при исполнении' своих служебных обязанностей.

В статье 222 слова «при исполнении или в связи с исполне­нием ими своих служебных обязанностей» и «оскорбление словом» выражают ту же самую мысль и с одинаковой настоя­тельностью свидетельствуют о том, что в этой статье законо­датель предусмотрел только такие оскорбления, которые имеют

* — Code pénal — уголовного кодекса. Ред, ** Далее в рукописи неразборчиво. Ред,



ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ НАБРОСОК РЕЧИ НА СУДЕБНОМ ПРОЦЕССЕ 435

место непосредственно в связи с исполнением служебных обязан­ностей, таким образом, должны быть нанесены словесно, а также о том, что статья 222 не распространяется на те оскорб­ления, которые наносятся письменно спустя продолжитель­ное время после исполнения служебных обязанностей.

Если имело место оскорбление «par paroles», словами, то тем самым уже показано, что оно нанесено во время исполне­ния служебных обязанностей. Если мы укажем еще, что в статье 222 законодатель предусмотрел только те оскорбления, кото­рые наносятся в личном присутствии чиновника, то этим доказано, что под действие статьи 222 не подпадают такие оскорбления, которые наносятся в рассмотренной форме спустя продолжительное время и в отсутствие чиновника (письменное оскорбление само по себе предполагает отсутствие оскорбляе­мого, тогда как присутствие оскорбляемого предполагает сло­весное оскорбление).



В мотивировке к статье 222 (изложено г-ном членом Госу­дарственного совета Берлье на заседании 6 февраля 1810 г.) мы читаем:

«Итак, дело здесь идет только о таких оскорблениях, которые нару­


шают общественное спокойствие, то есть об оскорблениях чиновников или
должностных лиц при исполнении или в связи с исполнением ими своих
служебных обязанностей; при таких условиях ущерб причиняется уже
не частному лицу, а общественному порядку... В этом случае будет при­
ниматься во внимание политическая иерархия: тот, кто позволяет себе
оскорбления или насилия по отношению к должностному лицу, несомненно
виновен, но он вызывает этим меньший скандал, чем если бы он оскорбил
судью».

Отсюда вытекает следующее:



Законодатель рассматривает именно то оскорбление, за кото­рое он назначает наказание в статье 222, как низший акт непо­виновения чиновнику, исполняющему свои служебные обязан­ности, как такое противодействие и сопротивление чиновнику, совершающему служебные действия, которое ограничивается одним ропотом, не переходя в насильственный акт. Но каким же образом такое «оскорбление» могло бы нарушить «обществен­ное спокойствие»? Общественное спокойствие нарушается только тогда, когда каким-либо образом затевается мятеж с целью ниспровержения законов или когда закону оказывают непо­виновение путем либо насильственных актов, либо только оскорбительных выражений в отношении чиновников, испол­няющих служебные обязанности. Если я сегодня оскорблю в какой-либо газете обер-прокурора, то этим я не нарушу «общественного спокойствия», и в приведенной мотивировке к статье 222 сказано определенно:

436

К. МАРКС

«Итак, дело идет только о таких оскорблениях, которые нарушают общественное спокойствие».

В том же месте говорится:

«Тот, кто позволяет себе оскорбления или насилия по отношению к должностному лицу».

«Оскорбления» и «насилия» рассматриваются в мотивировке как проступки, тождественные по своему смыслу, различаю­щиеся только по степени своей тяжести. Но подобно тому, как насилие по отношению к исполняющему свои служебные обязанности чиновнику может быть совершено только в его личном присутствии, так и оскорбление, низшая степень того же самого проступка, неизбежно предполагает личное присут­ствие этого чиновника. В иных случаях оскорбление не создает препятствия исполнению служебных действий, а тем самым и не вызывает нарушения общественного спокойствия.

Но если это личное присутствие чиновника (оскорбляемого) необходимо, то оскорбления такого рода могут быть нанесены только словесно, par paroles, и не могут распространяться на оскорбления в письменном виде или все же могут, но только в тех случаях, когда во время исполнения служебных действий возможно нанесение письменных оскорблений (например, по отношению к судебному следователю). Поэтому также в Code не предусматривается оскорбление величества; если Code по­нимает оскорбление чиновника только так, что чиновнику наносится оскорбление при исполнении им своих служебных обязанностей и притом в его личном присутствии, то оскорбле­ние величества было бы в этом случае невозможно, потому что король лично не исполняет служебные обязанности, а лишь поручает исполнение их другим и тем самым никогда не может быть оскорблен в смысле статьи 222, в личном присутствии и при непосредственном исполнении служебных обязанностей.

Дополнение «в связи с этим исполнением», по всей видимо­сти, придает делу иной оборот, и необходимое условие личного присутствия отпадает. Но это толкование опровергается лучше всего статьей 228, в которой сказано следующее:



«Всякое лицо, которое даже без применения оружия и без таких по­следствий, как ранение, виновно в нанесении ударов чиновнику при ис­полнении или в связи с исполнением им 'своих служебных обязанностей, карается тюремным заключением сроком от двух до пяти лет. — Если это насильственное действие имело место в заседании суда или трибунала, то виновный карается выставлением у позорного столба».

Итак, дополнение «à l'occasion» оставляет личное присут­ствие в качестве необходимого условия, ибо я не могу никого избить в его отсутствие. Слова «à l'occasion» также означают



ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ НАБРОСОК РЕЧИ НА СУДЕБНОМ ПРОЦЕССЕ 437

не «в отношении», а «в связи». Я не могу наносить «относитель­ные» удары, удары «относительно чего-либо».

Законодатель сделал дополнение «à l'occasion» лишь с той целью, чтобы не ограничивать действие статей 222 и 228 только продолжительностью исполнения чиновником своих служеб­ных обязанностей, так чтобы оскорблением считалось имевшее место также и непосредственно до или непосредственно после исполнения этих обязанностей, но оно всегда должно быть непосредственно связано с их исполнением и нанесено в личном присутствии чиновника.

Подобно тому, как я могу избить чиновника только в его присутствии, так и оскорбление, предусматриваемое статьей 222, — поскольку она содержит для меня то же самое допол­нение «в связи с этим исполнением», которое обусловлено также статьей 228, трактующей об ударе и ранении, — может быть нанесено только в личном присутствии чиновника и, значит, словесно.

Клевета по отношению к жандармам не имеет места;



а) Доказательство истины.

б) Потому что они не названы. Слово «жандарм» обозначает
не отдельное лицо, а собирательное понятие.

Клевета по отношению к Цвейфелю ие имеет места:

а) Цвейфелю вменяются в вину не ««факты», которые, если бы они были действительными фактами» и т. д., а просто «слова». Это различие правомерно. «Заявление» не влечет не только наказания на основании закона, но равно и «ненависти и пре­зрения граждан» 840

* жандармов:

Статья 367 заканчивается словами:

«Настоящее постановление неприменимо к фактам, которые закон разрешает предавать гласности, а также к таким случаям, когда лицо, возбудившее обвинение, было, в силу его служебных обязанностей или его долга, «вынуждено прибегнуть к разоблачению или пресечению»».

Следует еще прибавить: Статья 372:

«Если вменяемые в вину факты караются по закону и лицо, возбу­дившее обвинение, донесет о них, то на время расследования этих фактов приостанавливается преследование и вынесение судебного решения по делу о клевете».

Статья 309.


Написано п Марксом 7 февраля 1849 г.


Публикуется впервые


Печатается по рукописи Перевод с немецкого и французского

* В рукописи неразборчиво. Ред.



438 ]

Ф. ЭНГЕЛЬС

*0 ВОЕННОЙ ДИКТАТУРЕ В АВСТРИИ341

Кёльн, 17 марта. 1848 год был годом разочарования в рево­люционных реминисценциях, иллюзиях и прочих фразах. В 1848 г. восставший народ половины Европы довольствовался фразами, пестрой мишурой, воззваниями и процессиями; рево­люция 1848 г. закончилась, притом совершенно последова­тельно, повсеместным переходом к контрреволюционной воен­ной диктатуре.

Однако результатом революции 1848 г. было по крайней мере то, что она не только повсюду полностью развенчала в гла­зах народов прежнее фразерство, но перенесла в старую Европу пламя пожара, с которым не могут справиться все Кавеньяки и Виндишгрецы мира.



1849 год является годом разочарования во всемогуществе военной диктатуры.

Военная диктатура терпит крушение прежде всего по двум причинам: во-первых, потому, что она бессильна ликвидиро­вать какие бы то ни было затруднения, во-вторых, из-за расхо­дов на ее собственное содержание. Она разваливается, как только пытается что-то организовать или как только ей приходится искать постоянные финансовые источники.

Первым примером подобного краха военной диктатуры является «патриархальная» Австрийская империя. Австрия, которая могла сохранить свое существование лишь с помощью самого грубого, доведенного до крайности господства сабли, — эта Австрия гибнет в настоящий момент из-за господства сабли.



Когда революция в Вене была усмирена с помощью славян, когда Пешт был взят славянско-австрийской армией 342, когда герои военно-полевых судов рассчитывали играючи разделаться с остатками мадьярской революции и в течение двух недель восстановить прежнее объединенное разбойничье государство на всем его протяжении — от Тичино и По до Днепра и.Кар­пат, — у ольмюцкой камарильи 107 сразу же созрел план дей-

О ВОЕННОЙ ДИКТАТУРЕ В АВСТРИИ

439


ствий. Они намеревались, как только во всей Венгрии будет установлена диктатура сабли, распустить рейхстаг в Кремзиере, который до сих пор был необходим из-за славян, отшвырнуть славян как пришедший в негодность инструмент, октроировать pro forma конституцию, которую и не собирались проводить в жизнь, и восстановить старую меттерниховскую систему посредством старого средства: порабощения одной нации при помощи другой.

Поражения императорских разбойничьих банд на Тисе задержали проведение в жизнь этого дарованного проекта. Славяне были еще нужны на поле битвы.

Однако слух о предстоящем октроировании конституции распространяется. Рейхстаг встревожен. Славянский клуб 343 становится с каждым днем все более опасным для министров. Договариваются принять 15 марта проект конституции в целом и, таким образом, предупредить октроированио. Тогда кама­рилье не остается ничего другого, как решиться на отчаянный шаг *: опередить рейхстаг, до истечения полномочий, невзирая на славян, распустить его и продиктовать так называемую конституцию 212.

Эта военно-полевая хартия была подобна разорвавшейся бомбе среди австрийского хаоса народов. До сих пор манера австрийцев добиваться победы посредством трусливого преда­тельства, а после победы вести себя более варварски, чем самые отъявленные бандиты, вызывала озлобление только у немцев и мадьяр. Теперь это чувство разделяют и славяне. Их замани­вали обещаниями создать «славянскую Австрию», их использо­вали для того, чтобы одержать победу в Италии и Венгрии, а в благодарность их вновь отбрасывают назад, под гнет ста­рого меттерниховского палочного режима. Вместо «славянской Австрии» им преподносят так называемое «равноправие наций», что означает здесь равную бесправность всех наций перед лицом всесильной камарильи высшей аристократии, не принадлежа­щей ни к какой нации. Вместо столь превозносившихся «сво­бод» против них выставляют штыки, рейхстаг, большинство которого составляют славяне, разгоняют ударами прикладов, а священной колыбели панславизма, Праге, угрожают введе­нием осадного положения **.

Вот что получили австрийские славяне и особенно чехи за то, что они, вместо того чтобы присоединиться к немецкой и мадь­ярской революции, заключили союз с камарильей, дабы осуще-

* В рукописи далее зачеркнуто: «на государственный переворот». Ред. ** В рукописи далее следуют зачеркнутые слова: «передовые бойцы австрий­ских славян, чехи, являются...». Ред.



440 ф. Энгельс

ствить свои надиональные планы в духе Зондербунда . Немцы и мадьяры достаточно часто предупреждали их о том, чего они таким образом добьются, но они и слушать не хотели Та провинция, которая под предлогом завоевания своих особых свобод вступает в сговор с контрреволюцией .против свободы всей страны, не заслуживает ничего лучшего, как под конец быть также обманутой и выброшенной за борт контрреволю­цией.

О влиянии, которое оказал на славян новый контрреволю­ционный государственный переворот, пока мало известно. С юга, так же как из Галиции, еще не поступило никаких сооб­щений, жители Моравии — совершенно деморализованный, обессиленный народ и не в состоянии отнестись к происшед­шему иначе как с тупым равнодушием. Напротив, чехи, вожаки австрийских славян, обманутые самым подлым образом, уже выразили свое мнение. Их ярость не знает границ. Они испы­тали такое сильное разочарование, что общественное мнение Праги полностью революционизировано. Вдохновителей аль­янса славян с камарильей, недавних кумиров чехоманов, Палацких, Штробахов, Браунеров в настоящее время все проклинают. Яе^е^ко-чешских депутатов встречают на вокзале в Праге громкими криками восторга. Даже Боррош, немецкий националист Боррош, дом которого в Праге был недавно раз­рушен, с настоящим триумфом въехал в цитадель панславизма. Чешские студенты несли его на руках с вокзала, без конца про­возглашая «славу» немецким левым в рейхстаге, а собрав­шийся народ Праги пел: «Отечество немца, что значит оно!» *.

Теперь чехи тоже желают избирать во Франкфуртское собра­ние, — теперь, когда уже слишком поздно. Но австрийское правительство, по-видимому, ответит на это декретом об отзыве всех австрийских депутатов из собора св. Павла 344.

По этим манифестациям чехов можно судить о том, как воспримут военно-полевую хартию остальные австрийские славяне. Несмотря на все кажущиеся уступки, хорваты и осо­бенно сербы поймут сущность императорского дара, а гали-цийские крестьяне отнюдь не будут в восторге, когда узнают, что им придется платить выкуп за освобождение от феодальных повинностей.



Этот государственный переворот положит конец восторжен­ному отношению к Австрии и императору как энтузиастов славянской национальности и свободы, так и крестьян. Через две недели Австрия так же мало сможет положиться на славян,

* Арвдт, «Отечество немцев». Ред.



О ВОЕННОЙ ДИКТАТУРЕ В АВСТРИИ

441


как на немцев и итальянцев; впредь у Австрии не останется никакой другой опоры, кроме 600 тысяч своих солдат и России.

Именно этот государственный переворот, который призван полностью восстановить единство и целостность объединенного разбойничьего государства, именно он послужит толчком к ниспровержению австрийской монархии и, возможно, к евро­пейским войнам и революциям.

В Венгрии армия вторично отброшена назад от Тисы, а гроз­ная мощь мадьярской революции возрастает с каждым днем; сербы вступили в переговоры с мадьярами, возможно, — как следует даже из австрийских сообщений, — уже перешли па их сторону; в Хорватии с каждым днем возрастает недовольство; Вена — это вулкан, едва сдерживаемый с помощью 30 тысяч штыков; Италия на пороге войны (возможно, сейчас она уже началась), в которой деморализованные банды Радецкого встре­тят совершенно другого противника, чем в прошлом году; ежедневно растущие финансовые затруднения, ежемесячный дефицит более чем в пять миллионов гульденов; и ко всему этому теперь еще разрыв со славянами, которым, несмотря на то что в них крайне нуждаются, бросают в лицо вызов, как будто хотят вынудить Елачича привести в мадьярский лагерь с барабанным боем своих хорватов и граничар!

Этого более чем достаточно для старой Австрии. Только вмешательство России могло бы ее спасти, а вмешательство России, зайди оно на шаг дальше, чем до сих пор, неизбежно означает европейскую войну.

Вот куда привела Австрию военная диктатура: на край гибели, к самому полному разложению, на порог банкротства.



Сабля может терроризировать, но далее ее могущество не простирается. Терроризм сабли является самым нелепым, безмозглым терроризмом. Однако расстрелять революцию кар­течью еще не значит чего-либо добиться; объявить и ввести осадное положение легко; но найти выход из него — вот что главное, а для этого мало быть солдафоном.

Именно для того, чтобы найти выход из временного исключи­тельного состояния осадного положения, для того, чтобы «.поло­жить конец революции», высокородные рыцари сабли октроиро­вали конституцию. И именно эта конституция приведет к тому, что австрийская революция по-настоящему только начнется.

«Боже, храни императора Франца!» *.



Написано Ф. Энгельсом Печатается по рукописи

17 марта IS49 г.
Публикуется впервые
Иеревоо о немецкого

* Х-ашка. Государственный гимн Австраи. Ред.



442 J

Ф. ЭНГЕЛЬС

*0 МОБИЛИЗАЦИИ ЛАНДВЕРА В ПРУССИИ345



Кёльн, 3 апреля. В Познани призван весь контингепт ланд­вера великого герцогства, который уже выступил в Шлезвиг-Гольштейн.

В районе Клеве ландвер также призван и направлен в Шлез­виг-Гольштейн.

Теперь, как нам стало известно, должен быть мобилизован весь восьмой (рейнский) армейский корпус и набран весь кон­тингент ландвера Рейнской провинции. Говорят, что восьмой армейский корпус должен быть направлен к французской гра­нице. Чтб он должен там делать, совершенно непонятно.



Зато вполне понятно, с какой целью вообще производится призыв ландвера на Рейне. Во всех тех провинциях, привер­женность которых к династии Гогенцоллернов и к божьей милостью королевско-прусскои монархии сомнительна, хотят обезвредить способных носить оружие молодых людей, поста­вив их в строй под командование прусских офицеров и смешав в рамках армейского корпуса с линейными войсками. Затем этих подозрительных бойцов ландвера, удерживаемых таким образом в повиновении с помощью военно-полевых судов и дру­гих королевско-прусских карательных мер, собираются пос­лать вместе с другими надежными войсками в чужие провин­ции, чтобы использовать их там в случае необходимости для подавления распространившегося в последнее время духа непокорности.

Согласно закону, ландвер можно использовать только про­тив внешних врагов^ Специально для того, чтобы правительство могло найти в самом этом законе повод пренебречь им, была



О МОБИЛИЗАЦИИ ЛАНДВЕРА В ПРУССИИ 443

изобретена война с Данией. Раз уж ландвер перебросили в Шлезвиг-Гольштейн, то найдут способ перебросить его и дальше, в Восточную Пруссию или Силезию. Там наши рейн­ские молодые люди будут исполнять те же почетные обязан­ности, что и контингента силезского ландвера в Познани в апреле и мае прошлого года 34в,

Подобное натравливание одних народов на другие, харак­терное для политики императорско-королевского австрийского правительства, которое...*

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


Написано Ф. Энгельсом 3 апреля 1849 г.

Впервые опубликовано

на русском языке в журнале

«Вопросы истории КПСС»

M 12, 1970

• На этом рукопись обрывается. Ред.





Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   ...   52


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет