Энн Маккефри. Морита повелительница драконов



бет11/26
Дата25.04.2016
өлшемі3.92 Mb.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   26

Целый час, прежде чем он сможет принять еще немного сока? Его долг, как лекаря, - внимательно следить за тем, как протекает болезнь. Порой этот долг казался невыносимо тяжким.

Капайм вздохнул. Ему все-таки следовало повнимательнее прислушаться к тому сообщению в Телгар. Откуда еще он сможет узнать, что происходит на Перне? Откуда еще он узнает, как развивается эпидемия? Но как можно думать, когда так болит голова?


8. ГОД 1543, ДВЕНАДЦАТЫЙ ДЕНЬ ТРЕТЬЕГО МЕСЯЦА; ФОРТ ВЕЙР

На следующее утро, когда Орлита разбудила Мориту, от тумана не осталось и следа.

- А как на северо-западе? - поинтересовалась Морита - у Набола и Крома?

- Скоро узнаем, - ответила Орлита. - Первый дракон уже вылетел на разведку.

- Как Ш'гал?

- Уже проснулся. Одевается. Кадит говорит, что его наездник хорошо выспался и отдохнул.

- А что Малта может сказать о Берчаре?

Короткая пауза, пока Орлита наводила справки.

- Малта говорит, что Берчару стало хуже.

Нельзя сказать, что Морите это очень понравилось. Если Берчар принимал настойку сладкого корня, жар к утру должен был уже спасть.

- Ни ты, ни Предводитель пока не заболели, - попыталась подбодрить Мориту Орлита.

Засмеявшись, всадница обняла свою королеву за шею и любовно почесала надбровные дуги.

- Ты уверена, что тебе стоит сегодня летать? - спросила она, глядя на живот дракона.

- Ну конечно, - выгнув шею, Орлита тоже посмотрела на свой раздувшийся живот. - Когда я взлечу, все будет в порядке.

- Как дела у Холты и Лери?

- Они еще спят.

- Небось просидели допоздна над Летописями!

Вчера вечером, возвращая старой наезднице починенную Т'ралом сбрую, Морита застала Лери за чтением.

- Такое впечатление, - с отвращением заявила та, - что в Вейрах люди не болеют. Боль в животе от переедания или от излишних возлияний молодого вина, ожоги Нитей, травмы от идиотских столкновений, ножевые раны, фурункулы - сколько угодно? Но болезни? Я просмотрела Летописи за двадцать Оборотов после прошлого Падения, - Лери зевнула, - тоска неимоверная. Я продолжаю читать, но исключительно из чувства долга. Наездники - народ здоровый.

Морита ничуть не возражала отправиться спать с этой внушающей надежду новостью. Хотя Нессо и казалось подозрительным, что все сообщения подписывает не Капайм, а Фортин, Морита сумела убедить себя, что главный мастер лекарь просто-напросто отсыпается после многодневного путешествия по охваченным болезнью холдам. Ш'гал же говорил, что они летали несколько дней практически без остановок. А что до беспокойства Предводителя, то оно, скорее всего, вызвано его мнительностью и врожденным страхом перед лекарствами. Теперь и о своем контакте с умершим в Руате скакуном она вспоминала куда спокойнее, чем раньше. Все произошло так быстро, она ну никак не могла успеть заразиться.

В итоге, отлично выспавшись, Морита встретила Падение бодрой и уверенной в своих силах. В такие дни она всегда предпочитала вставать пораньше, а сегодня особенно. Раз Берчар болен, значит ей придется самой проверить, все ли готово к лечению пострадавших драконов.

Деклан, Майлон и еще шесть человек уже успели разбить передвижной лазарет. Деклан и Майлон выросли в холде, разводящем скакунов, как и сама Морита. Обнаруженные во время Поиска для кладки Пелианты в прошлый Оборот, они оба не сумели Запечатлеть. Но Деклан оказался удивительно полезным Берчару, в Майлон был еще достаточно молод, чтобы попытать счастья еще раз. В итоге оба они остались жить в Вейре. Даже если Майлон в конце концов и станет наездником, приобретаемые им сейчас навыки и умения очень даже пригодятся ему в дальнейшем. В Вейрах вечно не хватает лекарей для драконов.

Морита как раз набрала себе полную тарелку каши из висящего над огнем котелка, когда в Пещеру вошел Ш'гал. Быстрым шагом он подошел к стоящему на возвышении столу и отодвинул от него все стулья, кроме одного. Сев, он движением руки подозвал сонного ученика, и когда юноша хотел подняться к нему, резким тоном запретил ему подходить близко. Собравшиеся в зале наездники с любопытством наблюдали как ученик принес чашу кла и тарелку с кашей и поставил их на дальний от Предводителя конец стола. Лишь когда юноша отошел, Ш'гал взял свой завтрак.

Подобные предосторожности с ее точки зрения излишние, вызывали у Мориты раздражение. Сегодня у Вейра и так было достаточно проблем. Но из уважения к Предводителю, она заставила себя оставаться внешне бесстрастной. Нессо добавила в кашу какую-то ароматную приправу, и она решила попытаться угадать, что это за травка.

Ведущие крыльев стали подходить к Ш'галу с докладами о готовности своих людей. Они предусмотрительно не нарушали установленной Ш'галом дистанции.

В Пещеру вошли три наездницы королев: Камиана, на несколько Оборотов моложе Мориты и как всегда абсолютно невозмутимая; Лидора, явно чем-то обеспокоенная, и, похоже, не предстоящей схваткой с Нитями, которых она повидала уже достаточно (впрочем, она недавно поменяла партнера и порой была непредсказуема); и Хаура - самая молодая из всех, всегда ужасно нервничавшая перед вылетом, но неизменно успокаивавшаяся, когда доходило до дела.

- Ш'гал не хочет рисковать? - прошептала Камиана, заметив одиноко сидящего за столом Предводителя.

- Он же возил Капайма из Исты в Южный Болл и в Форт холд.

- А как Берчар?

- Температура еще держится, - с деланной небрежностью ответила Морита, давая понять, что другого, мол, она и не ожидала.

- Будем надеяться, что никто сегодня не пострадает, - Камиана адресовала это замечание Хауре, которая была довольно опытной, хотя и не слишком любящей свое дело помощницей лекаря.

- Холта поведет королевское крыло, - сказала Морита, бросая на Камиану неодобрительный взгляд. - Эта позиция ей по душе, а мы к тому же сможем за ней как следует приглядеть. Хаура, ты полетишь замыкающей. В Наболе и Кроме, может и нет тумана...

- А разведчик уже вылетел? - прервала ее Лидора.

- Ш'гал заботится о предварительной разведке больше, чем любой другой Предводитель, с которым я когда-либо встречалась, - сухо ответила Морита.

Ученики принесли наездницам кашу и кла. В зале начали группами появляться всадники - они набирали себе порции каши и, оживленно беседуя, рассаживались за длинными столами. Помощники ведущих крыльев ходили по залу, передавая наездникам последние инструкции перед вылетом. Все шло, как обычно, несмотря на странное поведение Ш'гала. Все как обычно, но только до возвращения разведчика.

- Наездник из Плоскогорья говорит, что тумана нет до самого побережья, - входя в зал громко объявил разведчик - всадник по имени А'дан.

- Наездник из Плоскогорья? - переспросил Ш'гал. - Ты что, с ним разговаривал?

- Ну конечно! - удивленно ответил А'дан, поворачиваясь к своему Предводителю. - Откуда еще я мог узнать о погоде на побережье? Мы встретились с ним...

- Разве тебе вчера не говорили... - Ш'гал встал. Он был вне себя от гнева. С подозрением поглядев на Мориту, он продолжил: - Я полагал, тебе сказали, что ты ни с кем не должен вступать в контакт!

- Наездники - это не кто-нибудь...

- Тебе же сказали - ни с кем. Ни с кем! Нельзя, чтобы болезнь проникла в Форт Вейр. А это означает - держаться обособленно. Сегодня во время Падения ни один наездник этого Вейра не приблизится ни к жителю холда, ни к другому всаднику, будь он хоть из Бендена, хоть из Плоскогорья. Все необходимые приказы отдавайте, не сходя с дракона, лучше всего прямо в полете. И не прикасайтесь ни к чему и ни к кому вне пределов этого Вейра. На сей раз вы меня хорошо поняли? - и он снова пристально поглядел на Мориту, словно ожидая, что она начнет ему возражать.

- Интересно, - прошептала Камиана, - что Ш'гал собирается делать с теми, кто ослушается его приказа?

Морита жестом велела наезднице замолчать. Ш'гал еще не договорил.

- А теперь, - продолжал Предводитель уже менее суровым тоном, - нам предстоит сразиться с Нитями. Мы с вами и наши драконы - единственная сила, способная защитить Перн. Потому-то мы и живем так уединенно. Потому-то нам и придется держаться особняком - мы просто обязаны сохранить свое здоровье. Запомните это! Только наездники на драконах могут защитить Перн от смертоносных Нитей. Мы не должны ударить в грязь лицом!

- Здорово он разошелся, - заметила Лидора на ухо Морите. - Любопытно, сколько он собирается нас тут продержать? - в голосе всадницы слышалось недовольство.

Морита насмешливо поглядела на молодую всадницу.

- Как это ни печально, Лидора, но любовь, начавшаяся на Собрании, обычно долго не длится - сказала она, угадав причину волнения наездницы. "Интересно, - подумала Морита, - кто это ей так понравился?"

С деланным безразличием Морита отвернулась, но мысли ее обратились к Алессану и к тому, как ей было хорошо в его обществе. Шум отодвигаемых скамеек и топот ног вернули Мориту к реальности. Она поспешно встала. Традиция требовала, чтобы она подошла к Предводителю Вейра за последними инструкциями для королевского крыла. Морита остановилась в нескольких шагах от стола. - Лери настаивает на вылете с вами?

- Нет никаких причин ей в этом отказывать.

- Ты, конечно, напомнишь ей, чтобы она не вздумала слезать со своей королевы.

- Она и так никогда с нее не слезает.

Ш'гал пожал плечами, снимая с себя всякую ответственность за судьбу Лери.

- Присмотри за драконами, - велел он. - Падение начинается в полдень.

- Он снова возражал против того, чтобы Лери летела с нами? - спросила Камиана у Мориты несколько минут спустя.

Она, похоже, уже успела забыть о своих собственных словах.

- Да не особенно, - ответила Морита, выходя из Пещеры.

Наездницы последовали за ней.

В Чаше тем временем всадники седлали драконов, укрепляя на их шеях мешки с огненным камнем. Другие растирали целебным маслом недавние шрамы на блестящей драконьей чешуе. Вокруг с озабоченным видом сновали вездесущие ученики. Атмосфера была суматошной, но деловой. Как и всегда перед вылетом на Падение. Странно думать, что тут у них все идет как обычно, а где-то на Перне люди и скакуны в муках гибнут от странной болезни...

- Это не слишком хорошие мысли, - сурово сказала Орлита в голове Мориты.

- Ты права. Совсем не то, о чем следует думать перед Падением. Извини.

- Ничего страшного. День ясен. Мы достойно встретим Нити.

Спокойная уверенность Орлиты вернула Морите ее природный оптимизм. Ярко светило солнце, а после вчерашнего мокрого и противного тумана чистый и свежий горный воздух казался поистине живительным.

- Хороший морозец сейчас бы не помешал, - решила Морита, поднимаясь к себе в вейр.

Орлита даже пританцовывала на месте от нетерпения, поджидая свою наездницу у входа. В порыве нежности Морита крепко обхватила Морду дракона, прижавшись щекой к чешуйчатой драконьей щеке. Орлита довольно заурчала. Неохотно отпустив свою королеву, всадница сняла со стены упряжь. Она расстелила кожаные ремни, осматривая, нет ли на них повреждений. Холод Промежутка въедался даже в самую лучшую кожу, и большинство всадников меняли упряжь три-четыре раза за Оборот. Удостоверившись, что с ремнями все в порядке, Морита проверила давление в баке огнемета, лишний раз прочистила его сопло и вскинула громоздкий аппарат себе на плечи. Затем дракон и ее наездница вышли на площадку перед вейром. Морита поправила защитные очки, пристегнула шлем и забралась Орлите на спину. Мощным прыжком королева взметнулась в воздух.

- Боюсь, тебе это далось не легко, - сочувственно сказала Морита.

- Стоит мне взлететь, и я могу абсолютно все, - успокоила ее королева, и в доказательство своих слов сделала в воздухе изящный пируэт.

Поднявшись к Звездным Камням, Орлита ловко приземлилась рядом с поджидавшим ее там Кадитом. Дракон Предводителя был не самым крупным в Форт Вейра, но во время брачного полета с Орлитой показал себя ловким, смелым и энергичным. Кадит нежно поглядел на золотую королеву и ласково потерся головой о ее шею.

И вот Ш'гал подал знак голубым, зеленым, коричневым и бронзовым всадникам начинать кормить драконов огненным камнем. Несмотря на всю важность этого момента для последующего уничтожения Нитей, Морита никогда не могла заставить себя относиться к нему с подобающей серьезностью. Она смотрела прямо перед собой с непроницаемым лицом, но тем не менее прекрасно знала, как смешно выглядят сейчас драконы: глаза полузакрыты, на мордах задумчивые и немного печальные выражения. Драконы жевали огненный камень крайне осторожно. Камень надо положить на зубы именно так, и не иначе и только тогда кусать: усилие, необходимое для размельчения камня, будучи неправильно приложенным, может запросто лишить дракона языка.

Покончив с огненным камнем, двенадцать крыльев драконов - зеленые, голубые, коричневые и бронзовые тела ослепительно сверкают в ярком солнечном свете, фасетчатые глаза горят жаждой схватки, крылья нетерпеливо трепещут - приготовились к взлету.

- Кадит, они готовы. Их животы полны огненного камня, почему мы не летим? - Морита была одной из тех редких наездниц, которые могли понимать не только своего, но и любого другого дракона. Даже когда они разговаривали между собой.

Кадит покосилась на Орлиту, советуя ей не быть такой нетерпеливой. Орлита была королевой Вейра, как старшая королева - самым сильным драконом во всем Вейре, а так как Форт Вейр был самым большим Вейром Перна, то и самой главной королевой всей планеты. Но во время Падения командовал Предводитель, и Орлите приходилось подчиняться Кадиту и Ш'галу. Как, впрочем, и Морите.

И вдруг, словно по волшебству, дальнее крыло взмыло в небо. Его место было на западе, на самом верху трех летящих друг над другом крыльев. Вслед за первым в воздух поднялось второе крыло, затем третье. Заняв свои позиции, крылья ушли в Промежуток. Затем взлетели крылья северного направления: они пойдут наперерез фронту падающих Нитей. Вот и они скрылись в Промежутке. Исчезли и северо-западные крылья. Ш'гал поднял руку: он поведет свои крылья с востока, вдоль края плато Крома, там, где ожидается появление первой волны Нитей. Королевское крыло тоже заняло свою боевую позицию - так низко над землей, как это только возможно. Более сильные крылья королев давали им дополнительную стабильность в полете.

Впереди плыла Лери на Холте - Морита даже и не заметила откуда они появились. Хаура и Камиана заняли свои позиции внизу, а Морита и Лидора поднялись немного на верх.

- Кадит велел уходить в Промежуток.

- Ты получила от него образ?

- Ясный и четкий.

- Тогда вперед, Орлита!

Черный, черный, еще чернее,

Тут мерзнет огонь и всякий...

Солнце светило им в спину. Вдали голубели горы Набола. Внизу простирались голые равнины восточного Крома. Они ярко блестели - похоже, тут либо выпала необычайно густая роса, либо иней.

Морита взглянула на Холту - все в порядке. Над головой плыли боевые крылья драконов: самое верхнее - крошечные черные точки в бездонной голубизне. Морита оглянулась.

- Как ветер?

Орлита скользнула чуть влево, затем обратно, пробуя.

- Ничего страшного. Он нам не помешает.

"Значит, Нити будут падать чуть под углом", - подумала Морита. Над горами, наверно, будут проблемы: в сильных восходящих и нисходящих воздушных потоках движение Нитей станет далеко не таким предсказуемым, как над равниной. В холодное время года Нити падали быстрее, но сейчас, хотя и было прохладнее, чем в прошлые Падения этого Оборота, до мороза дело все-таки не дошло.

- Приближается!

Морита снова оглянулась. Высоко-высоко в небе она увидела серебряную полоску, неотвратимо приближающуюся к земле. Падение Нитей!

- Первая волна! - Орлита рванулась вперед, наперерез смертоносному ливню.

Морита затаила дыхание. Как и всегда, она очень волновалась, хотя до действительного соприкосновения королевского крыла с Нитями пройдет еще не один десяток минут. Первый удар принимали на себя боевые крылья верхнего эшелона. Она кинула быстрый взгляд на Холту.

- С ними все в порядке, - заверила ее Орлита.

Теперь уже первая волна Нитей был видна во всей своей красе. Небо озарилось вспышками огня. Морита видела, как драконы на всех уровнях атаковали несущиеся к земле споры. Затем по характеру расположения вспышек, она догадалась, что Фронт Падения на сей раз был не сплошной.

- Кадит сообщает, что это волна рваная, - доложила Орлита. - Надо расширить формацию. Южные крылья начинают атаку.

Орлита (Морита знала это на собственном опыте) будет комментировать ход сражения вплоть до того момента, когда придет черед королевского крыла показать себя в деле. Тогда ей станет не до разговоров: все - внимание - тому, как уберечься самой и оградить свою наездницу от обжигающих прикосновений Нитей.

Верхний эшелон пошел на снижение.

- Пострадавших нет, - между тем продолжала Орлита.

"В первые минуты схватки всегда все идет хорошо, - подумала Морита. - И пострадавших обычно не бывает, как бы густо не падали Нити". Всадники - свежие, драконы рвутся в бой. Ошибаться и люди, и драконы начинали потом, где-нибудь на втором часу сражения. Именно тогда случались промахи - Падение не всегда проходило так же, как его первая волна, особенно в конце Прохождения.

- Кадит прицеливается. Кадит дышит огнем. Попадание! - в предельно спокойном тоне Орлиты слышалось возбуждение. - Он ушел в промежуток. Вынырнул из него. Огонь. Все крылья включились в бой. Первый эшелон разворачивается для нового захода.

Теперь ветер нес с собой крошечные частички черной сажи - все, что осталось от сожженных в воздухе Нитей.

- Ни одна Нить не ускользнула от боевых крыльев, - сообщила Орлита.

Порой Нити сыпались с небес огромными гроздьями, и тогда драконам приходилось нелегко. Впрочем, некоторые опытные наездники считали густую первую волну Падения хорошим знаком: "В конце будет легче", - утверждали они. Сколько Падений уже осталось за плечами, сколько первых волн, сколько возможных вариантов... Есть с чем сравнивать. Но всегда любые два описания даже одного и того же Падения, и даже двух всадников одного и того же крыла отличались друг от друга.

Старый Л'мал как-то говорил Морите, что выносливость и боевая мощь драконов ограничены только способностями их всадников к хвастовству. И все же, как бы дракон не летал, если ни одна Нить не достигла земли, он со своими обязанностями справился.

Под крыльями Орлиты неслась равнина Крома, но Морита не смотрела вниз. Ее взгляд был устремлен вперед - привычное разделение обязанностей с Орлитой: Морита же видела не только то, что проплывало перед ее собственными глазами, но и все, на что падал взор ее золотой королевы. Как часто Морите хотелось взмыть в небеса и со всего размаху врезаться в самую гущу схватки, как это делали другие наездники и другие драконы. А вместо этого ей приходилось ждать у самой земли и ждать появления пропущенной другими Нити. Порой она, а может это в ней говорила Орлита, завидовала зеленым драконам. Да, от того, что те жевали огненный камень, они не могли откладывать яиц - оно и к лучшему, не то зеленые драконы уже давным-давно заполонили бы весь Перн. Но зато они могли сражаться по-настоящему. И пусть их подстерегала опасность. Без нее нет радости победы!

- Нить!

- Хаура! - Ферта видит! Ферта вступает в бой!



Молодая королева вильнула в сторону, огнемет полыхнул огнем, и только черный пепел остался от летевшей к земле смертоносной Нити.

- Орлита, передай, что надо увеличить интервал между драконами. Камиана остается с Лери. Мы летим на юг. Хаура пусть возьмет на себя север.

Орлита послушно развернулась, набирая понемногу скорость и высоту.

Наступало самое тяжелое время Падения, когда приходилось бесконечно летать взад-вперед. Но другого выхода не было: внизу лежали плодородные поля Крома - результат трудов многих поколений крестьян.

Они приближались к первой гряде холмов, к первым холдам Крома. Ряды окон на склонах крепко-накрепко закрытые металлическими ставнями ярко блестели на солнце.

- Орлита, - попросила Морита, - попробуй узнать у стража, все ли там здоровы?

- Он ничего не знает, - презрительно ответила королева.

Орлите явно не доставляло удовольствия связываться с этими глупыми тварями. Впереди показалась вторая гряда, и драконы начали набирать высоту.

- Кадит велел собраться над холдом Кром, - передала Орлита.

Морита представила себе огненные высоты Крома, зашептала свой стишок-защиту от холода Промежутка, и на слове "чернее" очутилась над главным холдом Крома. Этот холд располагался на берегу реки, и когда ставни были раздвинуты, из его окон открывался великолепный вид на пороги. Скот, обычно пасущийся на лугах вдоль реки, теперь, похоже, весь стоял в стойлах.

- Местные стражи тоже ничего не знают, - проинформировала Орлита свою наездницу. - Они беспокоятся из-за Падения, но это и все... Кадит сообщает, что Нити сейчас идут очень густо, и что нам следует соблюдать осторожность. Три дракона уже получили легкие ранения. С огнем у всех драконов хорошо, и крылья в полном порядке...

Вдруг Орлита резко вильнула в сторону, и Морита увидела опускающийся клубок Нитей. К нему несся голубой дракон.

- Наша позиция лучше, - воскликнула Морита, зная, что Орлита передаст предупреждение голубому дракону и его всаднику.

Когда они пролетали под Нитями, Морита прицелилась и нажала на спуск огнемета. Огненная струя точно попала в цель, но рядом промелькнули голубые крылья и брюхо.

- Слишком близко! - воскликнула Морита. - Кто это был?

- Н'мен, на Джелте, - ответила Орлита. - Один из молодых голубых. Ты его не задела.

- Небольшой ожог, возможно, научил бы его дисциплине, - никак не могла успокоиться Морита, но у нее отлегло от сердца, что молодой всадник и его дракон не пострадали. - Это же глупо и безответственно - боевому дракону летать так низко над землей! И потом, как он мог нас не заметить? У него что, глаз нету? Ну, я ему задам!

- Нити! - прервала ее Орлита, бросаясь в новом направлении. Но на сей раз Лидора была ближе, и Орлита уступила.

Королевское крыло перегруппировалось, и битва продолжалась. Орлита сообщала о все новых и новых ранениях - к счастью, все не слишком серьезные. Наездники запрашивали огненного камня для драконов, исчерпавших запасы. Они встречались с подвозящими камень учениками. Глядя на них, Морита на всякий случай проверила уровень горючего в баке огнемета. Оставалась еще почти половина. Позади остались поля Крома. Теперь под ними высились украшенные снежными шапками горы, разделяющие Кром и Набол. На их голых, негостеприимных склонах Нити вряд ли нашли бы себе пропитание, но королевы сражались, не теряя бдительности. И вот Ш'гал и Кадит приказали драконам передислоцироваться через Промежуток к самому Наболу.

Хаура доложила, что у них с Лери закончилось горючее, и что они, дескать, приземляются у шахты получить от учеников запасные баки.

- Лери, поинтересуйся, может, здешний страж что-нибудь знает?

- Холта говорит, что все стражи глупы, ничего не знают и знать не могут. И что для нас они совершенно бесполезны.

Любая посадка для Холты являлась проблемой - старая королева была уже далеко не такой подвижной и ловкой, как раньше. Поэтому Лери предусмотрительно приземлилась на огромном уступе над шахтным холдом. Ученик на молодом зеленом драконе вынырнул из Промежутка. На шее у него висело два полных бака. Ловко приземлившись рядом с Холтой, юный наездник соскочил со своего дракона и мигом заменил пустой бак огнемета Лери на полный. Еще мгновение, и Холта, шагнув вперед, рухнула с уступа, расправляя в воздухе широкие крылья.

- Они берегут силы, - сообщила Морите наблюдавшая за этой сценой Орлита. - Это хорошо.

- Летим к Кадиту, - решила Морита.

Они вошли в Промежуток и вынырнули из него над горным ущельем как раз в тот миг, когда клубок Нитей упал на острый скальный гребень.

- Тапета сейчас с ними разберется!

Обжигая скалы своим огненным дыханием, к месту падения Нитей из поднебесья рухнул зеленый дракон. В последнюю секунду, когда, казалось, она вот-вот разобьется, дракон распахнула сложенные до этого мига крылья и благополучно отвернула.

- Давай туда! - приказала Морита. - Никакому наземному отряду не добраться до этого места.




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   26


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет