Энн Маккефри. Морита повелительница драконов



бет14/26
Дата25.04.2016
өлшемі3.92 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   26

- Лери знает Форт Вейр как свои пять пальцев, - кивнул К'дрен. Он наклонился и поднял пять кусочков пергамента - по одному каждого Вейра. - Я буду очень рад, если все это окажется ни к чему... Однако мне как-то спокойнее теперь, когда мы готовы к самому худшему.

- Я бы предложил еще, - добавил С'лигар, подбирая причитающиеся ему списки, - чтобы мы использовали в качестве замен не отдельных всадников, а целые крылья.

Это предложение встретило дружное одобрение других Предводителей.

- Обмен крыльями - идея, безусловно, хорошая, проворчал Л'бол, - но меня больше беспокоит отсутствие наземных отрядов.

- Не беспокойся, - вмешался К'дрен. - Королевы уже обсудили этот вопрос, и теперь на каждое Падение будут вылетать не одно, как обычно, а сразу все шесть королевских крыльев.

- А кто предложил использовать учеников, вместо наземных отрядов - с кислой миной спросил М'тани.

- Может, нам и на это придется пойти, - ответил С'лигар.

- Да они же начисто лишены чувства долга!.. - начал М'тани.

- Все зависит от Наставника, - прервал его К'дрен, - не так ли?

- Королевы обещали за ними присмотреть, - быстро, пока М'тани не успел обидеться, вставил С'лигар. - Что нам еще остается?

- Я еще не встречал ученика, который бы ослушался королеву, - кивнул Ф'гал.

- Скажи, С'перен, теперь, когда Морита заболела, кто поведет королевское крыло? Камиана?

- Нет, Лери. В конце концов, ей это не впервой.

- Предводители переглянулись.

- Ну, если кто-нибудь из вас возьмется ее отговорить... - начал С'перен, и не думавший скрывать своего раздражения, - пусть попробует. Свой долг перед Вейрами и Перном Лери давным-давно выполнила с лихвой. С другой стороны, если кто и сумеет руководить, так это она. Ш'гал и Морита больны, а Лери, по крайней мере, Вейр доверяет.

- Как себя чувствует Морита? - спросил С'лигар.

- Лери говорит, что Орлита спокойна. Она как будто ничем не обеспокоена и в скором будущем собирается откладывать яйца.

- Сейчас не время потерять королеву, готовящуюся принести потомство - покачал головой М'тани. - Болезнь накатывает так внезапно и смерть наступает так быстро, что драконы ничего не успевают понять. А потом не успеешь оглянуться, как они уже уходят в Промежуток, - он судорожно сглотнул, пытаясь сдержать подкатившиеся к глазам слезы.

- Когда Орлита отложит яйца, она никуда не полетит до тех пор, пока потомство не проклюнется, - тихо прошептал С'лигар. - С'перен, ваши кандидаты для Запечатления готовы?

- Нам еще только предстоит их отобрать, - покачал головой С'перен. - Нам казалось, что времени у нас сколько угодно...

- Вы уж отбирайте потщательнее, прежде чем привезти нового человека в Вейр, - угрюмо посоветовал Л'бол.

- Если возникнет необходимость, в Вейре Плоскогорье есть несколько перспективных молодых людей. Возможно, совместными усилиями мы сможем набрать требуемое количество здоровых кандидатов? - Предводители согласно закивали. - Ты передашь наше предложение Лери?

- Форт Вейр благодарит вас. Конечно, передам.

- Еще один вопрос, - сказал С'лигар. - И на сегодня это, наверно, будет все. До меня дошли слухи, что кое-кто планирует после окончания Прохождения отправиться на Южный континент на разведку.

- После того, что случилось? - Л'бол не верил своим ушам.

- Об это-то я и говорю. Мы не можем рисковать! Южный континент трогать нельзя!

- Абсолютно разумное запрещение! - согласился с ним К'дрен.

М'тани кивнул и вопросительно посмотрел на С'перена.

- Я, конечно, не могу решать за Ш'гала, - сказал наездник, - но лично я не вижу, почему у нашего Вейра могут возникнуть какие бы то ни были возражения против этого запрета.

- В моем Вейре любые полеты на Южный континент будут запрещены раз и навсегда! - заверил собравшихся Ф'гал.

- Ну, тогда вроде, все, - подвел итог С'лигар. - Мы предоставим королевам передавать каждому Вейру, сколько крыльев он должен выставить на каждое Падение до окончания этой проклятой эпидемии. Вся необходимая информация теперь у нас в руках, - и он потряс свернутыми списками. - До свидания, друзья. Счастливого вам полета! Пусть ваши Вейры... он замялся, не уверенный, как будет воспринята это обычная формула прощания.

- Пусть ваши Вейры процветают! - закончил за него К'дрен. - Так было всегда!

Наездники вернулись к своим драконам. Одновременно, словно они отрабатывали этот маневр много-много раз, драконы взмыли в воздух, и, словно по команде, исчезли в Промежутке.

Даже после того как барабаны стихли, их гул продолжал отдаваться эхом в голове измученного Капайма. Из-за них он никак не мог заснуть. А если и засыпал, то что это был за сон! Сплошной кошмар! Стоило ему смежить веки, как за ним принималось гоняться мохнатое, пятнистое чудовище, подарившее беззащитному континенту неведомую ранее болезнь. Если бы только моряки оставили того зверька в воде! Если бы только оно издохло прямо на судне! Если бы только жители близлежащих холдов не оказались такими любопытными! Если бы, если бы, если бы! Если бы желания превращались в драконов, весь Перн летал бы по воздуху!

И если бы у Капайма еще оставалось хоть немного сил, он потратил бы их на поиски средства, способного победить эту болезнь. Древним, вне всякого сомнения, приходилось сталкиваться с эпидемиями. Действительно, в старых Летописях встречались рассказы о том, как чудодейственные лекарства избавили человечество от болезней, мучивших его еще до Миграции. Отсюда Капайм делал вывод, что Миграция была не одна, как полагали многие, и в том числе Тирон. Миграций было две. Во время первой Миграции переселенцы привезли с собой множество животных: скакунов, быков, собак, и в том числе и предков того зверька, который стал переносчиком страшной инфекции. Древние привезли животных в виде зародышей с прежней планеты своего обитания (так утверждали Летописи) - похоже имелась в виду другая планета, нежели Перн, иначе зачем об этом писать? Да, они перебрались именно на Перн, а не просто на Южный континент. А потом произошла вторая Миграция - с Южного континента на Северный. Возможно, с горечью размышлял Капайм, эти кошки, прячась по темным норам, всегда являлись разносчиками смертоносной заразы. Просто об этом никто не знал. Не знал до того момента, как по воле случая моряки подобрали в море свою смерть. Ну что стоило Древним чуть поменьше хвастаться своими достижениями в борьбе с болезнями и чуть поподробнее описать, как именно они это делали!

Он же лекарь! Сперва он должен поправиться и тем самым доказать, что можно оправиться от этой проклятой болезни. Надо только как следует поразмыслить над тем, как же все-таки с ней бороться... Словно специально мешая ему думать, начался новый приступ кашля. Немного оправившись, Капайм потянулся за микстурой, оставленной Десдрой на столе. Хорошо бы она зашла.

Несколько раз за время болезни на пороге комнаты появлялся Фортин, пытаясь получить санкцию Капайма на что-то... главный мастер лекарь не помнил, на что именно. Он только надеялся, что его ответы хоть чуть-чуть помогли Фортину. Появлялся и Тирон - скорее, чтобы самому убедиться и потом оповестить весь Перн, что главный мастер лекарь еще жив, нежели чтобы утешить или приободрить больного.

После микстуры горло болело уже не так сильно. Капайм уже даже начал различать вкус сваренного Десдрой эликсира. Одним из основных компонентов микстуры, как понял мастер лекарь, являлся тимус. Что ж, Капайм мог только одобрить его применение в этом случае... Если его собственная болезнь протекает так же, как и в тех случаях, что он наблюдал, то кашель должен скоро пойти на убыль. И если благодаря строгой изоляции он не подхватит какой-нибудь вторичной инфекции (типа пневмонии или ангины), то выздоровление уже не за горами.

Вот К'лон, голубой наездник из Форта Вейр, выздоровел. Капайм мог только надеяться, что у всадника и в самом деле была та самая болезнь, что упорно не желала поддаваться лечению, а не какая-нибудь заурядная простуда. Надежду внушало то, что друг К'лона, с которым тот часто виделся, жил в пораженном эпидемией Айгене, и что лекарь Форт Вейра Берчар и ухаживавший за К'лоном всадник тоже заболели. Капайм старался не думать о том, что наездники умирают так же быстро, как и жители холдов. Наездники не могут умирать! До конца Прохождения оставалось еще целых восемь Оборотов. А количество драконов и всадников было ограничено.

Десдра давным-давно должна была принести ему супу! Вообще-то Капайм ждал ее прихода вовсе не из-за супа, которого ему совсем не хотелось. Просто одиночество уже начинало действовать лекарю на нервы. Трудно долго оставаться один на один с неприятными мыслями. Капайм прекрасно понимал, что должен радоваться своей изоляции - вторичные инфекции и все такое, - но ему так хотелось с кем-нибудь поговорить!

И все-таки наездники не должны были бы умирать. Они жили не в переполненных холдах, нет, у каждого - свои собственные апартаменты. В конце концов, они даже не болели некоторыми недугами, которыми страдали рядовые жители холдов. Ничего не поделаешь, условия жизни... Да, Айген, Керун, Иста - эти Вейры имели прямой контакт с той проклятой кошкой. А наездники Форта Вейра, Вейр Плоскогорье и Бенден наверняка побывали если и не на обоих, то уж всяко хоть на одном Собрании. Как ни крути, а почти все наездники имели прекрасную возможность заразиться.

Но все-таки, должен же существовать какой-то ответ! Должно существовать лекарство, терапия, метод... Что-то... Где-то... Если Древние могли преодолевать непостижимые расстояния, если смогли из огненных ящериц сотворить могучих драконов, то уж наверно могли справиться с какими-то там вирусами и бактериями! Значит, найти спасение - только вопрос времени. Рано или поздно, убеждал себя Капайм где-то в архивах обнаружится нужная ссылка... Фортин исследовал собранные в библиотечной пещере Летописи. Сейчас ему помогали арфисты, предоставленные мастером Тироном в распоряжение лекарей. Но что, если кто-то из этих неквалифицированных помощников пропустит то самое упоминание, которое так важно найти? Арфист может просто не понять всю важность того, что читает... Впрочем, нечто столь значительное, как эпидемия, наверняка заслуживает большего, нежели простое упоминание?..

Ну когда же, наконец, Десдра принесет этот свой суп? "Не нервничай", - успокаивал он сам себя. - Ты слишком волнуешься. То, что нельзя перенести, следует вылечить. Нет, не так. То, что нельзя вылечить, следует приручить... нет, перенести.

Бессильные слезы текли по его щекам. Новое сообщение. Наверняка плохое. Какие еще могут быть новости, пока не найден способ остановить распространение болезни?

На сей раз сообщение пришло из скотоводческого холда Керун. Там требовались медикаменты. Лекарь Горби извещал, что запасы борраго и аконита подходят к концу. Он также просил прислать ему, если, конечно, возможно, туссилаго для лечения осложнений на легкие, и илекс - для пневмонии. Новый страх поселился в душе Капайма. Из-за небывалого, невероятно быстрого потребления лекарств в пораженных эпидемией холдах там, наверно, скоро уже не останется даже самых простых медикаментов. В кладовых того же скотоводческого холда Керун, где лекарям частенько доводилось сталкиваться с разнообразными болезнями животных, наверняка хранилось куда больше лекарственных трав и кореньев, чем в земледельческих или каких иных холдах и мастерских. Ну кому могло придти в голову запасать лекарства в количествах, достаточных для борьбы с эпидемией?!

А тут еще болезнь нагрянула во время зимы. Большинство лечебных растений собиралось весной, во время цветения, - именно в это время их целительные свойства проявлялись наилучшим образом. Корни и кору собирали осенью. Но лекарства-то требовались сейчас! Где уж тут ждать до весны, а тем более до осени!

Ну где же Десдра? Сколько ему еще терпеть, прежде чем пройдет эта отвратительная слабость?

- Капайм? - тихий голос Десдры подействовал на Капайма словно ушат холодной воды. - Хочешь супу?

- Десдра! То сообщение из Керуна...

- Можно подумать, что кроме борраго и листьев папоротника, на свете и не существует других лекарств! Фортин уже подготовил список возможных замен. Есть, например, еще ясеневая кора и кора самшита, а также тимус. Кто может сказать, что из них подействует лучше? Семмент из Плоскогорья полагает, что тимус действует значительно эффективнее против пульмонологических заболеваний, чем все другие лекарства. А мастер Фортин верит в листья папоротника... Как ты себя чувствуешь?

- Словно пустое место! Мне даже рук не поднять! - и Капайм попытался продемонстрировать свое бессилие.

- Слабость - тоже часть болезни. Ты уже неоднократно описывал этот симптом. Что нельзя вылечить...

Внезапный приступ ярости придал Капайму сил, и он запустил в Десдру подушкой. У него, разумеется, не было ни малейшего шанса попасть в цель, и Десдра со смехом аккуратно положила подушку обратно лекарю под голову.

- Похоже, тебе и в самом деле легче. А теперь выпей супа.

- Как остальные, здоровы?

- Пока все здоровы. Даже твой любимый Толокамп, запершийся в своих покоях. Хотя вполне возможно, что он и заработает воспаление легких, стоя целый день у открытого окна, - Десдра злорадно хихикнула.

- Он уже раз двадцать строго-настрого приказывал никого не пускать в холд. Даже туннельная змея не проскользнет через расставленные им бесчисленные посты. Мастеру Тирону, - на губах Десдры появилась улыбка, - потребовалось все его красноречие, чтобы убедить Толокампа дать соизволение разбить рядом с холдом лагерь для тех, кто все-таки приходит в Форт холд. Толокамп упорно считал такой лагерь приглашением для всех бездельников на свете придти и пожить за чужой счет. Тирон, между прочим, ужасно зол на Толокампа за то, что тот не позволил арфистам покинуть холд. Они хотели связаться с другими, более мелкими холдами и мастерскими. То есть, уйти-то из Форт холда он разрешил, но категорически отказался пускать арфистов обратно. Он просто-напросто не верил, что они смеют избежать заражения. Ему, очевидно, представляется, что болезнь - это нечто вроде тумана, крадущегося по долинам и сползающего с горных круч.

Десдра явно пыталась развлечь больного лекаря. Обычно она не отличалась болтливостью.

- Но я же установил карантин.

- О чем я и говорю! - фыркнула Десдра. - Толокампу не следовало покидать Руат. Но когда Алессан заболел, наш почтенный лорд сумел-таки надавить на его брата, и вот он тут. И теперь он через слово рыдает о своей жене и драгоценнейших дочерях, покинутых им в охваченном смертоносной эпидемией Руате, - Десдра криво усмехнулась. - А оставил он их там вовсе не случайно. Ну, или это леди Пендра настояла, чтобы она с дочерьми осталась. Она утверждала, что им необходимо ухаживать за Алессаном!

- А как вообще обстоят дела в Руате и Форт Вейре?

- Руату здорово досталось. Фортин даже отправил туда добровольцев. Что же касается Форт Вейра, то К'лон сообщает, что Морита чувствует себя... ну, в общем, так, как того и следовало ожидать. У Берчара пневмония. Ш'гал и еще девятнадцать наездников больны. А теперь выпей суп, пока он окончательно не остыл. У меня еще много дел. Я больше не могу тут с тобой болтать.

Капайм протянул дрожащую руку к чашке.

- Не стоило тратить столько сил на подушку, - язвительно заметила Десдра.

- Что ты в него подмешала? - с подозрением спросил Капайм, отпивая глоток.

- Немного того, немного этого... Ты попробуй, если поможет, я наварю побольше.

- Вкус у него отвратительный!

- Зато этот суп очень питательный! Пей!

- Да он у меня в горло не пойдет! Я захлебнусь!

- Пей, или я позволю Нерилке, этой тощей дочери Толокампа, ухаживать за тобой, как она уже неоднократно просила.

Выругавшись, Капайм осушил чашку.

- Ну вот, - одобрительно воскликнула Десдра, - звучишь ты, во всяком случае, уже лучше!

- Не скажу, что мне это очень нравится, - говорила Лери С'перену, - но старые драконы могут парить ничуть не хуже молодых. Потому-то мы с Холтой и можем до сих пор летать на Падения с королевским крылом, - и она ласково потрепала свою королеву по плечу. - Скажи мне лучше, и с чего это так холодно? Только этого нам сейчас и не хватало. Уж лучше бы пошел дождь...

- Как ты полагаешь, - спросил занятый своими мыслями С'перен, - сможет Айген выставить на Падение восемь полных крыльев?

- Что? - удивилась Лери и пренебрежительно фыркнула. - Вряд ли. Торента сказала Холте, что половина Вейра больна, а вторая тоже не выглядит особенно здоровой. Это все их любопытство и это проклятое солнце... Нечем заняться в свободное время, вот и жарится на солнце, пока совсем не одуреют. Разумеется, они все, как один, отправились пялиться на диковинную кошку! - она просмотрела лежащий у нее на коленях список. - Не могу сказать, что знаю хоть кого-нибудь из них... видимо, сплошная молодежь. Вот когда Л'мал был Предводителем, я знала каждого наездника во всех без исключения Вейрах.

- С'лигар интересовался здоровьем Мориты.

- Небось беспокоился о состоянии Орлиты и ее будущей кладки?

- С'лигар также предложил своих кандидатов для Запечатления, если у нас...

- Ничего другого я и не ожидала, - прервала его Лери. - Он правильно сделал, что предложил, - смягчилась она, посмотрев на выражение лица несчастного С'перена. - Особенно если учесть, что из всех королев сейчас лишь одна Орлита носит яйца. Лишь она одна, и больше никто.

С'перен кивнул. Он как-то об этом не подумал. Теперь беспокойство С'лигара о здоровье Мориты предстало перед ним несколько в другом свете.

- Не волнуйся, С'перен. Морита поправится, вот увидишь. Орлита не отходит от нее ни на шаг. Более сострадательную королеву трудно даже и сыскать. Впрочем, это общеизвестно.

- Я как-то полагал, что это относится только к раненым драконам.

- Что? И ни капли сочувствия своей собственной наезднице? Ну разумеется, Орлита помогает Морите всем, чем только возможно. Другие Вейры могли бы кое-чему поучиться у нашей старшей королевы. Между прочим, меня ничуть не удивит, если после того, как Морита поправится, у нас в Вейре произойдут некоторые весьма значительные перемены... - Лери широко улыбнулась. - А уж когда Орлита вновь поднимется в брачный полет... Порой девушка должна выказать свои желания своей королеве.

С'перен лишь с огромным трудом сдержался и не проявил своего удивления. Конечно, они с Лери друзья, и старая наездница всегда чувствовала себя легко в его обществе. Но на что это она намекает? Ему нравилась Морита. В прошлый Оборот они с Орлитой славно поработали, залечивая большой ожог Нити на боку его Клиота. А потом его бронзовый поднялся в брачный полет. По правде сказать, С'перен был тогда даже доволен, что его дракон проиграл. С'перену хотелось стать Предводителем Вейра далеко не так сильно, как Клиоту спариться с Орлитой.

- К'лон?! - спросила Лери, нарушая плавное течение его мыслей.

Клиот тут же подтвердил прилет Рогета и сообщил, что уже подвинулся, голубой всадник сможет приземлиться на площадке перед вейром Лери.

- Ему давным-давно пора было вернуться, - проворчала Лери. - Должен же в конце концов найтись еще один всадник, способный взять на себя часть обязанностей К'лона! А то он так долго не протянет. У него, видите ли, чувство вины... Скорее, пользуется случаем вылететь из Вейра и повидать этого своего друга в Айгене.

То, что голубой наездник устал, не вызывало ни малейших сомнений. Он едва волочил ноги.

- Пять капель из голубого флакона, - прошептала Лери С'перену и громко продолжила: - С'перен, дай-ка К'лону чашу моего специального кла. А ты, - продолжала она, обращаясь к голубому наезднику, - садись, пока не упал.

- Пей до дна, - сказала она, когда К'лон уже сидел в кресле с чашей горячего кла в руках. - По крайней мере согреешь свою кровь до нормальной температуры. Она у тебя небось замерзла после всех этих бесчисленных Промежутков. Ты почти такой же синий, как и твой Рогет... Ну, а теперь рассказывай, какие новости?

- Новости превосходные, - радостно объявил К'лон. - Мастер Капайм и впрямь находится на пути к полному выздоровлению. Я разговаривал с Десдрой. Он все еще очень слаб, но ругается уже на всю мастерскую. Она говорит, что скоро им придется его связать, чтобы он не вставал с постели. А Капайм требует подать ему Летописи... Но самое лучшее в том, - добрые вести, похоже, вернули К'лону утраченные силы, - что он утверждает, будто сама по себе болезнь не убивает. Смертельными оказываются вторичные инфекции типа пневмонии или бронхита. Если их удается избежать, то все хорошо. Вся беда в том, - лицо К'лона приняло печальное выражение, - что в холдах это просто невозможно. Слишком много народу согнано в слишком маленькие помещения. Не хватает места... особенно теперь, когда так резко похолодало. Где я только не был... Даже в холдах, где ничего не знают об эпидемии и полагают, что беда пришла лишь к ним одним...

- А'мурри? - тихо спросила Лери.

- У него пневмония, - не в силах больше сдерживать своего горя, заговорил К'лон со слезами на глазах. - Одна из ухаживавших за ним женщин простудилась и вот... Фортин дал мне для него лечебный эликсир и согревающую мазь. Я заставил А'мурри принять привезенное мною лекарство, и он перестал кашлять. А потом я как следует его растер. Он растерянно глядел на Лери и С'перена, которые явно не знали, чего от него можно еще ожидать.

- Я должен был повидать А'мурри, - оправдывался К'лон. - Я должен встречаться с ним. И буду встречаться при удобном случае! Я не могу заразить его тем, чем уже сам переболел! И не говорите мне, что вполне достаточно, что Рогет и Гранта могут связываться друг с другом. Это я и сам прекрасно понимаю, но мне тоже надо видеть А'мурри, - слезы покатились у него из глаз, и он поспешил скрыться за чашей кла. - Весьма вкусно, - сказал он осушив чашу до дна. - Что еще я могу вам рассказать...

Он замолк, заморгал, сглотнул... его голова начала клониться набок. Лери, пристально наблюдавшая за наездником подозвала С'перена.

- Отлично сработало, - сказала она, когда С'перен ловко подхватил сползавшего с кресла на пол К'лона. - Заверни его вот в это, - она скинула с плеч теплую шкуру, - он проспит минимум двенадцать часов. Холта, будь умницей, скажи Рогету, чтобы он переночевал в своем собственном вейре. Пусть тоже отдохнет.

- А что, если он вдруг понадобится? - спросил С'перен, показывая на неподвижное тело спавшего непробудным сном К'лона. - Вдруг он срочно потребуется какой-нибудь мастерской, или холду, или даже А'мурри?

- Ну, А'мурри, разумеется, имеет предпочтение перед какими-то там мастерскими и холдами, - задумчиво сказала Лери. - Я не могу делать вид, будто ничего не произошло. К'лон нарушил карантин. Более того, он нарушил прямой приказ. Я подберу ему потом подходящую меру наказания. А пока вот что... Место К'лона могут ведь занять и другие, не так ли? Особенно учитывая, что большей частью он перевозил медикаменты и лекарей. С этим могут справиться и ученики! Они будут чувствовать себя смелыми, но при этом им будет достаточно страшно, и они не станут попусту рисковать. Пакеты можно сбрасывать, ни с кем не вступая в контакт, а ответные сообщения подбирать на достаточном удалении от источников инфекции. Пусть-ка попрактикуются приземляться около флажков, а не на гребнях, как они, похоже, привыкли. Пойдет им только на пользу... Сейчас, однако, надо позаботиться о том, чтобы все узнали привезенные К'лоном радостные новости, и особенно то, что эпидемия сама по себе не убивает. Мы должны еще тщательнее следить за нашими выздоравливающими. Те, у кого есть хоть малейшие признаки простуды, пусть даже близко не подходят к больным!.. В общем, так, мой друг, иди-ка ты в Нижние Пещеры и расскажи всем о сообщении из мастерской лекарей, - Лери аккуратно свернула списки и положила их на полочку, - а потом объяви, какие именно крылья завтра вылетают на Падение.

Свет множества ламп, окружавших постель Капайма, падал на выцветшие страницы старых Летописей на столе мастера лекаря. Рядом на стуле сидел Тирон, главный мастер арфист Перна. Тирон хмурился, глядя на Капайма - весьма непривычное выражение лица для человека, известного своим добродушием и оптимизмом. Эпидемия, нет, точнее сказать, пандемия, наложила свой отпечаток на всех и каждого - даже на тех, кого она вроде бы не затронула.




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   26


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет