Энн Маккефри. Морита повелительница драконов



бет9/26
Дата25.04.2016
өлшемі3.92 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   26

- С Куланом я поговорю. А ты узнай поточнее, кто уже успел отправиться по домам. И пришли ко мне несколько человек - мне потребуются посыльные. Надо вернуть наших гостей. Ни одно животное не должно покинуть этот холд, пока мы не выясним, что это за болезнь и как с ней бороться.

- А как быть с людьми?

- Ну, так как где одни, там и другие, то и людям тоже нельзя покидать холд. Еще мне хотелось бы поговорить с мастером Скандом. О Вандере.

Кулана совсем не обрадовало, когда его остановили. "У скакуна просто утренний кашель, - утверждал он. - Трава тут, мол, другая, да и пыли много. Разойдется по дороге." Кулан нервничал. До его холда было три дня пути. Уезжая, он оставил вместо себя своего старшего сына, и по правде сказать, сильно сомневался, что тот справится с обязанностями лорда холда. Но на все его возражения Алессан твердо ответил, что вряд ли Кулан хочет привести домой больного и наверняка заразного скакуна. Потратить лишний день, чтобы иметь в руках надежное лекарство - это вполне того стоит.

Нахмурившись, лорд Толокамп следил за этим спором.

- Нужны ли столь крутые меры? - с сомнением в голосе спросил он, когда Кулан и его спутники повернули обратно к холду. - Я имею в виду, что всем этим людям не терпится вернуться в свои холды. Как, впрочем, и мне самому.

- Маленькая задержка, лорд Толокамп. Пока мы выясним, что творится с скакунами. Вы и ваши благородные спутницы, разумеется, не откажетесь погостить у нас подольше?

Толокамп явно не ожидал столь решительного ответа.

- Дамы вполне могут и погостить, но я как раз хотел попросить вас связаться с Форт Вейром, чтобы они доставили меня домой.

- Как вы сами сказали несколько минут тому назад, дело тут, вероятно, весьма серьезное. Ни вы, ни я не можем позволить болезни беспрепятственно распространяться по нашим стадам. Уж всяко в это время Оборота. Вполне возможно, что болеют только беговые скакуны... Но я никогда не прощу себе, если не приму мер предосторожности. Кулан связан с моим холдом, но мне было бы очень приятно, если бы вы поговорили с теми, кто связан с вами. Я не хочу никого пугать, но четыре скакуна уже умерло и неизвестно сколько еще умрет...

- Ну, я...

- Спасибо, лорд Толокамп. Я всегда знал, что могу на вас рассчитывать, - и Алессан быстро, пока его собеседник не успел придти в себя, пошел прочь.

Он направился на кухню, где усталые слуги варили большие котлы кла и пекли сладкие булочки для завтрака. Как он и надеялся, Оклина была здесь. Судя по ее измотанному виду, она еще даже не ложилась.

- Оклина, - позвал Алессан. - У нас неприятности. Появилась какая-то необычная болезнь. Скажи леди Оме, что пока мы не выясним, что это такое и как ее лечить, я распорядился никого не выпускать из холда. Она умеет убеждать других. Сейчас нам это очень даже пригодится. Кстати, где наш брат Макфар? Все еще спит?

- Он уехал. Где-то часа два тому назад.

Алессан нахмурился: Макфар выставил на скачки двух скакунов.

- Когда поговоришь с матерью, пошли кого-нибудь за ним вдогонку. Вряд ли он успел далеко уехать. Передай ему...

- Что тебе срочно надо с ним посоветоваться, - усмехнувшись подсказала Оклина.

- Точно! - согласился Алессан, ласково потрепав девушку по плечу. - И расскажи обо всем остальным братьям.

К тому времени, когда Алессан вернулся во двор, там его уже поджидал Норман с посыльными. Он велел посыльным вооружиться короткими мечами и незамедлительно отправиться вдогонку за теми, кто успел покинуть холд. Уехавших следовало вернуть под любыми предлогами. В случае, если все доводы окажутся безрезультатными, Алессан велел применять силу. Своим братьям, откликнувшимся на его зов, он приказал проследить, чтобы ни одна живая душа не покидала Руат. И тут из зала во двор выскочил лорд Толокамп. Он явно был настроен как следует поспорить.

- Алессан, - громогласно начал он, - я совсем не уверен, что все эти меры так уж необходимы...

Протяжный гул барабанов Речного холда прервал его пламенную речь. Алессан уловил код "сверхсрочно" и код "лекарь" - тот, кто послал это сообщение, и почувствовал удовольствие при виде изумленного лица лорда Толокампа. Но барабаны продолжали гудеть, и вскоре Алессану стало не до тщеславной радости. Все кругом слушали, затаив дыхание, и те, кто не знал кодов барабанщиков понимали, что произошло нечто страшное, глядя на тех, кто знал. Барабаны, думал Алессан, отличное средство связи, но больно уж громогласное.

- Начало эпидемии, - гудело над холдом. - Болезнь быстро распространяется по континенту от Айгена, Керуна, Телгара и Исты. Очень заразна. Инкубационный период от двух до четырех дней. Головная боль. Кашель. Требуется предотвращать вторичную инфекцию. Высокий процент смертных случаев. Лечить симптомы. Изолировать больных. Немедленно вводится карантин. Лошади крайне подвержены заболеванию. Повтор: предупреждение об эпидемии. Передвижение запрещается. Собрания отменяются. Капайм.

В конце следовал код, требующий передачи этого сообщения дальше.

- Но у нас же здесь только что окончилось Собрание! - яростно воскликнул Толокамп. - И никто не болен, не считая пары скакунов. А они и близко не подходили ни к Керуну, ни к Исте!

Толокамп подозрительно взглянул на Алессана, словно это молодой лорд каким-то образом подстроил послание Капайма.

- Болен Вандер и двое его конюхов...

- Перебрали немного, всего и делов-то! - отмахнулся Толокамп. - Капайм говорит, что болезнь распространяется, а не то, что она уже достигла Раута.

- Когда главный мастер лекарь Перна объявляет о введении карантина, - тихо, но твердо сказал Алессан, - наш с вами долг, лорд Толокамп, следовать его указаниям!

Алессан и сам не почувствовал, что говорит совсем как его покойный отец. Толокамп открыл было рот, да так и не нашелся что сказать в ответ.

Больше они ни о чем поговорить не успели, ибо все, кто понял суть сообщения, собрались вокруг двух лордов.

- О чем это сообщал Капайм?

- Нельзя вводить карантин! Мне надо срочно вернуться в мой холд!

- У меня коровы вот-вот должны отелиться...

- Моя жена дома одна с двумя маленькими детьми...

Плечом к плечу с Алессаном, лорд Толокамп подтверждал встревоженным людям сообщение об эпидемии, переданное Капаймом, и его право объявлять карантин.

- Мастер Капайм никогда не вводил бы карантин понапрасну!.. Как только мы передадим сообщение дальше, мы незамедлительно запросим новые детали... Это простая предосторожность... Да, вчера во время скачек действительно умер скакун... Мастер Сканд, наверно, сможет сообщить нам кое-какие подробности о борьбе с этим заболеванием... Нет-нет, никто не имеет права покидать холд. Вы можете принести болезнь в ваш собственный холд, а вы ведь этого, вероятно, не хотите?.. Пара дней - это не так уж много, если на карту поставлена ваша жизнь и ваших близких...

Алессан отвечал на вопросы, а сам быстро пытался подсчитать, каковы в холде запасы продовольствия. Скоро гости исчерпают свои взятые из дому припасы, и тогда кормить их придется ему. А если некоторые из них заболеют... если это действительно эпидемия, то где разместить больных? Лазарет никак не сможет вместить больше двадцати человек. И это уже слишком много. Придется устанавливать койки в Зале. Или стоит переоборудовать конюшни?.. Как там сказал Норман? Четыре скакуна уже умерли и девятнадцать кашляют? Двадцать четыре из ста двадцати двух, и это за первые сутки. Он никогда не рассчитывал столкнуться с чем-либо подобным. Безразличная и неумолимая, словно Нити, эта новая болезнь грозила опустошить холды. И не было драконов, способных с ней сразиться. Есть ли в древних Летописях, о которых всегда с таким почтением говорил его отец, хоть что-то о подобном несчастье?

- Вон идет твой лекарь, Алессан, - прервал его раздумья Толокамп. Вместе они двинулись навстречу появившемуся в дверях мастеру Сканду. Обычно невозмутимый лекарь теперь казался запыхавшимся и встревоженным. Он поминутно вытирал раскрасневшееся лицо не слишком-то чистым носовым платком. Алессан всегда считал Сканда довольно заурядным лекарем - вполне способным справиться с частыми в холде родами да оказать первую помощь при травме. Но при эпидемии... Алессан здорово сомневался, что от Сканда будет хоть какой-то прок.

- Лорд Алессан. Лорд Толокамп, - Сканд тяжело дышал. - Я пришел, как только узнал, что вы хотите меня видеть. Мне кажется, я слышал барабаны. Там был код лекаря, я не ошибся? Что-то случилось?

- Чем болен Вандер?

Резкий тон вопроса заставил лекаря насторожиться. Он хмыкнул и еще раз вытер лоб платком.

- Ну, по правде сказать, я несколько затрудняюсь вам ответить. Видите ли, как это ни странно, но приготовленная мною вчера настойка сладкого корня не оказала ни малейшего эффекта. Причем доза была такая, что заставила бы как следует пропотеть даже дракона. - Сканд снова воспользовался своим платком. - Вандер жалуется на страшную головную боль, которая не имеет ничего общего с чрезмерно усердными возлияниями. Еще вчера вечером он чувствовал себя неважно, и потому вообще не пил.

- А двое других? Его конюхи?

- Они тоже больны. Оба жалуются на головные боли и какое-то безумное сердцебиение. Между прочим, и у Вандера, я забыл это сказать, я заметил нечто подобное. Вообще, я склонен лечить их сообразно этим симптомам, хотя пока что особых успехов не наблюдается. А теперь могу я узнать, что это было за сообщение?

- Мастер Капайм объявил о введении карантина.

- Карантин?! Из-за каких-то трех человек?

- Лорд Алессан, - вмешался в разговор высокий худой мужчина, одетый в голубые цвета арфиста. Он выглядел человеком, способным без лишних слов справиться с любым, самым сложным и деликатным делом.

- Я Тьеро, путешествующий арфист, - представился он. - Я могу без труда процитировать мастеру Сканду полный текст сообщения, - и подхватив лекаря под руку, арфист отвел того в сторону.

Застучали барабаны Руата, передавая сообщения дальше, северным и западным холдам, и от наполнившего воздух глухого гула на душе у Алессана стало еще беспокойнее. Тут во двор ворвался всадник, прося помощи с не желающим возвращаться крестьянином. Вслед за ним въехала повозка Макфара, и Алессан тут же поручил ему заняться размещением приехавших на Собрание людей. Одно дело - провести ночь в Зале или перехватить пару часов сна на матрасе в коридоре, и совсем другое - оказаться вынужденным провести в таких условиях несколько дней. Оставив брата вместе с Толокампом разбираться с этим вопросом, Алессан с Норманом отправились на скаковое поле осмотреть больных скакунов.

- Никогда еще не видел, чтобы болезнь косила скакунов с такой быстротой, - заметила Норма. - Ума не приложу, как им помочь. Если это вообще возможно. В своем сообщении Капайм ничего не упоминал о лечении животных. - Подумав, он уныло добавил: - А животные еще к тому же не могут сказать, что у них болит.

- Они могут начать отказываться от еды и питья.

- Только не тяжеловозы. Эти будут работать и есть, пока не рухнут замертво, - и они дружно поглядели в ту сторону поля, где размещались крупные, могучие скакуны выведенной Алессаном породы.

- Надо скакунов и тяжеловозов держать подальше друг от друга.

- Хорошо, лорд Алессан. Но дело в том, что скакуны пили выше по реке, чем тяжеловозы.

- Река широкая, Норман. Будем надеяться на лучшее.

Первым делом Алессан обратил внимание на то, что здоровые скакуны были рассредоточены по самым дальним загонам, а в центре оставались только больные. Несчастные животные кашляли, вытягивая шеи и широко раздувая ноздри. Они тяжело дышали, шатаясь на распухших ногах.

- Надо бы добавить в воду настойку из листьев папоротника и тимус. Если они вообще станут это пить. Возможно, стоит также предложить им крапивы. Некоторые скакуны достаточно умны, чтобы понимать, что способно принести им облегчение. А крапивы у нас пока что предостаточно. - Алессан повернулся к другой стороне поля, где мирно паслось стадо коров. - А как среди них, - спросил он, указывая на стадо, - больные есть?

- О них я, честно говоря, и не думал, - признался Норман, испытывавший, как и все завзятые любители скачек и беговых скакунов, презрение к ленивому и покорному скоту. - Капайм, насколько мне известно, упоминал только скакунов.

- Знаешь, нам все равно придется резать скот, чтобы накормить наших нежданных гостей. После Собрания у нас осталось не так уж много свежего мяса.

- Лорд Алессан, - неуверенно начал Норман, - Даг...

- Значит, и ты был с ним заодно? - косо взглянул на него Алессан.

- Да, сэр, - твердо ответил распорядитель. - Нас с Дагом очень беспокоил этот странный непрекращающийся кашель среди скакунов. Мы не хотели вас тревожить во время танцев, но так как наши скакуны не имели контакта... Смотрите!

Прямо у них на глазах один из тяжеловозов, тащивших груженую повозку, внезапно рухнул на землю.

- Значит, так, Норман. Возьми пару человек и оттащите труп вон туда, на самый край поля. Используйте для этого других скакунов этой же упряжки. Труп сожгите. И записывайте всех мертвых животных. Потом мы компенсируем потери их владельцам.

- Но мне не на чем писать. И нечем. Да и не силен я в этом.

- Я пришлю тебе кого-нибудь. А еще я хочу знать, кто провел ночь на этом поле.

- Большинство конюхов, это уж точно. Ну, еще пара фанатиков типа Рунела и его приятелей. Еще некоторые наездники, не слишком интересующиеся танцами. Особенно после того, как вы любезно прислали сюда пару мехов вина.

- Жаль, что мы так мало знаем об этой болезни, - покачал головой Алессан. - Лечить симптомы, так вроде, советовал Капайм...

- Вот мы и дадим больным скакунам тимус, листья папоротника и крапиву. Может, мы получим сообщение от главного мастера скотовода. Может, оно уже идет к нам...

"Я бы не слишком на это рассчитывал", - подумал Алессан, но вслух об этом говорить не стал.

- Сделайте все, что сможете.

- Можете на нас рассчитывать, лорд Алессан.

Он возвращался напрямик через поле к холду, и никак не мог заставить себя поверить, что все это не сон. Что все это на самом деле. Ведь только вчера они с Моритой остановились вон на том холмике, наблюдая за очередным заездом... А потом она осматривала умершего скакуна. Она его трогала! Но Вейр должен был принять сообщение Капайма. И даже раньше, чем Руат. Морита уже наверняка знает о возможных последствиях своего поступка. И конечно, уж она-то знает, как не заболеть!

Как и все в холде Руат, Алессан много раз видел Госпожу Форт Вейра. Но он никогда раньше не встречался с ней лицом к лицу. Он считал Мориту холодной и чопорной, и не интересующейся ничем, кроме дел своего Вейра. Трудно даже описать, как он удивился и обрадовался, узнав, что она разделяет его безудержную страсть к скачкам. Леди Ома даже сделала ему замечание, что он, дескать, навязывает Морите свое общество. Алессан, разумеется, понимал, что на самом деле его мать заботит лишь то, что он недостаточно внимания уделяет приехавшим на Собрание девушкам - потенциальным невестам. Знал он также и то, что ему и впрямь скоро придется жениться - надо заботиться о появлении наследников. И он старался. Пока не заметил, как Морита скрылась под сценой. Что ж, он выполнил свой долг как лорд холда, а теперь ничто не могло помешать ему получить удовольствие от самого первого проводимого им Собрания. В обществе Мориты...

Теперь, когда вопрос с скакунами пусть и не был решен, но по крайней мере находился в надежных руках, Алессан решил заняться другой, может, даже более важной проблемой. Надо во что бы то ни стало послать сообщения в холды, где нет барабанщиков. И особенно спешно в те, где ждут возвращения своих отцов, матерей, братьев или сестер с необычно затянувшегося Собрания. Еще немного, и люди начнут приходить в Руат в поисках своих родных... И еще одно дело: необходимо узнать, кто еще, кроме Вандера, получил недавно скакунов из Керуна. А если получил, то где эти скакуны находятся. Их следовало как минимум изолировать, а лучше - просто уничтожить. Да, и еще, как быть с недовольными...

- Лорд Алессан, - прервал его раздумья Толокамп руководивший натягиванием шатра над недостроенным сараем, - хоть я и понимаю, что карантин относится ко всем без исключения, и в том числе и ко мне, но тем не менее мне придется вернуться в Форт холд. Я постараюсь не выходить из моей комнаты и ни с кем не встречаться. Уж если здесь такое творится, - и Толокамп указал на переполненный испуганными людьми двор, - то можете себе представить, что происходит у меня дома.

- Лорд Толокамп, мне кажется, что ваши сыновья отлично подготовлены и вполне в состоянии справиться с обязанностями лорда холда.

- Это так, - неохотно согласился Толокамп. - Отправляясь на Собрание, я оставил вместо себя своего старшего - Кампена. Мне хотелось, чтобы он попробовал свои силы...

- Вот и хорошо. Благодаря карантину у него будет отличная возможность на деле проявить свои способности.

- Мой милый Алессан, его никто никогда не учил, что делать в такой, прямо скажем, чрезвычайной ситуации.

- Лорд Толокамп, - сжав зубы процедил Алессан, которому этот разговор уже начинал надоедать. - Вы знакомы с барабанными кодами ничуть не хуже меня. Скажите честно, вы бы позволили кому либо нарушить введенный главным мастером лекарем Перна карантин?

- Ну, разумеется, нет! Но в данной ситуации...

- Я так и думал. К тому же вашему сыну не придется иметь дело с множеством приехавших на Собрание гостей... - и он выразительно поглядел на небольшую группу мрачных крестьян, возвращавшихся в холд в окружении шести вооруженных людей. Вид обнаженных мечей наводил на мысль, что одних уговоров в данном случае оказалось недостаточно. - Кампен всегда может обратиться за помощью в главную мастерскую лекарей, не говоря уже о главном мастере арфисте. - Алессан старался говорить спокойно и убедительно: ссорится с Толокампом сейчас было совсем некстати. Ему еще пригодится поддержка престарелого лорда, особенно когда придется говорить с некоторыми представителями старшего поколения, не привыкшими подчиняться всяким там зеленым и неопытным юнцам. - В сообщение что говорилось? Инкубационный период от двух до четырех дней. Один день вы уже здесь провели. Еще денек, и если вы по-прежнему будете нормально себя чувствовать, то я не вижу, почему бы вам, не афиширую этого, конечно, не вернуться в Форт холд. А пока... пока вы могли бы подать всем хороший пример.

- Да, пожалуй, - смягчился Толокамп. - Отпустишь одного - отпустишь и второго... Что правда - то правда. С точки зрения дисциплины мне не следует нарушать карантина, - он явно был готов пойти на уступки. - Скорее всего, вся эта болезнь связана со скачками. Никогда не разделял подобного увлечения, - и брезгливой гримасой он ясно передал свое презрение к одному из самых популярных развлечений перинитов.

Алессан ничего не успел на это ответить. К ним подошли несколько крестьян. Их лица, на которых легко читалась тревога и мрачная решимость, не оставляли сомнений в том, что именно их волнует.

- Лорд Алессан...

- Да, Турвин, - отозвался Алессан, узнав говорившего - крестьянина из южной оконечности земель Руата.

- Около нашего холда нет барабанов, а нас ждут дома. Мне вовсе не хочется выступать против рекомендаций мастера Капайма, но бывают случаи...

Краем глаза Алессан заметил, как Макфар подозвал к себе несколько человек - все вооружены. Его брат, похоже, предвидел возможность осложнений.

- Вы будете ждать здесь! Это приказ! - резко ответил Алессан, и крестьяне, не ожидавшие такого решительного ответа, даже растерялись. Они с надеждой перевели взоры на Толокампа, но лорд Форт холда делал вид, что ничего не слышит. - Барабаны объявили о введении карантина! - громко, так чтобы его слышали все находящиеся во дворе, продолжал Алессан. - Я лорд вашего холда. Вы все должны подчиняться моим приказам так же, как если бы сейчас было Падение. Никто - ни человек, ни животное - не покинет Руата, пока барабаны не возвестят, что карантин окончен.

В гробовой тишине Алессан быстро прошел ко входу в Зал. Толокамп сразу за ним.

- Тебе придется каким-то образом оповестить людей, чтобы они не приходили в Руат, - тихо сказал Толокамп.

- Знаю, - кивнул Алессан. - Только никак не могу придумать, как это сделать так, чтобы не подвергать риску ни людей, ни животных.

Свернув налево, Алессан прошел в свой кабинет, где высокими стопками лежали проклятые Летописи, до которых у него так и не дошли руки. Хотя здесь тоже спали, сейчас тут не было ни души. Лишь на полу валялись разбросанные в беспорядке шкуры, оставшиеся от торопливо покинувших свои постели гостей. Расшвыривая шкуры ногами, Алессан пробрался к маленькому шкафчику, где он хранил карты. Порывшись в нем, он вытащил небольшой план Руата с обозначенными разными цветами дорогами - пригодные для проезда телег, прохода вьючных скакунов, пешеходные тропы.

- Никогда бы не подумал, что увижу у вас такую прекрасную карту! - не слишком-то тактично воскликнул пораженный Толокамп.

- Как любят повторять арфисты, - с легкой улыбкой, чтобы его слова не прозвучали откровенной издевкой, - Форт холд случился, а Руат планировали.

Он провел пальцем по северной дороге до ее пересечения с главной западной дорогой. Далее тропы расходились на север, на запад, на северо-запад - к двадцати холдам и трем шахтным холдам.

- Лорд Алессан...

Повернувшись, Алессан увидел на пороге кабинета Тьеро, а за ним еще нескольких арфистов.

- Я подумал, что мы могли бы вызваться на роль Курьеров, - весело предложил Тьеро. - Во дворе только и говорят о необходимости послать весточки семьям. Арфисты Перна в вашем распоряжении.

- Спасибо, но вы так же легко могли заразиться, как и все остальные. Я ведь хочу удержать в холде болезнь, а не конкретных людей.

- Лорд Алессан, - сказал Тьеро, не переставая улыбаться. - Сообщение можно передать. - Тьеро подошел к расстеленной на столе карте. - Кто-нибудь из этого холда, - он ткнул пальцем в ближайший к Руату холд, - передаст сообщение в следующий, и не вступая в контакт, вернется обратно. Ну и так дальше, по цепочке.

Задумавшись, Алессан глядел на карту. Предложение, похоже, и впрямь было неплохое. Даг наверняка взял с собой самых быстрых скакунов, но в Руате достаточно скакунов, чтобы отправить гонцов на первые этапы этой импровизированной эстафеты. Действительно, если всадник и скакун вернуться в тот же холд откуда выедут, то опасность распространения инфекции и впрямь будет совсем невелика. Если, конечно, они вернутся...

- А так как ни у кого из арфистов, - между тем продолжал Тьеро, - нет ни малейшего желания надолго покидать Руат, то вы можете не сомневаться в нашем скорейшем возвращении. Кроме того, оповещать о беде - это наш долг.

- Хорошо сказано, - одобрительно проворчал Толокамп.

- Согласен. Тьеро, могу я поручить тебе организовать описанную тобой систему гонцов? А заодно и запиши текст сообщения, чтобы никто ничего не перепутал. Чернила, перья и пергамент лежат вот здесь, в шкафчике. Скажешь, когда все будет готово. А я пока позабочусь о картах и подготовлю скакунов. Смотрите, барабанщики есть тут, тут и тут. Значит, надо направить гонцов вот в эти семь холдов, а они, в свою очередь, смогут оповестить о случившемся всех остальных. Да, и пусть арфисты объявят, что все желающие могут передать весточку домой... На вашем месте я бы поторопился, - добавил Алессан, - если не хотите заночевать в пути.

- Уверяю вас, для арфистов это дело привычное.

- А еще можете поинтересоваться, кто и где покупал скакунов в Керуне? Особенно в последние пару недель.

- Зачем? - удивился Тьеро.

- Вандеру недавно прислали из Керуна нескольких скакунов...

- И в сообщении тоже упоминался Керун, не так ли? Хорошо, будем спрашивать... - и низко поклонившись, Тьеро повел своих собратьев по ремеслу в главный зал, готовиться к поездке.

- Алессан, у меня в Форт холде тоже так много дел... - жалобно начал Толокамп.

- Толокамп, - прервал его Алессан, - мастер Фарелей находится сейчас в своей башне, там, где установлены барабаны. Он поступает в твое полное распоряжение. Проследи, чтобы все сообщения ушли как можно скорее, - и с этими словами лорд Руата быстро вышел из кабинета.




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   26


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет