Федеральное государственное бюджетное учреждение «государственный научный центр дерматовенерологии и косметологии»


ГЛАВА 2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ



бет3/12
Дата02.05.2016
өлшемі2.04 Mb.
түріРеферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
ГЛАВА 2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ.

    1. Общая характеристика обследованных пациентов.

Особенностью настоящего исследования явилось комплексное обследование мужчин, больных урогенитальными инфекциями с целью выявления психогенных и соматогенных причин формирования сексуальных дисфункций и последующей разработки дифференцированной тактики лечебно-реабилитационных мероприятий.

В исследование было включено 106 мужчин, которые были разделены на основную группу (n=80; 75,5%) и группу сравнения (n=26; 24,5%).



Критерием включения в основную группу являлось наличие у больных жалоб на сексуальные расстройства. Пациенты данной группы в зависимости от длительности сексуального расстройства были разделены на 1 подгруппу (пациенты с урогенитальными инфекциями, имевшие сексуальные дисфункции в анамнезе (n=48; 60,0%)) и 2 подгруппу (пациенты с урогенитальными инфекциями, у которых впервые появились жалобы на сексуальные расстройства (n=32; 40%)).

Все обследуемые пациенты находились в трудоспособном и активном репродуктивном возрасте от 17 до 45 лет (средний возраст 31,6 ±5,7 лет).

Согласно задачам исследования всем пациентам было проведено комплексное клинико-лабораторное, сексологическое и психопатологическое обследование. Нами были изучены различия структуры сексуальных, психопатологических расстройств, а также возрастных, социальных и клинических особенностей в зависимости от наличия у пациентов сексуальных дисфункций в анамнезе (пациенты 1 подгруппы) или впервые предъявляемых жалоб на нарушение сексуальных функций (пациенты 2 подгруппы). Группы формировались по факту первичности сексуальной патологии по отношению к воспалительному процессу на фоне заражения урогенитальными инфекциями и сопровождающей их психопатологической симптоматикой.

Для установления возможных механизмов формирования сексуальных дисфункций на фоне воспалительного процесса, вызванного урогенитальными инфекциями, в исследование была включена группа сравнения, включающая 26 (24,5%) пациентов (средний возраст 27,4 ±3,8 лет), неоднократно проходивших обследование и лечение урогенитальных инфекций у врача – дерматовенеролога и/или уролога и не имевших сексуальных нарушений. Основными причинами обращения за медицинской помощью у пациентов данной группы являлись жалобы на состояние мочеполовой системы (у 16 (61,5%) мужчин), а также профилактическое обследование после незащищенных половых контактов (10 (38,5%)).

Критериями исключения из исследования являлись:


  • наличие сифилиса, герпесвирусной и папилломавирусной инфекции в связи со спецификой клинических проявлений, а также неоднократным изучением их в более ранних отечественных и зарубежных исследованиях;

  • наличие острых или тяжелых хронических соматических заболеваний;

  • наличие в патогенезе сексуального расстройства ведущей органической патологии (сосудистых, неврологических, эндокринных патологических заболеваний);

  • выявление у пациентов признаков тяжелой психической патологии (по МКБ-10): органических психических расстройств (F00-F09), расстройств шизофренического спектра (F20-F29), психических и поведенческих нарушений вследствие употребления психоактивных веществ (F10-F19).




    1. Методы клинических, лабораторных и инструментальных исследований.

Всем пациентам было проведено клиническое обследование, включавшее в себя оценку субъективных и объективных проявлений заболеваний мочеполовой системы, данных урологического, сексологического и психического анамнеза, анамнеза жизни.

Клиническое обследование пациентов проводилось как на момент их первичного обращения, так и после проведенной терапии.

Объективное обследование пациентов включало в себя осмотр кожных покровов, видимых слизистых оболочек, состояние периферических лимфатических узлов. При оценке локального статуса учитывались цвет, пигментация, наличие гиперемии, высыпаний на мошонке и в области наружного отверстия уретры, наличие и характер выделений из уретры; оценивался размер яичек, их консистенция и чувствительность при пальпации. При пальпаторном исследовании предстательной железы оценивался ее размер, консистенция, форма, характер поверхности, спаянность с окружающими тканями, состояние междолевой борозды, болезненность, подвижность слизистой оболочки над поверхностью железы; состояние семенных пузырьков.

Также проводилась оценка основных неврологических звеньев, обеспечивающих нормальное функционирование полового аппарата. Нами определялся уровень специфических рефлексов (бульбо-кавернозного,ишио-кремастерного и др.), отражающих состояние сегментарных механизмов сексуальной сферы, также выявляли наличие дорсопатии на пояснично- крестцовом уровне.

При лабораторном исследовании клинического материала, полученного из уретры и предстательной железы, осуществляли идентификацию возбудителей инфекций, передаваемых половым путем Neisseria gonorrhoeae (микроскопическим и бактериологическим методом в соответствии с Приказом МЗ РФ №415 от 20.08.2003), Chlamydia trachomatis и Mycoplasma genitalium (методом полимеразной цепной реакции (ПЦР)), Trichomonas vaginalis (микроскопическим и бактериологическим методом) и условно-патогенных микроорганизмов, в том числе Ureaplasma spp., Mycoplasma hominis (бактериологическим методом с количественным определением).

С целью оценки выраженности воспалительного процесса проводили бактериоскопическое исследование отделяемого уретры (окраска по Граму урогенитального мазка, световая микроскопия при иммерсионном увеличении х1000), при этом проводили подсчет количества полиморфно-ядерных лейкоцитов (ПМЯЛ) в поле зрения, определяли наличие слизь и диссеминированного эпителия уретры. Диагноз уретрита у пациентов подтверждался обнаружением более 4-х ПМЯЛ в поле зрения при исследовании не менее 5-ти полей зрения. Наличие Грам-отрицательных диплококков внутри полиморфно-ядерных лейкоцитов рассматривалось, как лабораторный признак гонококковой инфекции.

Клиническим материалом для микроскопического исследования являлись также секрет предстательной железы и анализ мочи. При этом определялось количество лейкоцитов, эпителиальных клеток, уровень амилоидных телец, лецитиновых зерен и кристаллизации, наличие бактерий, грибов.

Инструментально-диагностические методы обследования включали в себя трансректальное ультразвуковое исследование предстательной железы (ТРУЗИ).

Трансректальное исследование предстательной железы проводили на аппрате Aloka CCD-680 (Япония), эндоректальным датчиком с рабочей частотой 5 МГц после очищения ампулы прямой кишки. Вначале получали поперечные, затем продольные своды предстательной железы и семенных пузырьков. Изменения размеров органов, их эхоструктуры и выявленных патологических очаговых образований проводили в трех взаимоперпендикулярных плоскостях с последующим расчетом объема по стандартной методике.




    1. Методы оценки сексологического и психического статуса.

Для объективной оценки состояния сексуальных функций мужчин применялся клинико-сексологический метод с использованием стандартной карты сексологического обследования (по Г.С. Васильченко), которая включала необходимые анамнестические, антропометрические, эндокринологические, урологические, неврологические и другие сведения о больном, а также особенности его психосексуального развития и сексуального поведения.

Особое внимание уделялось сексологическому анамнезу и выявлению дифференциально-диагностических признаков функционально-психогенных и органических расстройств половой сферы, изучению особенностей психологических проблем, способствующих сексуальной дезадаптации пациентов. Так, в пользу психогенного характера эрекционной дисфункции при отсутствии расстройства сексуального влечения, свидетельствовали следующие признаки: 1) сохранные спонтанные эрекции во сне и после пробуждения; 2) возникновение эрекций при эротических ласках с ее последующим ослаблением при интроитусе; 3) появление эрекции в ситуациях, провоцирующих сексуальное возбуждение, если мужчина исключает для себя возможность половой близости; 4) избирательность нарушений эрекции (с конкретной партнершей или в определенной ситуации).

Для диагностической оценки преждевременной эякуляции учитывали ряд признаков, указывающих на ее вероятный психогенный характер: 1) при половом контакте сексуальное возбуждение у мужчины нарастает постепенно, затем следует неожиданный «подскок» и сразу же происходит эякуляция; 2) парадоксальная реакция - эякуляция наступает тем скорее, чем дольше мужчина стремиться ее задержать; 3) из-за повышенной нервной возбудимости семяизвержение наступает тем быстрее, чем слабее у мужчины эрекция (в норме наблюдается обратное явление); 4) избирательность расстройства, которая проявляется тем, что с одной партнершей мужчина может достаточно легко контролировать длительность коитуса, а с другой не в состоянии делать это; 5) атмосфера спешки и нервозности, сопутствующая половому акту, многолетняя практика прерванного коитуса; 7) спонтанные периоды удлинения полового акта (часто под влиянием ситуационных факторов, отдыха).

Выраженность и динамика сексопатологической симптоматики на момент первичного обращения и на фоне проводимой терапии оценивались по квантификационной шкале СФМ (сексуальная формула мужская). Согласно данной шкале, оцениваемые в баллах 10 шкал суммировались в виде триад (1- потребность в половых контактах, 2 - настроение перед половым актом, 3 - половая предприимчивость,4 - частота осуществления полового акта, 5 - состояние эрекции, 6 - продолжительность полового акта, 7 - частота половых отправлений, 8 - настроение после полового акта, 9 - оцкнка половой жизни, 10 - длительность полового расстройства). При этом первая триада (1-3 шкалы) характеризовала ранние стадии копулятивного цикла, вторая (4-6 шкалы) - объективные параметры реализации акта, третья (7-9 шкалы) - оценку сексуальной деятельности. В процессе сексологического обследования определяли силу половой конституции и характер сексуальной деятельности мужчины. Применение шкалы векторного определения половой конституции мужчины позволило охарактеризовать индивидуальные генетические и поведенческие особенности исследуемых групп больных. Для оценки характера межличностных отношений партнеров применялся опросник «Удовлетворенность браком» (В.В. Столин, Т.Л. Романова, Г.П. Бутенко, 1984).

Психическое состояние больных оценивалось с помощью клинико-психопатологического метода с применением опросника для исследования акцентуированных черт личности, разработанных H.G. Schmieschek на основе концепции личностей K. Leonhard, ММРI, шкалы Гамильтона тревоги и депрессии (HDRS).


    1. Методы статистической обработки.

Полученные в ходе исследования данные были обработаны с применением методов статического анализа (Гланц С. Медико-биологическая статистика. М., 1999. С.459.) Различия признавали статистически значимыми при вероятности Р0,05. При сравнении нескольких групп по количественным признакам использовали дисперсионный анализ с определением критических значений F. Cравнение двух групп по количественным признакам проводили с вычислением двустороннего t-коэффициента Стьюдента. При анализе зависимостей тесноту связи между двумя переменными определяли вычислением r коэффициента корреляции Пирсона. Отсутствие связи констатировали при r=0, при r= -1 и при r=1 связь определяли как обратную и прямую жесткую, при –0,3  r  0,3 как слабая. Статистический анализ выполнен на персональном компьютере с использованием специальной программы медицинской статистики STATISTICA 6.0 и SSPS 12.0.

ГЛАВА 3. РЕЗУЛЬТАТЫ КЛИНИКО-ЛАБОРАТОРНОГО И ИНСТРУМЕНТАЛЬНОГО ОБСЛЕДОВАНИЯ ПАЦИЕНТОВ.

    1. Возрастные, социальные характеристики и особенности сексуального поведения пациентов основной группы и группы сравнения.

Возраст пациентов, включенных в исследование, находился в пределах от 17 до 45 лет. Средний возраст пациентов основной группы составил 34,8±1,9лет, пациентов группы сравнения – 31,7±1,2 лет (р > 0,05). Пациенты в обеих группах находились в активном репродуктивном возрасте и были сопоставимы по возрастному критерию (рисунок 1).

Рисунок 1. Распределение обследованных пациентов основной группы и группы сравнения по возрасту.

Однако при сопоставлении возрастных особенностей пациентов основной группы было установлено, что мужчины 2 подгруппы находились в более молодом возрасте (средний возраст 26,3±1,2 лет), чем мужчины 1 подгруппы (средний возраст составлял 39,1 ±0,9лет (56,2 % обследованных находились в возрасте старше 35 лет, (р < 0,05)) – (таблица 1).
Таблица 1.

Распределение обследованных пациентов основной группы по возрасту.

Возрастные группы

1 подгруппа

(n=48)

2 подгруппа

(n=32)

абс

%

абс

%

до 25 лет*

6

12,5

11

34,4

25 – 34 лет

15

31,3

13

40,6

35 – 45* лет

27

56,2

8

25,0

* р< 0,05

Анализ социального статуса обследованных пациентов показал, что в основной группе высшее образование имели 48 (60,0%) обследованных, что статистически значимо превосходило показатели в группе сравнения - 8 (30,8%) обследованных (р  0,05); количество пациентов в группе сравнения со средне - специальным образованием (11;42,3%), напротив, существенно отличалось от показателей в основной группе (10;12,5%) (р  0,05) (рисунок 2).

* р< 0,05

Рисунок 2. Распределение больных основной группы и группы сравнения по уровню образования.

Полученные данные свидетельствует о возможно высокой подверженности сексуальной патологии мужчин с высоким образовательным уровнем, занимающихся умственным трудом. Однако среди пациентов 2 подгруппы отмечалась наибольшая встречаемость средне – специального образования (р< 0,05), что можно объяснить их более молодым возрастом (таблица 2).

Таблица 2.

Распределение больных основной группы по уровню образования


Уровень образования

1 подгруппа

(n=48)

2 подгруппа

(n=32)

абс

%

абс

%

Среднее специальное*

6

12,5

8

25,0

Высшее неполное

10

20,8

8

25,0

Высшее

32

64,4

16

50,0

* р< 0,05

По характеру профессиональной деятельности и трудовой занятости больные были распределены следующим образом: инженерно – технические (20,0%) и финансово – экономические работники (бизнесмены) (37,5%) преобладали в основной группе (р0,05), а рабочие - в группе сравнения (38,6%) (рисунок 3). Отмечено, что большинство работников образования и культуры находились в основной группе – 15,0%, в отличие от группы сравнения – 3,8% (р0,05). При сравнении характера профессиональной деятельности пациентов основных групп было установлено, что среди обследованных пациентов достоверная разница наблюдалась среди учащихся - во 2 подгруппе (8 (25%) пациентов) (р0,05) и работников культуры - в 1 подгруппе (9 (18,7% ) пациентов) (р0,05) (таблица 3).

* Р< 0,05

Рисунок 3. Распределение обследованных больных по характеру профессиональной деятельности.

Таблица 3.



Распределение обследуемых больных основной группы по характеру профессиональной деятельности.


Род деятельности

1 подгруппа

(n=48)

2 подгруппа

(n=32)

абс

%

абс

%

Инженерно-технические

10

20,8

6

18,7

Финансово-экономические (бизнесмены)

19

39,6

11

34,4


Работники культуры*

9

18,7

3

9,3

Рабочие

8

16,7

4

12,5

Учащиеся*

2

4,2

8

25,0

* р< 0,05

Для уточнения факторов риска формирования сексуальных дисфункций у обследуемых мужчин был проведен анализ их семейного положения и характера их сексуального поведения (рисунок 4). Согласно полученным данным, большинство мужчин группы сравнения состояли в первом браке (46,2%) или были холосты (34,6%), тогда как у больных основной группы отмечалось явное преобладание повторных браков (31,3%) и разводов (18,7%) ( р  0,05), где значительную часть составляли пациенты 1 подгруппы (р0,05) (таблица 4).

* р< 0,05

Рисунок 4. Распределение больных в основной группе и группе сравнения по семейному статусу.

Таблица 4.



Распределение больных в основных группах по семейному статусу.

Семейное положение

Основная группа (n=80)

Группа сравнения

(n=26)

1 подгруппа

(n=48)

2 подгруппа

(n=32)

абс

%

абс

%

абс

%

Состоят в 1-ом браке

9

18,7

13

40,6

12

46,2

Состоят в повторном браке*

20

41,7

5

15,6

3

11,5

Разведен

13

27,1

5

15,6

2

7,7

Холост*

6

12,5

9

28,1

9

34,6

* р< 0,05

С целью определения характера сексуального поведения и выявления влияния заболевания на сексуальную жизнь был проведен анализ количества сексуальных партнеров с начала половой жизни и наличия внебрачных половых связей (таблица 5).

Таблица 5.

Распространенность сексуальной внебрачной активности у обследованных пациентов, состоявших в браке.

Наличие внебрачных связей

Основная группа (n=47)

Группа сравнения

(n=15)




1 подгруппа

(n=29)

2 подгруппа

(n=18)




абс

%

абс

%

абс

%

Постоянно

5

17,2

3

16,7

4

26,7

Периодически (в/половые контакты до 10 раз год)

12

41,4

6

33,3

5

33,3

Редко

6

20,7

5

27,8

2

13,3

Не имеет

6

20,7

4

22,2

4

26,7

* р>0,05

При анализе сексуального поведения обследованных пациентов, состоявших в браке (58,5%) был выявлен высокий показатель распространенности внебрачных связей как в основной (78,7%) группе, так и в группе сравнения (73,3%).

Обследованные мужчины, не состоявшие в браке, отмечали большое количество (более 10) сексуальных партнеров с начала половой жизни, как в основной группе (20; 62,5%), так и в группе сравнения (7; 63,6%), что, несомненно, является фактором риска заражения возбудителями урогенитальных инфекций. Достоверных различий среди пациентов основных групп не отмечалось (р>0,05) (таблица 6).

Таблица 6.



Общее число сексуальных партнеров с начала половой жизни у неженатых мужчин

Количество сексуальных партнеров

Основная группа (n=32)

Группа сравнения (n=11)

абс.

%

абс.

%

1 –5

4

12,5

1

9,1

6 –10

8

25,0

3

27,3

Более 10

20

62,5

7

63,6

* р > 0,05

Таким образом, сексуальное поведение большинства обследованных, характеризовалось наличием значительного количества сексуальных партнеров в течение жизни без статистически достоверных различий в исследуемых группах (р>0,05). Однако была обнаружена существенная разница при рассмотрении сексуальной активности обследованных пациентов за последний год - наличия внебрачных половых контактов, появление новых половых партнеров (таблица 7).

Таблица 7.

Общее количество сексуальных партнеров за последний год.

Обследуемые группы

Количество сексуальных партнеров

не имели*

1

2-5

6-10

Более 10*

1 подгруппа (n=48)

6 (12,5%)

15 (31,3%)

22 (45,8%)

5 (10,4%)

_

2 подгруппа (n=32)

_

12 (37,5%)

17 (53,1%)

3 (9,3%)

_

Группа сравнения (n=26)

_

10 (38,6%)

9 (34,6%)

4 (15,4%)

3 (11,5%)

* Р< 0,05
Согласно полученным данным, на фоне имеющихся сексуальных нарушений после перенесенных урогенитальных инфекций, навязчивых представлений и страха повторного заражения (венерофобия) у 12,5% пациентов 1 подгруппы было выраженное снижение либидо за последний год, они полностью избегали сексуальных контактов (р<0,05).

При изучении сексуальной активности, как основного фактора распространения урогенитальных инфекций, была оценена мотивация вступления в половые контакты, которая характеризует как личность обследуемого, так и межличностные отношения супругов. Были установлены существенные отличия мотивов вступления во внебрачные связи у пациентов обеих групп. Так, мотив «удовлетворение сексуальных потребностей» у пациентов группы сравнения наблюдался чаще (11; 42,3%), чем у пациентов основной группы (9; 11,2%) (р0,05) (рисунок 5).

Рисунок 5. Мотивация сексуальных связей у пациентов основной группы и группы сравнения.
При этом в основной группе (1 и 2 подгруппах) достоверно превалировали показатели, где мотивом супружеской измены пациентов и наличия большого количества сексуальных партнеров было стремление проверить себя, самоутвердиться (27; 33,7%), а также желание «новых ощущений» (33; 41,3%) (р  0,05) (таблица 8).

Таблица 8.



Мотивация сексуальных связей у пациентов 1 и 2 подгрупп и группы сравнения.

Мотивация сексуальных связей

Основная группа (n=80)

Группа сравнения

(n=26)

1 подгруппа

(n=48)

2 подгруппа

(n=32)

абс

%

абс

%

абс

%

Сексуальная потребность*

3

6,25

6

18,7

11

42,3

Самоутверждение*

17

35,4

10

31,3

1

3,8

Чувственное увлечение*

4

8,3

7

21,9

6

23,1

«Новизна ощущений»

24

50,0

9

28,1

8

30,8

* р< 0,05

Полученные данные могут являться косвенными признаками слабой половой конституции пациентов основной группы, которая более подробно будет рассмотрена в следующем разделе.

В процессе исследования было установлено, что в анамнезе у 48 (60,0%) пациентов основной группы ранее были обнаружены урогенитальные инфекции. Из них у 2 (4,2%) пациента свидетельствовали о перенесенном сифилисе, 10 (20,8%) – о гонококковой инфекции, 5 (10,4%) – о трихомониазе, 7 (14,6%) - о хламидийной инфекции, 14 (29,2%) - об урогенитальной микоплазменной инфекции, 10 (20,8%) пациентов не могли уточнить нозологию. Пациенты группы сравнения (20;76,9%) также ранее проходили лечение инфекционных заболеваний мочеполовой системы, из них у 1 (5%) пациента был диагностирован сифилис, у 2 (10%) - гонококковая инфекция, у 3 (15%) - трихомонадная инфекция, у 7 (35%) - хламидийная инфекция, у 3 (15%) - урогенитальная микоплазменная инфекция и 4 (20%) пациента не могли уточнить нозологию.

При опросе пациентов основной группы установлено, что наиболее психотравмирующее воздействие при выявлении урогенитальных инфекций, помимо клинических симптомов, оказывали на них семейно-сексуальные проблемы, межличностные конфликты и факт заражения. Таким образом, наличие у пациентов основной группы семейной дисгармонии до заражения урогенитальными инфекциями (62; 77,5%) и утяжеление ее после обнаружения заболевания являлось важным факторов в развитии сексуальных дисфункций. В группе сравнения больные чаще на первое место среди стрессовых факторов ставили клинические проявления воспалительного заболевания, длительность проводимой терапии, и связанное с ней половое воздержание, а также непредвиденные финансовые затраты на лечение.

Таким образом, все обследованные пациенты основной группы и группы сравнения были сопоставимы по возрастному критерию. Анализ социального статуса обследуемых пациентов показал более высокую вероятность развития сексуальных нарушений у лиц с высшим образованием, занимающихся умственным трудом, а по характеру профессиональной деятельности - у работников культуры, финансово-экономических работников. Полученные данные особенностей сексуального поведения свидетельствуют о наличии значительного количества сексуальных партнеров во всех исследуемых группах. Однако различия в мотивациях вступления в сексуальные связи позволили установить признаки нейрогуморальной дифицитарности у пациентов основной группы.



    1. Анализ результатов клинико-лабораторного обследования пациентов основной группы и группы сравнения.

При изучении жалоб пациентов было установлено, что причиной обращения за медицинской помощью послужило как наличие симптомов урогенитальных инфекций, так и наличие сексуальных дисфункций. У 26 (32,5%) пациентов основной группы единственной жалобой являлось нарушение сексуальной функции, которую они связывали с возможным заражением урогенитальными инфекциями или их осложнениями. Сочетание субъективных симптомов воспалительного процесса урогенитального тракта и сексуальных дисфункций наблюдалось у 54 (67,5%) пациентов. В тех случаях, когда сексуальные дисфункции не являлись доминирующими среди других клинических проявлений, дисгармония сексуальной жизни, возникающая на фоне заражения и лечения урогенитальных инфекций, сама по себе выступала как психотравмирующий фактор, что в значительной степени способствовало развитию сексуальной дезадаптации и невротической симптоматики. Необходимо отметить, что у 20 (25,0%) пациентов основной группы только после опроса и проведения стандартной методики оценки сексуальной активности мужчины (шкала СФМ) были установлены нарушения сексуальных функций.

При оценке субъективных проявлений урогенитальных заболеваний было установлено, что пациенты 1 подгруппы предъявляли жалобы на тянущие боли в области промежности, иррадиирущие поясничную область, мошонку, прямую кишку (26; 54,2%), выделения из уретры (20; 41,6%), покраснение в области половых органов, налет и зуд в области головки полового члена (14; 29,2%). Пациенты 2 подгруппы и группы сравнения предъявляли жалобы на выделения из уретры (17; 53,1% и 11; 42,3% соответственно), рези и боль при мочеиспускании (12; 37,5% и 11;42,3% соответственно) (р≤0,05), тянущие боли в промежности, часто усиливающиеся при эякуляции (13;40,6% и 10;38,5% соответственно).

Среди жалоб, характеризующих сексуальную патологию у пациентов 1 подгруппы, достоверно чаще отмечалось снижение либидо - у 12 (25%) обследуемых (р≤ 0,05), а также наличие сочетанных сексологических симптомов (таблица 9).

Таблица 9.



Структура субъективных симптомов у обследованных пациентов.

Клинические симптомы

Основная группа (n=80)

Группа сравнения n=26

1 подгруппа n=48

2 подгруппа n=32

абс

%

абс

%

абс

%

Дизурия*

8

16,6

12

37,5

11

42,3

Боли в области малого таза

26

54,2

13

40,6

10

38,5

Выделения из уретры

20

41,6

17

53,1

11

42,3

Гиперемия половых органов

14

29,2

11

34,4

10

38,5

Отсутствие симптомов

10

20,8

7

21,8

6

23,1

Сексуальные дисфункции

Снижение либидо*

12

25,0

3

9,4

-

-

Ослабление эрекции

42

87,5

25

78,1

-

-

Нарушение эякуляции

24

50,0

16

50,0

-

-

* р< 0,05

Примечание: В исследованных группах у пациентов отмечалось несколько симптомов одновременно(<100%)


Самостоятельно жалобы психопатологического характера обследованные больные не предъявляли. Однако после заданных прямых им вопросов, 62 (58,5%) пациента указали на снижение настроения, выраженное чувство тревожности, усталость, снижение работоспособности, нарушение сна.

Основываясь на разработанной в НИИ урологии МЗ РФ шкале оценки клинических симптомов, была проведена объективизация субъективных проявлений у обследованных пациентов. Для определения индекса выраженности симптомов были использованы анкеты с линейными шкалами, в которых больному предлагалось дать оценку каждому из 10 симптомов по шкале от 0 до 10. Использована 10 – сантиметровая шкала, предложенная в Huskisson E.C. (где 0 – отсутствие боли, 10 – сильная боль). Шкала содержала вопросы, касающиеся болевых проявлений над лоном, в паху, в области гениталий, промежности, прямой кишки, пояснице, чувство дискомфорта и болезненности во время семяизвержения, чувства жжения, рези или затруднения при мочеиспускании (рисунок 6).

По результатам проведенного исследования удалось установить, что наибольшая выраженность клинической симптоматики воспалительных заболеваний регистрировалась у больных 2 подгруппы (7,4±0,3) и группы сравнения (7,0±0,4).



Рисунок 6. Шкала выраженности симптомов.

Обращало на себя внимание, что под влиянием психотравмирующих событий психогенные реакции на момент обследования носили столь выраженный характер, что предъявляемые жалобы часто имели гипернозогнозический вариант (гипертрофированная оценка состояния и возможных последствий, ипохондрические, тревожное опасения, страхи с выраженной вегетативной симптоматикой). Немаловажную роль в формировании данного варианта имели характерологические особенности пациентов, повторные заражения, обострения хронического уретропростатита, неэффективно проведенное ранее лечение и т.д. Так, в 1 и 2 подгруппах у 19 (39,6%) и 7 (21,9%) обследованных соответственно предъявляемые жалобы были преувеличены, их проявление и выраженность зависели от психического состояния (непродолжительны, изменчивы) и сочетались с вегетативными и псевдоневрологическими проявлениями. При дальнейшем обследовании было установлено, что симптомы воспалительного процесса урогенитального тракта у пациентов 1 подгруппы не всегда совпадали с предъявляемыми жалобами – дизурические расстройства, патологические выделения из уретры и боли в области малого таза и мошонки у 16 (33,3%) пациентов не соответствовали выраженности воспалительного процесса при клиническом, лабораторном и ультразвуковом исследовании (р≤0,05).

Необходимо отметить, что в анамнезе у 48 (60%) обследуемых пациентов 1 подгруппы уже отмечались как изолированные, так и сочетанные сексуальные нарушения (гиполибидемия, снижение спонтанных и адекватных эрекций, нарушение эякуляции), которые больные связывали с частыми нервно – психическими нагрузками, стрессами, семейными конфликтами, перенесенными урогенитальными инфекционными заболеваниями и т.д. При этом 29 (36,3%) больных ранее обращались к различным специалистам (урологам, андрологам, специалистам нетрадиционной медицины) с жалобами на сексуальные нарушения.

Полученные данные были подтверждены результатами физикального осмотра. Было установлено, что у всех пациентов воспалительный процесс сопровождался гиперемией половых органов различной степени выраженности. Наиболее часто данный симптом наблюдался у пациентов 2 подгруппы (у 14 (43,7%) обследованных) и группы сравнения (у 11 (42,3%) обследованных). Уретральные выделения имели слизистый характер у 8 (16,6%) пациентов 1 подгруппы, у 4 (12,5%) - 2 подгруппы и у 6 (23,1%) пациентов контрольной группы; слизисто-гнойный характер - у 4 (8,3%), у 6 (18,7%) и у 7 (26,9%) пациентов соответственно. Гнойные выделения наблюдались только у пациентов 2 подгруппы (у 4 (12,5%) обследованных) и группы сравнения (у 3 (11,5%) обследованных) (таблица 10).

Таблица 10.

Структура объективных симптомов у обследованных пациентов

Данные осмотра

Основная группа (n=80)

Группа сравнения n=26

1 подгруппа n=48

2 подгруппа n=32

абс

%

абс

%

абс

%

Изменений нет*

16

33,3

4

12,5

3

11,5

Гиперемия в области наружного отверстия мочеиспускательного канала

11

22,9

14

43,7

11

42,3

Патологические выделения из уретры*

12

25,0

15

46,8

13

50,0

Изменения размеров и консистенции предстательной железы при пальпаторном исследовании

28

62,5

18

56,2

14

53,8

Патологические изменения органов мошонки

7

14,6

7

21,8

4

15,3

* р< 0,05

Примечание: В исследованных группах у пациентов отмечалось несколько симптомов одновременно(<100%)

При осмотре органов мошонки у 14 (17,5%) пациентов основной группы и у 4 (15,3%) пациентов группы сравнения отмечалась отечность, гиперемия, отсутствие складчатости кожи, увеличение размеров, малоподвижность яичка и его придатка, болезненность при пальпации, при этом чаще поражение было одностороннее.

При пальпаторном исследовании предстательной железы у пациентов всех групп были выявлены изменения – от незначительной болезненности и небольшого уплотнения железы до увеличения ее размера, выраженной болезненности, изменения ее конфигурации и консистенции.

Таким образом, рассмотрев клиническую характеристику обследованных пациентов основной группы и группы сравнения, было отмечено расхождение в оценке субъективных и объективных симптомов у пациентов 1 подгруппы, что являлось признаком наличия у них психопатологических нарушений. При этом наибольшая выраженность клинических симптомов наблюдалась у пациентов 2 подгруппы и группы сравнения и подтверждалась данными при объективном осмотре.

Согласно задачам обследования нами было проведено лабораторное исследование клинического материала, полученного от обследованных пациентов для идентификации возбудителей ИППП и условно-патогенных микроорганизмов.

При лабораторном исследовании клинического материала, полученного от пациентов основной группы и группы сравнения, были выявлены как возбудители ИППП, так и условно-патогенные микроорганизмы, при этом частота выявления инфекционных агентов у пациентов основной и группы сравнения не имела достоверно отличительных особенностей (таблица 11). Это позволило нам при дальнейшем изучении более четко понять причины формирования сексуальных расстройств у обследованных пациентов.

Среди моноинфекций наиболее часто выявлялась C.trachomatis (у 27,5% основной группы и у 30,8% пациентов группы сравнения). Также у пациентов основной группы и группы сравнения были идентифицированы: N. gonorrhoeae (у 11,3% и у 15,4% обследованных соответственно), T.vaginalis (у 7,5% и у 11,5% обследованных соответственно), M.genitalium (у 20,0% и у 23,1% обследованных соответственно), М.hominis (у 27,5% и у 26,9% обследованных соответственно), U.urealyticum (у 33,7% и у 34,6% обследованных соответственно), G. vaginalis (у 11,2% и у 11,5% обследованных соответственно), Candida albicans (у 16,2% и у 15,4% обследованных соответственно), которые также выявлялись в равной степени одинаково часто у пациентов обеих групп (р>0,05). У трети больных наблюдались ассоциации патогенных возбудителей в сочетании с условно-патогенными микроорганизмами.



Таблица 11.

Результаты лабораторных исследований клинического материала, полученного от пациентов основной группы и группы сравнения

Возбудитель ИППП

Основная группа (n=80)

Группа сравнения n=26

1 подгруппа n=48

2 подгруппа n=32

абс.

%

абс.

%

абс.

%

N. gonorrhoeae

2

4,2

7

21,8*

4

15,4

T. vaginalis

1

2,08

5

15,6*

3

11,5

C. trachomatis

8

16,7

14

43,7*

8

30,8

M. genitalium

7

14,6

9

28,1

6

23,1

U. urealyticum

21

43,7*

6

18,7

9

34,6

M. hominis

17

35,4*

5

15,6

7

26,9

G. vaginalis

6

12,5

3

9,4

3

11,5

Candida albicans

10

20,8*

3

9,4

4

15,4

* р< 0,05

Примечание: В исследованных группах у пациентов обнаруживалось несколько урогенитальных инфекций одновременно(<100%)

При сопоставлении результатов лабораторных исследований клинического материала у пациентов 1 и 2 подгрупп наблюдалось различие в частоте выявления возбудителей ИППП и условно-патогенных микроорганизмов. Так, наиболее часто гонококковая (21,8%), трихомонадная (15,6%) и хламидийная (43,7%) инфекции обнаруживались у пациентов 2 подгруппы (р<0,05), как в виде моноинфекций, так и в ассоциации с другими условно-патогенными микроорганизмами. В 1 подгруппе, напротив, чаще выявлялись условно-патогенные микроорганизмы: M. hominis (35,4%), U. urealyticum (43,7%), G. vaginalis (12,5%), Candida albicans (20,8%) (р<0,05), которые в 20,8% случаев были ассоциированы с другими возбудителями ИППП.

Необходимо отметить, что условно-патогенные микроорганизмы часто выявлялись уже после неоднократного лечения в других лечебных учреждениях, нередко и самолечении. Распределение обследованных больных урогенитальными инфекциями, имеющих жалобы на сексуальные расстройства, на две подгруппы позволило определить, что наличие даже условно-патогенной микрофлоры и отсутствие выраженных структурных изменений в органах урогенитальной системы может приводить к формированию сексуальных дисфункций.

С целью изучения зависимости развития сексуальных дисфункций и психопатологических нарушений от выраженности воспалительного процесса был проанализирован характер клинического течения воспалительного процесса в обеих группах (таблица 12).

Таблица 12.



Распределение больных основной группы и группы сравнения по характеру течения воспалительного процесса

Течение воспалительного процесса

Обследованные больные

1 подгруппа n=48

2 подгруппа n=32

Группа сравнения n=26

абс.

%

абс.

%

абс.

%

Бессимптомное

32

66,7*

10

31,6

12

46,1

С клинической симптоматикой

16

33,3

22

68,7*

14

53,8

* р< 0,05

Наиболее часто обследованные пациенты, как основной группы (72,5%), так и группы сравнения (61,5%) обращались за медицинской помощью в период хронического течения воспалительного процесса. По характеру течения воспалительного процесса полученные данные в основной группе и группе сравнения были сопоставимы (бессимптомное течение наблюдалось у 51,2% пациентов основной группы и у 46,1% пациентов группы сравнения). Наибольшая встречаемость выраженной клинической симптоматики (слизисто-гнойные выделения, дизурия, боли, гиперемия и отек уретры) регистрировалась у пациентов 2 подгруппы (у 22 (68,7%) обследованных) (р≤0.05), а бессимптомное течение воспалительного процесса чаще наблюдалось у пациентов 1 подгруппы (у 32 (66,7%) обследованных) (р≤0.05). Таким образом, развитие сексуальных нарушений возможно как при бессимптомном течении заболевания, так и выраженных клинических проявлениях воспалительного процесса (р≥0,05).

Средняя продолжительность воспалительного процесса, вызванного урогенитальными инфекциями, в основной группе составила 1,3±0,2года, а в группе сравнения - 0,8±0,4года. По этому критерию основная группа и группа сравнения оказались сопоставимы. При дальнейшем исследовании это помогло нам более достоверно рассмотреть причины формирования сексуальных расстройств у больных урогенитальными инфекциями.






Таблица 13.

Распределение больных в зависимости от длительности воспалительного заболевания

Продолжительность

заболевания

Основная группа n=80

Группа сравнения n=26

абс.

%

абс.

%

От 1 недели до 2-х месяцев

14

17,5

6

23,2

Более 2-х месяцев

17

21,25

7

26,9

Более 1 года

20

25,0

6

23,2

Более 2-х лет

17

21,25

4

15,4

Более 5 лет

12

15,0

3

11,5

* р≥ 0,05

При сопоставлении двух групп с сексуальными дисфункциями нами было установлено, что в 1 подгруппе пациентов отмечался более продолжительный период воспалительного процесса (более 2-х лет) (р≤0,05). Отмечалось также различие в средней продолжительности заболевания, которая в 1 подгруппе составила 2,4±0,4 года, а во 2 подгруппе – 0,8±0,5 соответственно (р≤0.05) (рисунок 7).





Рисунок 7. Распределение больных основной группы в зависимости от длительности воспалительного процесса.

Таким образом, при анализе результатов лабораторных исследований, анамнестических данных и характера течения воспалительного процесса, основная группа и группа сравнения были сопоставимы. Некоторые различия наблюдались между пациентами 1 и 2 подгрупп. Так, у больных 1 подгруппы при лабораторном исследовании воспалительный процесс чаще был вызван представителями условно-патогенной микрофлоры, чаще наблюдалось бессимптомное клиническое течение и была установлена наибольшая продолжительность (более 2 лет) воспалительного процесса.

Возникновение сексуальных нарушений даже при отсутствии клинических признаков воспалительного процесса является косвенным признаком наличия сексуальной дисгармонии в паре, половой абстиненции, которые независимо от наличия урогенитальных инфекций являлись причиной развития конгестивных изменений в органах малого таза.



    1. Анализ результатов инструментального обследования пациентов основной группы и группы сравнения.

С целью выявления структурных изменений в предстательной железе и семенных пузырьках всем пациентам было проведено трансректальное ультразвуковое исследование (ТРУЗИ), по показаниям - с ультразвуковой ангиографией. Патологические изменения в органах оценивалось по степени эхогенности. Гипоэхогенные изменения свидетельствовали о воспалительной инфильтрации или зонах воспаления. Гиперэхогенные включения различной интенсивности регистрировали рубцово-дистрофические изменения и кальцинаты.

По результатам обследования у 43 (53,7%) пациентов основной группы (в 1 подгруппе - у 32 (66,7%) пациентов, во 2 подгруппе - у 18 (56,2%) пациентов) и у 16 (61,5%) пациентов группы сравнения наблюдалась эхографическая картина хронического простатита (неоднородная структура, мелкосотовый рисунок паренхимы железы, очаги фиброза, кальцинаты, участки сниженной эхогенности и т.д.). Наиболее часто застойные явления в предстательной железе отмечались у больных 1 подгруппы и характеризовались появлением «мелкосотового» рисунка, выраженность которого зависела от степени застойных явлений. Признаками застойных явлений являлись также расширенные вены перипростатического сплетения, увеличение размера семенных пузырьков и признаки везикулита (в 1 подгруппе - у 14 (29,1%) пациентов, во 2 подгруппе - у 9 (28,1%) пациентов, в группе сравнения - у 5 (19,2%) пациентов). Изменения эхоструктуры и увеличение размеров придатка яичка, чаще ассиметричное, наблюдалось у 7 (14,6%) пациентов 1 подгруппы, у 7 (21,8%) - 2 подгруппы и у 5 (19,2%) пациентов группы сравнения (таблица 14).



Таблица 14.

Характеристика структурных изменений в урогенитальных органах по данным ТРУЗИ.

Показатели ТРУЗИ

Основная группа (n=80)

Группа сравнения n=26

1 подгруппа n=48

2 подгруппа n=32

абс.

%

абс.

%

абс.

%

Гипоэхогенные изменения в предстательной железе

9

18,7

14

43,7*

10

38,6*

Гиперэхогенные изменения в предстательной железе

32

66,7

15

46,8

15

57,7

Увеличение размеров предстательной железы

20

41,7

23

68,7

17

61,5

Эхогенные изменения в семенных пузырьках

8

16,7

5

15,6

4

15,4

Увеличение размеров семенных пузырьков

14

29,1

7

21,8

5

19,2

Эхогенные изменения в органах мошонки

7

14,6

7

21,8

5

19,2

Увеличение размеров органов мошонки

3

6,2

6

18,7*

5

19,2*

* р< 0,05

Примечание: В исследованных группах у пациентов отмечалось изменение нескольких показателей одновременно(<100%)


В результате проведенных исследований (клинических, лабораторных, инструментальных) было установлено, что воспалительный процесс у обследованных пациентов наиболее часто протекал в форме уретропростатита (у 66,7% пациентов в 1 подгруппе, у 56,2% пациентов - во 2 подгруппе, у 61,5% пациентов - в группе сравнения). Клиническая симптоматика характеризовалась слабовыраженными проявлениям дискомфорта в уретре, резью при мочеиспускании, выделениями из уретры, парестезиями, ноющей болью в промежности, иррадиирущей в задний проход, поясничную область и наружные половые органы, которые усиливались или ослабевали после половых актов. Сочетание уретропростатита с орхоэпидидимитом, везикулитом не имело достоверно отличительных особенностей у пациентов обеих групп. Достоверно чаще во 2 подгруппе (43,7%) и группе сравнения (42,3%) проявления инфекционного процесса наблюдались в форме уретрита (р≤0.05) (таблица 15).

Таблица 15.



Распределение обследованных больных по топическому диагнозу

Топический диагноз

Основная группа (n=80)

Группа сравнения n=26

1 подгруппа

n=48

2 подгруппа

n=32

абс

%

абс

%

абс

%

Уретрит

11

22,9

14

43,7*

11

42,3*

Уретропростатит

32

66,7

18

56,2

16

61,5

Орхоэпидидимит

7

14,6

7

21,8

5

19,2

Баланит, Баланопостит

9

18,7

5

15,6

6

23,1

Везикулит, Колликулит

14

29,1

9

28,1

5

19,2

* р< 0,05

Примечание: В исследованных группах у пациентов отмечалось несколько топических диагнозов одновременно(<100%)

Таким образом, рассмотрев клиническую характеристику обследованных пациентов обеих групп, которые были сопоставимы по возрасту, схожи по социальному статусу, поведенческим особенностям, наличию урогенитальных инфекций, длительности воспалительного процесса, развитию осложнений, характеру выраженности воспалительного процесса, необходимо в дальнейшем проанализировать причины развития и специфику клинической картины сексуальных дисфункций у мужчин, больных урогенитальными инфекциями, а также изучить исходный нейрогуморальной уровень (половую конституцию), определить психопатологические аспекты нарушения сексуальных функций, их личностный преморбид, семейно – сексуальную дисгармонию.




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет