Федеральное государственное бюджетное учреждение «государственный научный центр дерматовенерологии и косметологии»



бет7/12
Дата02.05.2016
өлшемі2.04 Mb.
түріРеферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

*(р 0,05)

Согласно полученным результатам, выраженностью депрессивных r=0,67 (клинически выраженное течение 10,9±3,6) и тревожных r=0,75 (клиническое течение 13,2±2,5) проявлений прямо коррелировала с тяжестью течения воспалительного инфекционного процесса, что по сравнению с показателями у пациентов группы сравнения статистически достоверно (р 0,05).

Нами было рассмотрены изменения показателей СФМ в зависимости от наличия различных психопатологических нарушений (таблица 22). При этом установлено, что наибольшее поражение сексуальных функций у мужчин при воспалительном процессе в половых органах наблюдалось при специфических расстройствах личности – ананкастном расстройстве (СФМ = 16,9), шизоидном расстройстве личности (17,1); при невротических расстройствах наименьшие показатели СФМ отмечались при тревожно – фобическом расстройстве – 16,9. В группе пациентов с психологическими реакциями, в которой мужчины не предъявляли жалоб на сексуальные дисфункции, наблюдалась лишь кратковременная сексуальная дезактулизация на остроте воспаления, как реакция на факт заражения урогенитальными инфекциями, необходимостью сексуального воздержания во время лечения и т.д.. Усредненный показатель СФМ у них был наилучшим - 28,4, по сравнению с показателями в других обследованных группах (р≤0,05).

Таблица 22.



Усредненный показатель СФМ при различных психопатологических расстройствах

Характер психических расстройств

Показатели СФМ

Невротические расстройства:


1) Неврастения

6,1  5,5  5,1 1,0 – 17,7±0,4

2) Тревожно – фобическое

5,8  5,2  5,0  0,9 – 16,9±0,5


3) Расстройство адаптации:

а) кратковременная депрессивная реакция


7,2  6,5  6,8  2,0 – 22,5±0,7


б) пролонгированная депрессивная реакция

5,7  5,9  5,8  1,0 – 19,4±0,4


в) смешанная тревожная и депрессивная реакция

5,9 6,1  5,8 1,0 – 20,2 ±0,6

Специфические расстройства личности:

  1. шизоидные


5,6  5,3  5,6  0,6 – 17,1± 0,3

  1. ананкастные

5,8  5,2  5,3  0,6 – 16,9 ±0,6


  1. истерические

6,0  5,3  5,7  0,8 – 17,9± 0,5


4) тревожные

5,9 / 5,3 / 5,6 / 0,7 – 17,5±0,2


Психологические реакции

7,5  6,8  7,2  2,3 – 23,8±0,4

Группа сравнения

8,3  8,1  8,2  3,8 – 28,4±0,8



      1. Клиническая характеристика невротических расстройств у обследованных пациентов.


Рисунок 17. Распределение сексуальных дисфункций при различных невротических расстройствах.



  1. Неврастения (n=12) была выявлена у пациентов 1 подгруппы. В анамнезе, до настоящего обследования и лечения пациенты отмечали сексуальные нарушения, при этом обращались за квалифицированной помощью только 33,3% из них. Особенностью психического расстройства в форме неврастении было появление невротических, вегетативных реакций, которые чаще предшествовали появлению симптомов сексуального расстройства. Длительность неврастении при этом в среднем составляла 33,2±4,4 месяцев, сексуальных расстройств - 19,8±5,1 месяцев, а продолжительность воспалительного процесса, вызванного урогенитальными инфекциями 20,2±8,7 месяцев. У лиц с неврастенией чаще обнаруживались воспалительные заболевания, вызванные условно-патогенной микрофлорой, Mycoplasma hominis, Ureaplasma urealyticum (75,0%), реже Chlamydia trachomatis (16,7%), Mycoplasma genitalium (8,3%). При клиническом обследовании у всех пациентов урогенитальные инфекции протекали в форме хронического уретропростратита, обострение процесса наблюдалось у 5 (41,6%) больных. Индекс по шкале выраженности симптомов составил 6,6±0,3.

Лица с невротическими расстройствами, как правило, имели личностную стигматизацию в виде акцентуаций характера. Так, среди больных с неврастенией преобладали лица с тревожным (34,3%), эмотивным (19,7%), дистимическим (16,5%) и педантичным (10,3%) типом личностной акцентуации. Средний суммарный балл по опроснику Леонарда-Шмишека составил - 16,7±4,1.

Патогенную роль в формировании неврастении сыграли систематические стрессовые факторы, сочетание психотравмирующих ситуаций (внебрачная связь, сексуальные расстройства, конфликты в семье, факт заражения урогенитальными инфекциями, длительное лечение и т.д.) с предшествующим астенизирующим состоянием в виде недосыпания, переутомления, вегетативными нарушениям на фоне перенесенных соматических заболеваний, а также проявлений настоящего воспалительного процесса, обусловленных урогенитальными инфекциями. Больные жаловались как на расстройства со стороны урогенитальных органов (дизурические расстройства, боли в промежности, выделения и т.д.), сексуальные дисфункции, так и на головные боли, нарушения настроения, сна с затруднением засыпания из-за неприятных ощущений, болей. Сон становился поверхностным, беспокойным, с обилием сновидений. По утрам отмечалась общая слабость, вялость, тяжесть в голове, усиливающаяся во 2 половине дня. У некоторых больных при выполнении физической работы отмечалась быстрая утомляемость, пациенты были рассеяны, с трудом сосредотачивались. На этом фоне нередко появлялись раздражительность, вспыльчивость, повышенная возбудимость, плохая переносимость болевых ощущений (уретроскопия, массаж предстательной железы и т.д.). Трудности в работе, неприятные замечания, конфликтные ситуации в семье выводили пациентов из равновесия, необходимы были немалые усилия, чтобы сдержатся, часто возникали реакции обиды. Некоторые больные испытывали страх разоблачения в супружеской неверности, опасения распада семьи, а также переживания, связанные с необходимостью обращения к венерологу, страх огласки болезни, осуждения. В силу существующих предрассудков больным порой было трудно преодолеть этот психологический барьер, у них отмечалась астеническая, депрессивная (по шкале депрессии Гамильтона 7,2±0,3) и выраженная тревожная симптоматика (по шкале тревоги Гамильтона 9,4±0,5). Наблюдалось нарушение аппетита, беспокоили неотступные мысли о возникшей болезни, ее последствиях. Течение неврастении усугублялось длительным лечением, приемом антибиотиков, необходимых для элиминации возбудителя. Больные неврастенией часто анализировали свои ощущения и проявления болезни в области малого таза. Эти ощущения вызывали у них ипохондрическую настроенность, еще больше фиксируя внимание к работе половых органов, что в свою очередь способствовало снижению сексуальных ощущений. На этом фоне снижался интерес к сексуальной жизни, происходила ее дезактулизация. Пациенты данной группы чаще отмечали сочетанные расстройства эрекции, эякуляции и гиполибидемию (50,0%), реже нарушения эрекции сочетались с расстройством эякуляции (25,0%), со снижением оргастических ощущений и изолированным нарушением спонтанных и адекватных эрекций в виде их снижения или отсутствия (25,0%). Средний суммарный балл у больных с неврастенией по анкете СФМ составил 17,7±0,4. Нейрогуморальная дифицитарность отмечалась в 66,6% случаев (слабая и ослабленный вариант средней половой конституции). Среди больных с неврастенией 7(58,3%) пациентов состояли в браке, 3 (25,0%) - не состояли в браке, 2 (16,6%) пациента - были разведены. В результате анализа супружеских взаимоотношений было установлено, что отношения между сексуальными партнерами у 2 (16,6%) пациентов характеризовались как «значительная неудовлетворенность» (19,5±1,2 баллов), у 6 (50,0%) пациентов – как «скорее неудовлетворенность, чем удовлетворенность» (23,5±1,1 баллов), и у 4 (33,3%) пациентов как «частичная неудовлетворенность/удовлетворенность» (27,9±0,4). Таким образом, полученные данные свидетельствуют о неудовлетворительном, дисфункциональном характере супружеских взаимоотношений.

  1. Тревожно-фобические расстройства (n=18) выявлялись у 14 (29,1%) пациентов 1 подгруппы и у 4 (12,5%) пациентов 2 подгруппы. Длительность психопатологического расстройства (36,2±5,6 месяцев) была связана с перенесенными ранее урогенитальными инфекциями, хроническим простатитом и т.д, что превосходило длительность сексуального расстройства (29,1±5,2 месяцев). Во 2 подгруппе больных возникновение сексуальных расстройств регистрировалась на фоне хронических воспалительных заболеваний, вызванных урогенитальными инфекциями. У 14 (77,7%) пациентов были выявлены Mycoplasma hominis, Ureaplasma urealyticum, Gardnerella vaginalis, Candida alb. и др., у 4 (22,2%) - Chlamydia trachomatis. Наиболее частым клиническим проявлением урогенитальных инфекций являлся хронический уретропростатит с везикулитом (у 15 (83,3%) пациентов), баланопостит (у 6 (33,3%) пациентов). Индекс выраженности симптомов составил 6,3±0,6 баллов.

Среди больных с тревожно-фобическим расстройством преобладали лица с тревожным (33,3%), эмотивным (22,2%), дистимическим (16,7%) и педантичным (11,1%) типом личностной акцентуации. Средний суммарный балл по опроснику Леонгарда-Шмишека составил - 16,5±4,5.

Невротическая симптоматика характеризовалась возникновением навязчивостей, страхов (фобий), опасений в отношении сексуальной несостоятельности, распада семьи, возможного развития бесплодия, заражения детей и своих близких, огласки «позорного» заболевания и пренебрежительного брезгливого отношения окружающих. При этом некоторые больные переживали чувство собственной малоценности и неуверенности; отмечали выраженное беспокойство, чувство тревоги за свое здоровье, внимание больного было фиксировано на клинических проявлениях заболевания. Пациенты замечали выделения из мочеиспускательного канала – от незначительного склеивания губок полового члена, появления капли перед мочеиспусканием, до обильных, постоянных, что заставляло их по несколько раз менять белье. Это тревожило и настораживало пациентов, перед каждым мочеиспусканием они «выдавливали» капли жидкости, которые потом изучали. Некоторые пациенты специально мочились в емкость, рассматривая мочу, исследовали осадок, отмечая его количество, состав. Присоединение вегетативной симптоматики в виде сердцебиения, потливости, тошноты, неприятных ощущений в животе, учащенные позывы к мочеиспусканию – все это приводило к мысли о тяжести заболевания. Иногда больных беспокоили «точечные высыпания» на головке полового члена, отечность. Пациенты, подолгу рассматривая свои половые органы, приходили к мысли, что это возможные проявления «сифилиса». После очередного полового акта больные старались немедленно сдать анализы на выявление урогенитальных инфекций, бесконтрольно употребляли антибиотики, обрабатывали гениталии антисептическими растворами, повышая их концентрацию, что иногда доводило до ожога, и соответственно, приводило к нарушению микрофлоры слизистой оболочки уретры, при этом она становилась более уязвима перед урогенитальными инфекциями. Незначительные покалывания, чувство дискомфорта, покраснение крайней плоти, а также возникшие сексуальные нарушения служили поводом для консультации врача.

Больные, у которых на фоне воспалительного заболевания, вызванного урогенитальными инфекциями, присоединялось сексуальное расстройство, начинали всерьез тревожится за свое здоровье. Внимание сосредотачивалось на функционировании половых органов, возникал страх перед сексуальными контактами, возможным заражением другими инфекциями (коитофобия, венерофобия). Пациенты старались ограничить количество сексуальных контактов, уклониться от них. У них появлялись тревожные опасения неудач перед половым актом, возникали мысли о развивающихся серьезных сексуальных проблемах, о дальнейшем бесплодии, распаде семьи.

У пациентов в данной группе (n=18) чаще наблюдались сочетанные расстройства эрекции, эякуляции в 72,2% случаев, иногда со снижением влечения (38,8%) и притупленностью оргазма. Изолированные расстройства эрекции отмечались у 5 (27,8%) мужчин с ИППП. Средний суммарный балл у больных с неврастенией по анкете СФМ составил 16,9±0,5. Нейрогуморальная дифицитарность отмечалась у 77,8% больных (слабая и ослабленный вариант средней половой конституции), средняя половая конституция - у 22,2% больных. Среди больных данной группы 10 (55,6%) мужчин состояли в браке, 3 (16,7%) мужчины не состояли в браке, 5 (27,8%) мужчин были разведены. В результате исследования супружеских взаимоотношений было установлено, что отношения между сексуальными партнерами у 3 (16,7%) пациентов характеризовались как «значительная неудовлетворенность» (19,8±1,4 баллов), у 8 (44,4%) пациентов – как «скорее неудовлетворенность, чем удовлетворенность» (23,7±1,1 баллов), у 4 (22,2%) пациентов - как «частичная неудовлетворенность/удовлетворенность» (27,5±0,8) и у 3 (16,7%) пациентов - как «скорее удовлетворенность, чем неудовлетворенность» (30,5±0,7). Полученные данные свидетельствуют о неудовлетворительном характере супружеских взаимоотношений с частыми длительными межличностными конфликтами (66,7%).



  1. Расстройство адаптации наблюдалось у 24 (30,0%) пациентов основной группы (в 1 подгруппе – у 8 (16,7%) пациентов, а во 2 подгруппе у 16 (50,0%) пациентов). Была выявлена тесная временная взаимосвязь между развитием симптомов расстройства адаптации (депрессивного настроения, тревоги, беспокойства, чувства неспособности справиться с ситуацией, снижение продуктивности) и непосредственно предшествующими им сексуальными дисфункциями (от 2 недель до 3 месяцев). Невротическая симптоматика у больных 2 подгруппы формировалась под влиянием психотравмирующей ситуации, связанной с семейной дисгармонией, наличием внебрачных половых связей, заражением урогенитальными инфекциями и развитием осложнений. В 1 подгруппе сексуальные расстройства пациенты отмечали до возникшего заражения урогенитальными инфекциями на фоне хронического простатита в анамнезе, либо как проявление психогенных сексуальных нарушений. У пациентов данной группы при лабораторных исследованиях выявлялись как возбудители ИППП ( Neisseria gonorrhoeae, Trichomonas vaginalis, Chlamydia trachomatis, Mycoplasma genitalium), так и условно-патогенная микрофлора (Mycoplasma hominis, Ureaplasma urealyticum и др.), при этом наблюдалось разнообразие клинических вариантов течения воспалительных заболеваний в форме острого уретрита (3;12,5%), острого (хронического) орхоэпидидимита (8; 33,3%), хронического уретропростатита (17; 70,8%). Индекс по шкале выраженности клинических симптомов составлял 7,4±0,8 баллов, что несколько превосходит показатели при других психопатологических расстройствах.

К особенностям расстройств адаптации у данного контингента больных следует отнести сочетание тревожной и/или депрессивной симптоматики, навязчивых опасений сексуальных неудач, страхов перед интимной близостью, ипохондрических проявлений, конфликтного поведения. Внезапное обнаружение морально дискредитирующего заболевания, вызванного урогенитальными инфекциями, являлось эмоциональным стрессом, в ответ на который, у большинства больных возникали невротические и аффективные реакции. Стойкость и продолжительность психической дезадаптации зависела от характера соматического заболевания, степени его прогредиентности, наличия осложнений, сексуальных нарушений, а также сложными, психотравмирующими взаимоотношениями с сексуальным партнером и личностного преморбида пациента. Отмечая своеобразие депрессивных состояний на фоне заражения урогенитальными инфекциями, следует подчеркнуть, что они, как правило, не всегда соответствовали описанию расстройств адаптации по МКБ 10.

а) Кратковременная депрессивная реакция (n=6) наблюдалась исключительно у пациентов 2 подгруппы и определялась с момента начала проявления клинических симптомов заражения и/или обследования, установления диагноза, иногда много раньше при наличии сексуальной дисгармонии, межличностных конфликтов. У многих больных урогенитальными инфекциями наблюдался сниженный фон настроения (по шкале Гамильтона соответствовало депрессии легкой степени выраженности - 7,2±0,4 баллов). Личностная акцентуация была выявлена у 3 (12,5%) пациентов в виде тревожного и эмотивного типов. Средний суммарный балл по опроснику Леонгарда-Шмишека составил 15,4±2,5.

На клинические проявления воспалительного процесса мочеполовых органов (выделения из уретры, неприятные болезненные ощущения, а также сексуальные расстройства) особенно остро реагировали пациенты молодого возраста. В своих сновидениях больные могли переживать неудачи в сексуальной жизни. В разговоре с сексуальным партнером больные нередко предлагали расстаться, иногда даже разрывали отношения, избегали в дальнейшем общения с женщинами, в ряде случаев длительно не вступали в сексуальные контакты. В результате заражения и после установления диагноза у пациентов наблюдалась дезактализация сексуальной сферы со снижением влечения, адекватных эрекций, изменялась окраска оргазма, половой акт при этом не приносил удовлетворения. Больные становились замкнутыми, необщительными. Пациенты отмечали снижение аппетита, памяти, появлялась рассеянность. Сексуальные нарушения у всех 6 пациентов представлены изолированными расстройствами эрекции. Средний суммарный балл по шкале СФМ соответствовал 22,5±0,7 баллов. Половая конституция у 3 (12,5%) пациентов характеризовалась как ослабленный вариант средней половой конституции и у 3 (12,5%) - как средняя половая конституция. Супружеские взаимоотношения характеризовались у 3 (12,5%) пациентов как «частичная неудовлетворенность/удовлетворенность» (28,5±0,5) и у 3 (12,5%) пациентов как «скорее удовлетворенность, чем неудовлетворенность» (30,8±0,8).

б) Пролонгированная депрессивная реакция (n=2; 8,3%) характеризовалась большей продолжительностью, чем предыдущая, длительностью до 2–х лет и наблюдалась только у пациентов 1 подгруппы. Углубление депрессивной симптоматики происходило под влиянием дополнительных психотравмирующих факторов, связанных с заболеванием и действующих пролонгировано: обнаружение супружеской неверности, обмана, длительных конфликтов, распад семейных отношений, развитие серьезного осложнения на фоне инфекционного процесса (хронический уретропростатит, орхоэпидидимит, приведший к бесплодию).

Депрессивные состояния, как правило, сопровождались астеническими проявлениями (слабость, быстрая утомляемость). В ряде случаев в структуру депрессивного состояния входили ипохондрические переживания. Мысли о собственной неполноценности, о невозможности создать или сохранить семью приобретали доминирующий характер. У больных появлялось чувство безысходности, отчаяния, они испытывали мучительные чувства стыда, вины перед сексуальным партнером. Фон настроения снижался больше в вечернее время. Пациенты отмечали снижение аппетита, памяти, мыслительной продуктивности. В личностном преморбиде преобладали акцентуации характера застревающего и дистимического типа. Средний суммарный балл по опроснику Леонгарда-Шмишека составил - 16,8±1,5.

Присоединение сексуальных нарушений еще более усугубляло их депрессивное состояние. В структуре сексуальной патологии у этих больных наблюдались сочетанные расстройства эрекции, эякуляции с гиполибидемией. По шкале СФМ – 19,4±0,4 баллов. Супружеские взаимоотношения характеризовались как «скорее неудовлетворенность, чем удовлетворенность» (23,4±1,2 баллов), что свидетельствует о сексуальных дисгармониях в паре.

в). Смешанные тревожно–депрессивные реакции (n=16) наблюдались у обследуемых пациентов чаще, чем остальные (р0,05) в обеих основных группах. Тревога отмечалась при всех депрессивных состояниях и проявлялась в характере высказываний и жалоб с беспокойством о своем состоянии, повышенной отвлекаемостью и рассеянностью в сочетании с вегетативными и соматическими расстройствами. Но только в том случае, когда тревожная реакция занимала ведущую роль в клинической картине расстройства адаптации, она расценивалась как смешанная тревожно–депрессивная. а по шкале тревоги – 13,2±0,7 баллов. Данная реакция характеризовалась подавленным настроением, чувством тревоги, беспокойства за свое здоровье и близкого человека, сопровождающимися идеями самообвинения. В первую очередь их настораживали возможные последствия в результате инфекционного воспалительного процесса (сексуальные расстройства, бесплодие), ожидание возникновения конфликта с сексуальным партнером и последующий распад взаимоотношений. Личностный преморбид был отягощен у 11 пациентов в виде тревожной, эмотивной, реже дистимическрй, циклотимической акцентуаций характера. Средний суммарный балл по опроснику Леонарда-Шмишека составил 16,2±2,0.

В данной группе пациентов чаще отмечались изолированные расстройства эякуляции (29,1%) и расстройства эрекции (20,8%), реже в сочетанной форме расстройств эрекции и эякуляции (16,7%) и снижение либидо. По шкале СФМ средний суммарный балл составил 20,2±0,6. Имели также место межличностные конфликты, сексуальные дисгармонии в паре, а при исследовании супружеских взаимоотношений у 3 (12,5%) пациентов была отмечена их «скорее неудовлетворенность, чем удовлетворенность» (23,5±0,9 баллов), у 10 (41,7%) «частичная неудовлетворенность/ удовлетворенность» (26,5±0,8) и у 3(16,7%) пациентов - как «скорее удовлетворенность, чем неудовлетворенность» (30,4±0,6).


Клиническое наблюдение № 1

Больной К., 34 года, коммерсант.

Предъявляет жалобы на недостаточность эрекции, укорочение полового акта, снижение влечения, проявляющиеся на фоне боли в области промежности, раздражительность, быструю утомляемость, нарушение сна.

СФМ: 2;2;2  1;2;2,5  2;2;1  1 = 6  5,5  5  1 = 17,5

Первые признаки снижения сексуальной активности заметил полгода назад, когда при регулярных половых актах (2 –3 раза в неделю) наблюдалось укорочение полового акта до 3 минут, а также болезненность оргазмических ощущений. При этом сексуальные нарушения сопровождались тянущими болевыми ощущениями в области промежности, усиливающими во время коитуса. Больной обследовался в поликлинике по месту жительства, у врача уролога на предмет выявления урогенитальных инфекций и наличие осложнений, в результате которого был выставлен диагноз: уретропростатит, вызванный Mycoplasma genitalium. Проводилось лечение по схеме: джозамицином 500 мг 3 раза в день, течение 10 дней, тыквеолом, простамолом, местно применялись свечи с ихтиолом, массаж предстательной железы. На контрольное обследование пациент не явился, почувствовав некоторое улучшение. Через месяц после лечения в результате переохлаждения пациент вновь отметил болезненность в области промежности . На фоне постоянных конфликтов с женой больной начал отмечать ослабление эрекции во время полового акта (в момент введения), при этом удавался только один половой акт за неделю, а также преждевременную эякуляцию, снизилось влечение, половой акт не приносил удовлетворения. В дальнейшем стали беспокоить головные боли, головокружения во второй половине дня, слабость, снижение работоспособности и настроения, появилась раздражительность, вспыльчивость, отмечал нарушения сна (подолгу не мог уснуть, мысли о тяжелом заболевании не покидали его сознание). По настоятельному требованию супруги, у которой после обследования у гинеколога были обнаружены урогенитальные инфекции, больной К. решил обратиться за медицинской помощью с целью более тщательного обследования и лечения.

К. родился первым ребенком в семье военнослужащих. Наследственность психопатологически не отягощена. Раннее развитие без особенностей. Всегда был рассудительным, педантичным. Образование высшее, закончил инженерно – строительный институт. Возраст пробуждения сексуального либидо и появление первой эякуляции (при ночной поллюции) в 14 лет. Половую жизнь начал в 18 лет с женщиной на 6 лет старше его. Длительность полового акта не помнит, семяизвержение произошло, оргазм испытал сам и партнерша. В последующем с этой женщиной встречался регулярно. Затем познакомился с будущей женой. Женился в 24 года, жена старше на 4 года. В течении первого года вступления в брак ритм половой жизни - 5 раз в неделю. Максимальный эксцесс – 3. Средняя продолжительность полового акта 5 – 7 минут. Спонтанные эрекции (4 – 5 раз в неделю) сохранены. Возраст вхождения в полосу УФР 27 лет, через 3 года после женитьбы. Сексуальная притязательность жены средняя. Оргастичность ее пациент оценивает в 60 %. Отношения с женой сложные, после обнаружения «заразных инфекций», в течение последних 6 месяцев отмечаются длительные конфликты, связанные с изменой мужа. Жена высказывает упреки в его сексуальной несостоятельности, недостаточном внимание к ней, в связи с постоянной занятостью при ненормированно рабочем дне. Внебрачные связи возникают редко (1-2 раза в год), мотивом которых является поиск «новых ощущений». Последняя внебрачная связь продолжалась около 3 месяцев, с девушкой 28 лет, коллегой. Из средств барьерной контрацепции применяет иногда презерватив. Не курит, алкоголь употребляет редко, 2-3 раза в месяц.

Объективные данные: рост 174 см, масса тела 76 кг, ширина таза 37 см, ширина плеч 40 см, высота ноги 89 см, окружность грудной клетки 99 см. Трахантерный индекс 1,92. Оволосение лобка с тенденцией к горизонтали. Артериальное давление 130/70 мм рт.ст. Пульс 86 уд. в минуту. Со стороны внутренних органов патологии не отмечено.

Неврологически: Знаков очагового поражения ЦНС не обнаружено.

Мочеполовая система: половой член – 9 см, окружность 7,8 см, правое яичко 3,6 см по длинной оси, левое – 3,4 см, отечности и гиперемии не наблюдается. Предстательная железа увеличена, правая доля больше левой, междолевая борозда сглажена, при пальпации болезненность.

Лабораторное обследование:

1. Исследование методом ПЦР:

Mycoplasma genitalium.– обнаружено., Gardnerella vag. – не обнаружено.

2. Микроскопия секрета предстательной железы:

лейкоциты – 20 –25 в п/зр.; лецитиновые зерна – умеренно.

3.Анализ мочи после массажа предстательной железы:

лейкоциты – 6-8 в п/зр., простатические конгломераты –10 в пр-те; лецитиновые зерна – немного.

4. Заключение ультразвукового исследования: Признаки калькулезного простатита, не исключается воспалительная инфильтрация периферических зон.

5.Спермограмма: астенозооспермия.

6.Неврологически: черепно – мозговая иннервация в пределах нормы. Сухожильные – периостальные рефлексы симметричные, живые. Патологические рефлексы отсутствуют. Кавернозные и кремастерные рефлексы вызываются.

7. Психологическое обследование:

Шкала Гамильтона депрессии – 6,8; тревоги – 7,8.

Секс – тест определил у пациента латентные гомосексуальные тенденции, среднюю выраженность к вуайеризму и склонность к искусственным приемам в сексе. Тенденция к садизму высокая и мазохизму средняя, уровень сексуального влечения средний.

Тест MMPI показал наличие пиков по шкалам 2,4,7, что соответствовало таким особенностям личности, как низкая фрустрационная толерантность, пониженная устойчивость к стрессорным факторам, тревожность, эмоциональная лабильность, склонность к ажитации, индивидуализм, неудовлетворенность, внутренний дискомфорт, ощущение вины и самоупрека, семейные проблемы.

Психический статус:

Больной во время беседы несколько напряжен. На поставленные вопросы отвечает по – существу, речь быстрая. Подробно излагает жалобы. Старается дать анализ своего состояния, склонен к детализации. Описывая испытываемые неприятные ощущения в промежности и пояснице, а также останавливаясь на возникших сексуальных проблемах, пациент оживляется. Пытается обвинить врача, у которого раньше безрезультатно лечился. Высказывает жалобы на обилие разных мыслей, связанных с проблемами со здоровьем, на работе, в семье, при этом подолгу не может уснуть, встает разбитым. При упоминании о взаимоотношениях с супругой легко раздражается и становится резок. В беседе на отвлеченные темы обнаруживает способность к собственным оригинальным оценкам событий. Интеллект соответствует полученному образованию. Интересуется возможностями лечения, хотя и сомневается в его успешности. Настроение снижено.

Диагноз: Хронический простатит, вызванный Mycoplasma genitalium. Сочетанное сексуальное расстройство в виде эректильной дисфункции, преждевременной эякуляции, снижения влечения в клинической картине неврастении у больного с психастеническими чертами характера.

Анализ наблюдения: В приведенном наблюдении сексуальные нарушения возникли у мужчины со средней половой конституцией (нижняя граница) на фоне воспалительного процесса в результате заражения Mycoplasma genitalium, которое сопровождалось длительной психотравмирующей ситуацией в семейных отношениях в сочетании с астенизирующими факторами: постоянное психоэмоциональное перенапряжение, недосыпание, изменение привычного уклада жизни, что усугублялось преобладанием у пациента психастенических черт характера.

Помимо лечения, проводимого врачом урологом, направленного как на этиологическую излечиваемость, так и ликвидацию возникших осложнений, нами проводились следующие лечебно – реабилитационные мероприятия:

1.Проведение психотерапевтической работы с пациентом и создание положительной лечебной перспективы; проведение психотерапевтических бесед с супругой пациента с объяснением необходимости более благожелательного отношения к партнеру с ее стороны для сохранения семьи и восстановления его сексуальной активности;

2.Прием транквилизатора (афабазол в дозах 30 мг/сут);

3.Назначение адаптогенов: настойки женьшеня по 25 кап. 3 раза в сутки;

4.Препараты, улучшающие сексуальную функцию: иохимбина гидрохлорид по 1 таб. 3 раза в день; спеман и спеман-форте по 1 таб. 3 раза в день;

5.Витоминотерапия: витамин А+витамин Е по 1 кап. 2 раза в день.

В ходе 1,5 месячного комплексного, поэтапного курса терапии анализы на Mycoplasma genitalium – отрицательные, анализ секрета предстательной железы и спермограммы без патологии, фон настроения выравнился, уменьшилась раздражительность, удачные половые контакты 3 раза в неделю, длительностью до 5 - 7 минут, исчезновение болезненных ощущений в органах малого таза.



Катамнез 1 год. Жалоб нет. Значительно улучшились сексуальные и полностью восстановились межличностные отношения супругов. Больной К. перешел на другую работу с нормированным рабочим днем, стал больше отдыхать. Ритм половой жизни 2-3 раза в неделю, при длительности полового акта в пределах 5-7 минут.

      1. Клиническая характеристика специфических расстройств личности у обследованных пациентов.

В группу пациентов со специфическими расстройствами личности вошли 17 (21,3%) больных урогенитальными инфекциями, у которых сексуальные нарушения возникали при декомпенсации шизоидного (5; 6,25%), ананкастного (6; 7,5%), истероидного (2; 2,5%) и тревожного (4; 5,0%) расстройств личности. Провоцирующим фактором у них , как правило, являлось наличие сексуальных дисгармоний в паре, наличие воспалительных заболеваний урогенитального тракта, влияние психической травмы в ответ на лабораторное обнаружение урогенитальных инфекций. Распределение сексуальной патологии среди пациентов данной группы показало, что в основном у всех типов расстройств личности присутствуют сочетанные сексуальные расстройства (рисунок 18).



Рисунок 18. Распределение сексуальной патологии у пациентов со специфическим расстройством личности.


  1. У шизоидных личностей эмоциональность имела ряд несомненных особенностей, по многообразию которых они уступали личностям другого склада. У пациентов с шизоидной психопатией, ввиду их психопатологических особенностей ведущая роль в задержке психосексуального развития принадлежала психогенным, соматогенным и социогенным факторам. Эмоции редко могли определять их поступки. По данным анамнеза еще в детском возрасте черты аутичности сочетались с робостью, обидчивостью, ранимостью, чрезмерной чувствительностью. Так, у них могла наблюдаться эмоциональная холодность, равнодушие в ответ на психотравмирующую ситуацию. При разговоре с ними трудно было вступить в доверительный контакт, внешне они характеризовались как замкнутые, эмоционально сдержанные, необщительные, хотя внутренние переживания были глубокими и сильными. Другой особенностью эмоций являлась их определенная ригидность и тенденция к «застреванию» на длительный срок. Так, аффективная реакция могла наблюдаться в ответ на неудавшийся половой акт, они переживали это событие мучительно и непомерно долго, связывая причину возникновения «развивающегося» расстройства с перенесенным венерическим заболеванием. У пациентов данной группы наблюдалась ипохондрическая фиксация на функционировании половых органов, что заставляло их неоднократно обследоваться, лечится у нескольких специалистов. При этом характерным для этих больных был незначительный интерес к сексуальным отношениям, который прослеживался на протяжении всей жизни. Предпочтение к уединению и склонность к фантазиям накладывали отпечаток и на сексуальную сферу. Эти пациенты порой предпочитали реальным сексуальным отношениям с женщиной мастурбацию. Как правило, у большинства супружеских пар, в которых муж страдает психопатией данного типа, отмечается сексуальная дисгармония, которая приводит к изменению сексуального поведения с риском дополнительных сексуальных связей у их партнеров.

У пациентов с шизоидной психопатией при обследовании на урогенитальные инфекции была обнаружена только условно - патогенная микрофлора (Candida alb., Gardnerella vaginalis, Ureaplasma urealyticum, Mycoplasma hominis и др.). Предъявляемые жалобы были нередко преувеличены, носили характер психалгий. Клинические проявления воспалительного заболевания были в форме баланопостита, хронического уретрита, калькулезного уретропростатита. Индекс по шкале выраженности симптомов был 6,5±0,4.

Сексуальные дисфункции у данной группы пациентов развивались на фоне реактивно обусловленной декомпенсации, с выраженным усилением как личностных свойств, так и тревожной и депрессивной симптоматикой. Отмечено усиление аффективной симптоматики по шкале Гамильтона (15,3±0,3) уровня легкой депрессии и более выраженной тревоги (17,2±0,3).

У всех пациентов до заражения урогенитальными инфекциями в анамнезе отмечались сексуальные нарушения (снижение адекватных и спонтанных эрекций, гиполибидемия), а также семейно-сексуальная дисгармония с сексуальным партнером.

Ведущей сексуальной патологией у больных урогенитальными инфекциями с шизоидным расстройством личности (5 (6,25%) пациентов) было расстройство либидо, к которому присоединялось ослабление (отсутствие) адекватных и спонтанных эрекций, а также нарушение эякуляции (преждевременная, задержанная) со снижением оргазма (80,0%). Изолированное расстройство эрекции наблюдалось у 1 (20,0%) больного. Средний суммарный балл по анкете СФМ составил 17,1±0,3. Все пациенты имели слабую и ослабленный вариант средней половой конституции. Среди больных данной группы лишь один состоял в браке, остальные не были никогда женаты. Отношения между сексуальными партнерами характеризовались как «скорее неудовлетворенность, чем удовлетворенность» (18 баллов), что свидетельствует о том, что лица с шизоидным расстройством личности неспособны на создание теплых и гармоничных отношений.

Таким образом, декомпенсация расстройства личности на фоне заражения урогенитальными инфекциями, сопровождалась усилением депрессивной и тревожной симптоматики на изначально ослабленном нейрогуморальном фоне, приводила к развитию сексуальных дисфункций.

Б) У пациентов, имевших ананкастное расстройство личности (n=6) при обследовании на урогенитальные инфекции были обнаружены Chlamydia trachomatis (у 1 больного), Mycoplasma genitalium (у 2 больных) и условно-патогенная микрофлора - Candida alb., Ureaplasma urealyticum, Mycoplasma hominis (у 3 больных). При этом у двоих пациентов был выставлен диагноз хронического уретропростатита (калькулезного) и везикулита, у остальных урогенитальные инфекции протекали в форме уретрита и/или баланопостита.

Пациенты данной группы характеризовались нерешительностью, постоянными сомнениями, чрезмерной подозрительностью в отношении возможно опасных последствий после перенесенного воспалительного процесса. Несмотря на незначительные проявления воспалительного процесса, пациенты были чрезмерно озабочены правильностью постановленного диагноза и проведенного лечения, часто повторно перепроверяли полученные результаты анализов у разных специалистов.

У пациентов с ананкастным расстройством личности удалось выявить стертые затяжные периоды изменения психической активности с субъективно малоощутимыми изменениями аффективного фона. По данным анамнеза, в детском возрасте пациенты на протяжении ряда лет бывали тихими, малоподвижными, пассивными, ограничивали общение с окружающими, а в последующие годы становились более энергичными, неусидчивыми, проказливыми. У всех больных данной группы отмечалась асинхрония сексуального развития, которая характеризовалась ускоренным соматосексуальным и задержанным психосексуальным развитием. У 4 (23,5%) пациентов отмечался средний тип половой конституции, у 2 (11,7%) - ослабленный вариант средней половой конституции. До заражения урогенитальными инфекциями у 3 (2,8%) пациентов отмечалось снижение адекватных эрекций, тревожное ожидание неудачи перед половым актов, его затяжная продолжительность.

На момент обследования у пациентов с ананкастной психопатией (n=6) сексуальные расстройства были представлены изолированным расстройством эрекции (1;16,7%) и сочетанными расстройствами со снижением либидо, эрекции, эякуляции (5; 83,3%). Средний суммарный балл по анкете СФМ – 16,9±0,6. Семейное положение у основной части больных 4 (66,6%) пациента - женаты, а 2 (33,3%) пациента не были женаты. В основе мотивов вступления в брак среди этих больных были не чувственные взаимоотношения, а стремление их соответствовать статусу нормального мужчины и приверженности социальным условностям. В результате оценки супружеских взаимоотношений при помощи «Опросника удовлетворенности браком» удалось установить у 1 (16,7%) пациента характеризовалась как «значительная неудовлетворенность» (20 баллов), у 2 (33,3%) пациентов – как «скорее неудовлетворенность, чем удовлетворенность» (24 балла), у 3 (22,2%) пациентов - как «частичная неудовлетворенность / удовлетворенность» (27 баллов). Полученные данные свидетельствуют о дисгармоничном характере супружеских взаимоотношений с частыми длительными межличностными конфликтами (66,7%).

Примером может служить следующее наблюдение:



Клиническое наблюдение № 2

Больной А., 36 лет, журналист.

Предъявляет жалобы на болевые ощущения в области головки полового члена, преимущественно при половом акте, жжение и зуд в уретре, покраснение поверхности головки полового члена и крайней плоти, недостаточность эрекции и снижение удовольствия при половом акте, нарушение сна.

СФМ: 2;2;2/2;2;3/2;1;2/1= 6/7/5/1= 19,0

Больной А. обратил внимание на ухудшение сексуальных функций 4 года назад, когда, находясь в командировке за рубежом, после полового акта со случайной партнершей, без презерватива, заразился урогенитальными инфекциями. Появились режущие боли при мочеиспускании, тянущие боли внизу живота, промежности. Пациента это сильно встревожило, почувствовал чувство отчаяния и беспокойство за свое здоровье и близких. У пациента снизилось настроение, стал переживать, что пошел на поводу у товарищей, уговоривших его изменить супруге, хотя он с самого начала опасался, что случится что-то неприятное и его «будет мучить совесть». Появился страх разоблачения в супружеской неверности, а также тревожили мысли, связанные с необходимостью возможного обращения к венерологу, страх огласки болезни, осуждения окружающими. Нарушился сон, аппетит, беспокоили навязчивые воспоминания и мысли, связанные с фактом заражения, опасение сексуальной несостоятельности. Тогда, по совету друзей, принял большие дозы антибиотиков (указать какие не может) после чего симптомы «позорного заболевания» стали стихать. В тот момент больной стал отмечать снижение, иногда даже отсутствие спонтанных и адекватных эрекций. Возвратившись домой, надеясь, что, возможно, все прошло и он излечился, при попытке проведения полового акта с женой эрекция была слабая и в момент введения совсем исчезла. Пациент вынужден был рассказать обо всем супруге, которая была сильно оскорблена, но затем приняла его раскаяние. Периодически возникали тянущие боли в пояснице и промежности, при попытках совершить коитус испытывал некоторую неуверенность, затем сосредотачивался, чтобы в очередной раз проверить свои сексуальные возможности, и убеждался в их ослаблении, при этом не испытывая прежнего удовольствия от сексуальной жизни. Больной А. решил обратиться за консультацией к врачу, для полного обследования.

В результате комплексного клинико-лабораторного обследования был выставлен диагноз: Хронический уретропростатит, вызванный Trichomonas vag. Факт обнаруженного заболевания и предполагаемых последствий, воспринимались больным как катастрофа. Беспокоило неотступное чувство вины, стыда и безысходности. Начал проходить длительный курс лечения вместе с женой. Взаимоотношения в семье приобретали угрожающий характер, от попыток к проведению полового акта на протяжении месяца старался уклониться. После проведенной терапии и лабораторном подтверждении отсутствия инфекции постепенно начал замечать появление спонтанных эрекций. В привычной для пациента обстановке напряжение полового члена было достаточным для проведения полового акта, однако стоило заметить пациенту, что какая – либо женщина проявляет к нему повышенное внимание или стоило напомнить ему о совершенном проступке, он вспоминал в мельчайших подробностях, как «безответственно поступил по отношению к жене, изменил и заразил ее». после перенесенной ангины и проведенной антибиотикотерапии, заметил покраснение поверхности головки полового члена и крайней плоти, почувствовал дискомфорт при мочеиспускании. На этом фоне стал появляться страх «нового заражения», возникало подозрение о предыдущей недолеченности, возможной измене жены. Симптоматика нарушений сексуальных функций возобновилась. Пациент неоднократно обследовался у урологов, венерологов, но кроме Candida albicans ничего не было обнаружено. После лечения наблюдал некоторое улучшение, затем продолжительное время самостоятельно ежедневно проводил инстилляции раствором «Мирамистин», особенно до и после половых актов. Последнее время начали беспокоить болевые ощущения после коитуса, покраснение и зуд в области головки полового члена. Больной старается избегать сексуальных контактов из-за страха заражения и развития «серьезных» осложнений. При попытках к сексуальной близости стал отмечать снижение адекватной эрекции, эякуляция происходит только после дополнительной мануальной стимуляции, при этом яркость оргастических ощущений снижена, сексуальные контакты не стали приносить удовольствия. Пациент обратился в уроандрологический центр, с целью комплексного обследования.

Anamnes vitae: Родился вторым ребенком в семье служащих. Наследственность психопатологически не отягощена. Мать по характеру строгая, педантичная. Отец общительный, мягкий, покладистый, нередко злоупотребляет алкоголем. Раннее развитие без особенностей. В школу пошел с 7 лет. Со школьного возраста отмечает нерешительность, застенчивость, склонность к сомнениям и осторожного в отношении возможно опасного или неприятного для себя хода событий. Всегда старался все заранее предусмотреть и запланировать в мельчайших деталях. В школе, а затем в институте и на работе стремился достигать наилучших результатов независимо от маловажности дела, был чрезвычайно добросовестным и скрупулезным, нередко повторно перепроверял сделанное. Возраст пробуждения сексуального либидо в 13 лет, появление первой эякуляции (при мастурбации) в 14 лет. Женился в 22 года на девушке ровеснице, с которой познакомился для брака по настоянию матери. Половую жизнь начал вместе с женой в браке. Первый год после вступления в брак ритм половой жизни 5 – 7 раз в неделю. Максимальный эксцесс 3 раза. Средняя продолжительность коитуса 5-7 минут, но иногда семяизвержения не происходит из – за болевых ощущений в области головки полового члена. Отношения с женой до начала заболевания доброжелательные. Сексуальная притязательность ее средняя. Средняя половая активность перед началом заболевания 2-3 раза в неделю. В последние 2 месяца половые контакты редкие (1 раз в неделю), «по настоянию супруги».

Объективные данные: рост 175 см, масса тела 87 кг, ширина таза 39 см, ширина плеч 42 см, высота ноги 90 см, окружность грудной клетки 104 см. Трохантерный индекс 1,94.

Неврологически: Знаков очагового поражения ЦНС не обнаружено. Сухожильные – периостальные рефлексы симметричные, живые. Патологические рефлексы отсутствуют. Кавернозные и кремастерные рефлексы вызываются. Артериальное давление 130/80 мм рт. ст., пульс 82 ударов в минуту.

Мочеполовая система: половой член – 10 см, окружность 8,8 см, правое яичко 4,3 см по длинной оси, левое – 4,5 см, губки уретры гиперемированны. Предстательная железа неправильной формы, правая доля несколько больше левой, левая доля уплотнена, границы железы пальпируются четко, междолевая борозда сглажена, при пальпации отмечается умеренная болезненность.

Лабораторное обследование:

1. Исследование методом ПЦР:

Chlam. trah.-не обнаружены., Ureap.ureal.- не обнаруж., Micoplasma gen. – не обнаруж., Gardner.vag. – не обнаружено.

2. Микроскопия отделяемого при соскобе из мочеиспускательного канала: лейкоциты - 1-3 в п/зр; эпителий – немного; трихомонады, гонорея – отр.; обнаружены споры грибка Candida albicans.

2. Микроскопия секрета предстательной железы:

лейкоциты – 3-5 в п/зр.; лецитиновые зерна – умеренно, амилоидные зерна – 3-5 в п/зр.

3.Анализ мочи после массажа предстательной железы:

лейкоциты – 1-3 в п/зр., простатические конгломераты –3-8 в пр-те; лецитиновые зерна – мало, соли ураты в небольшом количестве.

4. Заключение ультразвукового исследования: Обнаруживаются гипо- и гирерэхогенные образования, в левой доле определяется конкремент до 3 мм. Диффузные паренхиматозные изменения в предстательной железе.

5. Спермограмма: олигоастенозооспермия.

6. Психологическое обследование:

Шкала Гамильтона депрессии – 8; тревоги – 12;

Тест Люшера выявил у пациента повышенную тревожность, скованность, неуверенность, напряженную настороженность, пессиместический взгляд на вещи, повышенное чувство вины.

Секст – тест определил у пациента латентные гомосексуальные тенденции (что можно трактовать, как «низкую гетересексуальную агрессивность» – Ю.А. Решетняк), выраженные тенденции к вуайеризму и склонность к искусственным приемам в сексе. Тенденция к садизму и мазохизму средняя, уровень сексуального влечения средний.

Тест MMPI показал наличие пиков по шкалам 1,2,7, что соответствовало таким особенностям личности, как пониженная устойчивость к стрессорным факторам, тревожность, эмоциональная лабильность, повышенное беспокойство за свое здоровье, страх перед возможным заболеванием, чрезмерная озабоченность своим соматическим благополучием, индивидуализм, неудовлетворенность, внутренний дискомфорт, семейные проблемы.

Психический статус:

В начале беседы пациент несколько взволнован, но постепенно успокаивается. На вопросы отвечает по существу. О себе рассказывает охотно. Речь внятная, грамотная, часто перебивает врача. Интеллект и память соответствуют высокой норме. Склонен драматизировать свое состояние, в беседе постоянно возвращается к теме вины за «неправильное» поведение. Причины возникших сексуальных проблем связывает с ранее перенесенной инфекцией (трихоманиазом) и настоящем воспалении в органах малого таза. Переубеждению поддается с трудом, настаивает на повторном, более тщательном обследовании, с целью выяснения истинной причины заболевания. В возможностях обследования и лечения проявляет высокую заинтересованность. Настроение подавленное.

Диагностическое заключение: Кандидозный баланопостит. Эректильная дисфункция в рамках психогенной декомпенсации ананкастного расстройства личности.

Анализ наблюдения: В приведенном наблюдении сексуальные нарушения возникли у мужчины со средней половой конституцией (нижняя граница) и высокой значимостью сексуальной сферы в иерархии ценностных ориентаций, на фоне длительной психотравмирующей ситуацией сексуального характера, после заражения урогенитальными инфекциями. В результате развилась декомпенсация ананкастного расстройства личности с возникновением эректильной дисфункции.

Помимо лечения, проводимого врачом урологом, нами проводились следующие лечебно – реабилитационные мероприятия:

1.Проведение психотерапевтической бесед с пациентом, носящих разъяснительный, седативный и ободряющий характер, а также создание положительной лечебной перспективы;

2.Прием транквилизатора – афабазол (30мг/сут), персен-форте 1таблетка на ночь.

4.Препараты, улучшающие сексуальную функцию: иохимбин (Шпигель) по 1 таб. 3 раза в день; спеман и тентекс-форте по 1 таб. 3 раза в день;

5. Витоминотерапия: «аевит» по 1 кап. 2 раза в день.

В ходе месячного комплексного, поэтапного курса терапии анализы на урогенитальные инфекции – отрицательные, анализ секрета предстательной железы и спермограммы без патологии; фон настроения выравнивается, тревожные сомнения и опасения исчезли, нормализовался сон, улучшились внутрисемейные отношения за счет правильной оценки мотивов поведения друг друга, возможности поиска компромисса, удалось достичь восстановления сексуальной активности, удачные половые контакты 2– 3 раза в неделю, длительностью до 5 минут, исчезновение болезненных ощущений. Рекомендовано дальнейшее наблюдение у врача сексопатолога (психиатра).

В) У 2 (11,7%) пациентов с истероидным расстройством личности при лабораторном обследовании были обнаружены лишь условно-патогенные микроорганизмы: Candida alb., Gardnerella vaginalis и Ureaplasma urealyticum. Индекс по шкале выраженности симптомов (7,4 баллов) превосходил выявленные изменения со стороны мочеполовых органов.

Характерной чертой для данных пациентов является постоянное желание быть в центре внимания, демонстративность, претенциозность. При появлении первых признаков заражения они ведут себя чрезвычайно взволнованно, эмоционально, эгоцентрично, а при постановке диагноза отмечаются реакции психопатического протеста, высказывая мысли о недостоверности и неправильности полученных анализов. Больные способны излишне драматизировать возникшие проблемы, как правило, преувеличивая возможные осложнения и проявления заболевания. Стремления к постоянному самоутверждению, желание быть признанным и лучшим, делало их наиболее ранимыми и уязвимыми перед сексуальными нарушениями. Одной из особенностей сексуальности мужчин с истероидной психопатией являлась частая смена сексуальных партнерш, из–за невозможности установить с ними продолжительные и устойчивые отношения. Это сочеталось с отсутствием потребности сексуального общения при отчетливой тенденции к эротизации межличностных отношений. Явления психосексуального инфантилизма, а также идеализация и искаженное восприятие себя и окружающего обуславливало появление неадекватных фантазий в отношении объекта увлечения. У всех больных с истероидной психопатией определялось нарушение психосексуального развития со сложной асинхронией и ретардацией психического компонента.

Таким образом, отличительной особенностью описываемой группы пациентов является развитие сексуальных дисфункций на фоне реактивно обусловленной декомпенсации с выраженным усилением личностных свойств, характерных для данного типа расстройства личности на фоне дисгармоничных отношений с партнерами и наличия урогенитальных инфекций. У больных с истероидной психопатией (n=2) отмечались изолированные расстройства эрекции. Суммарный средний балл по СФМ был 17,9±0,5. Оба обследованных пациента не состояли в браке (разведены), взаимоотношения с их сексуальными партнерами были « частичная неудовлетворенность/удовлетворенность(27 баллов).



      1. Клиническая характеристика психологических реакций у обследованных пациентов.

При проведении клинико–психопатологического исследования было установлено, что у 9 (11,2%) пациентов 2 подгруппы и группы сравнения отмечались кратковременные психологические реакции на фоне эмоционального перенапряжения, связанного с индивидуально значимыми психотравмирующими обстоятельствами, в частности в ответ на возникшее заражение урогенитальными инфекциями и длительное лечение. У обследованных пациентов отмечалась кратковременная утомляемость и раздражительность, эмоциональная лабильность и напряженность, головная боль и вегетативные реакции. На этом фоне в ряде случаев отмечалось кратковременное некоторое повышение, иногда снижение мышечного тонуса, двигательной активности, снижение трудоспособности, ускорение ассоциативных процессов. Отличительными особенностями данных проявлений являлись их временный характер, нестабильность, парциальность и фрагментарность, возможность быстрой и полной коррекции, стойкой редукции под влиянием благоприятно изменившейся ситуации, ликвидации психогенных и соматогенных влияний (исчезновение симптомов воспаления, нормализация лабораторных паказателей и т. д.). Проявления повышенной тревожности и психологического дискомфорта не достигали уровня выраженной тревоги (по шкале Гамильтона 9,0±0,2), страха и глубокого внутриличностного конфликта, как при других рассматриваемых нами расстройствах. Пациенты группы сравнения с психологическими реакциями жалоб в отношении сексуальных проблем и психического нездоровья на фоне воспалительного инфекционного процесса, вызванного урогенитальными инфекциями, не предъявляли. У этих больных выявлялись акцентуации гипертимного (n=10; 38,5%) и экзальтированного типа (n=4; 15,4%), которые подтверждают их психологическую устойчивость к психотравмирующим факторам. Уровень половой конституции был в основном представлен сильным вариантом средней половой конституции (75,0%), что свидетельствовало о хорошем нейрогуморальном обеспечении, препятствующему развитию сексуальных дисфункций.

В группе сравнения у 7 пациентов (27%) даже отмечалось усиление эрекции, повышение влечения на фоне острого течения заболевания и перераздражения задней уретры, семенного бугорка воспалительным процессом, исчезновение которых произошло через несколько дней после начало лечения.

У 1 (11,1%) пациента 2 подгруппы на фоне инфицирования Chlamydia trachomatis и 2 (22,2%) пациентов на фоне заражения Trichomonas vaginalis отмечалось преждевременная эякуляция. У 6 (66,7%) пациентов с выявленными Neisseria gonorrhoeae, Mycoplasma genitalium, Gardnerella vaginalis, Ureaplasma urealyticum наблюдалось снижение адекватных эрекций, которые сопровождались семейно-сексуальными дисгармониями. Б У них были обнаружены личностные акцентуации - эмотивный (22,2%), дистимический (22,2%), тревожный (44,4%), застревающий (11,1%) тип (средний суммарный балл по опроснику Леонарда- Шмишека составил 14,2±0,3). Психологические реакции характеризовались большей эмоциональной напряженностью, аффективной фиксацией на психотравмирующую ситуацию и сексуальную неудовлетворенность. Анализ супружеских взаимоотношений показал у 3 (33,3%) пациентов «частичную неудовлетворенность/удовлетворенность» (27±0,1 баллов) и у 6 (66,7%) «скорее удовлетворенность, чем неудовлетворенность» (30,4±0,2). Был установлен более ослабленный нейрогуморальный фон (у 5 (55,5%) средняя и у 4 (44,4%) ослабленный вариант средней половой конституции) по сравнению с пациентами с психологическими реакциями группы сравнения, что облегчало возникновению сексуальных нарушений.

Клинический пример № 3

Больной М., 36 лет, работник МЧС.

Предъявляет жалобы на скудные выделение из уретры, а также жжение и зуд при мочеиспускании.

СФМ: 2;2;2/3;4;3/2;2;3/4=6/10/7/4= 27

Впервые жалобы появились несколько дней назад, через неделю после полового акта со случайной знакомой без использования средств барьерной контрацепции. После чего появилось тревожное опасение по поводу возможного заражения венерическим заболеванием, озабоченность своим состоянием, предстоящим курсом терапии и связанными с ним финансовыми затруднениями. Пациента тревожат мысли о необходимости сексуального воздержания во время лечения, отмечается эмоциональная напряженность, рассеянность. Наблюдается некоторая сексуальная дезактаулизация со снижением сексуальной активности, боится заразить супругу, избегает сексуальных контактов с ней, но несмотря на это, в результате перераздражения слизистой уретры воспалительным отделяемым, пациент замечал учащение возникновения эрекций. Не допуская развития различных осложнений, больной М. незамедлительно обратился для обследования на урогенитальные инфекции к врачу дерматовенерологу.

Родился вторым ребенком в семье служащих. Наследственность психопатологически не отягощена. Отношения в семье были ровные. Раннее развитие без особенностей. В школу пошел с 6 лет, оценки успеваемости были средние, со школьного возраста отмечалось хорошее физическое развитие, постоянно занимался спортом (футбол, лыжи). Пробуждение сексуального либидо с 12 лет, возраст первой эякуляции в 13 лет во время мастурбации. Первый половой акт в 14 лет с девушкой того же возраста в пионерском лагере. Эякуляция произошла, удовольствия не получил. Добрачных связей было много (более 10), из них с одной девушкой имел длительные, серьезные отношения. Женился в 26 лет на женщине на год младше, по любви. Первый год после вступления в брак половые контакты были ежедневные, часто по несколько раз в сутки. Максимальный половой эксцесс 6 раз. В настоящий момент ритм половой жизни 3-4 раза в неделю. Продолжительность коитуса 7 мин. Отношения с женой доброжелательные. Сексуальная притязательность ее высокая. Периодически (3-4 раза в год) имеются внебрачные связи, разные по продолжительности, чаще с хорошо знакомыми ранее девушками, мотивом которых чаще является сексуальное удовлетворение, а также «спортивный интерес», самоутверждение. Из анамнеза неоднократно лечился у венеролога в 17 лет от гонококковой инфекции, в 25 лет и 32 года от хламидийной инфекции. Обследовался и лечился своевременно, не допуская развития осложнений. Не курит, алкоголь употребляет умеренно.

Объективные данные: рост 177 см, масса тела 89 кг, ширина таза 46 см, ширина плеч 53 см, высота ноги 90 см. Трахантерный индекс 1,97. Оволосение по мужскому типу.

Мочеполовая система: половой член – 12 см, окружность 7,9 см, правое яичко 4,0 см по длинной оси, левое – 4,2 см, отечности и гиперемии не наблюдается. Предстательная железа не увеличена, правая доля равна левой, границы железы четко определяются, междолевая борозда немного сглажена, при пальпации умеренная болезненность.

Лабораторное обследование:

1. Исследование методом ПЦР:

Мicoplasma genit. – обнаружено, Gardner.vag. – обнаружено.

2. Микроскопия секрета предстательной железы:

лейкоциты – 10 –13 в п/зр.; лецитиновые зерна – много.

3.Анализ мочи после массажа предстательной железы:

лейкоциты – 6-8 в п/зр., простатические конгломераты –2 в

эпителия много, бактерии +.

4.Ультрозвуковое заключение: Предстательная железа не увеличена. Незначительные диффузные изменения в паренхиме.

5. Спермограмма: нормоспермия

6. Психологическое обследование:

Шкала Гамильтона депрессии – 4; тревоги – 5;

Тест MMPI показал наличие пиков по шкалам 1,3,7, что свидетельствовало возникшим жизненным затруднениям, неспособности оправдать ожидания окружающих, несоответствию собственному уровню притязаний, которые возникают за счет соматических проявлений и психической симптоматики, которая выражается в раздражительности, напряженности, утомляемости.

Психический статус:

В разговор вступает охотно. На вопросы отвечает по существу. О себе рассказывает спокойно, без лишней детализации. Речь внятная. Интеллект и память соответствуют уровню полученного образования. Сознает, что проявил неосторожность, излишне доверяя давно знакомой ему девушке. Переживает возникшие проблемы со здоровьем, пытается найти быстрый выход из возникшей ситуации (эффективность лечения коротким курсом), чтобы избежать конфликта с супругой. Беспокоит невозможность полноценного сексуального общения на протяжении лечения. Настроение несколько снижено.

Диагностическое заключение: Уретропростатит смешанной этиологии (Micoplasma genitalium, Gardnerella vaginalis).

Анализ наблюдения: В приведенном наблюдении психологическая реакция, а затем сексуальная дезактуализация и некоторое снижение сексуальной активности возникли у мужчины со средней половой конституцией (верхняя граница), на фоне психотравмирующей ситуации, связанной с заражением урогенитальными инфекциями и воспалительными проявлениями инфекционного процесса в урогенитальных органах.

Помимо лечения, назначенного врачом урологом, нами проводились следующие лечебно – реабилитационные мероприятия:

Проведение психотерапевтических бесед с пациентом, носящих разъяснительный, седативный и ободряющий характер, а также создание положительной лечебной перспективы;

В ходе двухнедельного комплексного курса лечения анализы на урогенитальные инфекции – отрицательные, полное восстановление прежней сексуальной активности, удачные половые контакты 4 - 5 раз в неделю, длительностью 5 - 7 минут, исчезновение воспалительной симптоматики.

Катамнез 1 год. Жалоб нет. Ровные отношения в семье. Были две внебрачные связи со средством барьерной контрацепции.

Рассмотренный нами пример демонстрирует развитие психологической реакции у мужчины в результате заражения урогенитальными инфекциями, быстрой ее редукцией на фоне правильно проведенной терапии и исчезновением воспалительных проявлений соматической болезни. Благодаря выраженной нейрогуморальной насыщенности, отсутствию семейно – сексуальной дисгармонии, формирование сексуальной дисфункции не произошло.
Известно, что место сексуальной активности в иерархии ценностных предпочтений в мужской популяции различно. У некоторых она занимает доминирующее положение в его жизни от пубертатного периода до смерти, секс рассматривается как образ жизни и важнейшая ее часть. Данная категория мужчин ведет активную половую жизнь, уровень половой конституции у которых расценивается как сильный, реже средний. Другая крайность - мужчины с низкой половой конституцией, имеющие низкие потребности в сексуальной активности, поздно начинающие половую жизнь и рано заканчивающие. Сексуальные контакты редкие, с длительными интервалами до 6 месяцев и более и при этом не испытывая интерес к сексу.

Нами был проведен анализ ответов по шкале ценностных ориентаций (рисунок 19).



Рисунок 19. Шкала ценностных ориентаций при различных психопатологических расстройствах.
Представленные результаты свидетельствуют о наибольшей значимости сексуальной сферы в группах с невротическими расстройствами (71,4%) и специфическими расстройствами личности (64,8%), большинство из обследуемых поставили ее на 1 и 2 место в иерархии жизненных ценностей, что статистически значимо при р0,05 по сравнению с показателями в группе сравнения (28,6%). Полученные данные также подтверждают, что психопатологические состояния возникают при угрозе основным жизненным ценностям личности и больной оказывается неспособным продуктивно разрешить конфликт в системе наиболее значимых для него отношений.

Огромное значение в возникновении семейно – сексуальной дисгармонии имеют межличностные отношения супругов. Психическая травматизация со стороны сексуальных партнеров нередко является источником сексуальных проблем у мужчины. Нередко, именно сексуальная дисгармония, приводящая к внебрачным связям и заражению урогенитальными инфекциями, обуславливается личностными особенностями супругов (у жены чаще истероидная, эмотивная, тревожная, экзальтированная акцентуации), их психосексуальной неудовлетворенностью, низкой степенью их адаптации на всех уровнях взаимодействия (социально - психологической, сексуальной), расхождение сексуальной мотивации и уровня половой конституции.

При работе с пациентами уделялось внимание реакции сексуальной партнерши на возникшее заражение урогенитальными инфекциями, наличию семейно - сексуальной дезадаптации супругов, а также длительности межличностного конфликта сексуальных партнеров на фоне психотравмирующих факторов (факт заражения урогенитальными инфекциями, наличие внебрачных связей, взаимные упреки, несовпадение индивидуальных стереотипов сексуального поведения) (таблица 23).

Согласно полученным данным, для пациентов с психологическими реакциями было наиболее характерно отсутствие конфликта между партнерами (10; 38,5%), что статистически значимо превосходило количество пациентов с невротическими расстройствами (4; 6,4%) и специфическим расстройством личности (3; 17,6%) (р0,05). Также для данных пациентов было характерно наличие кратковременного межличностного конфликта (до 2 недель) (12; 46,2%), что также статистически достоверно по сравнению с другими вариантами: невротическое расстройство - 27,% (р  0,05), специфическим расстройством личности – 11,8% (р 0,01).

Таблица 23.

Длительность межличностного конфликта в зависимости от распределения клинических групп.

Наличие межличностного конфликта

Невротические расстройства

Специфические расстройства личности

Группа сравнения

Абс

%

Абс

%

Абс

%

Отсутствие конфликта

4

6,4

3

17,6

10

38,5

Короткий межличностный конфликт

17

27,0

2

11,8

12

46,2

Длительный межличностный конфликт

35

55,5

9

53,0

-

-

Разрыв отношений (развод)

7

11,1

3

17,6

4

15,4

Итого:

63

100,0

17

100,0

26

100,0

р≤0,05

Отсутствие конфликта между сексуальными партнерами обуславливалось либо отсутствием постоянной партнерши, либо своевременным лечением, к которому она не была привлечена. Кратковременный межличностный конфликт чаще наблюдался в паре с гармоничными взаимоотношениями и наблюдался в основном не более 2-х недель, что не превышало срока проводимого антибактериального лечения. Затягиванию конфликтной ситуации способствовал отягощенный личностный преморбид, а также развитие осложнений у одного из партнеров.

Таким образом, в результате проведенного анализа были установлены факторы, способствующие формированию и специфики клинической картины сексуальных дисфункций у мужчин больных урогенитальными инфекциями. Они определяются длительность воспалительного процесса, психопатологической структурой заболевания, которая зависит от личностного преморбида, затяжной, субъективно значимой психотравматизации (факт заражения урогенитальными инфекциями, выраженной клинической симптоматикой воспалительного процесса), высокой значимостью сексуальных функций в иерархии ценностных ориентаций, исходной нейрогуморальной дефицитарности, а также наличия негативных, конфликтных реакций с партнершей и сексуальных дисгармоний.





Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет