И. И. Мамайчук помощь психолога детям с аутизмом


Игры в звучащие игрушки Вариант 1



бет15/20
Дата02.05.2016
өлшемі4.79 Mb.
түріКнига
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20

Игры в звучащие игрушки Вариант 1

Ход игры. Психолог показывает ребенку игрушку, издавая с помощью нее звуки. Затем психолог прячет игрушку и предлагает ребенку найти ее по звуку. Например, психолог может нажимать на игрушку-пищалку ногой и при этом демонстрировать жест «Где?», разводя руками и сопровождая жест поворотом головы и соответствующей мимикой.

На следующих этапах у ребенка вырабатываются ассоциативные связи между другой игрушкой и ее звучанием. Например, ему предлагается сделать выбор одной из двух звучащих игрушек.



Вариант 2

Ход игры. Психолог закрывает от ребенка игрушки и издает звучание одной из них, затем показывает игрушки и спрашивает, какая из них звучала. Можно задать ребенку вопрос в словесной форме или в форме жеста.

На последующих занятиях можно предложить ребенку задания на разли-чение звуков. Когда ребенок научится дифференцировать звучащие игрушки, можно начинать работу по различению речевых звуков. При этом необходимо продолжать работу по различению неречевых звуков. Для дальнейшего формирования слухового внимания и восприятия можно научить детей различать бытовые звуки — шуршание, переливание: воды, скрип двери и пр. [Смирнова, 2006].

Для того чтобы обучить ребенка различать речевые звуки, нужно сформировать у него, ассоциативную связь между речевым звуком и предметом. Например, можно совместно с ребенком, поиграть в паровозик, сопровождая эту игру звуком «у-у-у», с машинкой, сопровождая ее движения произнесением слогов «би-би». Далее ребенку показывают две игрушки, произносят звук «у-у-у», и с помощью жеста спрашивают, к какой игрушке этот звук относится. Таким образом, у ребенка формируется первичный словарь: «бух», «дай», «на», «киса» и пр.

Для стимуляции эхолалий можно записывать их на магнитофон и затем проигрывать. Опыт нашей работы показал эффективность использования магнитофонных записей для стимуляции речевой активности.

В процессе общения с аутичными детьми необходимо избегать прямой стимуляции речи, то есть не следует обращаться к ребенку с просьбами: «скажи», «повтори», «ответь».и пр. Это может спровоцировать у него негативные реакции и усилить мутизм.

Некоторые специалисты предлагают применять невербальное или альтернативное общение с использованием взгляда, указательного жеста и пр.

Общение посредством взгляда возможно с ребенком уже на самых ранних стадиях развития. Например, Д. Стерн [Stern, 1974] отмечал, что младенцы уже в три-четыре месяца способны контактировать с близкими людьми посредством взгляда. Сначала у ребенка формируется способность задерживать взгляд на предмете, а в девять месяцев ребенок может указать взглядом на желаемый предмет и взглядом дать понять, что ему необходим этот предмет. Взгляд является Первичным средством обмена информацией. У детей с аутизмом, особенно с тяжелой степенью аффективной дезадаптации, наблюдается «плавающий» взгляд, то есть ребенок смотрит в сторону и поймать его бывает чрезвычайно трудно.

Для формирования у детей с аутизмом способности общаться посредством взгляда следует использовать различные приспособления и психотехнические приемы. Например, психолог надевает на себя многослойный жилет типа короткого фартука. Поверхность жилета представляет собой наборное полотно с прозрачными карманами, в которых находятся аффективно значимые для аутич-ного ребенка предметы: камушки, бутылочки, веревочки. Психолог подходит к ребенку в фартуке, так чтобы он сосредоточил свой взгляд на предметах, заинтересовавших его. Психолог, зафиксировав взгляд ребенка на интересующем его предмете, предлагает ему взять этот предмет. Такой прием стимулирует активность ребенка и способствует улучшению визуального контакта с ним.

Альтернативным способом общения может быть язык звуков. Такой прием используется в обычной речи: звук «о» может обозначать восторг, удивление, настороженность, «у» — ожидание предстоящей поездки, «а» — вопрос. Можно использовать неречевые звуки, такие как звонок, пищалка, стук, скрежет и пр., придав им особое значение. Следует помнить о том, что, чем сильнее выражена степень аффективной патологии у ребенка, тем более индивидуальной должна быть система его Коммуникаций.

Особую популярность, особенно в зарубежной психологии, при Обучении коммуникативной речи приобрел метод пиктограмм. Черно-белые изображения используются для обозначения определенных предметов, замещая слова и даже фразы. Психолог при общении с ребенком указывает на пиктограммы, сопоставляет их с реальным объектом и называет с определенной интонацией.

Можно использовать коммуникативные или лингвистические доски, которые впервые использовались в работе с детьми с церебральным параличом [Смирнова, 2006]. Коммуникативные доски разрабатываются индивидуально для каждого ребенка, с учетом степени тяжести его аффективной дезадаптации, перцептивных, лингвистических и интеллектуальных возможностей.

На первом этапе создаются доски, в которые включено небольшое количество крупных, реалистических цветных изображений или фотографий, среди которых могут быть чашка, кровать, туалет, телевизор и пр. Кроме того, можно разместить на них фотографий людей, которые общаются с ребенком: Необходимо учить ребенка отвечать на вопросы показом изображения. Например, мы видим, что ребенок хочет пить, подбегает к крану или чайнику. Мы берем его за руку и показываем его пальцем изображение кружки, а потом даем ему немного пить. Если ребенок хочет еще, он должен показать пальцем на изображение кружки.

По мере освоения навыков работы с доской ее содержание меняется: возрастает количество картинок и сокращается их размер.

Следующим этапом в работе с коммуникативными досками является добавление подписей к картинкам, что способствует усвоению чтения. Одновременно осуществляется постепенный переход к более абстрактным, схематичным изображениям. Наряду с отдельными словами, на доске размещаются фразы: «Как дела?», «Я тебя люблю», «Ты красивый, умный, хороший» и пр. Далее изображения убираются, остаются лишь подписи к ним.

Важным компонентом работы с коммуникативными досками является постоянное создание ситуаций общения, мотивации к общению, положительных эмоций, связанных с общением. Использование коммуникативных досок направлено не только на развитие коммуникативной речи, но и на эмоциональное, социальное и интеллектуальное развитие ребенка.

В нашей практике мы использовали письменную речь как средство коммуникации для детей с аутизмом. Около каждого предмета располагалась карточка с его письменным обозначением. Психолог обращал внимание ребенка на предмет и соответствующую карточку. Затем постепенно предмет убирался из поля зрения ребенка, в то время как карточка оставалась. Теперь уже на вопрос психолога: «А где ложка?» — ребенок должен был показывать карточку. Постепенно у ребенка формировалось глобальное чтение, появлялась возможность общения с ним с помощью карточек.

В настоящее время для оптимизации речевых функций используется компьютер с голосовым генератором. Используя обычный набор ключевых слов на компьютере или запуская запрограммированный переключатель на доске, человек с ограниченными возможностями устной речи может производить звучащую речь. Применение такой техники доступно детям с легкой степенью аффективной дезадаптации, имеющим речевые проблемы.

Перед началом обучения ребенка работе с компьютером его следует научить использовать магнитофон. На магнитофонную ленту, применяемую в автоответчиках, записывается несколько раз подряд одна и та же фраза. Магнитофон с этой записью помещают в пластиковый контейнер с выключателем на крышке. Сверху на контейнер прикрепляется картинка, иллюстрирующая содержание фразы (например, «чашка» иллюстрирует фразу «Я хочу пить»). Когда ребенок нажимает на кнопку выключателя, звучит записанная фраза. Затем предлагаются два магнитофона с разными записями, и у ребенка появляется возможность выбора. Далее ребенку можно предложить компьютер с синтезаторами речи [Смирнова, 2006, с. 112—114].

Следует подчеркнуть, что несмотря на то, что формирование альтернативных средств общения является значимым компонентом психокоррекции речевых нарушений у детей с аутизмом, оно все же не является определяющим. Главная задача, стоящая перед психологом, — формирование у ребенка с аутизмом потребности речевого общения с помощью целенаправленной коррекции его аффективной дезадаптации.

На втором этапе ребенок выполняет функциональные действия — действия с предметом, строго соответствующие его функции.

Третий этап начинается с момента возникновения символических действий, при которых ребенок использует предмет «свободно», осознавая при этом его истинную функцию.

Переход от манипулятивных действий с предметами к функциональным происходит после полутора лет, а уже к концу первого — началу второго года жизни функциональные действия сменяются символическими.

В процессе предметно-практической деятельности традиционно выделяются два основных типа действий:

• соотносящие, основной целью которых является соотнесение нескольких предметов или их частей с учетом присущих им пространственных взаимоотношений (матрешки, пирамидки и т. д.);

• орудийные, при которых предмет используется со вспомогательной целью, то есть в целях оказания воздействия на другой объект.

По мнению Б. Д. Эльконина [1978], предметно-манипулятивная деятельность ребенка в большей степени направлена на развитие познавательной сферы и ориентировки в сфере предметной действительности, чем на развитие социальных взаимоотношений.

В начале третьего года жизни у ребенка появляется сюжетно-отобразительная игра, в процессе которой он воспроизводит отдельные сюжеты повседневной жизни с использованием предметов-заместителей (кубиков, палочек, игрушек и др.). Формирование сюжетно-отобразительной игры предъявляет высокие требования к воображению, фантазированию ребенка. Дальнейшее развитие таких игр служит важной предпосылкой для формирования сюжет-но-ролевой игры.

Сюжетно-ролевая игра ребенка отражает логику жизненных событий, реконструируя которые ребенок в состоянии взять на себя роль другого человека. Сюжетно-ролевая игра активно формируется у ребенка в дошкольный период. Она направлена на развитие личности ребенка, его ориентировку в сфере общения, освоение норм человеческих взаимоотношений.

Дети могут долгое время играть с любимой машинкой, куклой и другими предметами, воспроизводя в этой игре действия окружающих. В процессе сюжетно-ролевой игры они объединяются в небольшие группы (2—3 человека). Продолжительность групповой игры может варьировать от 10 до 30 минут. В пятилетнем возрасте у детей отмечается устойчивый интерес к игре, у каждого ребенка к этому моменту появляются любимые игры и любимые роли. Сюжет игр приобретает наибольшую яркость, полноту, выразительность. Дети отдают предпочтение групповым играм. В конце дошкольного возраста ребенок уже может составить план игры, проанализировать, обобщить свою игровую деятельность. Дети в этом возрасте могут играть по несколько дней, обогащая замысел игры. Так в процессе игры ребенок усваивает социальные связи и отношения, активно познает окружающую действительность.

В исследованиях зарубежных авторов выделяются три вида игры в раннем детском возрасте [Wing, 1985]:

• стереотипная («stereotyped») игра;

• несимволическая («non-symbolic») — игра, включающая повторяющиеся стереотипы, то есть представленная повторяющимися действиями с недостатком новых идей;

• символическая («symbolic») — игра, построенная на действиях, которые условно создают впечатление, что отсутствующая вещь присутствует. Например, когда ребенок ест понарошку, используя при этом жесты, и т. д. К этой группе также относятся функциональные действия, такие как причесывание волос куклы при помощи кукольной расчески.

Унгерер и Сигман, наблюдая за игрой здоровых детей, выделили следующие вида игры [Ungerer, Sigman,1983]:

1. Простая манипуляция («simple manipulation»): облизывание, размахивание, хлопанье, ощупывание или бросание игрушек и предметов. -

2. Комбинационная игра («relational play») включает последовательное комбинирование и выстраивание предметов в ряд или друг на друга, а также использование какого-либо предмета как емкости для другого предмета (например, вкладывание матрешек одной в другую).

3. Функциональная игра («functional play») строится на реализации ребен-ком различных действий с игровыми предметами (например, с игрушечной расческой, ложкой, чашкой и т. д.), учитывая их функциональные свойства.

Авторы выделяют несколько типов игровых действий, характеризующих функциональную игру ребенка:

• действия, направленные на себя (например, причесывание своих собственных волос игрушечной расческой);

• действия, направленные на куклу (например, Причесывание волос куклы)

• действия, направленные на другого человека (например, причесывание волос мамы);

• действия, направленные на предметы (например, размещение чашки на блюдце).

4. Символическая игра («symbolic play») имеет несколько вариантов: использование предметов-заместителей (например, использование банана как телефонной трубки); использование куклы как независимо действующего лица, то есть наделение куклы качествами живого человека (например, поддерживание бутылки в руке у куклы, как если бы она могла пить самостоятельно); создание в воображении предметов и людей, не существующих в непосредственном окружении (например, разговор по телефону).

На недоразвитие игровой деятельности детей с аутизмом обращали внимание многие авторы. Еще Л. Каннер отмечал ограниченную способность аутичт ных детей к игре [Kanner, 1943]. Другие авторы подчеркивали, что у детей с аутизмом игровая деятельность в основном сводится к однообразным действиям: пересыпанию, кручению, верчению, перекладыванию предметов, постукиванию предметом по предмету, обнюхиванию, облизыванию, обсасыванию предметов. Это однообразное повторение одних и тех же действий не несет смысловой нагрузки. Игра детей с аутизмом часто описывается как механическая, в которой отсутствует единство и внутренняя логика. Иногда игра сопровождается невнятной аутистической речью, не объединенной с игрой единым смысловым содержанием. По мнению ряда исследователей, игра аутичных детей обычно продиктована скорее привлекательностью объектов и их сенсорными свойствами или тем, как ими можно манипулировать, нежели их культурным и символическим значением. По мнению Р. Хобсон, те формы игры, которые требуют участия воображения, оказываются нарушенными в связи с недостаточностью когнитивной сферы аутичного ребенка [Hobson, 1986,1989].

B. Льюис и Дж. Ваучер [Lewis, Boucher, 1988] отмечают, что даже аутичные дети с высоким уровнем развития интеллекта играют специфическими способами. Целенаправленная символическая игра у аутичных детей младшего дошкольного возраста находится на низком уровне или отсутствует. Некоторые исследования указывают на отсутствие нарушений в «сенсомоторной» или «манипулятивной» игре детей с аутизмом. В то же время авторы отмечают, что аутисты предпочитают повторяющиеся стереотипные действия, а не разнообразное исследовательское поведение с игрушками.

Отечественные исследователи отмечают задержку и нарушения манипулятивной игры, которые проявляются в виде манипулирования лишь одной игрушкой, неигровыми предметами.

Исследования С. Барон-Коэн показали, что дети с аутизмом способны к функциональным играм [Baron-Cohen, 1987]. Автор связывает этот феномен со способностью детей-аутистов к имитационному (подражательному) поведению. Однако при более внимательном рассмотрении можно заметить, что их игры сводятся, главным образом, к буквальной имитации сцен из повседневной жизни, при этом дети с аутизмом всегда точно копируют одни и те же действия, без изменений, то есть игра носит стереотипный характер.

Большинство исследователей обращают внимание на нарушение символической игры у детей с аутизмом [Baron-Cohen, Leslie, Frith, 1985 и др.]. Л. Винги Дж. Голд [Wing, Gould, 198S] наблюдали символическую игру у небольшого количества детей с аутизмом. Их исследования показали, что даже те дети, которые вступали в символическую игру, играли в очень стереотипной манере.

C. Барон-Коэн с соавторами выявили нарушения в символической игре у аутичных детей различного возраста [Baron-Cohen, Leslie, Frith, 1986]. По мнению авторов, аутичные дети испытывают трудности символической игры в связи с недостатками воображения и трудностью формирования образов объектов.

Наши наблюдения показали, что у детей с аутизмом с тяжелой степенью аффективной дезадаптации наблюдается выраженное недоразвитие игровой, деятельности, что находит отражение в следующих проявлениях:

• отсутствии интереса к игрушкам;

однообразных манипуляциях с игровыми предметами;

• предпочтении неигровых предметов (палочек, веревочек и пр.). Среди основных причин, тормозящих развитие игровой деятельности у детей с тяжелой степенью аффективной дезадаптации, можно выделить такие, как:

• повышенная чувствительность детей;

• неофобии;

• задержка в овладении статическими функциями, что приводит к недоразвитию предметно-практических манипуляций;

• задержка речевого развития.

Наблюдаемая с раннего детства сенсорная и эмоциональная гиперестезии у аутичных детей негативно влияет на восприятие ими игрушек. При предъявлении яркой игрушки у ребенка может наблюдаться чрезмерная ориентировочная реакция, сопровождающаяся выраженным возбуждением. В дальнейшем привлечь внимание ребенка к игрушке уже трудно: он не смотрит на нее, не пытается взять в руки. В 2,5—3 года у детей увеличиваются стереотипные' двигательные разряды и появляются однообразные аутистические игры. Например, кукла у ребенка с аутизмом не вызывает позитивных эмоций и не воспринимается им в качестве образа человека. Ребенок хватает ее за волосы, катает по столу, вытирает ею пол. Нередко пытается вырвать ей волосы, оторвать руку и пр. Эти реакции многие специалисты и родители оценивают как агрессивные. Однако такие действия ребенка можно рассматривать как результат отсутствия эмоционального отношения к игрушке. Некоторые дети пытаются попробовать игрушку «на вкус» или понюхать. Они пытаются отгрызть кусочек от цветного кубика, облизать пирамидку. Такие действия с игрушками говорят о неумении ребенка действовать с игрушками, об отсутствии опыта ее использования в соответствии с функциональным назначением. У многих детей с аутизмом, наряду с манипуляциями, встречаются и так называемые процессуальные действия, когда ребенок беспрерывно повторяет один и тот же игровой процесс: одевает и раздевает куклу, строит и разрушает постройку из кубиков, раскидывает и ставит на место предметы. Однако, несмотря на стереотипность и «вычурность» игровых манипуляций у детей с аутизмом, нередко все же можно наблюдать использование неигровых предметов как заместителей других предметов.

Пример

Любимой игрушкой Коли, 4 лет 8 месяцев, страдающего ранним детским аутизмом, была старая машинка, с которой он не расставался даже ночью. В игровую комнату мальчик вошел с машинкой в руке. Его внимание привлекла большая кукла с растрепанными волосами. Психолог, заметив интерес мальчика, рассказала, что кукла Катя сегодня не умывалась, не причесывалась и решила прийти на занятие в таком виде. Коля взял куклу за волосы и своей машинкой стал «причесывать» ее, затем стал водить машинкой по лицу, при этом произнес слово «мыло».

Такие действия, на наш взгляд, обусловлены потребностями ребенка в игровой деятельности и подчеркивают смысловую направленность его игровых действий.

Дети с аутизмом, даже с тяжелой степенью аффективной патологии, могут успешно использовать в игровой деятельности предметы-заместители.

Пример

Юра, Згода 6 месяцев, постоянно приходил на занятия с любимой палочкой. Если ребенка пытались забрать эту палочку, он активно протестовал (кричал, ложился на пол и пр.). Когда мальчик пришел на очередное занятие к психологу, на детском игровом столике находилась тележка с палочками. Однако она находилась вне зоны досягаемости, достать рукой, подойти по-ближе, чтобы взять ее, было невозможно. Рядом с тележкой располагалась палка со специальным наконечником, позволяющая при желании лучше ухватить предмет. Тележка привлекла внимание мальчика, так как там находились палочки, аффективно значимые для него. Мальчик очень оперативно решил поставленную задачу. Он взял палку и успешно достал тележку.

Существенным психологическим признаком игры является одновременное переживание человеком условности и реальности сложившейся ситуации. В условных обстоятельствах, создаваемых определенными правилами, игра дает человеку возможность переживать удачи, успех, раскрывать свои физические и психические возможности. Эти свойства игры имеют важное психо-коррекционное значение, то есть составляют ее психотерапевтический и пси-хокоррекционный потенциал.

Внедрение игровой терапии в практику психологической коррекции детей с эмоциональными нарушениями было впервые осуществлено представителями психоаналитической школы.

Игра как метод психотерапии и психокоррекции стала применяться в начале XX века. Одним из родоначальников, использовавших игровые методы в лечении больных, был Я. Морено (J. Moreno), который разработал метод психодрамы, направленный на коррекцию взаимоотношений пациентов. В 1922 году Морено впервые организовал в Вене лечебный «театр экспромта»; в котором вместе с больными на сцене выступали актеры-профессионалы. Основой лечебного эффекта психодрамы служит катарсис — душевное очищение и облегчение.

В середине 1920-х годов Анна Фрейд (A. Freud) и Мелани Кляйн (М. Klein) впервые обратились к использованию игры как метода психотерапии детей. Авторами были предложены две формы игровой терапии: направленная и ненаправленная.

Направленная (директивная) игротерапия предполагает активное участие психолога в игре ребенка, где он направляет и интерпретирует деятельность ребенка.

Ненаправленная (недирективная) игротерапия проходит в форме свободной игры ребенка, что способствует большему самовыражению, достижению им эмоциональной устойчивости и развитию механизмов саморегуляции.

Недирективная игровая коррекция одновременно решает три основные задачи:

1) создание условий для развития самовыражения ребенка;

2) коррекция имеющегося у ребенка эмоционального дискомфорта;

3) формирование саморегулирующихся процессов.

В качестве основного механизма коррекционного воздействия в процессе недирективной игры выступает установление эмпатической связи психолога с ребенком. В. Экслайн подчеркивает, что недирективная игротерапия дает возможность ребенку «...отреагировать скопившееся напряжение, незащищенность, агрессию, страх» [Axline, 1947]. Автор формулирует следующие принципы недирективной игротерапии: установление непринужденных дружеских отношений с ребенком; принятие ребенка таким, какой он есть; содействие самораскрытию ребенка, чтобы он мог открыто говорить о своих чувствах; понимание чувств ребенка, стремление обратить его внимание на самого себя; предоставление ребенку возможности самому регулировать динамику игрового процесса; введение лишь тех ограничений, которые связаны с реальной жизнью; выполнение функций «зеркала», в котором ребенок видит самого себя [цит. по: Спиваковская, 1988].

Зарубежные исследователи разработали огромное количество методов недирективной игротерапии. Так, с целью коррекции эмоционального дискомфорта ребенка широко используются игры с песком и водой [Chan, 1980]. М. Лоуэнфельд [цит. по: Вольперт, 1979] разработала методику «миросозида-ния» («Welt-Technik»). В распоряжение ребенка предоставляется набор раз личных предметов: фигурки людей, животных, части зданий, домики, автомашины, деревья, бесформенный материал, плоский и открытый ящик, наполненный песком. Из этого материала ребенок строит свой мир. «Мир» создается ребенком в соответствии с его возрастом, индивидуальными особенностями. Затем психолог обсуждает с ним процесс и продукт его творчества. В ходе игры дети обнаруживают свое эмоциональное отношение к Людям, предметам. Поэтому данная игра представляет собой и определенную диагностическую ценность. Кроме того, в процессе игры ребенок перерабатывает свои душевные конфликты.

Игровая психологическая коррекция детей с тяжелой формой аффективной патологии должна проходить в форме разнообразных игр, доступных ребенку.

Важным принципом игровой психологической коррекции детей с ранним детским аутизмом является онтогенетическая ориентация психокоррекции, предполагающая возврат к ранним онтогенетическим этапам познания, общения, поведения, саморегуляции ребенка [Эмоциональные нарушения..., 1990]:

Методические требования к недирективной индивидуальной игровой терапии:

1. Психолог выступает только в роли наблюдателя и вмешивается в про-цесс игры ребенка только в том случае, если он проявляет аффективные и агрессивные реакции (кидает игрушки, ломает их, кусает, бьет себя по голове игрушками и пр.).

2. Вмешательство психолога не должно быть прямым. Можно поменять ребенку игрушку, не делая ему замечания.

3. Если ребенок возбужден, агрессивен, то можно предложить ему выйти из игровой комнаты или шепотом сказать: «Что ты хочешь? Покажи или скажи мне, и мы вместе решим твои проблемы».

4. Пребывание ребенка в игровой комнате не должно длиться больше 40 минут. Если ребенок «наигрался» и хочет покинуть кабинет, не следует препятствовать ему в этом.

5. Если ребенок перед началом занятий отказывается зайти в кабинет, не следует уговаривать его, нужно открыть дверь и подойти к игровому столику или предложить сделать это кому-то из родителей.

6. Не допускается пристальный взгляд на ребенка, прикосновения к нему, особенно на первых занятиях.

В процессе игровой психокоррекции детей с тяжелой степенью аффективной патологии мы уделяем особое внимание развитию у них предметно-практических манипуляций и навыков использования вспомогательных средств (замещающих действий) (см. гл. 14).

Формирование предметно-практических манипуляций должно осуществляться в процессе специальных дидактических игр, которые могут проводиться в процессе как групповых, так и индивидуальных занятий.

Дидактическая игра — это одна из форм обучения игровой деятельности ребенка, которая имеет две основные цели: обучающую и игровую. В дидактической игре создаются такие условия, в которых каждый ребенок получает возможность самостоятельно действовать в определенной ситуации или с определенными предметами, приобретая собственный сенсомотор-ный опыт.

Используемые нами специальные дидактические игры решают следующие задачи:

• обучение детей многообразным предметно-практическим манипуляциям с предметами различной формы, величины, цвета;

• обучение детей использованию вспомогательных предметов (выполнению орудийных действий);

• формирование наглядно-образного мышления в процессе конструктивной и изобразительной деятельности;

• формирование элементарных логических обобщений.

При проведении дидактических игр должны соблюдаться следующие методические требования:

1. Занятия следует проводить поэтапно, уделяя особое внимание интересам и желанию ребенка.

2. Каждое упражнение обыгрывается с учетом аффективных интересов ребенка.

3. Обязательно четкое планирование и постепенное формирование стереотипа занятий, соблюдение определенной последовательности занятий.

4. В ходе каждого занятия необходимо использовать поощрение и эмоционально-смысловой комментарий.

5. Игровые задания должны предполагать использование материала, аффективно значимого для ребенка (палочки, веревочки, гайки и пр.).

Принцип онтогенетической ориентации игровой психологической коррекции должен использоваться не только в дидактических играх, направленных на развитие когнитивных процессов у детей, но и в отобразительно-ролевых и сюжетно-ролевых играх, используемых с целью формирования эмоциональных контактов и общения ребенка с другими людьми и внешним миром.

Как мы уже упоминали, в шестимесячном возрасте здоровый ребенок дифференцирует родных и чужих, адекватно реагирует на мимику и жесты взрослого. Аутичные дети с тяжелой степенью аффективной дезадаптации в связи с задержкой в развитии этих функций испытывают существенные трудности в подражании.

Поэтому на первом этапе игровой психологической коррекции в процессе отобразительно-ролевой игры психолог обучает ребенка подражанию. Например, психолог возит машинку или производит отдельные действия с куклой, а ребенок подражает ему. Если ребенок совершает какие-то стереотипные манипуляции с предметами, например крутит колесо машины или раскачивается, то уже сам психолог подражает ребенку. Такие подражательные игры имеют большое значение в установлении эмоционального контакта с ребенком.

Второй этап игрового взаимодействия аутичного ребенка с психологом предполагает установление социального контакта, что позволяет ребенку и психологу совместно выполнять игровые действия, такие как совместное кормление куклы, катание машинки, конструирование «башни» и пр. Опыт нашей работы показывает, что на данном этапе дети с аутизмом часто проявляют негативизм, уходят, наблюдают за психологом со стороны, производят разрушительные действия. Нецелесообразно в этом случае делать замечания ребенку или заставлять его выполнять игровые действия, равно как и обращать внимание на его поведение. Необходимо просто продолжать выполнять игровое действие. По свидетельству многих родителей, дети после посещения занятий с психологом в спокойной домашней обстановке повторяют показанные им игровые действия.

На следующем (третьем) этапе игрового взаимодействия можно использовать игры с правилами. У здорового ребенка игры с правилами возникают уже на первом году жизни и оказывают большое влияние на развитие самостоятельной игровой деятельности. К таким играм относятся игры в прятки, «Ладушки», «Сорока-ворона», «Пальчики в лесу» и другие. Особой популярностью пользуются народные игры и потешки, под влиянием которых ребенок получает удовольствие от особой ритмичной интонации, отличающей потешку от обычной речи. Содержание потешки не имеет никакого значения. Дети воспринимают ритмические конструкции, различные звуки. Такие игры с ребенком желательно проводить самим родителям, так как телесный контакт с родителем на фоне ритмических интонаций оказывает позитивное влияние на эмоциональную сферу ребенка и способствует развитию социального взаимодействия с ним.

Игра «Пальчики в лесу»

Ход игры. Посадите ребенка на колени или перед собой. Поочередно загибайте пальчики ребенка, приговаривая:

Раз, два, три, четыре, пять,

Вышли пальчики гулять:

Этот пальчик гриб нашел,

Этот пальчик чистить стал,

Это резал, этот ел,

Ну а этот лишь глядел.

Повторите те же действия и с другой рукой. Пощекочите ладошку ребенка, сделайте легкий массаж пальчиков.



Комментарий. Если ребенок активно сопротивляется, не дает руку, уходит от игры, можно сделать это упражнение с самим собой, с родителем или с другим ребенком.

Игра «Этот пальчик я»

Ход игры. Поочередно загибайте пальчики ребенка, начиная то с большого, то с мизинчика, то на правой, то на левой руке. Сопровождайте эти действия такими стишками:

Этот пальчик — дедушка,

Этот пальчик — бабушка,

Этот пальчик — папочка,

Этот пальчик — мамочка, Этот пальчик — я.

Этот пальчик прыг в кровать!

Этот пальчик прикорнул,

Этот пальчик уж заснул.

Встали пальчики.

Ура! Кушать всем идти пора.

Комментарий. Обращайте внимание, чтобы при загибании одного пальца остальные оставались прямыми. Если это не удается, помогайте ребенку удерживать их.

Здоровые дети обычно быстро усваивают правила игр и активно в них участвуют. У детей с аутизмом снижена способность к пониманию правил социального взаимодействия, что требует сравнительно больших усилий по развитию у них навыков игры. Следует помнить, что правила игры должны усложняться постепенно, так как сложное, недоступное ребенку задание может вызвать у него резко негативную реакцию и сильные аффективные переживания.

На втором году жизни ребенка качественно изменяется характер подражания. Дети не только повторяют игровые действия взрослых, непосредственно им показанные, но и начинают самостоятельно воспроизводить в игре разные жизненные события. Так, полуторагодовалая девочка уже кормит свою куклу, баюкает ее, напевает песенки. Она не только увлекается самим движением, но и создает игровой образ. Примерно в конце второго года жизни появляются игры с воображаемыми предметами. Обычно они сопровождаются речью, которая помогает созданию образа. Например, девочка кормит свою куклу кашей, дает воображаемое молоко, при этом тарелку и чашку заменяет крышка от маленькой коробочки. В таких играх с мнимыми предметами у ребенка уже проявляются зачатки фантазии, основанные на его предшествующем социальном опыте. Нередко дети в этом возрасте начинают подражать действиям взрослых: подметать пол, поливать цветы, мыть посуду и пр. Ребенок ищет компаньонов для игры. Он приносит старшим свои игрушки, предлагая таким образом поиграть с ним. В процессе общения у ребенка формируются зачатки сюжетно-ролевой игры.

Для аутичных детей такая форма игрового взаимодействия недоступна в связи с ограниченным социальным опытом и общением. Дети с аутизмом в процессе игры часто проявляют разрушительные действия, разбрасывают игрушки в стороны. Такие действия могут наблюдаться и у здоровых детей на втором году жизни, однако у аутичных детей эти действия могут носить стойкий характер и проявляться как своеобразная форма их стереотипного поведения. Очень важным является доброжелательное, понимающее отношение взрослых к таким действиям ребенка.



Пример

Оля, 5 лет 8месяцев, выбрасывает из коляски куклу, которую только что положил туда психолог. Психолог снова кладет куклу и вместе с Олей катает ее. Оля вновь выбрасывает куклу. Психолог берет куклу в руки, внимательно осматривает ее и «жалеет», приговаривая: «Бедная кукла, у нее заболела ножка, ручка, она упала с коляски». Оля внимательно смотрит на психолога. Психолог обнимает куклу и предлагает Оле пожалеть ее тоже. Оля гладит куклу. Психолог предлагает посадить куклу в коляску, дает Оле салфеточку, чтобы протереть кукле ножку. Оля выполняет это действие, затем вместе с психологом начинает катать коляску.

Любые, даже разрушительные, действия ребенка с аутизмом необходимо обыгрывать, то есть переводить в социально-приемлемые формы. Следует помнить, что ребенок с аутизмом в процессе игровой деятельности нуждается в постоянной помощи и поддержке со стороны взрослого. Однако эта помощь должна быть строго дозированной. В процессе игры необходимо давать ребенку возможность действовать самостоятельно, но в то же время умело направлять его активность. На начальных этапах игровой психокоррекции рекомендуется разыгрывать сюжеты с учетом аффективных интересов и переживаний ребенка.



Пример

Илюша, 5лет 8месяцев, очень любил железную дорогу и постоянно не прогулках тянул родителей к железнодорожной платформе, чтобы понаблюдать за движением электричек. Дома ребенок раскладывал кубики или другие предметы параллельно друг другу, повторяя слова «дорога», «рельсы».

Родители покупали ребенку игрушки с железнодорожной тематикой, но мальчик предпочитал играть с кубиками, блоками и другим неструктурированным материалом.

На первом занятии психолог построила «рельсы» из блоков строительного набора и предложила мальчику поиграть в железную дорогу. Илюша разрушил постройку и через некоторое время стал самостоятельно строить «рельсы» из разнообразных кубиков и блоков. Психолог похвалила мальчика за успешную постройку и предложила ему покатать поезд. Илюша охотно согласился. Психолог обратила внимание ребенка, что поезд идет неровно, может упасть, и предложила «починить дорогу». Мальчик не отреагировал на просьбу психолога и продолжал катать поезд. Кубики разлетались в разные стороны, на что мальчик никак не реагировал. Психолог начала строить, свою «железную дорогу» и водить по ней вагончик, приговаривая: «Наш вагончик хорошо идет, рельсы ровные, колеса крутятся». Илюша обратил внимание на постройку психолога, положил паровоз на построенные ей рельсы. Психолог толкала вагончик навстречу паровозу Илюши, сопровождала свои действия словами: «Вагончик встретился с паровозом». Илюша несколько раз самостоятельно направлял паровоз навстречу вагончику, при столкновении улыбался и говорил: «Вот он». Игра длилась несколько минут, мальчик был оживлен, требовал, чтобы психолог толкала вагончик. После занятий психолог обратила внимание Ильюши, что вагончик и паровоз хорошо катились по рельсам.

На второе занятие мальчик принес свой паровоз с вагончиками. Психолог повторила игру. Илюша строил рельсы из блоков, откидывал кубики. После этого катал паровоз с вагончиками по рельсам.

На третьем и последующем занятиях игровые задачи постепенно усложнялись. В игру включались пассажиры, машинист, которые выполняли определенные роли. Например, кот Мурзик был пассажиром, а кукла Петя машинистом. Поезд двигался после сигнала колокольчика, останавливался после сигнала трубы.

В ходе дальнейших занятий ребенку предлагалось самому исполнять роль машиниста, кондуктора, пассажира.

Особые трудности дети с аутизмом испытывают при создании игрового образа, без которого невозможно дальнейшее развитие сюжетно-ролевой игры. В процессе сюжетно-ролевой игры ребенку уже необходимо уметь реализовывать свои замыслы, подчиняться определенным правилам. Произвольность и осознанность данного вида игры проявляется в том, что ребенок создает игровой образ и использует его в различных игровых ситуациях.

Как уже отмечалось выше, дети третьей и четвертой групп, по классификации О. С. Никольской, характеризуются большей произвольностью поведения. В отличие от детей первой и второй групп, они имеют более сложные формы аффективной защиты. Например» у детей третьей группы способы аффективной защиты представлены в виде патологических влечений, компенсаторных фантазий. У них более высокий уровень развития речи. У детей четвертой группы аффективная защита может проявляться в неврозоподобных реакциях, таких как высокая тревожность, страхи. Коррекция эмоциональных нарушений у детей со средней и легкой степенью аффективной патологии вполне возможна в процессе сюжетно-ролевых игр.

На начальных этапах целесообразно проводить сюжетно-ролевые игры совместно с родителями или другими родственниками ребенка. Весь процесс направленной игровой психологической коррекции мы условно разделили на три основных этапа:

1) установочный;

2) ориентировочный;

3) реконструктивный (собственно коррекционный).

Основной целью установочного этапа является формирование у ребенка позитивной установки на процесс направленной игровой психокоррекции. В зависимости от тяжести аффективной патологии ребенка, этот этап включает в себя от трех до восьми занятий. На данном этапе перед психологом стоит основная задача: активизация игровой деятельности ребенка с использованием речевой инструкции. Типичная инструкция для ребенка может звучать следующим образом: «Посмотри, какие интересные игрушки, поиграй с ними».

В том случае, если ребенок не реагирует на речевую инструкцию, уходит или бездействует, психолог сам может начать игру, побуждая ребенка к подражанию его действиям. Например, кормит куклу, возит машинку, строит дом и пр. Если ребенок продолжает бездействовать, то можно совместно с ребенком завершить начатое игровое действие.

Работа может строиться следующим образом. Перед началом занятий психолог предлагает ребенку поиграть с разложенными перед ним куклами. Набор кукол должен быть разнообразным (как правило, он включает в себя кукол-животных, кукол-людей, несколько пугающих кукол, а также неструктурированные куклы — мы предлагали детям куклы, у которых была только одежда, но отсутствовало лицо, соответственно, ребенок мог определить пол куклы только по одежде).

Ниже приводится описание нескольких игр установочного этапа.

Игра 1. «Познакомимся»

Цели. Формирование у ребенка позитивного отношения к общению с психологом и с игрушками; развитие умения давать названия игрушкам, стимулирование потребности называть игрушки.

Оборудование. Кукла-кот, кукла без лица и кукла с лицом.

Ход игры. Ребенок сидит за столом. Психолог совместно с ним рассматривает лежащие на столе игрушки. Одевает их поочередно на руку, производит с ними отдельные действия. Затем он предлагает ребенку поиграть с одной из игрушек и дать ей имя. Например: «Какой красивый белый кот! Он умеет шевелить лапками, умеет мяукать... Дай ему ручку... Как мы его назовем?» Если ребенок не выражает страха и других аффективных переживаний, можно предложить ему надеть кота на руку и самостоятельно поиграть с ним. Так поочередно ребенку предлагаются другие игрушки. Куклу без лица можно предложить в последнюю очередь. Психолог задает вопрос: «Кто это, мальчик или девочка? Как мы ее назовем?» После этого ребенка просят поиграть самостоятельно с куклой без лица.

Как показывает опыт нашей работы, подавляющее большинство детей с аутизмом предпочитает игру с куклой без лица, в отличие от здоровых детей, которые выбирают «Кота» и «куклу с лицом», красивую машинку и пр.



Игра 2. «Поиграем с палочками»

Цели. Развитие у ребенка умения называть кукол по именам, выполняя с ними определенные действия (реальные и воображаемые).

Оборудование. Куклы, у которых уже есть имя, и разноцветные, палочки различной длины.

Ход игры. Ребенок сидит за столиком напротив психолога. Психолог берет палочку и предлагает ребенку вручить эту палочку кукле и назвать ее по имени. Затем психолог предлагает вручить палочки куклам с учетом величины и цвета. Если ребенок успешно выполняет эти задания, то задачи можно усложнить. Например: «Покорми палочкой куклу», «Причеши палочкой», «Порисуй палочкой».

Игра 3. «Куклы в лесу»

Цели. Дальнейшее формирование позитивного отношения к игре, обучение способам выполнения воображаемых действий с игровым материалом.

Оборудование. Куклы и настольные плоские фигурки деревьев.

Ход игры. Психолог вместе с ребенком рассматривает игрушки, расставляет лес, рассказывает, что сегодня куклы будут гулять по лесу. Предлагает ребенку выполнить эти действия. В ходе игры психолог спрашивает ребенка, кого он Хочет встретить в лесу, что люди делают в лесу. В заключение необходимо дать ребенку возможность самостоятельно поиграть в эту игру.

Кроме игр с куклами, можно предложить ребенку игры с машинками и строительным набором, игры с объемными фигурками людей, животных и пр. Подбор игр зависит от пола, возраста ребенка, степени его аффективной дезадаптации и, главное, от особенностей потребности ребенка в игре и уровня развития у него игровых действий.

В процессе проведения установочных игр психолог наблюдает, как ребенок относится к игре, к игрушкам, к психологу, наблюдаются ли у него предпочтения в выборе игр и игрушек. В ходе наблюдения за ребенком психолог фиксирует следующие особенности:

1. Соответствуют ли игровые действия возрасту ребенка и назначению иг-, рушки?

2. Наблюдаются ли стереотипные действия с игрушками?

3. Какова позиция ребенка в игре — активная, слабоактивная, пассивно-выжидательная?

4. Проявляет ли ребенок самостоятельность в процессе игры? 3. Каков уровень воображения у ребенка?

Недостаточность социального опыта аутичных детей, ограниченность их представлений об окружающем мире, особенно в сфере социального взаимодействия, негативизм, аффективная неустойчивость, страхи — все это определяет особенности их игровой деятельности. В процессе установочного эта-па занятий психолог анализирует эти особенности и на последующих этапах игровой психокоррекции предлагает игры с учетом их.

В процессе занятий ориентировочного этапа оцениваются эмоциональный фон, активность и самостоятельность ребенка, направленность его поведения, особенности эмоционального контакта с психологом.

Если на установочном этапе ребенку предлагалось сюжетно обыгрывать игрушки, то на ориентировочном этапе даются регламентированные задания, позволяющие анализировать процесс делового общения психолога с ребенком.

На этом этапе используются нижеследующие игры.

Игра «Катание разноцветных шариков»

Цели. Формирование делового общения психолога с ребенком в процессе совместной целенаправленной деятельности.

Оборудование. Детский столик, набор разноцветных шариков одинаковой фактуры и желобок.

Ход игры. Психолог направляет шарик в сторону ребенка, заставляя его катиться по желобку, и просит его сделать то же самое. Затем психолог предлагает ребенку выбирать шарики по цвету и катать их. Если шарики падают на пол, следует каждый раз продолжать выполнение задания и не фиксировать внимание ребенка на этом.

Игра «Собачки»

Цели. Формирование у ребенка потребности в эмоциональном общении с психологом, развитие способности ребенка согласовывать свои действия с действиями психолога.

Оборудование. Детский столик, пять кастрюль разной величины, закрытые крышками. Внутри каждой кастрюли находятся собачки. (Количество кастрюль можно варьировать от двух до пяти, в зависимости от возраста ребенка.)

Ход игры. Психолог предлагает ребенку сесть за столик. Некоторое время психолог не вступает в контакт с ребенком, а наблюдает за его действиями около трех минут. Если ребенок проявляет интерес (начинает рассматривать кастрюли, открывает их), то психолог предлагает ребенку поиграть вместе. Если же ребенок сидит неподвижно, не проявляет самостоятельной активности, то психолог сам вступает с ним в контакт и предлагает посмотреть, что находится в кастрюльках. Открыв кастрюльки (самостоятельно или по просьбе психолога), ребенок обнаруживает там собачек. Психолог начинает активную игру с ребенком, предлагает вынуть собачек из кастрюль и повести их погулять. После «прогулки» каждая собачка должна вернуться в свой домик-кастрюльку. Затем психолог рассказывает ребенку небольшой рассказ и сопровождает его действиями: «Собачки поспали, отдохнули и опять просятся поиграть. Ребенок достает собачек из кастрюлек-домиков и самостоятельно с ними гуляет. Самостоятельная игра с собачками может повторяться несколько раз, при сохранении игровой ситуации и наличии эмоционально положительного настроя ребенка.

Для перехода к следующему этапу игровой психокоррекции психологом должна быть выполнена оценка эмоционального состояния ребенка в соответствии с обнаруженными им особенностями контакта с психологом или с куклой. С этой целью используются игры, включающие в себя изменение стиля общения с включением оценочных суждений психолога.



Игра «Почему так поступил Мурзик?»

Цели. Активизация эмоционального общения с психологом, стимулирование оценки ребенком Поведения игрового персонажа.

Оборудование. Игрушка из набора кукольного театра, строительный набор (одноцветные блоки).

Ход игры. Психолог надевает игрушку на руку и предлагает ребенку поздороваться с котом. Психолог: «Кот Мурзик добрый, но бывает очень вредным, делает все наоборот. Давай с тобой построим дом». Ребенок строит постройку из предложенного строительного набора. Кот Мурзик разрушает ее. Психолог делает замечание Мурзику и предлагает ребенку снова построить дом. Если ребенок отказывается строить, то психолог выполняет это сам, и кот Мурзик снова разрушает постройку. Психолог спрашивает ребенка: «Почему так поступил Мурзик? Правильно он сделал или нет?»

В ходе игры с ребенком на ориентировочном этапе психолог оценивает специфику его адаптивного поведения, то есть особенности преодоления стрессовых ситуаций в процессе игры. В основе анализа лежат оценки (отрицательные или положительные) интенсивности эмоциональных реакций ребенка и их специфики.

Условно мы разделили детей на пять групп в зависимости от эмоционального отношения к игровым ситуациям на ориентировочном этапе (см. табл. 17).

На реконструктивном этапе решаются следующие задачи:

1. Расширение сферы социальных взаимодействий ребенка.

2. Коррекция аффективных переживаний (таких как страх, тревога) и проявлений (агрессивные и аффективные реакции).

К данному этапу занятий допускаются дети, которые успешно прошли установочный и ориентировочный этапы занятий.

Таблица 17 Эмоциональные реакции детей с аутизмом на игровые ситуации

ориентировочного этапа психологической коррекции

Группа

Специфика реакций

Рекомендации

Первая

Отсутствуют эмоциональные реакции и активность ребенка в процессе игровых занятий. Уходит от занятия, проявляет равнодушие к игрушкам, не пытается брать их в руки, не смотрит на них

Не следует продолжать занятия в данной форме, необходимо предложить ребенку участие в групповом

взаимодействии. Ребенок вначале будет пассивно наблюдать за тем, как психолог занимается с другим ребенком, и постепенно включится в игровой процесс



Вторая

В процессе игровой психокоррекции отмечаются негативные реакции. Ребенок отказывается сидеть за столом, разбрасывает игрушки, пытается

уйти из игровой комнаты, но при этом вновь возвращается. Такое поведение ребенка можно рассматривать как «разрушительную активность»



Психолог должен подстроиться под интересы и потребности ребенка и перестроить занятия, например

организовать занятия не за столом, а на полу. Необходимо обыгрывать разрушительные действия ребенка.

Например: кидать шарики с восклицаниями, играть в мяч, прыгать, стучать по полу или стенке (птички клюют зернышки). Можно использовать детское пианино, клавесин и ударные инструменты


Третья

У ребенка отсутствует активность в процессе

игровых занятий. Он пассивно наблюдает за игрой психолога. Проявляет настороженность при

предъявлении нового игрового материала. Могут

наблюдаться отрицательные эмоциональные реакции при изменении игровой ситуации. Пассивно подчиняется психологу, но активности по своей инициативе не проявляет



Рекомендуется привлечь к занятию родителя в качестве наблюдателя или участника игры с целью

смягчения эмоционального дискомфорта у ребенка.

Следует повторять игры, чтобы уменьшить пугающую ребенка новизну игровых предметов и ситуаций


Четвертая

Наблюдается положительный эмоциональный фон

в процессе игровой психологической ситуации,

однако характерно лишь незначительное проявле-

ние конструктивной активности в процессе игры.

Ребенок спокойно сидит за столом, наблюдает за

психологом, но при изменении игровой ситуации, например при появлении нового игрового персонажа, проявляет беспокойство, страх



Продолжать занятия ориентировочного этапа.

Анализировать причину возникновения тревоги, страхов у ребенка. Постоянно стимулировать эмоциональный фон у ребенка введением новых игровых ситуаций, доступных и аффективно значимых для него



Пятая

Наблюдается устойчивое эмоциональное состояние в процессе игры, ребенок проявляет активность: активно манипулирует с игровым материалом, смеется при игровой ситуации, спокойно наблюдает за психологом. Однако, в отличие от

здоровых детей, отсутствует экспрессивность,

эмоциональное вживление, радость, эмоцио-нальностъ, вербальное сопровождение игры


В процессе занятий стимулировать активность, положительный эмоциональный фон у ребенка с

помощью предоставления ребенку самостоятельности в выборе игрового материала, изменения сюжета игры. С детьми этой группы необходимо переходить на следующий (реконструктивный) этап психологической коррекции


Перед началом новой серии занятий психолог вместе с родителями обсуждает ситуации, в которых у ребенка возникают негативные реакции (эффективность, агрессивные реакции, тревога, страх). Сбор информации направлен на то, чтобы в процессе коррекции можно было предложить ребенку не только игровое воспроизведение прошлого или настоящего опыта, но и моделирование возможных ситуаций, в том числе и стрессовых, в будущем.

Эффективность проведения сюжетно-ролевых игр на данном этапе в значительной степени зависит от социального опыта ребенка, от особенностей его представлений о людях, их чувствах, взаимоотношениях, формирование которых представляет особую трудность для аутичных детей. Учитывая эти особенности, мы рекомендуем включать в игровые сюжеты животных (кукольных кошек, собачек, обезьянок). Опыт нашей работы показывает, что в процессе общения с куклами животных дети лучше расслабляются, вступают в контакт, проявляют большую эмоциональность.

Важным условием психологической коррекции эмоциональных проблем у детей с аутизмом в процессе сюжетно-ролевых игр является развитая способность ребенка входить в роль, уподоблять себя образу персонажа. Процесс перевоплощения проходит у ребенка на фоне возрастающего эмоционального подъема. Действуя в воображаемой ситуации за другого, ребенок как бы приписывает себе черты этого другого, испытывает переживаемые этим другим чувства. Во время перевоплощения ребенок обнаруживает определенное эмоциональное отношение к своему персонажу. Двойное самоощущение ребенка в игре, эмоции, возникающие от условного и реального планов, не только обогащают эмоциональную сферу ребенка, но и способствуют пониманию ребенком скрытого смысла ситуации, ее «подтекста». Это способствует повышению активности ребенка в игровом общении.

Для детей, страдающих аутизмом, особенно с тяжелой степенью аффективной патологии, процесс перевоплощения в игре часто практически недоступен. Ребенок проявляет пассивность, несмотря на то что он может сопереживать персонажу, наблюдая за развитием сюжета.

Перестройка негативных эмоциональных проявлений у таких детей возможна в процессе игр-драматизаций на тему знакомых сказок. Целесообразность использования таких игр в психокоррекции детей с аутизмом обусловлена также существенной ограниченностью их социального опыта, речевыми проблемами, избирательностью их интересов.

Проведению игр-драматизаций должна предшествовать подготовительная работа с ребенком.

На первом этапе занятий психолог читает ребенку знакомую ему сказку, желательно, чтобы это была любимая сказка ребенка. Поскольку дети с аутизмом склонны к застреванию, повторение любимой сказки будет для них аффективно значимым.

На втором этапе психолог вместе с ребенком обсуждает содержание знакомой ему сказки. Его можно проводить в различных вариантах:

• по заранее намеченным вопросам, которые помогают ребенку воссоздать образы персонажей сказки и проявить к ним эмоциональное отношение;

• по воспроизведению этой сказки с помощью настольного театра (например, психолог читает сказку «Колобок» и одновременно с помощью предметов настольного театра воспроизводит ее).

Опыт нашей работы показывает, что второй способ является более доступным и эмоционально значимым для детей-аутистов. Если нет настольного театра, сказку можно рассказать с помощью картинок или диапозитивов. В то время как здоровые дети достаточно быстро создают образ персонажа, упо-

добляются ему, дети с аутизмом испытывают существенные трудности, и поэтому наглядное воспроизведение сказки, на наш взгляд, помогает ребенку в дальнейшем быстрее войти в роль персонажа сказки. Как мы отмечали выше, способность ребенка вхождения в роль, уподобления себя образу — это важное условие, необходимое для коррекции не только эмоционального дискомфорта, но и негативных характерологических проявлений.

На третьем этапе психолог спрашивает ребенка, кем из героев сказки он хотел бы быть. Например, волком, Красной Шапочкой, Кощеем, медведем, козленком и пр. Ребенок выбирает роль, и психолог совместно с ребенком обыгрывает сюжет. Можно использовать в процессе игры не весь сюжет, а только некоторые эпизоды. Например, встречу медведя с Машей в лесу из сказки «Маша и медведь».



Игра-драматизация «Маша и медведь»

Оборудование. Настольный театр, изображающий лес; кукла Маша и кукла медведя.

Ход занятия. Психолог вспоминает с ребенком содержание сказки. Затем распределяет роли, по желанию ребенка. Если ребенок предпочел роль медведя, то психолог предлагает ребенку надеть на руку куклу медведя. Если ребенок отказывается надевать игрушку (что нередко наблюдается у детей с аутизмом), психолог может предложить ему медведя из настольного театра (плоская фигурка медведя) или соответствующую плюшевую игрушку. Психолог исполняет одновременно роль ведущего и Маши. «Пошла Маша в лес, собирать ягоды и грибы. Бродит Маша по лесу, в лесу хорошо, тихо, поют птички... Вдруг слышит Маша шорох в кустах. Маша остановилась, посмотрела и увидела медведя. Медведь большой, приближается к Маше... (Психолог просит ребенка показать, как медведь подходит к Маше и хочет схватить ее.)

В процессе игры психолог наблюдает за действиями ребенка, следит за его эмоциональным состоянием, спонтанными высказываниями.

Успех игровой психологической коррекции у аутичных детей зависит от следующих факторов:

• умения психолога установить контакт с ребенком в игровой форме;

• способности правильно подобрать игровой сценарий, соответствующий уровню аффективной дезадаптации ребенка, уровню интеллектуального и речевого развития ребенка, а также психогенной ситуации, с кото-

- рой сталкивался ребенок;

• учета психологом клинико-психологических и индивидуально-психологических характеристик ребенка, участвующего в коррекции;

• позитивной установки родителей на процесс игровой психологической коррекции;

• организации среды, в которой проходит психокоррекционный процесс, таким образом, чтобы ребенок чувствовал себя комфортно и безопасно.




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет