Излечивает


ГЛАВА 6 РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ РАБОМ ДАРА И ДАРОМ РАБА



бет6/18
Дата02.05.2016
өлшемі3.71 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
ГЛАВА 6

РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ РАБОМ ДАРА И ДАРОМ РАБА

Между прочим, миссис Лин­кольн, как вам понравилась пье­са?

Многие из тех, кто не поверил утверждению Га­лилея о вращении Земли вокруг Солнца, мало что знали об астрономии вообще. Точно так же боль­шинство врачей в Соединенных Штатах и других странах мира плохо разбирались в физической хи­мии. Это в какой-то степени объясняет их непри­ятие идеи Ревича.

Физическая химия рассматривает влияние струк­туры химических соединений на их функции.

Чтобы получить представление о том, как структура может определять функцию, попробуем обратиться к при­мерам из совершенно другой области. Существует множе­ство слов, состоящих из одинаковых букв, но различных по значению, поскольку эти буквы расположены в разном порядке. Можно составить целые фразы из одних и тех же букв, несколько изменив их распо­ложение, которые будут означать совершенно раз­ные понятия (в оригинале для примера приведены газетные заголовки, со­стоящие из одинаковых букв с минимальными изменениями в их порядке, совершенно различные по смыслу).

Малейшие изменения в структуре слов вызыва­ют огромные изменения в значении: сравните хотя бы слова «раб» и «бар».

Можно привести пример из анатомии человечес­кого организма. Так, плечевой и локтевой суставы отличаются диапазоном движений. Различие опреде­ляется разным строением концов плечевой кости. Если поменять концы кости местами, движения руки ко­ренным образом изменятся.

В химии различие в структуре веществ, построен­ных из одинаковых элементов, может вызвать очень сильные изменения их свойств. Наиболее ярким при­мером являются раздичия между мягким, непроз­рачным графитом в карандаше и удивительно твер­дым, прозрачным алмазом. Два этих вешества хими­чески идентичны, но имеют разную структуру. Оба состоят из чистого углерода, но в графите атомы уг­лерода связаны в простые цепи, тогда как алмаз имеет пирамидальную структуру, причем пирамиды чере­дуются расположением вершин вверх и вниз.

Графит и алмаз — не единственный пример струк­турного различия веществ, состоящих из одних и тех же элементов. Ревич по-разному использовал разли­чия в структуре химических соединений.

Так, в начале 40-х годов он изучал воздействие радиации на липидную заглигную систему крыс и заметил очень интересное явление. Облученные кры­сы реагировали на радиационное воздействие незна­чительным изменением в молекулах жирной кислоты. Это незначительное изменение в форме приводило к производству большого количества жирной кислоты с аномальной структурой. Используя спектральный анализ, Ревич обнаружил, что один атом углерода в этой жирной кислоте немного повернут вокруг своей оси. Изменение в структуре этой жирной кислоты совпадало с наблюдаемым при раке, связанном с аномалией жирной кислоты.

В ходе дальнейших исследований Ревич определил, что незначительное изменение в положении атома уг­лерода привело к потере способности упомянутой жирной кислоты удерживать молекулы кислорода. В эксперименте с крысами потеря кислорода приводи­ла к локальной «порче» жиров. Процесс развивался до тех пор, пока животное не погибало.

Незначительный поворот атома вокруг оси оказы­вался настолько важным для жизни животных, что Ревич научился определять вероятность их смерти с помощью теста, основанного на химической реак­ции, позволяющей измерять концентрацию щавеле­вой кислоты, присутствующей в жирной кислоте. Он обнаружил, что облученные крысы погибали, если концентрация щавелевой кислоты достигала 14—17, если же она оказывалась ниже, крысы, как правило, оставались жить. Это подтверждало предположение, что вероятность смерти крыс зависит от количества аномальных жирных кислот. Ревич также обнаружил, что щавелевокислый тест у человека является важным показателем состояния его здоровья.

В лечении крыс с аномальной жирной кислотой он также исходил из того, что структура вещества оказывает решающее юшяние на его функцию. Из предшествующих исследований он сделал вывод, что лучшим лекарством должен быть антагонист жирной кислоты. Экспериментируя с различными антагонистами жирной кислоты, он остановился на жирном спирте бутаноле. Существует четыре бути­ловых спирта, отличающихся по структуре и ока­зывающих разное воздействие. Применение одного из них не дало никаких результатов, два оказывали слабое воздействие, а четвертый, n-бутанол, ока­зывал нужное действие в силу особенносгей своей структуры.

С этого времени Ревич смог лечить п-бутанолом радиационные ожоги. Это открытие оказалось чрез­вычайно полезным, особенно хорошие результаты были получены в лечении последствий лучевой те­рапии при передозировке и ожогах. Спустя 50 лет после этого открытия не появилось ни одного допу­щенного к продаже препарата, столь же эффективного в лечении вредных последствий лучевой тера­пии и лучевых ожогов, как п-бутанол.

Открытия Ревича в области лечения радиацион­ных ожогов и радиационного шока оказались на­столько важными, что ему дважды предлагали пе­рейти на секретную работу в военно-морские силы США в рамках программы по ядерному оружию. При­мечательно, что Ревич на тот момент даже не являл­ся гражданином США. Ученый отклонил оба пред­ложения, поскольку стремился продолжить иссле­дования в области рака.

Несмотря на то, что работы Ревича были рано замечены американскими военными, интерес к его вкладу в лечение лучевых поражений быстро угас. После катастрофы в Чернобыле Ревич предложил свои услуги в письме советскому эмиссару. Неудиви­тельно, что его предложение не было услышано. С большим пафосом искренне озабоченные врачи, имеющие большие связи наверху, предложили свои услуги в проведении пересадок костного мозга жер­твам Чернобыля.

В статье, представляющей собой исправленный и дополненный вариант ранее написанной, Ревич по­яснил, почему пересадка костного мозга пострадав­шим в Чернобыле неэффективна. Он писал, что та­кой подход обречен на неудачу, потому что «пока в организме остаются аномальные жирные кисеты, они будут противодействовать пересаженным клеткам ко­стного мозга». И действительно, пересадка костного мозга при радиоактивном поражении оказалась бес­перспективной.

К настоящему моменту в результате аварии в Чер­нобыле умерло более 10 тыс. русских. Большой их процент составляют маленькие дети, поскольку ра­диация, судя по всему, губительнее всего действует на самые молодые организмы.

В своей статье Ревич привел несколько примеров того, как он лечил лучевую болезнь и лучевые ожоги:

«У людей успешно излечивались проктит, эзофа-шт и кожные ожоги, которые длились месяцами и даже годами; все они реагировали на описанные сред­ства. Так, были успешно пролечены 20 детей, полу­чивших ожоги кожи вследствие неисправности рен­тгеновского аппарата. Случай из недавней практики: человек, страдающий радиационным эзофагитом, который не мог даже пить, через 24 часа после нача­ла лечения был уже в состоянии есть мясо».

II августа 1995 г. «Вашингтон пост» в редакцион­ной статье отметила, что начиная с 1987 г. продол­жительность жизни в России заметно снизилась, чего не наблюдалось лаже в странах третьего мира. Редак­ция комментирует, что резкое падение продолжи­тельности жизни было вызвано сочетанием эколо­гических причин и недоступности адекватного меди­цинского лечения.

Не только Советское правительство прошло мимо достижений Ревича. В 1950 г. в Лондоне Ревич прочи­тал лекцию о результатах исследований жирных кис­лот с аномальными структурами. 11 лет спустя он подробно описал их в своей книге.

Через 32 года после этой лекции Бенгт Самуэль-сон получил Нобелевскую премию за исследования в этом направлении. Самуэльсон только идентифи­цировал и описал процесс появления аномальных жирных кислот. Ревич не только описал его, но и разработал несколько успешных способов лечения этого нарушения.

Доктор медицины А. Р, Салман, который рецен­зировал обе научные работы, констатировал их «оди­наковость». Однако он отметил, что работа Ревича лучше; «Она более четкая и более детально разрабо­тана».

С выходом в свет бестселлера Барри Сирза «Зона» («The Zone») открытие Ревича — Самуэльсона стало известно более широким кругам и вызвало большой резонанс. В этой книге Сирз называет исследование Самуэльсона основой своих собственных открытий. Он, к примеру, пишет:

«Присужденная в 1982 г. Нобелевская премия по медицине за исследования зкозаноидов открыла но­вые и широкие перспективы в лечении болезней (экозаноилы — класс гормонов, исследование которых при­несло Самуэльсону Нобелевскую премию. Особенно большое вни­мание Самуэльсон уделил лсйкотриенаы, которые, как обнару­жил Ревич, являются «неправильно сопряженными триеновыми жирными кислотами). Результаты исследования позволяют связать многие, если не все, заболевания в новую единую схему ... Это могут быть болезни сердца, рак, артрит или ожирение».

Д-р Сирз также указывает, что в контроле функ­ций организма человека помимо генетических, про­тиводействующих старению и гормональных факто­ров большая роль принадлежит эйкозаноидам, что показало исследование, завоевавшее Нобелевскую премию по медицине, на основании которого была разработана специальная диета (Zone-favorable diet). В своей книге Сирз доказал справедливость одного из важных аспектов этой проблемы, которые д-р Ревнч собрал воедино (хотя Сирз основное внимание уделяет незаменимым жирным кислотам, в его книге имеется информация об их антагонистах — стеролах (?) и жирных спиртах, которым принадлежит важная роль в лечении (по Ревичу)).

Еше один пример зависимости функции от струк­туры можно увидеть на примере использования Ре-вичем соединений с двойниковой структурой (twin formations). В таких структурах атомы соединены двой­ными связями — положительными или отрицатель­ными. В большинстве случаев соединяются атомы, один из которых обладает положительной, а другой — отрицателыюй энергией, а двойниковые структуры об­разуются, когда два прилегающих атома в молекуле имеют одинаковый — положительный или отрица­тельный — заряд.

Что касается электрического потенциала двойни­ковой структуры, то здесь картина схожа с той, что наблюдается при удержании вместе двух отталкива­ющихся магнитов. Для преодоления эффекта оттал­кивания требуются дополнительные силы. В тех слу­чаях, когда атомы соединяются с помощью таких двойниковых связей, имеется большее, чем обыч­но, количество энергии.

В качестве примера Ревич приводит способность определенных жирных кислот захватывать кислород в силу своей двойниковой структуры. В нормальной жирной кислоте такая структура обеспечивает воз­можность выработки между двумя двойниковыми образованиями энергии, которая помогает этой кис­лоте утилизировать молекулу кислорода.

Ревич обратил внимание на то, что одна из жир­ных кислот, глицерин, имеет тройную связь, что делает ее особенно активной в противодействии ано­мальным жирным кислотам. Ревич идентифициро­вал и другие липиды с тройной связью.

Знание физической химии понадобилось Ревичу и при подборе лекарственных средств. Во многих случаях он обнаруживал, что целесообразно прикре­пить к соединению химический элемент, который сможет атаковать опухоль или другое патологичес­кое образование. Например, селен — превосходный антиоксидант — вещество, предотвращающее преж­девременное обеднение системы кислородом.

Однако селен чрезвычайно токсичен. Его токсич­ность в течение почти 100 лет ставила ученых в тупик. Доктор медицины Август фон Вассерман, извест­ный более как изобретатель теста на сифилис, ис­пользовал селен для лечения рака у животных — с неплохими результатами. Те, кто пошел его путем, при лечении людей столкнулись с трудностями из-за высокой токсичности вещества. С тех пор селен как противоопухолевое средство впал в немилость и учеными, работающими в основном русле научных исследований, не использовался.

Передозировка селена вызывает ярко выражен­ные, легко идентифицируемые симптомы и даже мо­жет привести к гибели больного. В последнем отчете главного врача государственной службы здравоохра­нения США по вопросам здоровья и питания ука­зывалось: «Селен является одним из наиболее ток­сичных необходимых организму элементов». Однако пациенты Ревича получали селен в количествах, в тысячи раз превышающих и считающиеся безопас­ными безо всяких вредных последствий.

Как он это делал? Ответ заключен в правильном использовании физической химии. Ревич разрабо­тал метод химического включения селена в середину молекулы липида — водорастворимый компонент заключался в кокон из водонерастворимого веще­ства; селен не проявлял токсичность, поскольку от­соединялся от липида не раньше, чем достигал места назначения.

Чтобы яснее представить себе различие между рас­положением молекулы селена на конце молекулы ли­пида и в ее середине, можно провести следующую аналогию. Большинство людей держат свои телеви­зоры в доме. Чтобы похитить телевизор, вору необ­ходимо проникнуть в дом через дверь. Если телеви­зор стоит на веранде, вору легче добраться до него. Как стены и двери служат препятствием для вора, так и липиды служат барьером для молекул воды. Владелец дома с помощью ключа легко открывает дверь. Аналогично этому липиды легко размыкаются в тех местах, где находятся липиды со структурными отклонениями.

Насколько важно то, что элемент оказывается внутри молекулы липида, а не на его конце? Вспом­ним пример со словами — когда одна буква меняет место, и смысл меняется. Небольшие изменения могут иметь большие последствия.

Сочетание нужного липида с нужным элементом оказывается чрезвычайно эффективным в лечении рака, СПИДа и ряда других заболеваний. Ревич ис­пользовал технику «элемент внутри липида» в рабо­те со многими веществами, с помощью одних он нормализовывал равновесие, сдвинутое в щелочную сторону, с помощью других — в кислую.

Особенно велико преимущество новых лекарств, в которых используется «элемент внутри липида», в лечении опухолей мозга. Мозг имеет защиту, так называемый гематоэнцефалический барьер, пре­пятствующий попаданию в него вредных веществ. Однако липиды проходят через этот барьер. Когда липид достигает опухоли, заключенный в нем эле­мент высвобождается и атакует злокачественные клетки. На счету у Ревича много больных, страдав­ших опухолями мозга, с длительными сроками выживания; о некоторых из них будет рассказано ниже.

Точно действующие и сложные препараты появи­лись не вследствие догадки Ревича, а в результате су­ществования четкой концепции, использованной це­ленаправленно. Так, изучая липиды, Ревич обнару­жил, что существующие определения этих веществ не выдерживают критики. Помимо пересмотра опреде­ления липидов с научной точки зрения он также ра­ботает над точным математическим их описанием. Для осуществления этой задачи он призывает на помощь д-ра Жака Мариани, математика из Института перс­пективных исследований в Принстоне. В одной из принстонских библиотек хранятся копии переписки Мариани и Альберта Эйнштейна, в которых они обсуждают математическое описание липидов вплоть до окончательного решения проблемы (Математическому уравнению в его окончательном виде в кни­ге Рсвнча должна, была Быть посященл отдельная глава. Единствен­ный экземпляр зтон главы был передан другому математику на корректуру. Его иыкинула домашняя работница. Рсвич никогда не пытался восстановить главу. Однако само уравнение сохранилось в ссылке вместе с одним абзацем текста).

В это время Ревич встречается с Эйнштейном, и они обсуждают его теорию иерархической органи­зации, причем она является одной из главных тем дискуссии. Можно себе представить, насколько боль­шое впечатление произвел на Эйнштейна блестя­щий талант доктора.

Умело манипулируя химическими структурами, Ревич разработал более 100 различных лекарствен­ных препаратов. Некоторые из них в течение 3 дней освобождали от героиновой и кокаиновой зави­симости, другие избавляли от симптомов СПИДа. После применения одного из препаратов больной шизофренией, пребывающий в состоянии катато-нии и не говоривший уже много лет, в течение нескольких минут смог поддерживать нормальный разговор. Существуют препараты, снимающие при­страстие к алкоголю, курению, есть останавлива­ющие артериальное кровотечение и препятствую­щие развитию шока. Многие существуют уже 20, а то и 50 лет. Ни один из них нельзя достать нигде, кроме как у самого Ревича. Большинству людей в это трудно поверить. Если эти препараты настоль­ко эффективны, почему же они не стали достоя­нием многих? Недоумение возрастет, когда мы познакомимся с успехами, которых Ревич добил­ся в лечении СПИДа.


ГЛАВА 7
ОСОБЫЙ ПОДХОД: УСПЕХИ В ЛЕЧЕНИИ СПИДа

Исследования д-ра Ревича в об­ласти липидов и их терапевти­ческое использование в лечении ВИЧ-инфекции и СПИДа доказа­ли их исключительную эффектив­ность, что подтверждается измене­нием количества Т-лнмфошпов н клинической картины. Ею работа чрезвычайно перспективна и откры­вает широкое поле для исследова­нии в этой области.



Кэролайн Стамю, доктор медицины

В 1987 г. журнал «Townsend Letter for Doctors» опуб­ликовал статью д-ра Ревича, написанную двумя го­дами раньше. В статье Рсвич изложил свое понима­ние синдрома приобретенного иммунодефицита н описал свои метод лечения этой патологии.

В статье Ревич коснулся по крайней мере 45 соб­ственных открытий в области анатомии человека и жи­вотных в связи с различными функциями. Некоторые из этих открытии значительно продвинули медицин­скую науку вперед в создании метода лечения СПИДа. Ревич описал СПИД как состояние, характеризующе­еся четырьмя основными отклонениями от нормы, пли четырехуровневой патологией (quadruple pathology). У инфицированного может иметь место только одна из них или все четыре. При прегрессировании заболева­ния и переходе на следующий уровень затрудняется Получение хороших лечебных результатов.

Болезнь вызывает вирус, и если его не обуздать, его деятельность приводит к генерализованной вос­приимчивости локальных бактериальных инфекций. Локальные инфекции со временем переходят во вто­ричные, которые в ряде случаев сопровождаются оп­ределенными типами злокачественных поражений. В последней стадии процесса развивается системное заболевание, характеризующееся значительным на­рушением липидного равновесия.

Использование четырехуровневого подхода позво­лило Ревичу добиться объективного улучшения со­стояния приблизительно у 50% пациентов, больных СПИДом. Лабораторными индикаторами служили от­ношение содержания Т-хелпсров к Т-супрсссорам и увеличение количества 7,-клеток. У некоторых па­циентов Ревича отношение Т-хслперы/ Т-супрессо-ры полностью нормализовалось или было близким к норме, тогда как при традиционных способах ле­чения оно остается далеким от нормальных цифр, что является прогностически неблагоприятным при­знаком и отражает реальное положение вешей; про­цент излечивания больных с ВИЧ-инфекцией в на­стоящее время приближается к нулю.

В статье были приведены некоторые клинические примеры. У 33-летнего мужчины до начала лечения по­казатель содержания Т4-клеток был очень низкий — 188, он потерял в весе 15 фунтов и страдал хроничес­кой усталостью. Через одиннадцать месяцев после на­чала лечения количество Т4-клеток возросло до 950, Отношение содержания Т-хслнсров к Т-супрессорам увеличилось от 0,8 до 1,6. Хроническая усталость не беспокоила, больной набрал потерянный вес.

По Ревичу, первая из четырех характеристик СПИДа определяется вирусным уровнем. Если читатель по­мнит, вирусы в его иерархической организации со­ответствуют субъядерному уровню (compartment). Мы знаем, что репликацию вируса можно контролиро­вать назначением определенных жирных кислот.

Чтобы подтвердить справедливость своей гипоте­зы о роли жирных кислот в противодействии виру­сам, Ревич провел эксперимент на большом коли­честве кроликов. Он вводил им подкожно лппиды жирных кислот или стеролов. Через 24 часа обрабо­танные места засевались вирусом. Ревич отмечал: «На зараженных кроликах были получены очень опреде­ленные результаты...» Стсролы «способствовали реп­ликации вирусов», а жирные кислоты «оказывали сильное ингибируюшее воздействие, на основании чего можно сделать вывод о том, что эти вещества играют роль в антивирусном действии».

Эксперимент продемонстрировал правильность гипотезы Ревича относительно существования взаи­мосвязи между вирусом и бактерией: жирные кис­лоты оказывали естественное защитное действие против вирусов; стеролы, которые являются антаго­нистами жирных кислот, способствовали повыше­нию активности вирусов.

Вооруженный этим знанием, Ревич начал лечить больных СПИДом жирными кислотами, чтобы ос­тановить действие вируса иммунодефицита. Как ука­зывается в его докладе, опубликованном в «Townsend Letter...», лекарства на основе жирных кислот ока­зывали эффективное и длительное действие.

Позднее исчезали другие проявления болезни, ле­чение избавляло пациентов от них на многие годы. По­мимо этого при таком лечении нормализовалось от­ношение Т-хелперов к Т-супрессорам, нивелировалось большинство клинических проявлений болезни.

Вот яркий пример эффективности такого лече­ния. Боб впервые появился у Ревича в июле 1986 г. К этому времени у него в течение 3—4 лет наблюда­лась хроническая диарея, он страдал нерезко выра­женной дсменцией, часто встречающейся у больных СПИДом, вес его составлял 155 фунтов. За 6 месяцев до обращения к Ревичу у Боба диагностировали ге­патит В и ВИЧ-инфекцию. Боб регулярно лечился у Ревича в течение 2 лет.

Через 7 лет после первого визита к Ревичу Боба обследовал врач из Сан-Франциско. К. этому времени пациент весил 207 фунтов. После тщательного обсле­дования врач отмстил, что все его показатели, за ис­ключением вероятной грыжи и «минимального» уве­личения лимфатического узла на шее, — в норме, что было зафиксировано в соответствующей справке.

Вторая составляющая патологии, по Ревичу, оп­ределяется бактериальным уровнем. В соответствии с теорией иерархической организации Ревича бакте­рия соответствует ядерному уровню.

У большинства пациентов со СПИДом уже при пер­вом посещении наряду с симптомами вирусного по­ражения отмечались признаки бактериальных инфек­ций. Представляется, что, беспрепятственно размно­жаясь, вирус, вызывающий СПИД, атакует липидпую защитную систему на бактериальном уровне, в резуль­тате чего больные становятся чрезвычайно восприим­чивы к многочисленным бактериальным инфекциям.

Рсвич идентифицировал класс липидов, которые, как он предположил, должны были обладать анти­бактериальными свойствами. Он обнаружил, что эти липиды, а именно фосфолипиды, при пероральном приеме обеспечивают прекрасную защиту молодым мышам, которых заражали бактериями туберкулеза, сибирской язвы или E.coli. Зараженные туберкуле­зом и сибирской язвой мыши в отсутствие лечения погибали в 100% случаев, инфицированные E.coli — в 86%. Мыши, леченные фосфолипилами, по боль­шей части оказывались прекрасно защищенными, погибали только 8 — 12% мышей, зараженных ми-кобактериями туберкулеза. В результате лечения фос-фолипидами ни одна мышь, зараженная сибирской язвой или E.coli, не погибла.

Ревич расценивал результаты лечения больных СПИ­Дом фосфолипидами как очень хорошие. После инъ­екции этих липидов субъективные изменения часто происходили уже в пределах первого часа. При пнев-моцистной пневмонии (от которой умирают многие больные) и других оппортунистических инфекциях улучшение часто наступало менее чем через 24 часа».

На основе лабораторных и клинических данных д-р Ревич сделал вывод, что утрата определенных специфических фосфолипндов «является недостаю­щим фактором в патогенезе СПИДа».

Еще один пример. Майк, 34 лет, начал лечиться по поводу туберкулеза в декабре 1982 г. Летом у него об­наружили СПИД, показатель Т,-клеток составил 575. Через 2 с небольшим года, во время которых он по­стоянно получал лечение, этот показатель вырос до 1,552 (полностью нормализовался). Отношение содер­жания Т-хелперов к Т-супрессорам возросло с 0,7 до 1,24 — на 77%. Вес больного увеличился на 10 фун­тов, симптомы хронической усталости исчезли, а уве­личенные лимфатические узлы сократились до нор­мы. За это время уменьшились и участки туберкулез­ного поражения. Если повреждения на второй ступени (compartment) остаются нескорректированными, со­стояние больного ухудшается, заболевание перехо­лит на третий уровень четырехуровневой системы. По Ревичу, третий уровень характеризуется вторичными оппортунистическими инфекциями и тенденцией к развитию лимфом и/или саркомы Капоши.

На этой стадии заболевания производилось ком­бинированное лечение лишшнымн препаратами. Боль­ным давали жирные кислоты для лечения вирусной инфекции и один из фосфолипидов против бактери­альных инфекций. Для противодействия более тяже­лому поражению липндной системы защиты назна­чались анаболические или катаболичсские липиды со встроенным химическим элементом. Использовались такие элементы, как калий, медь, селен или цинк.

Хотя Ревич указывает, что лечить СПИД чрезвы­чайно трудно, следующие два примера показывают, что иногда это прекрасно ему удавалось.

У Джима, 38-летнего мужчины, по результатам био­псии была диагностирована саркома Капоши на губе еше до встречи с д-ром Ревичем в декабре 1983 г. В течение предшествующих 8 месяцев он также страдал упорным поносом. Через 4 месяца на правой руке по­явилась вторая опухоль, но к апрелю обе опухоли ис­чезли, и больной почувствовал себя хорошо. В ноябре пациент прервал лечение. Через 3 недели у него снова появилось раковое новообразование. После приема комплекса липида с селеном оно быстро исчезло. К октябрю 1985 г. содержание Tj— клеток поднялось до 194 (на 52%). Отношение содержания Т-хелперов к Т-супрессорам достигло 62%. К тому времени, когда Ревич отослал свою статью, в схему лечения Джима были добавлены антибактериальные липиды.

Тед впервые увиделся с Ревичем в декабре 1983 г., когда у него была постоянно повышена температу­ра и увеличены подмышечные и шейные лимфоуз­лы, был диагностирован СПИД. Он испытывал по­стоянную усталость и потерял в весе 15 фунтов. Помимо того была увеличена селезенка. В период лечения у него наблюдались обострения инфекций верхних дыхательных путей и бронхита с ознобами и лихорадкой, которые удалось ликвидировать с по­мощью интенсивного курса антибактериальных ли-пидов. За время лечения Тед прибавил в весе 15 фун­тов...» Хроническая усталость прошла, лимфатичес­кие узлы и селезенка уменьшились до нормы. «С весны 1985 г. Тед почувствовал себя абсолютно здоровым, симптомы не возвращались», — сообщал Ревич в своей статье.

На четвертом уровне патологии наблюдается рез­кое нарушение равновесия системы липидной за­щиты. Хотя прогноз в таких случаях очень серьез­ный, качество жизни часто может быть значительно улучшено. Зарегистрированы и случаи феноменаль­ного выздоровления.

Так, Маркус Коуэн, директор Коалиции по улуч­шению доступа к медицинскому обслуживанию, рас­сказал мне историю одного больного СПИДом, кото­рый, по расчетам медиков, должен был скончаться в течение 24 часов. Он страдал недержанием мочи и кала. После инъекции Ревича мужчина буквально на глазах возвратился к жизни. Лечение было продолжено, и он прожил еще 2 года при значительном повыше­нии качества жизни.

К середине 80-х годов Ревич выяснил, что у боль­ных СПИДом часто встречается внутриклеточная не­достаточность меди или калия. Недостаточность меди наблюдалась при сдвиге равновесия в кислую сторо­ну, а дефицит калия — при сдвиге в щелочную. Внут­риклеточная недостаточность была следствием ано­малии липидов, в результате чего неиспользованные калий и медь выбрасывались в кровь (анализ сыво­ротки крови показывал избыточное содержание в ней одного из этих элементов). Ревич предсказал, что до­бавки калия или меди не дают существенного улуч­шения, поскольку аномальные липиды не в состоя­нии удержать необходимые элементы.

Для коррекции нарушения липидного равновесия и усвоения необходимого элемента Ревич решил встро­ить его в середину молекулы липида. Центральное по­ложение в молекуле липида не позволяет данному эле­менту отсоединиться до достижения препаратом места назначения — внутриклеточного уровня (compartment), где он необходим. Таким способом нормализуется внутриклеточное равновесие и обеспечивается исполь­зование необходимого элемента внутри клетки.

Ревич обнаружил, что у ряда больных СПИДом избыток меди в сыворотке крови вызывается неспо­собностью цитоплазмы использовать ее из-за нару­шения функции анаболического липида. Чтобы уст­ранить первопричину нарушения, назначается катаболический липид, содержащий медь, что ликвиди­рует нарушение лигшдпого равновесия на уровне цитоплазмы и делает возможным использование меди внутри клетки.

Точно так же Ревич обнаружил, что избыток ка­лия в сыворотке крови у больных СПИДом обычно вызывается нарушениями б катаболических липидах клеток, которые выводят калий из клеток в межкле­точное пространство. В такой ситуации необходимо назначение анаболического липида с встроенным ка­лием, восстанавливающим равновесие и делающим возможным использование калия клетками.

В августе 1994 г. в «Нью-Йорк тайме» и «Вашинг­тон пост» появилось сообщение о том, что группа ученых из Университета штата Джорджия во главе с профессором Уиллом Тейлором доказала, что мик­роэлемент селен играет роль в сдерживании разви­тия СПИДа. Ученые доказали, что вирус иммуноде­фицита удерживается внутри клетки до тех пор, пока в ней присутствует селен. Однако когда селена стано­вится недостаточно, вирус «вырывается» из клетки И в поисках селена распространяется по всему орга­низму, высасывая из больного жизненные силы.

Исследование Тейлора явилось значительным ша­гом вперед на пути поисков препарата против СПИДа. «Нью-Йорк тайме» привела слова профессора Гер-харда Шраузера: «Эта работа производит большое впечатление. Она показывает, что необходимо изу­чать все проявления действия вируса и лечение, ко­торое включает также простое питательное вещество». Открытия Тейлора подтверждают правоту Реви-ча, который использовал селен в лечении СПИДа с 1978 г. Ревич нашел также, что соединения селена с липидным комплексом полезны в лечении симпто­мов анаболического варианта нарушений, особенно при лимфомах и саркоме Капоши.

В своем интервью профессор Тейлор также отме­тил, что смертельно опасный вирус Эбола имеет 8

рецепторов для атаки на внутриклеточный селен, тогда как вирус СПИДа — лишь 1. Он указывает на большее число рецепторов селена у вируса Эбола как на возможное объяснение быстрой гибели боль­ных от этого вируса. Тейлор также упомянул редко встречающийся, но еще более опасный африканс­кий вирус, имеющий 16 рецепторон селена, что дает ключ к пониманию его вирулентности.

Тейлор и другие исследователи столкнулись с труд­ностями в отыскании способа доставки достаточно­го количества селена внутрь клетки, чтобы удержать в ней смертоносные вирусы и не вызвать отравления организма. По счастью, содержащие селен соедине­ния, разработанные Рсвичем, нетоксичны, посколь­ку селен в этом случае находится в середине соеди­нения. Это означает, что липидные соединения с селеном, полученные Ревичем, могут оказаться воз­можными средствами от вирулентных типов виру­сов, упомянутых Тейлором.

Важности отражения угрозы эпидемий вирусных и бактериальных инфекций посвящена книга Лори Гарретт «Грозящее бедствие» («The Coming Plague»), вызвавшая шумное одобрение критиков. Писатель­ница, получившая Пулитцеровекую премию, при­водит убедительные аргументы в пользу того, что в настоящее время население земного шара уязвимо в отношении эпидемий, которые могут быть вызваны большим количеством вирусов и бактерий.

В поисках антивирусных препаратов современная медицина осознала, что существует множество ви­русов, слишком быстро мутирующих, чтобы ждать многого от попыток разработать противовирусные средства. Огромное количество вирусов делает созда­ние специфических антивирусных лекарств факти­чески нереальным. Тем временем мировое научное сообщество свидетельствует о наступлении смерто­носных вирусов в последние годы. Ученые озабоче­ны также появлением новых вирусных штаммов, которые могут оказаться более опасной формой виру­са СПИДа.

Современная медицина пытается остановить на­ступление вирусов с помощью вакцин. Вакцины из­готавливаются из убитых вирусов и вырабатывают иммунитет к определенному штамму вируса. Однако они мало или абсолютно не защищают от мутиро­вавших вирусов. Более того, все лекарственные пре­параты, за исключением разработанных Ревичем, не излечивают уже заболевших.

Похоже, современная медицина плохо подготов­лена к массированному наступлению вирусов, о которых предупреждают Тейлор и Гарретт, и еще неоткрытых штаммов. Если вероятность катастрофи­ческого прорыва, о котором сообщает Гарретт, су­ществует, важно, чтобы антивирусные препараты Ревича стали приоритетными в стране и во всем мире. Хотя одним из наиболее замечательных достиже­ний современной медицины было создание анти­бактериальных средств, мы уже убедились в их огра­ниченной эффективности, Врачи сталкиваются со все новыми бактериальными инфекциями, резистент­ными к существующим препаратам.

Миллиарды лет эволюции и исследования Ревича показали, что жирные кислоты являются надежной за­щитой от вирусов. Поэтому маловероятно, что вирусы за короткое время способны выработать устойчи­вость к ним. По тем же причинам фосфолипиды эффективны в отношении бактериальных инфекций. В случае эпидемии доступность препаратов, не те­ряющих эффективности вследствие мутаций, может сыграть решающую роль. Еще важнее иметь антиви­русные и антибактериальные препараты с широким спектром действия. Соединения Ревича отвечают этим требованиям.

Хотя большая часть работы Ревича по созданию ан­тивирусных препаратов связана с препаратами против СПИДа, его исследования имеют более общий характер: разработанные им средства наносят удар по фундаментальной природе вирусов, бактерий и зло­качественных образований. Судя по тому, что пишет Салман, теория иерархической организации приме­нительно к СПИДу доказала свое преимущество:

«Работая вместе с Ревичем в начале — середине 80-х годов, я видел больных СПИДом в терминаль­ной стадии, состояние которых значительно улуч­шалось. Некоторые начинали вести практически нор­мальный образ жизни. Недавно я говорил с бывшем пациентом Ревича, у которого более 10 лет назад был обнаружен СПИД. Он страдал диареей и пневмоцистной пневмонией. Сегодня он здоров».

Сам Ревич о своих открытиях высказывается так: «Я знаю цену своим открытиям. Пусть пройдет 5, 10, 20 лет. Я не придумал это — это факт».

Но открытия Ревича в таких важных областях, как создание антивирусных и антибактериальных пре­паратов, ждут своего признания и доработки со сто­роны остальной части научного сообщества. Сумеем ли мы и все мировое сообщество сделать это за 20 лет, определенных Ревичем, еще предстоит увидеть.



Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет