Книга для всех интересующихся биологией и ее политическими приложениями


Глава шестая. СОМАТИЧЕСКИЕ (ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ) ФАКТОРЫ И ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ



бет42/64
Дата25.04.2016
өлшемі8.88 Mb.
түріКнига
1   ...   38   39   40   41   42   43   44   45   ...   64

Глава шестая. СОМАТИЧЕСКИЕ (ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ) ФАКТОРЫ И ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ

В первой вводной главе мы уже кратко обсудили данное биополитическое направление в рубрике Физиологические факторы и параметры, влияющие на политическое поведение людей (см. 1.5.4). В классической работе под названием «Биополитика» А. Сомит (Somit, 1972) подчеркивал, что изменения в физиологических функциях человека связаны с соответствующими переменами в сознании и политическом поведении. Вполне в русле этих взглядов Т. Виджел, Г. Шуберт и многие другие биополитики изучали влияние усталости, болезней (соматических и психических), стрессов, лекарственных препаратов, биоритмов и др. на принятие ответственных решений и ведение международных переговоров политическими деятелями, в том числе в экстремальных ситуациях типа Карибского кризиса. Помимо исследования поведения политических лиидеров и в целом политических элит, изучали также влияние на политическое поведение масс людей таких физиологических факторов, как состояние здоровья, недостаточное питание (см. о голодании ниже, 6.7.3), скученность. Такие исследования, впрочем, не являлись принципиально новыми в рамках политологии, если учесть работы Г. Лассуэлла середины прошлого века, в которых уже содержались попытки анализа влияния неврозов и психозов на политическую деятельность.

Начиная с 60-х годов проводились биополитические исследования по эффектам наркотиков и психофармакологических средств на политическое поведение людей. Л. Колдуэлл в 1964 г. указывал на «группу биополитических проблем», которые в то же время носят «непосредственно и специфически физиологический» характер, включая в эту группу индивидуальное человеческое поведение под влиянием сигарет, транквилизаторов, наркотиков и алкоголя – «вплоть до биохимического контроля над личностью» (Caldwell, 1964).

В рамках названного биополитического направления были также предприняты детальные исследования разнообразных характеристик человеческого организма, которые могут коррелировать с настроением, агонистическим или лояльным социальным поведением, политической деятельностью человека. Биополитики особо подчёркивали, что «словесные утверждения не обязательно являются надёжными критериями для оценки политического поведения» (Somit, Peterson, 1998). Соотвественно, биополитики регистрировали такие параметры как скорость сердечных сокращений, частота мигания глаз, кровяное давление, уровень мочевой кислоты в крови, степень гальванического сопротивления кожи, отражающая уровень стресса, и др. (Schwartz, 1976; Peterson, Somit, 1994; Somit, Peterson, 1998). Подробному анализу со стороны С. Петерсона (см., например, Peterson, 1990) и других американских биополитиков была подвергнута взаимосвязь между состоянием здоровья больших групп людей в США и их политически важными параметрами, включая уровень интереса к политике, степень личного участия в политической жизни, степень консервативности политических взглядов (то, что у нас в России называется «правая ориентация») и поддержки правящего режима (в исследованиях 80-х годов это был, естественно, режим Роналда Рейгана), уровень доверия к правительству и др.

Ряд биополитиков указывали на возможность манипулирования теми или иными физиологическими параметрами людей ради достижения политических целей. Пример подобной манипуляции представляет так называемое промывание мозгов (brain washing), практиковавшееся в Германии, СССР, Китае и других странах. Лишая людей нормального питания и сна, создавая постоянный стресс в ходе утомительных допросов, возвращая людей путем ряда других хорошо продуманных мер в инфантильное состояние (когда возможно некритическое восприятие идей), китайские маоисты, например, добивались принятия людьми политических убеждений, которые внушали им в состоянии аффективного возбуждения, в отсутствие какой-либо рациональной аргументации (Somit, 1968, 1972; Somit, Slagter, 1983; Salter, 1998). Эти политические установки в дальнейшем оставались устойчивыми у многих узников китайских тюрем и лагерей даже после их освобождения (например, у американских солдат, взятых в плен китайцами во время Корейской войны и затем возвращенных в США).
В рамках рассматриваемого биополитического направления ярко проявляется отмеченная выше связь биополитики с психологией. Психика индивидов, в том числе политических лидеров, политически активных групп и толп оказывается опосредующим звеном между биологическими факторами – и их политическими эффектами. В определенной мере биополитика, таким образом, получает статус «биопсихополитики». Психика рассматривается в тесной связи с ее материальным, созданным миллионами лет эволюции, субстратом – организацией нашего тела («сомы», греч. ό) и, более конкретно, нервной системы.

Однако сведение психики к нейрофизиологии являлось бы недопустимым редукционизмом. Мы, как и прежде, предпочитаем «мягкий» натурализм с представлением о многоуровневости человека, причем взаимодействия уровней носят двусторонний характер. Не только «сома» влияет на психику, но и психика – на нейрофизиологию человека. Учитывая третью компоненту биополитики – саму политику – мы можем написать схему: сома ↔ психика ↔ политика. Прочтение этой схемы справа налево (политика влияет, несомненно, на психику, психика – на нейрофизиологические характеристики человека) соответсвует интерпретации биополитики Мишелем Фуко: биополитика -- совокупность политических мер по воздействию на биологическое начало в человеке и контроль за ним ради общественных целей. Путь слева направо в той же схеме дает предложенное А.Сомитом, Л. Колдуэллом и другими американскими политологами понимание биополитики как изучения биологической детерминации политического поведения людей (при опосредующей роли психики).

Следуя общей логике данной книги, мы сосредоточим внимание на концептуальных основах данного направления биополитики, причем человек будет, как и в предшествующих главах книги, расматриваться в сопоставлении с другими живыми организмами. Мы в этом разделе как бы устремимся вглубь индивидуального живого организма, чтобы разобраться с физиологическими факторами, которые, хотя и не детерминируют жестко поведение человека, все же ограничивают и модифицируют спектр поведенческих возможностей, в том числе и в политической деятельности. Фокальными точками в настоящей главе будут биополитически важные грани:


  • Генетики (включая генетические детерминанты поведения);

  • Нейрофизиологии (в первую очередь, речь пойдет о функционировании мозга как субстрата всякой ментальной деятельности, включая политическую).




Каталог: 2011
2011 -> Электив курс бойынша «аив-инфекциясының эпидемиологиясы, емдеуі және алдын алу» мпф қоғамдық денсаулық сақтау мамандығының 5 Курс студенттеріне 2011-2012 оқу жылына емтихан тест сұрақтары
2011 -> Сабақтың тақырыбы: Абайдың қара сөздері. Сабақтың мақсаты: Қазақ халқының ұлы ақыны Абай Құнанбайұлының шығарма
2011 -> Қазақстан Республикасы Үкіметінің «Республикалық маңызы бар Тарих және мәдениет ескерткіштерінің мемлекеттік тізімін бекіту туралы»
2011 -> Эмират сегодня 3 Кто создает имидж Дубая 5 Факторы успеха бренда Дубая 8 Видение будущего 11 Стратегия эмирата 13 Разнообразие Дубая 17 Культурная идентичность Дубая 23 Анализ Интернет сайтов 24 Заключение 24 Источники 26


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   38   39   40   41   42   43   44   45   ...   64


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет