Книга для всех интересующихся биологией и ее политическими приложениями



бет7/64
Дата25.04.2016
өлшемі8.88 Mb.
түріКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   64

Основные направления биополитики

В литературе представлены различные классификации весьма широкого спектра направлений биополитических исследований. Так, А. Сомит и С. Питерсон (Somit, Peterson, 1998) предпочитали следующую классификацию:



  • создание биологически ориентированной политической науки;

  • исследование проблем социальной политики, так или иначе связанных с биологией;

  • изучение физиологических параметров человека, (например, гальванического сопротивления его кожи) в сопоставлении с его политическими взглядами;

  • исследование физиологических факторов, влияющих на политическое поведение человека

  • изучение эволюционно-консервативных тенденций поведения человека, влияющих на политику

Однако в последующем тексте книги мы будем пользоваться несколько иной классификацией, которая представляется более удобной. Она во многом опирается на публикации проф. Р. Мастерса (Masters, 1989, 1991, 1993b, 2001) и А.Т. Зуба (1987, 1989, 1994, 1995, 1998), а также на собственные авторские разработки (Олескин, 1999а, б, в, 2001, 2002, 2003а, б) и включает следующие рубрики:

  • Природа человека (в связи с социально-политической проблематикой)

  • Эволюционно-биологические корни человеческого общества и политических систем

  • Этологические подходы к социальному поведению и политической деятельности человека

  • Физиологические параметры политического поведения

  • Вклад биологии в решение практических политических проблем


1.5.1. Природа человека: биополитический подход. Природа человека представляет одну из основных проблем для всякого политического мыслителя. Значительная часть собственных исследований американского политолога и биополитика Р.Д. Мастерса, особенно его книга "Природа политики" (Masters, 1989), посвящена этой проблематике. Биополитика рассматривает извечный вопрос о том, что есть человек (вообще и как субъект политики – “Homo politicus” -- в частности) по своей природе – добр ли он или зол, пластичен (как полагал, например, английский философ XVII века Дж. Локк) или консервативен, имеет ли фиксированные (прирождённые) нормы поведения, шаблоны восприятия, принципы морали и эстетики и др. (точка зрения, например, Т. Гоббса).

Вернёмся на мгновение к разделу 1.1. («Предыстория биополитики»), где мы вычленили натурализм как одну из важнейших предпосылок биополитики -- понимание человека как части живой природы («представитель биоса»), как продукт биологической эволюции, породившей и другие формы живого. В рамках натурализма удаётся получить важные знания о том, каков человек, к каким тенденциям поведения он эволюционно предрасположен, но существенную долю правды о человеке содержат и альтернативные натурализму подходы к пониманию человека, а именно:



  • Абсолютизм, согласно которому сущность человека внеприродна (сверхприрордна), вечна, неизменна и определена Богом или иным Абсолютом;

  • Релятивизм, утверждающий, что природа человека пластична и определяется исторической эпохой (английский философ Дж. Локк представлял себе человека как «чистую доску» – tabula rasa).

Эти альтернативные подходы, отражающие духовный и социокультурный уровни человека, можно примирить с натуралистическим подходом в рамках многоуровневой концепции человека с дополнительной идеей о возможности гармоничной коэволюции (см. подраздел 2.2. ниже) различных уровней (биологического, социокультурного, духовного).

Рассматриваемые ниже направления биополитики представляют собой конкретизации её направления, посвящённого природе человека. В частности, с натурализмом как философской «подложкой» биополитики тесно связан биоцентризм (представление об абсолютной ценности живого, о необходимости уважать индивидуальность любого представителя любого биологического вида), на базе которого ныне разрабатываются юридические документы о «правах живого». В практическом плане – признание факта влияния эволюционно-биологических факторов на природу человека порождает две установки, которые кажутся противоречащими друг другу, но на деле дополняют друг друга:



  • Учет эволюционно-древних (первобытных, «обезьяньих») тенденций поведения человека как «политического животного» в различных ситуациях, разработка тех или иных проектов (социальных технологий) на основе творческого использования этих тенденций. В книге подробно разобранным примером таких социальных технологий на биополитическом фундаменте служит проект сетевых структур (глава пятая, раздел 5.7).

  • Борьба с натуралистическим фундаментом человека, преодоление эволюционно-древних склонностей человека средствами разума и культуры. Нет нужды говорить, что и эта установка предполагает предварительное детальное исследование эволюционного багажа человечества. «Чтобы бороться с врагом, его надо знать». Такая установка проводится в трудах, например, американских биополитиков А. Сомита и С. Петерсона. Некоторые другие биополитики, социобиологи, этологи человека также полагают, что эволюционно-детерминированная природа человека – это именно то, от чего человека необходимо спасать.

Автор настоящей книги предпочитает компромиссную установку – эволюционно-биологические влияния на поведение, психику, политическую деятельность людей имеют, в зависимости от ситуации, как положительное, так и отрицательное значение. Социальные проекты могут иметь в виду как «сотрудничество» с нашим эволюционным багажом, так и и стремление к его преодолению при условии хорошего знания о том, что этот «багаж» представляет собой в каждом конкретном случае.
1.5.2. Эволюционно-биологические корни человеческого общества и политических систем. Это направление биополитических исследований тесно связано с антропологией (особенно политической антропологией), социологией, социальной психологией, этнографией и призвано ответить на следующие вопросы:

  • Как в ходе эволюции человекообразных обезьян, гоминид и далее первобытных людей сформировались социальные и далее политические системы?

  • Что может эволюционно-биологическое прошлое политики рассказать нам об её настоящем и будущем (учитывая, что наши гены до сих пор отражают адаптации, возникшие на этапе первобытного строя)?

  • Какие конкретные организационные проекты – социальные технологии – возможны на базе знаний об эволюционной предыстории человеческого общества? Можно ли, скажем, творчески воспроизвести в современных условиях структуру первобытной группы охотников-собирателей?

«Политика… возникает в ходе эволюции человека значительно раньше появления специализированных институтов управления. Я даже готов утверждать, что политическое поведение было важной предпосылкой и катализатором эволюции языка и расцвета культуры. Политика была неотъемлемой частью прогрессивной эволюции человеческого общества, она даже не являлась уникально-человеческим явлением», – писал П. Корнинг (Corning, 1983).
1.5.3. Этологический и социобиологический подходы к социальному поведению и политической деятельности человека. Если рассмотренное в предшествующем пункте направление биополитики акцентирует внимание на происхождении и эволюции целых политических систем, то данное направление посвящено детальному анализу политического поведения индивидов и их групп на основе подходов и методов этологии и социобиологии (см. раздел 1.2 выше). Ставится вопрос: в какой мере и в каких отношениях социальное поведение людей может быть сопоставлено с поведением животных ( в первую очередь, наших эволюционных родичей приматов)? В этой связи интересно, что Оскар Хайнрот, учитель знаменитого этолога ХХ века Конрада Лоренца, подчёркивал, что «животные – это крайне эмоциональные люди, обладающие очень небольшим интеллектом» (цит. по: Гороховская, 1999, С.86). Биополитики предпринимают исследования эволюционно-древних склонностей и тенденций поведения человека, способствующих агрессии, национализму, расизму, терроризму и др. Выясняются также вопросы:

  • Какие эволюционно-консервативные формы социального поведения, доминирования и подчинения влияют на политическую деятельность (например, в ситуации президентских выборов, в ходе межэтнических конфликтов, во взаимоотношениях между лидерами и подчинёнными) и на формируемые ими политические структуры (демократические, авторитарные, тоталитарные)?

  • Что в поведении людей в политических ситуациях, напротив, не поддаётся объяснению с позиций этологии и социобиологии и свидетельствует о влиянии социокультурных и духовных факторов?

А. Сомит и С. Петерсон в книге «Дарвинизм, доминирование и демократия» (Somit, Peterson, 1997а) утверждают, что природа снабдила человека (и других социальных животных) врожденным предрасположением к формированию иерархических структур, основанных на жестком доминировании со стороны всевластных вожаков. С этих позиций демократия выступает как искусственный конструкт разума, и этим указанные биополитики пытаются объяснить хрупкость демократии и относительную редкость демократических режимов даже в наш «просвещенный» век. Однако перспективы демократии, по мысли Сомита и Петерсона, достаточно реальны, ибо средствами разума можно обуздать «дикие», эволюционно-консервативные тенденции социального поведения людей.

Биополитики определяют само понятие политика в терминах этологии, что позволяет ввести в рассмотрение аналогичные феномены у других социальных видов живого – от насекомых (и даже одноклеточных существ) до приматов. По взглядам П. Корнинга, политика в таком расширенном смысле есть «процесс управления с принятием решений по поводу общих или взаимоперекрывающихся целей, а также процессы коммуникации (включая обратные связи) и контроля, необходимые для достижения этих целей» (Corning, 1983). Это определение носит кибернетический характер, что отражает перекрывание областей биополитики и кибернетики (от греч. ό – управляю) – науки о процессах управления, контроля, целеполагания в природных и технических системах.


1.5.4. Физиологические факторы и параметры, влияющие на политическое поведение людей. Основные вопросы этого направления биополитики:

  • Как влияют физиологические (соматические, «телесные») факторы, такие как состояние здоровья, уровень стресса, возраст, раса, пол («гендер»), биоритмы, диета, недо- или переедание, употребление лекарств, алкоголя, никотина, наркотиков и др. на политическое поведение человека?

  • Существует ли – и какая именно – взаимосвязь между физиологическими параметрами (скорость сердечных сокращений, частота мигания глаз, кровяное давление, уровень мочевой кислоты в крови, степень гальванического сопротивления кожи, отражающая уровень стресса, и др.: Schwartz, 1976; Somit, Peterson, 1998) и политической активностью, политическими взглядами людей?

Особый интерес в рамках этого направления представляют роль наследственных (генетических) факторов и значение нервной системы (в первую очередь головного мозга) в плане политически важных характеристик человека (лидерских способностей, агрессивности, конформизма, уровня интеллектуального развития и др.). В последние десятилетия успехи молекулярной генетики дали толчок развитию весьма важной для биополитики области биологии – нейрогенетики. В ее рамках конкретно исследуется путь от информации в ДНК через генный контроль развития нервной системы (например, избирательное считывание тех или иных генов в нервных клетках) к формированию индивидуальных особенностей, восприятию и запоминанию внешней информации (включая её почти необратимое запечатлевание – импринтинг).

Изучение зависимости между физиологическим состоянием и политической активностью наталкивается на серьёзные методические и технические трудности, связанные с необходимостью проведения многофакторного анализа. Хорошим примером преодоления этих трудностей, что позволило получить впечатляющие, статисти­чески достоверные результаты, служат исследования Р. Мастерса по взаимосвязи между загрязнением окружающей cреды тяжелыми металлами (марганец, свинец, кадмий), нейрофизиологическим состоянием людей и уровнем преступности (особенно частотой импульсивных преступлений, включая акты насилия над личностью, поджоги, убийства под воздействием неконтролируемого приступа агрессии). Эта корреляция явно пробивает себ дорогу при учёте всех других многочисленных факторов, влияющих на уровень преступности. Дополнительными факторами, усиливающими воздействие тяжелых металлов на мозг, Мастерс на основании своих данных считает алкоголь и соединения фтора (например, фторид кремния), применяемые в США для обеззараживания воды (Masters, 1996, 2001; Masters et al., 2000).


1.5.5. Вклад биологии в решение практических политических проблем. Данное направление соответствует в англоязычной литературе термину biopolicy, в то время как перечисленные выше направления обозначаются как biopolitics. Это направление предусматривает практическое применение результатов кратко разобранных выше (1.5.1—1.5.4) теоретических направлений биополитики, чтобы составить прогнозы, дать экспертные оценки и рекомендации для политиков и для широких масс людей, а также в целях разработки социальных технологий. Данное направление рассматривается в качестве приоритетного Биополитической интернациональной организацией (БИО) и некоторыми другими международными биополитическими центрами. Это не удивительно, ибо соответствующие биополитические разработки не могут оставить равнодушными даже и тех людей, которые никогда не слышали о биополитике или не интересуются ей.

Многочисленные конкретные практические приложения бииополитики поименованы в виде длинного списка, например, на официальном Интернет-сайте Ассоциации политики и наук о живом и в виде рубрик в материалах ее ежегодных конференций. Перечислим особенно важные группы проблем:



  • охрана живого покрова планеты. В свете нарастающего загрязнения окружающей среды, уничтожения биоразнообразия Влавианос-Арванитис считает политику, направленную на сохранение планетарного биоразнообразия (биоса) основным направлением деятельности своей организации (БИО). К охране окружающей cреды проявляют значительный интерес и другие биополитики, например, в США это В.Т. Эндерсон, Л. Колдуэлл. Особый пакет проблем представляют политическое регулирование глобальных мер по улучшению экологической ситуации на планете Земля, в том числе по утилизации радиоактивных отходов (Somit, Peterson, 1998).

  • юридические и криминалистические проблемы (задача Грутеровского института права и поведенческих исследований). Так, криминальное поведение может быть рассмотрено как результат "неуместных" эволюционных стратегий поведения, которые в некоторых случаях не соответствуют этическим принципам современного общества. Например, стремление повысить собственный репродуктивный успех (передать максимальное количество генов следующему поколению) может обернуться угрозой для приемных детей, которые отличаются по генофонду от усыновивших их лиц. Эти предположения могут быть учтены при попытке предсказать будущие тенденции в отношении преступлений, совершаемых внутри семей. В материалах Ассоциации политики и наук о живом рассмотрена группа проблем, связанных с генетическими факторами (наследственное предрасположение и др.), способствующими совершению преступлений.

  • био-медицинские проблемы — аборт, искусственное оплодотворение, суррогатное материнство, помощь в совершении самоубийства и эвтаназия (прерывание жизни неизлечимого больного по его просьбе), трансплантация органов и тканей и др.; все эти проблемы представляют также предмет биоэтики, важная составляющая которой также – гуманное обращение с животными и вообще с живым покровом планеты («этика окружающей среды», «экологическая этика»);

  • генетическая инженерия, клонирование животных и в перспективе человека, генная диагностика и терапия (лечение наследственных заболеваний путём манипуляций с генами) и другие результаты прогресса современной генетики. Здесь налицо перекрывание с проблематикой биотехнологии, законодательное регулирование которой (скажем, маркировка генноинженерных продуктов) также относится к сфере практической биополитики.

  • проблемы бюрократии и неэффективная работа правительственных учреж­дений и вообще организованных политических систем (эти вопросы предполагается рассматривать с позиций этологических законов формирования групп).

  • обуздание человеческой агрессивности, враждебности ко всякого рода «чужакам» и других негативных тенденций поведения; стимулирование дружеских, кооперативных связей между человеческими индивидами, группами и организованными политическими системами.

  • биологическое оружие и биотерроризм.

  • проблемы половых (гендерных) различий в связи с феминизмом, рассматриваемые в эволюцонно-биологическом ракурсе.

  • проблемы популяционной политики – политических мер по регулированию роста народонаселения отдельных стран и регионов и планеты в целом

  • педагогические проблемы – необходимость преодоления современной «био-неграмотности» путём создания системы биологического образования для всех. Велика потребность в биологических (и более специфических биополитических) знаниях у политиков, юристов, врачей и многих других людей, сталкивающихся с биополитическими проблемами в повседневной практике. Это направление биополитики находится в сфере интересов международной Комиссии по Биологическому образованию.

  • городское планирование, составная часть биоархитектуры, которая стремится творчески использовать эстетически привлекательные и архитектурно целесообразные образцы биологических структур (пчелиных сот, ткани паука, био-мембраны), а также учитывать эволюционно-древние («первобытные») поведенческие тенденции людей в строительстве зданий, застройке целых микрорайонов.

Таковы основные грани практически-ориентированного направления современной биополитики, суммируемые в термине biopolicy в англоязычной литературе.
1.4.6. Политический потенциал биологии за пределами биополитики как организационно оформленного научного течения. Различные биополитические школы, группы, центры сосредоточивают внимание на разных направлениях биополитики и разнятся по конкретной интерпретации этого понятия (например, А. Влавианос-Арванитис не включает в биополитику политический потенциал этологии и социобиологии, находящийся в центре внимания многих американских биополитиков). Как уже указывалось, в настоящей книге мы придерживаемся максимально широкого истолькования биополитики как всего комплекса социально-политических приложений наук о живом. Поэтому в последующем тексте мы рассматриваем и те разработки, котоые выполнены вне рамок биополитического сообщества (и авторы которых, возможно, никогда не слышали о биополитике), но на деле вносят свой вклад в политический потенциал современной биологии.

Несомненно, особый резонанс во всём мире вызывают вопросы охраны био-разнообразия планеты, ибо здесь речь идёт о самом выживании и биосферы в целом, и зависящего от неё человечества. Соответственно, научные усилия по преодолению экологического кризиса и спасению био-разнообразия предпринимались задолго до организационного оформления биополитики. В 1948 г. создан Международный союз охраны природы и природных ресурсов. В 1972 г. Стокгольмская конференция ООН наметила общие принципы международного сотрудничества в области охраны природы; 28-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН учредила "Программу ООН по окружающей среде" (United Nations Environmental Program, UNEP, ЮНЕП). С 1971 года ЮНЕСКО осуществляет программу "Человек и биосфера". В 1992 году проведен важный международный форум в Рио-де-Жанейро (Дни Земли) где сформулированы основные принципы устойчивого развития человечества с учетом природоохранных требований, подкрепленные и дополненные на конференции по устойчивому развитию в Йоханнесбурге в августе-сентябре 2002 г. («Рио + 10»). В деле охраны окружающей cреды существенное значение имеет включающий крупных учёных планеты Римский клуб с его экологическими прогнозами на XXI век. Биополитическая Интернациональная Организация установила рабочие контакты с Римским клубом. Этическими аспетками охраны среды обитания активно занимается Международный союз по эко-этике (Inernational Eco-Ethics Union).

Помимо охраны живой природы, есть не-биополитические школы, посвятившие себя, например, биомедицинским проблемам. Такова, например, Европейская сеть по биомедицинской этике (European Network for Biomedical Ethics), cозданная в 1996 г. на базе Этического центра естественных и гуманитарных наук университета г. Тюбинген (Германия). Вопросы социальных технологий с учётом этологии человека рассматривают некоторые из исследовательских центров по менеджменту и социологии малых групп.

Существующая с конца 70-х г под эгидой ЮНЕСКО международная Комиссия по биологическому образованию (Commission for Biological Education, СВЕ) обращает основное внимание на преодоление неграмотности населения в области биологии и преподавание основ биологии для небиологов, меры по охране живой природы, вопросы биотехнологии, био-медицинской этики и ряд других аспектов “biopolicy”.

Философские аспекты взаимоотношения биологии и наук о человеке и обществе находились в центре внимания многих мыслителей, учёных. В частности, целая крупная школа посвящает себя проблемам коэволюции (согласованного развития) природы и социума (см. Родин, 1991; Карпинская и др., 1995).

Наряду с термином «биополитика», в литературе встречается, хотя и существенно реже, термин «биополитология». Группа ее сторонников из Санкт-Петербурга предложила зарезервировать слово «биополитика» только для практических аспектов политического потенциала биологии (для biopolicy), а концептуальные его аспекты отнести к биополитологии (Степанов, 1999). В распространяемых по Интернету материалах (сайт http://biopolis.narod.ru/biopolis.html) биополитология определяется как наука, “возникшая на стыке биологии и политологии и ставящая своей задачей разработку теории биологического государства, то есть государства, отвечающего потребностям и возможностям человека как высокоорганизованного био-психо-социо-интеллектуального существа”. Большинство биополитиков (и автор этой книги в их числе), однако, относят задачу построения государства с учетом “биологической размерности” человека к важнейшим целям именно биополитики, а не биополитологии как малоупотребительного термина.

Итак, современная биология представляет собой новую и достаточно важную политическую силу, потенциал которой отчасти уже проявил себя в конкретных разработках, отчасти пока остается нереализованным. Биополитика и существует, в конечном счёте, ради его полной реализации. Указанные выше направления биополитики подвергнуты более детальному анализу в последующих разделах книги. Этот раздел служит своего рода кратким «компендиумом» книги. Читателю предлагается схема (рис. 3: по Влавианос-Арванитис, Олескин, 1993, существенно изменено), в которой обозначены многие из важных аспектов политического потенциала биологии в ХХI веке (греческое слово биос обозначает жизнь)

Как указано во введении, особое значение в рамках авторского видения биополитики придается биосоциальным системам (сообществам живых организмов), так что сама биополитика рассматривается в основном как область знания о человеческих вариантах биосоциальных систем. Таким вариантом является и политическая система человеческого общества. Поэтому каждое из направлений современной биополитики будет рассматривается в сочетании с соответствующими материалами биологических наук, связанными с исследованиями социального поведения и биосоциальных систем у различных форм живого. Например, в разделе об эволюционно-биологических предпосылках человеческой социальной организации и политической системы на фоне панорамы истории жизни на Земле и сжатого очерка об эволюции человека как вида рассматривается вопрос о возникновении (прото)политических структур как закономерного итога прогрессивного исторического развития биосоциальных систем вообще. Биосоциальным системам уделено много внимания и в разделе об этологических и социобиологических подходах в приложении к политически важным граням поведения человека. Автор данной книги испытывает профессиональный интерес к миру микроорганизмов, которые в примитивном, «обнаженном» виде демонстрируют перед нами многие стороны биосоциальных взаимодействий. Как ни далеки от нас эти одноклеточные существа, они тем не менее формируют биосоциальные системы из м


Рис. 3
ногих индивидов (колонии, биоплёнки и др.).

Итак, многовековая история познания живого, прошедшая стадии мифологии, натурфилософии, механицизма и ныне достигшая стадии гуманитаризации, послужила предпосылкой современной биополитики (как и целого спектра других стыковых биолого-социальных наук). Для биополитики особенно важны такие области биологии, как этология, социобиология, экология, генетика, нейрофизиология, теория эволюции. Биополитика включает в себя следующие направления: 1. Природа человека (в связи с социально-политической проблематикой); 2. Эволюционно-биологические корни человеческого общества и политических систем; 3. Этологические подходы к социальному поведению и политической деятельности человека; 4. Физиологические параметры политического поведения; 5. Вклад биологии в решение практических политических проблем. Понятие «политический потенциал биологии», предмет настоящей книги, соответствует максимально широкому, авторскому, толкованию биополитики, и разные биополитические школы посвящают себя различным граням этого потенциала




Каталог: 2011
2011 -> Электив курс бойынша «аив-инфекциясының эпидемиологиясы, емдеуі және алдын алу» мпф қоғамдық денсаулық сақтау мамандығының 5 Курс студенттеріне 2011-2012 оқу жылына емтихан тест сұрақтары
2011 -> Сабақтың тақырыбы: Абайдың қара сөздері. Сабақтың мақсаты: Қазақ халқының ұлы ақыны Абай Құнанбайұлының шығарма
2011 -> Қазақстан Республикасы Үкіметінің «Республикалық маңызы бар Тарих және мәдениет ескерткіштерінің мемлекеттік тізімін бекіту туралы»
2011 -> Эмират сегодня 3 Кто создает имидж Дубая 5 Факторы успеха бренда Дубая 8 Видение будущего 11 Стратегия эмирата 13 Разнообразие Дубая 17 Культурная идентичность Дубая 23 Анализ Интернет сайтов 24 Заключение 24 Источники 26


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   64


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет