Кобо абэ (перевод с японского Ирины Львовой и Владимира Гривнина) друзья



бет4/5
Дата17.05.2020
өлшемі359.5 Kb.
1   2   3   4   5

НЕВЕСТА. Настойчиво? Ясно?



МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. А-а, так орал, что даже охрип… (Обессилено.) Но ничего не добился. Этих подлецов ничем не проймешь. Они имеют наглость утверждать, что захватить нашу квартиру не только их право, но даже обязанность...

НЕВЕСТА (после непродолжительного молчания, с надеждой). И больше ничего, это правда? Все дело только в этом?

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Да, я так думаю, но...

НЕВЕСТА. Ну, скажем, из пяти женщин о трех ты мне рассказывал, а еще две...

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Оставь!!! Если бы ты только видела, как я воевал с этим сбродом...

НЕВЕСТА. Как странно... Мое обручальное кольцо, кажется, уже не по размеру... Может быть снять?



МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК (растерянно). Что это значит?

НЕВЕСТА. Я хочу, чтобы ты был со мной откровенен. Видишь ли, если ты разыграл этот спектакль, чтобы избавиться от меня, не нужно было затевать эту кутерьму.

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Ну вот, опять ты терзаешь меня своими нелепыми подозрениями!..

ИНВЕСТА. А что мне еще остается, раз ты не можешь отобрать назад у этих людей нашу квартиру?

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Если и ты бросишь меня, я вообще потеряю волю к борьбе.



НЕВЕСТА (неожиданно резко). Значит, я действительно могу верить твоим словам?

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Разумеется. Ведь я только об этом тебя прошу.

НЕВЕСТА. Тогда можно завтра зайду к тебе с одним приятелем?

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. С приятелем?..

НЕВЕСТА. Раньше он работал репортером в еженедельнике. Он специалист по разоблачениям и сразу поймет, что к чему.

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Ты сердишься на меня?



НЕВЕСТА. Вовсе нет. Хотя нет, сержусь на тех, кто, в самом деле, виновен. Если все, что ты сказал, — правда, виновной стороной будет эта семья. Понял? Мне очень хочется верить тебе!

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Ну что ж, s таком случае — не возражаю. Я так хочу, чтобы ты мне верила.

НЕВЕСТА. Я хочу тебе верить.

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. А я хочу, чтобы ты мне верила.
Неожиданно из-за скамейки поднимается младшая дочь и, крадучись, идёт направо. Почувствовав чьё-то присутствие, МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК оборачивается и с криком хватает её за руку.

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Стой!

МЛАДШАЯ ДОЧЬ (неожиданно громко). Убивают!..

Молодой человек непроизвольно отпускает руку. Младшая дочь, показав язык, убегает.

НЕВЕСТА. Кто это?



МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Одна из тех самых пяти женщин!
Затемнение.

В темноте возникает асимметричное мужское лицо. Это бывший репортер еженедельника, пришедший по просьбе Невесты. Впрочем, изменяя освещение, этому лицу можно придавать весьма мягкое, любезное выражение.

БЫВШИЙ РЕПОРТЕР (отрывисто, почти кричит). Но это же замечательно! Честное слово, замечательно! Образцовая семья. Прочная, щедрая, подобная плодороднейшей почве - встречи с ней я ждал много лет!



Освещаются лица всех членов семьи. Под гитару Младшего сына они хорошо поют «Разорванное ожерелье». Полный свет. Квартира. В углу стоит растерянная НЕВЕСТА.

БЫВШИЙ РЕПОРТЕР (аплодируя, подходит к Средней дочери). Волнительно! Одно слово — волнительно!.. Итак, ваши взгляды на жизнь? (Вынимает блокнот, достает ручку, готов записывать.)

СРЕДНЯЯ ДОЧЬ. «Взгляды на жизнь»?

БЫВШИЙ РЕПОРТЕР. Ну, убеждения...

СРЕДНЯЯ ДОЧЬ. Ах, так... Пожалуй,— забыть о себе.

БЫВШИЙ РЕПОРТЕР. Великолепно! Отказаться от собственного существования куда труднее, чем верить в то, чего на самом деле вовсе не существует... (Невесте.) Бла­годарю нас, благодарю за то, что вы познакомили меня с такими замечательными людьми... (Взволнованный, раскрывает объятия он готов обнять Невесту.)



НЕВЕСТА (в замешательстве отступает.) Но мы вовсе не просили их поселиться здесь».

БЫВШИЙ РЕПОРТЕР. Что ж, попросите сейчас. Судя по всему, такие люди не ста­нут придавать значения формальностям. (К семье.) Верно?

ОТЕЦ. Ну, разумеется...

НЕВЕСТА. Но мне кажется, что теперь это уже не нужно.

Старший сын приглаживает волосы, расческой подмигивая Невесте. Теперь прячет расческу и выступает вперед с театрально-подчеркнутым важным видом.
СТАРШИЙ СЫН. Девушка, почему вы огорчаете нас, употребляя такие неизящные выражения?.. «Нужно», «не нужно» — ваши прелестные губки не должны произносить таких грубых слов.

МЛАДШИЙ СЫН (поет под гитару). «Гоню его, гоню его, а он не отстает. Ах, ты, мой кутенок, маленький ты мой...». {Неожиданно бросается ни четвереньки к ногам Невесты). Девушка, я ваш кутенок!



Невесту оттеснили в дальний угол сцены, но, в конце концов, и она начинает хихикать.

БЫВШИЙ РЕПОРТЕР (неожиданно вскрикивает). О-о-о! Да что ж это я! Чего я жду?! (Обращаясь к отцу.) Послушайте, я твердо решил. Я вступаю в ваши ряды. Я хочу присоединиться к вам. Где находится штаб? Куда подать заявление? Права и обязанности членов? Вступительный юное? Условия?

Члены семьи многозначительно переглядываются.

ОТЕЦ. После таких горячих похвал — не знаю, право, что и ответить!

БЫВШИЙ РЕПОРТЕР. Верьте мне — я буду свято хранить тайну.

МАТЬ. Тайну?.. Да у нас никакой тайны-то нет, а...

БАБУШКА Мы — люди честные,

БЫВШИЙ РЕПОРТЕР. Само собой разумеется. Но не может же быть, чтобы только одна ваша семья участвовала в таком замечательном, великом движении?

ОТЕЦ. Ну, конечно. Мир велик, есть и другие добрые люди.

БЫВШИЙ РЕПОРТЕР (очень серьезно). Понимаю. Вы хотите сказать, что я недостоин... что желание присоединиться к вам — слишком большая дерзость со стороны такого человека, как я.

СТАРШИЙ СЫН. Мне кажется, вы все-таки немножко преувеличиваете наши заслуги.

БЫВШИЙ РЕПОРТЕР. Какая скромность!..

ОТЕЦ. То, чем мы заняты - самое простое, обычное дело... Позвольте каждый хоть в малой степени порядочный человек просто не может поступать иначе — вот и все.

МАТЬ. Если можно так выразиться, мы вяжем ткань, только вместо шерстяных ниток мы связываем вместе сердца людей.

БЫВШИЙ РЕПОРТЕР. О смирение!.. И это вязание протянется от села к селу, из города в город и, в конце концов, разрастется в огромную кофту, которая согреет теплом весь народ, всю страну... Величественно! Такое величие — и такое смирение... Я стану
вашим учеником. Но скажите же мне, по крайней мере, где находится штаб этого вязального клуба?

ОТЕЦ. Не сочтите за нескромность, но я сказал бы, что нужно более самопроизвольно... Так сказать, по приказу своего собственного внутреннего голоса...

БЫВШИЙ РЕПОРТЕР. А это можно? Если я начну действовать сам, без патента и без разрешения?

ОТЕЦ. Если поступаешь правильно, чего ж опасаться? Чувствуйте себя уверенно.

БЫВШИЙ РЕПОРТЕР. Спасибо!

ОТЕЦ. Если будете трудиться искренне, с чистым сердцем, то раньше ли, позже - безусловно, получите признание штаба.

БЫВШИЙ РЕПОРТЕР. Так, значит, он существует, штаб?

СТАРШАЯ ДОЧЬ. Ну, как сказать....

ОТЕЦ. Должен, конечно, существовать... Это логично.

СТАРШАЯ ДОЧЬ. Но ведь мы ни разу не получали никаких указаний из штаба.



БЫВШИЙ РЕПОРТЕР (удивленно). Как, даже вы?

ОТЕЦ. Жизнь сурова. Но это не основание, чтобы сомневаться в существовании штаба. Сомнения ничего не дадут. Если вы хотите верить в существование штаба — верьте: плохого в этом не будет.

БЫВШИЙ РЕПОРТЕР. Да, да, конечно...

СТАРШАЯ ДОЧЬ. Я вовсе не хотела сказать, будто я сомневаюсь. В любом случае мои убеждения останутся неизменными.

БЫВШИЙ РЕПОРТЕР. О, убеждения? (Хватает блокнот.) Нельзя ли попросить вас рассказать об этом подробнее?

СТАРШАЯ ДОЧЬ (с подчеркнуто значительным, важным видом). Давать, не требуя ничего взамен...

БЫВШИЙ РЕПОРТЕР. «Давать, не требуя ничего взамен». Это очень важно... «Давать, не требуя ничего взамен»... Прекрасно сказано! Не понимаю, как может человек так упорствовать после того, как услышал от вас такие слова. Просто непостижимо! Ему предлагают отведать дивные яства, а он отказывается есть... Позор - У него, наверное, с головой не в порядке...

Внезапно свет падает на Молодого человека, лежащего в гамаке.

МОЛОДОЙ" ЧЕЛОВЕК". «Давать, не требуя ничего взамен»?.. Хватит смешить! Что они дали мне? Негодяи! Дерьмо!

БЫВШИЙ РЕПОРТЁР. Что это значит?



ОТЕЦ. Знаете, он, если можно так выразиться, напоминает нечто вроде промокашки.

СТАРШАЯ ДОЧЬ (подходит к Молодому человеку). Совершенно верно. В жизни

не встречала такого некоммуникабельного человека! БЫВШИЙ РЕПОРТЕР. Отвратительно!

Сцена погружается в темноту. Освещены только МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК и СТАРШАЯ ДОЧЬ. Она вынимает из кармана халата бутылочку виски и прокладывается к ней.

СТАРШАЯ ДОЧЬ. Вставайте, господин промокашка!

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Хорошо, хорошо, любезная госпожа паразитка!

СТАРШАЯ ДОЧЬ. Вы поняли, почему я до сих пор одинока?

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Сегодня я совершил ужасающую оплошность. Документы, которые нужно было отправить в отдел планирования, я отослал начальнику транспорт­ного отдела...

СТАРШАЯ ДОЧЬ. Раз уж вы заговорили о вашей службе... Сегодня вы вернулись домой очень поздно. Куда-нибудь заходили?

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Вы что, издеваетесь? Куда же я мог зайти, если вы и ваша семейка забрали у меня все: чековую книжку, зарплату...

СТАРШАЯ ДОЧЬ. Не нужно обманывать Мне все известно. Разве вы не заглянули к одному адвокату, как бишь его фамилия?..

Молодой человек молчит.

Он сразу же позвонил нам. Ох, и смеялись же мы. (Хихикает.) Называется, адвокат... (Поспешно меняя топ.) Не надо обижаться. Такие уж мы люди... Как бы это сказать... Очень деликатные... Поэтому хоть и посмеялись между собой, но решили ничего вам не говорить.

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Тогда и сейчас незачем было говорить.

СТАРШАЯ ДОЧЬ. Да, конечно... Но вообще-то следовало что-то сказать, хотя бы для того, чтобы вы задумались над своим поведением. Но все же мы не сказали.

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Однако сейчас-то говорите...

СТАРШАЯ ДОЧЬ. Наверно, оттого, что я выпила...

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. То у вас так, то этак... Прямо как испорченная неоновая реклама...

СТАРШАЯ ДОЧЬ. Ну и сравнение

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Мерзавец! А еще называет себя адвокатом!



СТАРШАЯ ДОЧЬ (про себя, в сторону) Надо потихонечку, постепенно... Нельзя спешить, а то все испорчу...

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. С вами трудно беседовать. В конце концов, вы ведь тоже одна из этой семьи.

СТАРШАЯ ДОЧЬ (нежным тоном). Так, значит, вы питаете ко мне немножко симпатии?

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Вы в своем уме?



СТАРШАЯ ДОЧЬ. Если вы все еще интересуетесь той особой, то, как ни печально, вам лучше выбросить ее из головы. Мой братец умеет обчищать не только карманы — он что хочешь утащит.

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Больше я уже ничему не верю.



СТАРШАЯ ДОЧЬ. Сомнение — дверь, ведущая к прогрессу. Я сказала «дверь»... Это потому, что мне все время кажется, будто я сама похожа на распахнутую дверь... Ну же: вставайте, идите сюда, слышите!

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Знаете, адвокат даже заплакал, слушая мой рассказ.



СТАРШАЯ ДОЧЬ (неожиданно рассмеялась/. А что, голова у него была забинтована?

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Да. Просто удивительно, как это он до сих пор не боится заниматься адвокатурой.

СТАРШАЯ ДОЧЬ. Дело привычки, В наше время вовсе не удивительно, если человека навещают друзья вроде нас.

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Но повязка... Значит, его, безусловно, били.

СТАРШАЯ ДОЧЬ. Разве не бывает, что бьют любя?

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Адвокат рассказал мне, что к нему нагрянули одиннадцать паразитов.

СТАРШАЯ ДОЧЬ. Значит, он оказался промокашкой почище вас.

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Черт подери, что это с гамаком?

СТАРШАЯ ДОЧЬ. Простите, но я должна снять платье. Мне жутко жарко. От виски, наверно. (Снимает платье, под ним у нее ажурные колготки и коротенькая рубашка.)

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Если бы существовал горячий лед... Я уверен, он есть... Конечно же, есть... Или метель в разгаре лета, или солнечный удар среди зимы...

СТАРШАЯ ДОЧЬ. Скорее идите сюда, а то в бутылке ничего не останется.



МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК (барахтаясь в гамаке). Странно. Что это случилось с гамаком?

СТАРШАЯ ДОЧЬ (как будто она чем-то удивлена). Право, мне как будто в

одно и то же время и жарко и холодно. Что это со мной, не пойму... Попробуйте-ка, дотроньтесь...

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Проклятие! Да что же это случилось с гамаком?!


Неожиданно комната освещается. Старшая дочь удивленно оглядывается. У двери в соседнюю комнату стоит Средняя дочь в пижаме. Рука ее все еще касается выключателя.

СТАРШАЯ ДОЧЬ (со злостью). Опять подслушивала!

СРЕДНЯЯ ДОЧЬ (тихо, спокойно). Да, я все слышала.

СТАРШАЯ ДОЧЬ (подбирает халат и накидывает на плечи). Ну что за тон… Ни стыда, ни совести, абсолютно... До чего же ты противная.

СРЕДНЯЯ ДОЧЬ. Дело важное есть.

СТАРШАЯ ДОЧЬ. Не знаю, что там у тебя за важное дело, во все равно — нельзя же оставлять свет на всю ночь. Смотри, ты же его совсем ослепила.

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК (хмурясь от яркого света). Да, кажется, скоро уже утро. СРЕДНЯЯ ДОЧЬ (не обращая на него внимания). Ты что, напилась?

СТАРШАЯ ДОЧЬ (выходит из терпении). Хорошо же, я вправлю тебе мозги, если ты намерена мучить меня такими идиотскими выходками… Не знаю, какие там у тебя важные дела, но все равно, подслушивать — значит подслушивать. Ты не потому подслу­шивала, что дело важное, — это уже лотом, когда ты все вынюхала, ты решала, что это важно... Ты бы хоть капельку постыдилась. (Молодому человеку.) Извините, прошу вас...

СРЕДНЯЯ ДОЧЬ. Гм... Мне кажется, что на самом деле извиняться нужно совсем за другое, а?

СТАРШАЯ ДОЧЬ (пасует перед таким аргументом, запахивает полы халата). Не знаю, о чем ты. (Направляется к двери.) В общем, дайте мне хоть немножко поспать.

СРЕДНЯЯ ДОЧЬ (впервые с волнением). Нет! Оставайся здесь. Ты самый важный свидетель. (Кричит через дверь в соседнюю комнату.) Отец, брат, скорее сюда!



СТАРШАЯ ДОЧЬ (с некоторым смирением). Что это значит?

ГОЛОС МЛАДШЕГО СЫНА (сонно). Ты, какого брата зовешь — старшего или меня?

СРЕДНЯЯ ДОЧЬ. Обоих! Скорее! Это очень важно!

В соседней комнате слышна сонная возня, кашель.

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК (взволнованно). Это какое-то недоразумение. Но я уверен, все разъяснится... А что случилось с моим гамаком?



СТАРШАЯ ДОЧЬ (сердито глядя на сестру.) Подняла такой шум! А потом окажется, что делаешь из мухи слона - мизерными ста иенами штрафа тебе не отделаться. Наверно, порядочно деньжонок припрятала, а?

СРЕДНЯЯ ДОЧЬ (тихо). Мне очень жаль, но дело пахнет не штрафом. Ты что, действительно еще ничего не понимаешь?



Старший сын, потом Отец, за ним Младший сын выходят из соседней комнаты. У них заспанный вид. Ворчат.

МЛАДШИЙ СЫН. Черт… опять после пьянки башка трещит...



СРЕДНЯЯ ДОЧЬ (прикрывая Старшую сестру, которая хотела бы что-то насмешливо сказать). Он собрался бежать, да, вот он…

ОТЕЦ (разом проснувшись). Бежать?

Все потрясены.

СРЕДНЯЯ ДОЧЬ (медленно подходя к Молодому человеку в гамаке). Еще чуть-чуть - и он убежал бы.

ОТЕЦ (повернувшись к сыновьям). Хороши бы мы были, если б он убежал...

СТАРШИЙ СЫН (растерянно). Мы были не слишком внимательны. Пожалуй, мы чего-то недоглядели, это верно, но все же...

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК (встревожено). Зачем вы так волнуетесь? Факт тот, что я здесь. Бежать? Да как бы я мог бежать, когда этот гамак почему-то превратился в нечто вроде куколки бабочки... (Неестественно смеется). Какое там бежать, я даже в уборную не могу пойти. Это какая-то пытка!

Средняя дочь берется за шнурок на конце гамака и с силой дергает. В тот же миг веревки расходятся, и Молодой человек падает на пол. Молодой человек слабо смеется, но остальные далее не улыбаются.

СРЕДНЯЯ ДОЧЬ (помогая Молодому человеку подняться). Простите! Вы не ушиблись?



СТАРШАЯ ДОЧЬ (вызывающе). Понятно... Твои проделки.

СРЕДНЯЯ ДОЧЬ. Я не хотела говорить, но ведь вот уже три дня, как ты всячески его подстрекаешь.

СТАРШАЯ ДОЧЬ, Не мели вздор! Уже три дня? Можешь ревновать, сколько хочешь; но обезуметь до такой степени — это уж чересчур!

СРЕДНЯЯ ДОЧЬ (хладнокровно, обращаясь к отцу и братьям). Я чувствовала, что эта ночь должна быть решающей. И когда он уснул, я для верности стянула гамак верев­кой.

СТАРШАЯ ДОЧЬ. Вранье! Все это чистое вранье! Пусть он сам скажет, кто врет, а кто говорят правду. (Ища поддержку у Молодого человека.) Верно?



МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК (после некоторого колебания). Да, верно, последние три дня она каждый вечер приходила поговорить со мной, но...

СТАРШАЯ ДОЧЬ (смело). Я ничего не собираюсь скрывать. Все это время я стара­лась уговорить его, чтобы он, наконец, доверился мне. А ты что говоришь? Это уж слишком — возводить на меня напраслину, будто я подстрекала его к побегу!

СРЕДНЯЯ ДОЧЬ (продолжая упорствовать), Может быть, и в самом деле только сегодня ночью ты высказалась откровенно. Ну, а намеки, они как?

СТАРШАЯ ДОЧЬ. Ничего похожего. Перестань морочить нам голову.



СРЕДНЯЯ ДОЧЬ (подражая манере речи, старшей сестры). «Не бойтесь. Здесь мы одни, это наше время... Если мы считаем, что никого нет, — значит, их нет. Считайте, что всех этих людей просто нет, что они растаяли, словно дым...».

СТАРШАЯ ДОЧЬ (смеется). Да брось ты! Самые обычные фразы, которые говорит каждая женщина, когда соблазняет мужчину. Ты что, далее i^xmx простых вещей не знаешь?

ОТЕЦ. А что она сказала нынешней ночью? Как это — высказалась откровенно?

СТАРШАЯ ДОЧЬ, Интересно, что она сейчас наплетет...

СРЕДНЯЯ ДОЧЬ (опять подражает словам сестры, с чувством). «Не надейтесь, что сможете от них избавиться. Вы только измучаетесь от бесплодных усилий. Да, чем понапрасну стараться выгнать их—лучше бежать! Мы убежим далеко, далеко... Далеко, туда», где никто нас не знает...».

СТАРШАЯ ДОЧЬ. Хватит!

ОТЕЦ. Да, действительно несколько откровенно.

МЛАДШИЙ СЫН. Уж на что я с похмелья — и то впечатляет!

СТАРШИЙ СЫН. И какова же была его реакция?

СРЕДНЯЯ ДОЧЬ (решительно). Так что я правильно поступила, когда сделала уст­ройство на гамаке...

СТАРШИЙ СЫН. Да. Неприятная история-.



МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК (с растерянным видом). Но, послушайте, это же несправедливо, так односторонне…

ОТЕЦ (умиротворяюще). Ничего, ничего, пожалуйста, не волнуйтесь!

СТАРШИЙ СЫН (Старшей сестре). Ты что, всерьез его подбивала?

СТАРШАЯ ДОЧЬ (сердито). С чего ты взял? Конечно же, нет. Вы меня оскорбля­ете! Пошевелили бы мозгами — здравый смысл подсказал бы, что никуда он не смог бы убежать. И не стали бы тогда с утра пораньше поднимать такой безобразный шум.

СРЕДНЯЯ ДОЧЬ. Отчего это ты так уверена, что он бы не убежал?

СТАРШАЯ ДОЧЬ. Не понимаешь?

СРЕДНЯЯ ДОЧЬ. Конечно, нет.

СТАРШАЯ ДОЧЬ. Пойми же, он — заместитель начальника отдела. Так что чело­век перспективный, с будущим... Он сам лучше всех понимает, как важна для него работа. И сколько бы он ни говорил, что ему нравятся одиночество или как он жаждет свободы, — службу в своей фирме он ни за что не бросит.

СТАРШИЙ СЫН. Да, пожалуй, это звучит логично.

СТАРШАЯ ДОЧЬ. Даже если бы он убежал от нас, не увольняясь со службы, просто перевелся бы куда-нибудь в другой город, — узнать, где он находится, пара пустяков.

СТАРШИЙ СЫН. Да, это просто,

СТАРШАЯ ДОЧЬ. А, обнаружив его новую квартиру, переехать, туда было бы вовсе не трудно. Ведь это наш долг, и потом надо же ему помогать... Верно?


Каталог: wp-content -> uploads -> 2014
2014 -> Сабақтың тақырыбы: Спорттық ойын волейбол ойынға қосылған допты жоғарыдан немесе төменнен қабылдау
2014 -> Эй бир боорум! Менден бир нече насыйкат сурадың. Сен бир жоокер болгонуң үчүн, аскердик мисалдар менен айтылган сегиз чакан аңгеме аркылуу бир нече акыйкатты напсим менен бирге уккун
2014 -> Қазақстан республикасы білім және ғылым министрлігі
2014 -> ЖҰмыс бағдарламасы пән: «Қоғамтану» Мамандығы: : 0301000
2014 -> Ұлт тарихы толқынындағЫ Ұлы тұЛҒалар
2014 -> Конкурс ережесі «Астана Опера»
2014 -> «Қостанай таңының» кітапханасы Сәлім меңдібаев


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет