Лиля Брик и Эльза Триоле: опыты любви и нелюбви


Эльза. Так как был голод, и собаку уже нечем было кормить, то Маша ее



бет5/7
Дата02.05.2016
өлшемі0.88 Mb.
1   2   3   4   5   6   7

Эльза. Так как был голод, и собаку уже нечем было кормить, то Маша ее


подарила.
Шкловский. Последнее письмо Тарацуки было из Владивостока: « Я привез сюда твою собаку и скоро поеду с ней дальше. У вас будет очень тяжело для тебя. Я жду ответа, напиши, и я приеду за тобой». Но едва успело дойти письмо, железная дорога порвалась в сотне мест.
Эльза. А Маша все равно не ответила бы. Она осталась. Ее по-прежнему любили все. Революции она не боялась, потому что у нее не было знатной желтой бабушки. Она работает сейчас на заводе. Когда она вспоминает японца, то жалеет его.
Шкловский. Ее все любят. Она настоящая женщина, она как трава, у нее как будто нет имени, нет самолюбия, она живет, не замечая себя. Мне тоже жаль японца. Он очень похож на меня. А ты не Маша. На твоем небе вместо звезд - твой адрес. Впрчем, все это не так хорошо, как жалоб­но.
13
Шкловский. А теперь сказка. Отшельник превратил мышь, которую он полюбил, - странная любовь, но что не сделаешь от одиночества в Берлине, - в девушку.
Эльза. Девушка отшельника не любила. Он ревновал ее. Она ему говорила: "Так вот какая твоя любовь!" Еще она говорила: "Я хочу свободы, преж­де всего. И лучше уходи".
Шкловский. Отшельник позвонил ей по телефону и сказал: "Сегодня хороший день!'
Эльза. Девушка сказала: " Я еще не оделась".
Шкловский. Отшельник сказал: "Я подожду. Поедем, я буду сопровождать тебя по магазинам!"
Эльза. Покупала девушка.
Шкловский. Потом вывез ее отшельник за город, в Ванзее. Солнце еще было в небе. Он сказал: "Хочешь быть женой солнца?"
Эльза. В это время на солнце набежало облако. Девушка сказала: "Облако

могущественней".


Шкловский. Отшельник был сговорчив, особенно с девушкой. Он сказал: "Хочешь, облако будет твоим мужем?"
Эльза. В этот момент ветер отогнал облако. Девушка сказала: "Ветер могущественней!"
Шкловский. Отшельник начал сердиться. Телефон испортил его нервы. Он закри­чал: «Я сосватаю тебе ветер!»
Эльза. Девушка обиженно отвечала: " Мне не нужен ветер, мне тепло и не дует. Я закрыта от ветра этой горой. Гора могущественней".
Шкловский. Отшельник понял, что девушки в магазинах всегда долго выбирают, и девушка думает, что она в магазине Марбах. Он ответил терепеливо, как приказчик: "Извольте гору!"
Эльза. Лицо девушки в это время просияло. Она стала совсем веселая.
Шкловский. Отшельнику даже показалось, что он счастлив.
Эльза. Она указала ему пальчиком на низ горы и сказала: "Смотри!"
Шкловский. Отшельник ничего не видел.
Эльза. "Как он красив, нак он могуществен, он сильнее горы, вот существо моего быта, как он одет!"
Шкловский. "Кто же?" - спросил отшельник.
Эльза. "Мышонок, милый отшельник!" - сказала девушка. - "Мышононок, он про­грыз гору, посмотри, он уже любит меня!»
Шкловский. "Здорово, - сказал отшельник. - Этого ты на самом деле полюбишь, ну хорошо, что ты не влюбилась хоть в человека из оперетки". И он поцеловал девушку-мышь в ее розовые уши и отпустил ее, дав ей мыши­ный паспорт. С этим паспортом, кстати, прописывают во всех странах.

…Сердце истыкано медными пуговицами, как куртка малыша в лифте. Оноза день тысячу раз поднимается и тысячу раз падает. Оно, как мышь, разлиновано мышеловкой. Люблю тебя, как любят солнце, как любят ве­тер. Как любят горы. Как любят: навек.




4
Эльза. Ты нарушаешь уговор.
Шкловский. Клянусь тебе, я скоро закончу мой роман!
Эльза. Ты пишешь мне по два письма в день.
Шкловский. Это потому, что люблю тебя немного больше, чем вчера. Завтра на­пишу три.
Эльза. Писем набралось много. Я наполнила ящик письменного стола, запрудила карманы и сумочку.
Шкловский. Мое горе приходит ко мне и сидит за одним столом. Я разговариваю с ним. А доктор говорит, что у меня нормальное кровяное давление и моя галлюцинация - только литературное явление.
Эльза. Ты говоришь, что знаешь, как сделан "Дон Кихот", но любовного письма ты сделать не можешь. И ты все злеешь и злеешь.
Шкловский. Уеду в Россию или в русскую тюрьму. Чекисты будут ко мне мило­сердны, они не европейцы, и не будут ругать меня, если я от ужаса смерти закричу, или буду стенать, как стенаю сейчас, раненый твои­ми умеющими прикасаться руками.
Эльза. А когда пишешь любовно, то захлебываешься в лирике и пускаешь пузыри.
Шкловский. Я барахтаюсь, пытаясь спастись.
Эльза. В литературе я понимаю мало, хотя ты льстец и утверждаешь, что я понимаю не хуже тебя; в письмах же о любви я знаю толк.
Шкловский. Люблю тебя немыслимо. Прямо ложись и умирай.
Эльза. Войдя в любое учреждение, я сразу знаю, что к чему и кто с кем.
Шкловский. Аля, будь моей женой. Я люблю тебя так, что не могу жить, не мо­гу уже писать тебе писем. Я вишу на подножке твоей жизни.
Эльза. Ты пишешь о себе, а когда обо мне, то упрекаешь.
Шкловский. Я хочу иметь от тебя ребенка.
Эльза. Любовных писем не пишут для собственного удовольствия, как настоящий любовник не о себе думает в любви.
Шкловский. Я целовал твои губы, я не могу забыть их, я целовал твое сердце, я знаю его.
Эльза. Ты под разными предлогами пишешь об одном и том же.
Шкловский. Или окажи мне "никогда". Скажи "уходи". Докуси меня.
Эльза. Брось писать о том, как, как, как ты меня любишь, потому что на третьем «как» я начинаю думать о постороннем.
Шкловский. Все мои письма о том, «как» я люблю тебя.
15
Шкловский. В моей судьбе все было предопределено. Не могло быть иначе.

…Эта история будет из Андерсена. Это то, что могло случиться.



Жил принц. У него было две драгоценности: роза, выросшая на могиле его матери, и соловей, который пел так сладко, что можно бы­ло забыть свою собственную душу. Он полюбил принцессу из соседнего королевства и послал ей розу и соловья.
Эльза. Розу принцесса подарила инструктору скетингринга, а соловей умер у нее на третий день: он не выдержал закона одеколона и пудры.
Шкловский. Дальше Андерсен рассказывает все неправильно. Принц вовсе не переоделся в свинопаса. Он занял деньги, купил шелковые носки и туфли с острыми носками. Один день учился улыбаться, два - молчать и три месяца привыкал к запаху пудры. Он подарил принцессе трещот­ку, под которую можно было танцевать шимми, и какую-то игрушку, которая сплетничала, вероятно, книжку с посвящением.
Эльза. Принцесса действительно его целовала.
Шкловский. Ночь, в которую принцесса пришла к принцу, была действительно черная и дождливая.
Эльза. Принцесса постучалась уверенно.
Шкловский. Принц скатился по перилам: ему каждую ночь казалось, что стучат, и кататься по перилам он научился в совершенстве. Он открыл дверь и сразу узнал зонтик. Он поклонился ниже своих ног и сказал: "Войдите, принцесса, в свой дом".
Эльза. Она вошла. Был дождь. Она так устала, что шла по лестнице, не за­крыв даже свой зонтик.
Шкловский. Принц усадил ее перед камином, разжег огонь, накрыл на стол и хотел бежать. Он хотел ей подарить розу и соловья. Принц был рассе­ян.
Эльза. Вот тогда-то и рассмеялась жареная рыба. Она смеется тогда, когда видит, что кто-то подарил свое сердце вместо трещотки. В этот раз она смеялась до упаду, хлопала хвостом и брызгала соусом. "Прииц, - сказала она. - Зачем ты портишь чужие сказки?" - «Андерсен оклеветал меня, - ответил принц. - Дом мой и мое сердце принадлежит принцессе. Тот, кого любят, никогда не бывает виновен. А ты лежи смирно и не брызгайся соусом, потому что принцесса сейчас будет тебя есть".
Эльза. «Ты съеден сам, жареный принц!» - сказала рыба и умерла во вто­рой раз от скуки: она не любила принцессу.
Шкловский. И вот возможная развязка романа.
Эльза. Принцесса живет в одном доме с принцем, потому что в городе очень мало свободных квартир.
Шкловский. Принц сделался игрушечным мастером. Он чинит граммофоны и дела­ет трещотки, под которые можно танцевать шимми.
Эльза. Принцесса живет в его доме. Но танцует она с другими, - она живет с ними.
16
Шкловский. Когда случают лошадей, - это очень неприлично, но без этого лошадей бы не было, - то часто кобыла нервничает, она переживает защитный рефлекс и не дается. Она даже может лягнуть жеребца. Заводской жеребец не предназначен для любовных неудач. Его путь устлан розами, и только переутомление может прекратить его романы. Тогда берут малорослого жеребца – душа у него может быть самая красивая – и подпускают к кобыле. Они флиртуют друг с другом, но как только начинают сговариваться, бедного жеребца тащат за шиворот прочь, а к самке подпускают производителя.

Первого жеребца зовут пробником. Ремесло пробника тяжелое, и говорят, что иногда оно кончается сумасшествием и самоубийством. Оно – судьба русской интеллигенции. Герой русского романа пробник. И в революции мы сыграли роль пробников.

Я не могу жить в Берлине. Это не правильно. Я хочу в Россию. Я поднимаю руку и сдаюсь. Впустите в Россию меня и весь мой нехитрый багаж: шесть рубашек (три у меня, три в стирке), желтые сапоги, вычищенные желтой ваксой, и галстук, который мне подарили.

Старая кавказская история. По обеим сторонам военной дороги лежали зарубленные воины. У всех у них сабельные удары пришлись на правую руку и на голову. Почему? Очень просто. Воины, сдаваясь, всегда поднимали правую руку.


17
Шкловский. Луи Арагону*, 27 июля 1970 года. Дорогой друг. Сейчас только решаюсь писать тебе. Смерть Эльзы Триоле потрясла меня. Ты знаешь, как я был влюблен в Эльзу. Письма мои к ней теперь у тебя. Только через 20 лет я смог полюбить снова. Если бы она меня полюбила, то я стал бы гением. Нам нужны цвет и воздух. Она полюбила тебя. Пишу тебе, как ей. Судьбы скрестились. А ваши судьбы перекрестились. Она умерла. Прощай, Эля. Она почувствовала смерть. Мне рассказали о ее последнем романе. Там соловей поет утром. Он поет о всей прожитой жизни, соловей поет не только о любви. Он поет о себе, о границах своей души. Он охраняет охваченную песней территорию.

Она умерла воином. Она умерла полководцем и стражем большой армии нового, не очень счастливого человечества. Пускай меня простят люди, что я не все дописал. Я умел умирать на войне, но иногда те­ряю себя в книгах. Продолжай свою великую песнь, друг. Смерть придет и к нам. Пускай она подержит наше стремя, когда мы будем кончать долгую свою жизнь. Она была для меня Россией – Западом. Боль любви поддерживала меня. Мы смогли жить. Мы храним память о великой женщине и великой любви. Вот и все, что я смог написать. Твой Витя. Виктор Шкловский.



Каталог: files
files -> Шығыс Қазақстан облысындағы мұрағат ісі дамуының 2013 жылдың негізгі бағыттарын орындау туралы есеп
files -> Анықтама-ұсыныс үлгісі оқу орнының бланкісінде басылады. Шығу n күні 20 ж
files -> «Шалғайдағы ауылдық елді мекендерде тұратын балаларды жалпы білім беру ұйымдарына және үйлеріне кері тегін тасымалдауды ұсыну үшін құжаттар қабылдау» мемлекеттік қызмет стандарты
files -> «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру» мемлекеттік көрсетілетін қызмет стандарты Жалпы ережелер «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру»
files -> Регламенті Жалпы ережелер 1 «Мұрағаттық анықтама беру»
files -> «бекітемін» Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының басшысы А. Шаймарданов
files -> «бекітемін» Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының бастығы А. Шаймарданов
files -> Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының 2012 жылға арналған операциялық жоспары
files -> Тарбағатай ауданының ішкі саясат бөлімі 2011 жылдың 6 айында атқарылған жұмыс қорытындысы туралы І. АҚпараттық насихат жұмыстары


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет