М. Д. Солтамурадов суфизм в культуре народов северо-восточного кавказа



бет8/10
Дата17.05.2020
өлшемі0.66 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Расправой над зикристами Чечня была ввергнута в траур, редкой семьи зикристов не коснулась эта трагедия. После шалинской бойни начались массовые репрессии кунтахаджинцев. Подводя итоги расправы над зикристами, наместник Кавказа доносил военному министру: «Дело подавления враждебного нашему правительству учения зикра привело к следующим результатам: распространитель учения шейх Кунта и его четырнадцать главных векилей и последователей взяты; организация партии зикра расстроена, при столкновении с нашими войсками она понесла огромную потерю»1.

С участием официального духовенства, привлеченного властью на свою сторону путем угроз или же подкупа, по всей Чечне началась кампания преследования зикристов. На аульских сходах принимаются решения, строго запрещающие совершение зикра, под угрозой выдачи виновных и их родственников в руки администрации. Кадии и муллы обязываются разъяснять в мечетях «особые правила, определяющие истинные обряды исламизма»2.

Тем не менее, сохраняется опасность, что с наступлением весны чеченцы могут поднять новое восстание, поэтому в Чечне увеличивается количество царских войск. Михаил Романов, наместник Кавказа, в одном из своих донесений военному министру Российской империи пишет: «В заключении считаю своим долгом выразить, что население Чечни до тех пор, пока оно остается на настоящем месте, будет долго, если не всегда, причиной волнений и препятствием к водворению гражданственности как в нем самом, так и в соседних имениях, которым оно служит постоянным соблазном»3. Свободолюбие чеченцев, сопротивление царской власти, как считает М. Романов, являлись постоянным соблазном как для соседних с чеченцами племен, так и для русских крестьян, испытывающих крепостную кабалу.

Чтобы окончательно решить «чеченский вопрос», он считает «необходимым при первой возможности принять в отношении этого народа... действительные меры, какие теперь приняты для покорения племени Западного Кавказа, а до наступления благоприятного к этому времени усилить строгость надзора и взысканий за всякое нарушение порядка»4.

План депортации чеченцев в Турцию царской властью был осуществлен через год после репрессий, развязанных против зикристов. Часть чеченского духовенства, в тайне продолжавшая борьбу с устанавливавшимися царскими порядками в Чечне, предприняла попытку сорвать депортацию чеченцев в Турцию.

С арестом Кунта-Хаджи его учение претерпело существенную трансформацию. Такие важные компоненты этого учения, как мистицизм, ненасилие и смирение и целый ряд нравственных аспектов, выхолащиваются. Это привело к тому, что в нем стала возобладать тенденция к политизации, оно приобретает явную антироссийскую направленность. В условиях преследования зикристов идеи непротивления злу, всепрощения, бегства от социальной действительности, хотя продолжали сохранять свою актуальность, продолжая выражать общие настроения горцев, тем не менее, были невостребованы. Эти зародыши нового мировоззрения, сформировавшиеся в условиях трагического для горцев безвременья, были растоптаны жестокой реальностью. Идеи же религиозно-политической борьбы с царизмом, берущие свое начало в шамилевской идеологии газавата, оказались более востребованными в силу их мобилизационного ресурса.

Не проходит и год после шалинской бойни, как в восточной Чечне началась подготовка очередного восстания зикристов во главе с жителем аула Харачой Веденского округа Тазой Акмирзаевым. Восставшие преследовали цель не допустить депортацию чеченцев в Турцию. Царизм стремился избавиться от наиболее активной части чеченцев, не желающей смириться с новыми порядками, вводимыми в крае. И он планировал освободившиеся чеченские земли заселить казаками. После депортации горцев на них в массовом порядке возникали казачьи поселения, а материальное положение горцев значительно ухудшилось. На это обстоятельство обращал внимание и начальник Терской области, отмечавший, что «стесненность территории, происшедшая от водворения в пределы области стотысячного казачьего населения, поставила большую часть туземных племен в полную невозможность прежних условий хозяйственного быта их»1.

Горцы Северо-Западного Кавказа в 1864 году были в массовом количестве депортированы в Турцию, а оставшиеся переселены на болотистые земли Кубани. Их земли также заселялись казаками и русским населением. Великий князь Михаил Николаевич Романов, он же командующий Кавказской армией, генералы Барятинский, Орбелиани, Евдокимов, А. Карцев, М. Лорис-Меликов, А. Туманов и М. Кундухов приступили к реализации плана по переселению чеченцев в Турцию. Для царизма оно являлось важной государственной мерой, которая должна была способствовать окончательной колонизации Кавказа. Генералы Лорис-Меликов, Туманов и Кундухов добивались удаления с Терской области беспокойных последователей учения Кунта-Хаджи. Для этого распускались слухи, что он добровольно переселился в Турцию. Поверив этим слухам, значительная часть зикристов изъявила желание переселиться вслед за устазом.

В целях усиления переселенческих настроений распускались слухи о том, что власти будут обращать чеченцев в христианскую веру, брать на военную службу, отбирать у них оружие, землю, облагать огромными налогами и пр. В Чечне не без поддержки власти распространялись прокламации, написанные турецкими эмиссарами и горцами-эмигрантами, подданными Турции, призывавшие переселиться на «обетованную» землю. Кроме того, царские чиновники распространяли слухи о том, что в Турции безземельные чеченцы будут наделяться землей «в достаточном количестве и хорошего качества»2. Провокационные письма-прокламации являлись результатом сговора между Россией и Турцией. Россия добивалась удаления чеченцев как своих врагов, а Турция нуждалась в воинах для реализации своей имперской политики на Ближнем Востоке и в борьбе против России.

После такой идеологической обработки, судя по документам царского периода, целые чеченские селения выражали готовность переселиться в Турцию. Но против политики переселения выступало чеченское духовенство, хорошо знавшее экономическое и политическое положение простых мусульман в Турции. О тяжелой жизни турецких крестьян им приходилось убеждаться при совершении хаджа в Мекку. Проходя пешком территорию Турции, оно воочию наблюдало тяжелую жизнь турецких крестьян. Задавшись целью сорвать переселение чеченцев в Турцию, духовенство вело подготовку очередного восстания. Организатором восстания становится часть зикристского духовенства во главе с бывшим сподвижником шейха Кунта-Хаджи Мячик-муллой, а также с шалинским муллой Актуллой Гакаевым из Шали. 12 мая 1865 года Актулла Гакаев рассылает своим сторонникам текст воззвания к восстанию, намеченного ими на 24 мая. О готовящемся восстании узнал наиб Аргунского округа царский майор Давлет-Мирза Мустафин, который незамедлительно донес об этом начальству и стал предпринимать решительные меры против заговорщиков. Актулла Гакаев подвергся аресту и был посажен в аульскую яму, а позже переведен в грозненскую тюрьму.

Однако не все организаторы восстания были арестованы. Мячик-мулла, избежавший ареста и скрывавшийся в Харачое, распространяет по чеченским селам прокламации-воззвания к восстанию. Они были разосланы в селения Дарго и Эрсеной. Текст воззвания гласил: «От имама, Бога боящегося, Тазы Экмирзаева, брату нашему Арапхану и всем мусульманам. Приготовляйтесь к войне с неверными, которую завещал нам Бог через пророка своего! Идите по дороге Магомета и гоните врагов! Выходите за Бога! Собирайтесь завтра на харачоевских возвышенностях и направляйтесь потом к месту Кеттиш-Корт. Брату нашему Албасту и всему обществу того аула, в котором живет Албаст. Приготовляйтесь к войне и изгнанию неверных из земель наших. Сообщите о намерении нашему аулу Эхишбатой и прочим мусульманским аулам. Нам необходима война, заповеданная великим Богом, по словам нашего пророка. Место собрания назначается завтра на возвышенностях у аула Харачой, а путь - к возвышенности Кеттиш-Корт»1. Подобные воззвания не имели ничего общего с учением Кунта-Хаджи, призывавшего к миру и смирению, они еще раз подтверждают, что часть зикристского движения после ареста его основателя вернулась к идеологии газавата.

Число восставших зикристов было незначительно, за оружие взялись только две сотни всадников, что свидетельствовало об отсутствии его массовой поддержки. Против восстания выступили жители чеченского селения Эрсеной. Начальник Ичкеринского округа полковник Головачев разгромил восставших. В состоявшемся скоротечном сражении Таза Акмирзаев был разбит, а его сторонники рассеяны. Полковник Головачев, имея приказание подавить сопротивление восставших силами самих жителей и только в исключительном случае прибегнуть к помощи войск, приказал штабс-капитану де Корвалю, наибу Веденского округа и майору Боте Шамурзаеву подвергнуть аресту участников волнения. 29 мая предводитель Таза был задержан и доставлен в укрепление Ведено, а позже сослан в Сибирь. На жителей аула Харачой, состоявшего из 117 дворов, был наложен денежный штраф в размере 1000 рублей. Эта сумма была распределена на те семьи, члены которых приняли участие в восстании зикристов. Лорис-Меликов предлагал «переселить на Терек семьи арестованных и перевести в Надтеречное наибство весь аул Элистанжи как самый беспокойный в округе, участвовавший в шайке Тазы и не подающий надежды на исправление» 2.

Одновременно с арестом зикристов, участвовавших в восстании Тозы, в Чечне началась организованная высылка чеченцев в Турцию, среди которых имелось много последователей Кунта-Хаджи. Переселение чеченцев началось 23 мая 1865 года, за день до начала восстания Тазы Акмирзаева. Важная роль в организации выселения чеченцев принадлежала царскому генералу, осетину, Мусе Алхастовичу Кундухову. В своем плане, предложенном кавказскому командованию, он пишет: «В Большой же Чечне, по-моему, необходимо двинуть брата Конты (Кунта-Хаджи – В.А.), с ними пойдут все зикристы, и это было бы очень хорошо во всех отношениях. Я послал к нему, чтобы он поскорее выступил со всеми своими родственниками. В Чечне везде спокойно, думают только о переселении, сердятся и бранят Тазу, на которого вместе с тем смеются, называя его, кто как хочет»1.

Переселение чеченцев в Турцию было завершено в течение 10 дней. Летом 1865 года в Турцию переселили 5 тысяч чеченских семей, что составляло более 23 тысяч человек. Познав на чужбине горе, жестокость, погибая от голода и болезней, многие чеченцы возвращались на родину. В 1866-1868 годы, тайно, преодолевая преграды, чинимые Турцией и России, на родину вернулось 2100 чеченцев. Вернувшиеся чеченцы информировали своих соплеменников о беде, постигшей их на чужбине, призывали их ни при каких обстоятельствах не покидать Чечню.
1.3. Сегментация суфийских братств на Северо-Восточном Кавказе: эволюция учений и ритуальных практик
После поражения горцев в Кавказской войне последователи накшбандийского тариката, некоторые наибы и шейхи Дагестана и Чечни, меняют свою тактику. Примирившись с поражением, они сближаются с военной администрацией края, а в ряде случаев определяются на службу, получают офицерские чины, хорошо оплачиваемые должности. Царская власть, нуждаясь в поддержке со стороны населения, сохраняла своим бывшим противникам должности наибов, мулл, кадиев. Таким образом, формировалась социальная верхушка, через которую царизм стремился властвовать над горцами. Дети наибов стали обучаться в русских школах, из них создавался низший и средний туземный чиновничий аппарат, необходимый для осуществления управления над народом. Отсутствие у чеченцев политической элиты вынуждало царскую администрацию использовать в качестве таковой вчерашних своих врагов, но признавших власть царя.

Источниковедческая база восстаний в Дагестане и Чечне, возникших в 1877 году и подавленных царской властью, является весьма ограниченной. В основном события отмеченного периода отражены в публикациях ряда дореволюционных изданий1, П. И. Ковалевского2, М. Р. Магомедова3, Н. П. Гриценко4, Т. Т. Мальсаговой5, М. М. Гасанов6, А. А. Тахо-Годи7, С.-А. А. Исаева8, и недавно изданном сборнике документов, переведенных на русский язык арабских документов, выявленных Т.М. Айтберовым и др9.

В дореволюционных источниках причина этих восстаний видится в неприятии царской власти горцами, в их религиозном фанатизме, при этом они оцениваются как разбойники, подстрекатели к беспорядку. При этом умалчивается эксплуататорская сущность царизма, осуществляемые царскими чиновниками налоговые поборы. Отмеченные авторы этих публикаций внесли существенный вклад в изучении истории этих восстаний, выявляли экономические, политические причины, деятельность действующих лиц.

В коллективном сборнике Т. М. Айтберова и др. представлена точка зрения, согласно которой восстание в Дагестане под руководством Али Салтинского было спровоцировано письмами Гази-Мухаммада, сына Шамиля, находившегося на военной службе Османской империи. В этих письмах он призывал дагестанцев и чеченцев «взять в руки оружие для ведения войны с самим Александром Вторым, величайшим падишахом»1. Эти письма так и не обнаружены. В цитируемых материалах сообщается, что «первого числа месяца рамазан (1294/1877) года часть жителей таких селений, как Салта и Кикуни, предводителем которых был хаджи Али Салтинский – сын Умара, сформировала военный отряд и двинулась затем в направлении Железного моста»2. Судя по сведениям, приведенным в данном источнике, это нападение было осуществлено под влиянием проповедей тарикатского шайха Мухаммада-хаджи Кикунинского, сумевшего сбежать из ссылки в Саратовской губернии в Османскую империю.

В «Истории Дагестана» высказывается иная точка зрения захвата Георгиевского Железного моста, происшедшего 9 сентября 1877 года, Согласно этой версии, незадолго до этого нападения отряд царских войск избил 4 мужчин и 3 женщин, которые шли из Гергебиля и Хвартикуни на хунзахский базар. После этого гергебильцы, кикунинцы, хвартикунинцы, дарада-мурадинцы и салтинцы решили отомстить царским войскам и напали на мост и перебили большинство охранявших его солдат3. К захваченному мосту подходят царские войска с дагестанской милицией, открывшие по восставшим огонь из ружей и пушек. Сражение продолжалось до заката солнца, с наступлением ночи повстанцы «убежали с Железного моста, после того, в течение примерно трех дней, скрывались в каких-то укромных местах»4.

Дагестанское духовенство в аварском ауле Согратль проводит религиозный совет, на котором обсуждался происшедший военный конфликт между горцами и царскими войсками. В ходе дискуссии было принято решение поддержать восставших и объявить газават царским войскам. На основе этого решения согратлинцами было осуществлено нападение на солдат, дислоцировавшихся в Бецорскую чаще, в ходе которой были перебиты 40 солдат. Восстание охватило всю Аварию. Решением религиозного совета во главе восставших был поставлен Мухаммад Согратлинский, сын известного всему Дагестану шейха накшбандийа Абдурахмана-хаджи Согратлинского, он был провозлашен имамом. Были назначены наибы, подняты религиозные знамена.

Восстание Алибека-хаджи Зандакского в Чечне и его причины. 12 апреля 1877 года Россия объявила войну Турции, и она со стороны России носила захватнический характер. Под видом помощи славянским братьям царское самодержавие стремилось утвердиться на Балканском полуострове и взять под контроль черноморские проливы, связывающие Черное море со Средиземным морем. Военные действия между Россией и Турцией проходили в Карсской области. В русской армии сражались и иррегулярные части, сформированные из горцев-добровольцев. Против турецких войск активно участвовал Чеченский конно-иррегулярный полк под командованием генерала Арцу Чермоева.

Русско-турецкая война 1877-1878 гг. послужила непосредственным толчком к восстанию. Но само восстание зрело исподволь, в конце 60-х годов происходили выступления крестья из-за земельного вопроса, в ходе которых были совершены убийства царских офицеров. Дореволюционный исследователь Н. С. Семенов отмечал, что в конце 1876 г. жители горных аулов тайно собирались в лесу на сходки, где речь велась о жестоких страданиях народа, звучали клятвы не примиряться с установленными порядками, призывы восстать против феодального и колониального гнета. Заговорщики в течение 1876-1877 года собирались на совещания не раз. В феврале 1877 года царскими властями заговор был раскрыт, участники арестованы.

Участие в войне на стороне России принимали дагестанцы и чеченцы, находившиеся на военной службе. Чеченец Алибек-хаджи Алданов родом из Зандака в 1877 году вернулся из паломничества в Мекку и был хорошо информирован об этой войне. Оказавшись на своей родине, он «устроил совет с лучшими из мужей, на котором сообщил им о начале войны между падишахом ислама и падишахом русских»1.

На совете обсуждался вопрос о нарушении договора, заключенного о капитуляции Шамиля в ходе Кавказской войны. Заговорщики избрали своим предводителем, имамом высокообразованного богослова Алибека-хаджи Алданова, поддержали и избрали его имамом в борьбе. В июне 1877 году он поднимает чеченцев для возвращения эпохи шариата. Это было связано с тем, что после Шамиля в Дагестане и Чечне имперская администрация насаждала новые судебные порядки, основанные на горских реанимированных адатах. «Это было, соответственно, одной из главных причин, по которой наши горцы, не жалея нажитого с трудом имущества и самой жизни, выступали с оружием в руках против великой Империи, действуя под флагом восстановления шариатской системы управления, введения шариатских законов»2.

Причину начала восстания чеченцев под руководством Алибека-хаджи Зандакского П.И. Ковалевский объясняет следующим образом: «Для большого возбуждения чеченцев, в начале войны России с Турцией, пущен был в Чечне слух, что все местные русские войска отошли к границе. На востоке Кавказа русские безсильны. Они боятся горцев и готовы будут сделать всевозможные уступки, чтобы только они оставались покойными»3.

Как сообщает данный автор: «Зачинщиками явились в Чеберлое Дада Залмаев, в Зандаке Алибек-Хаджи и в Беное Султан-Мурад. Недоступность местности и прежняя мюридическая слава легко подвинули Веденсий округ к возстанию»4. К восставшим присоединились некоторые последователи зикризма из Ауха и Салатавии.

Восставшие в ночь с 12 на 13 апреля избрали своим имамом Алибека-хаджи и принесли ему клятву «прервать сношения с урусами и добиться независимости»1. Восстание распространилось на Чеберлой, отчасти и на Хасавюрт. 17 апреля восставшие чеченцы с целью завладеть лошадьми напали на полковой табун, но были отбиты. Алибек-хаджи во главе нескольких сотен всадников обходил ичкерийские аулы, призывая горцев на борьбу с царизмом. Понимая всю сложность военно-политической ситуации в Чечне, понимая, что восстание может приобрести широкий размах, «командующий войсками Терской области генерал-адъютант Свистунов 17 апреля прибыл в Грозный и распорядился подтянуть войска к путям выхода восставших на плоскость»2.

19-20 апреля начальник Веденского округа полковник Авалов в своих письмах начальнику Терской области доносил, что предводитель Алибек-хаджи в первую очередь казнил старшину аула Гендергена за его противодействие восставшим, а затем направился в ставку пристава второго участка Веденского округа Ножай-Юрт. Пристав этого округа капитан Проценко, вместе со старшиной этого аула прапорщиком Шахбулатом и переводчиком Чуликом, спасся бегством. От восставших спасся и крупный землевладелец наиб Даргинского участка Веденского округа подпоручик Чомак Ойшиев. Восставшие сжигали дома старшин, наибов и мулл, которые прислуживали им.

В свите Алибека-хаджи Зандакского находился суфийский шейх Хамзат-хаджи из Чиркея. К 20-му апреля восстанием была охвачена почти вся Ичкерия. «В первые же дни восстание хватило 47 аулов Ичкерии с населением до 18 тысяч»3. 21 апреля повстанцы захватили Майртуп, преодолев сопротивление жителей. Штаб Алибека-хаджи расположился в аульской мечети, на мечетской площади исполнялись зикры. 22 апреля у аула Майртуп состоялось крупное сражение восставших горцев с царскими войсками, состоявшими из двух отрядов во главе с полковником Мыловым и Нуридом, а также ополчением из 500 человек, собранных начальником Грозненского округа из селений Цацан-юрт, Гельдеген и Курчалоя. Ополченцы и царские войска вынуждены были отступить к аулу Курчалой, а затем и к аулу Герменчук1.

Против восставших выдвинулись войска, возглавляемые полковником Нуридом, применившим артиллерию против мюридов Алибека-хаджи. В ходе сражения с русскими войсками погибло 300 человек повстанцев. Потерпев поражение, чеченцы уходят в аулы Центорой и Аллерой. Во главе 2 тысяч повстанцев Алибек-хаджи 28 апреля решил захватить аул Шали, занимающий очень важное торговое и стратегическое положение. Однако шалинский старшина, прапорщик Борщик, организовал сопротивление шалинцев, что вынудило отступить восставших.

Последствия поражения восстания горцев в 1877-1878 годов были исключительно тяжелыми. Из 17 привлеченных к ответственности повстанцев 11 человек решением временного военно-полевого суда, заседавшего 4-6 марта 1878 года, были приговорены к смертной казни через повешение. Руководители восстания Алибек-Хаджи, Ума Дуев с сыном Дадой Умаевым, бывшим прапорщиком конвойной сотни императора, 9 марта 1878 года в 6 часов утра в Грозном на ярмарочной площади были повешены2.

О репрессиях, развернутых против восставших дагестанцев, в арабском источнике сообщалось: «Итак, эти благородные люди и храбрецы в конце концов повешены в местности, расположенной вниз от Гунибской крепости, на берегу протекающей там реки»3. Были повешены руководители восстания в Дагестане, известные мусульманские богословы Мухаммад Согратлинский, Абдурахман, Абдулла-хаджи, Хамзат-хаджи, дряхлый старик Муртаззали, Аббас Ансалтинский, Абдулла Цулдинский, Абдулмаджид-бек и др.

В ходе развернутых царизмом репрессий против дагестанских повстанцев были подвергнуты арестам 17 тысяч человек. Значительная часть из них была отправлена в сибирскую ссылку, где многие погибли от холода, голода и болезней. Оставшиеся в живых вернулись после гибели Александара II. Они были возвращены на родину Александром III.

В Чечне жители многих аулов целиком были выселены на плоскость, а часть – во внутренние губернии России. «В августе 1877 года было отправлено через Харьков на север России 150 человек из аулов Зандак и Даттых Веденского округа. Всю осень 1877 года продолжалось выселение небольшими партиями, а весной 1878 года совместно с дагестанскими семействами было выселено из Терской области на север 110 семейств»1.

Вместе с тем, отдельные сторонники накшбандийа все еще оставались противниками царизма. Эта была часть традиционного духовенства, строго придерживавшаяся заветов шейха Мухаммада Ярагского, заявлявшего, что «мусульманин не должен быть ничьим рабом». Так, под руководством накшбандийского шейха Абдурахмана ас-Сугури и его сына Мухаммада в 1877 году вспыхивает антиколониальное восстание в Дагестане. Одновременно такое восстание во главе с молодым чеченским алимом Алибеком-Хаджи Зандакским вспыхивает и в Чечне. Социальную базу восстаний составили как последователи накшбандийа, так и зикристы под руководством чеченца Умы Дуева2. Восстания чеченцев и дагестанцев были жестоко подавлены, его руководители казнены, а многие участники со своими семьями сосланы в Сибирь.

Зикристское движение царизм не смог искоренить, поскольку у него не существовало единого центра и руководства. В целях сохранения своего учения они разделились на ряд групп, которые были возглавлены бывшими приближенными учениками Кунта-Хаджи. В начале 80-х годов ХIХ возникли зикристские вирды: Бамат-Гирей-Хаджи, Батал-Хаджи и Чиммирза. Единое зикристское движение раскололось на несколько мелких групп. С одной стороны, данное деление зикристов на более мелкие группы сохранило их от полного исчезновения, а с другой стороны, породило между ними серьезные противоречия, чаще всего возникавшие на почве интриг власти.




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет