Мартынов А. С. Природа и люди России. Экология, религия, политика и действие


Региональные индикаторы деятельной активности



бет4/14
Дата25.04.2016
өлшемі2.71 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Региональные индикаторы деятельной активности.

Проведенный анализ структуры смертности показал принципиальную возможность извлечения из стандартной социально-демографической статистики признаков различия разных групп населения по деятельной активности и конформизму поведения. В типологии девиантного поведения Р.Мертона (1957. Стр. 140) конформизм и девиация рассматриваются как две чаши одних весов. С этих позиций инновации, бегство от действительности, активный бунт против социальных норм рассматриваются как разные формы отрицания социально одобряемого поведения. Распространение этих форм одновременно отражает и сокращение сферы действия конформизма.



Опираясь на эмпирический опыт и сходство картографических образов-моделей изучаемого явления мы смогли отобрать совокупность хорошо регистрируемых событий или действий, которые прямо или косвенно связаны со способностью человека совершать те поступки, которые он считает необходимыми, даже если при этом надо идти против принятых обществом норм. Соответственно, обратной стороной этих явлений можно считать сокращение распространенности социального конформизма. В масштабе страны индикаторы деятельной активности, граничащей с девиатным поведением, можно найти в материалах демографической статистики, особенно статистики смертности, данных о преступности, миграционной подвижности и некоторых элементах электоральной статистики.

Первый индикатор, который мы использовали, - это доля протестного голосования, среднее число голосов "против всех" кандидатов на выборах в 1995 и 1996 г. Этот показатель отражает уровень неудовлетворенности населения имеющимися политическими силами. При этом человек вполне осознанно не боится ситуации отсутствия лидера, что говорит о его уверенности в себе. Напротив, конформисты порой голосуют за не устраивающего их кандидата (особенно если их идеал не прошел во второй тур), по принципу "Пусть хоть этот, нежели безвластие и неопределенность". Довольно часто голосование против всех является выражением повышенной агрессивности человека (надо прийти на участок и всех повычеркивать).

Второй индикатор - число тяжких преступлений на 100 тыс. жителей взрослого населения. Преступность - это действия, которые в явном виде противостоят признаваемым в обществе нормам поведения. Как наиболее крайние случаи конфронтации индивида с большинством населения, убийства, грабежи, насилия отражают уровень социальной агрессии.

Третий индикатор - доля пришлого населения (лиц, рожденных не в том регионе, где они проживали на момент переписи). Мигранты в любом обществе – это люди, не вписавшиеся в существующую систему, с одной стороны, и имеющие достаточно энергии, чтобы покинуть насиженное место и уехать. Это люди, которые отличаются недоверием к обществу и высокой склонностью к самостоятельным решениям. Мигранты, особенно добровольные, каковых большинство, это хоть чуть-чуть, но конкистадоры, авантюристы (португальское "avante" - вперед), завоеватели. Для пришлого населения всегда характерна более высокая активность, склонность к самостоятельным действиям, в том числе рискованным. Напротив, люди, всю жизнь живущие на одном месте, социально менее деятельны, что часто и является причиной их оседлости. Они по складу характера не могут входить в новые общности, пасуют перед неожиданными обстоятельствами и поэтому держатся за привычный уклад жизни, даже если обстоятельства их подталкивают к переезду. Например, авангард вынужденных мигрантов из зон конфликтов и стран СНГ, доля которых не может превышать 13% (все внешние мигранты, по данным 5-го демографического доклада), составили те русские, которые в свое время сами уехали в достаточно чуждое им общество в поисках заработка или лучшей жизни (С.Я. Сущий, А.Г. Дружинин, 1994).

Четвертый индикатор - доля населения, умершего от неестественных причин, убийств, самоубийств, травм, отравлений. Именно на примере этого показателя мы демонстрировали возможности социальной интерпретации демографической статистики. Он отражает как уровень социальной агрессии (убийства), так и склонность к выбору опасных профессий (травматизм), а также психическую неуравновешенность (самоубийства). Так, проведенный нами анализ зависимости смертности городских мужчин от внешних причин обнаружил высокую корреляцию с ростом занятости в топливодобывающей промышленности и строительстве. В то же время в регионах, где в сельских районах имелось достаточное количество рабочих мест в промысловом хозяйстве, лесозаготовках и пастбищном скотоводстве, обнаружено снижение смертности от травм у городских (!) мужчин. Поскольку горожане в перечисленных сферах занятости не работают, можно рассматривать эту закономерность как свидетельство задержки в селе мужчин из групп риска при наличии там сфер занятости, соответствующих их активности. Таким образом, высокая смертность от травм - это не только показатель опасности условий труда, но и признак высокой численности людей, готовых к опасной работе и рискованному, в том числе и антисоциальному, поведению. Например, охотничий пушной промысел как форма хозяйства, связанная с исключительно индивидуальным образом жизни и действий, является социальной нишей для людей, не приемлющих подчинения общественным нормам. Промысловик – по определению "одинокий волк". С этой особенностью индивидуалистов связано их спокойное отношение к нарушениям законодательства. Известно, что черный рынок пушнины в Сибири сформировался еще при "развитом социализме" - задолго до того, как российские реформаторы заговорили о "теневом" секторе в других сферах экономики.

Все перечисленные показатели публикуются в официальных материалах для областей, краев, республик и округов России (цв. рис. 13-14). Общим для всех перечисленных индикаторов является повышенное их значение в регионах Сибири, особенно в тех автономиях, где титульная нация составляет меньшинство, практически поглощенное пришлым населением "покорителей Севера". Высока также доля активных индивидов практически всюду по европейскому Северу и северо-западу. Если обращаться к ранее составленным графическим моделям, соотносящим численности "конформистов" и "деятелей" (рис. 11), то эти регионы относятся к варианту в). Близко к этой группе регионов примыкают обе российские столицы и, особенно, столичные области. Минимальные значения индикаторы деятельной активности имеют в регионах Черноземья и, особенно, автономиях Кавказа с патриархальным укладом. Эти регионы могут быть отнесены к варианту а) среди рассмотренных выше графических моделей структуры социума.



Моделирование деятельной активности для социальных групп и населения регионов.

При исследовании распространенности разных форм религиозности мы продемонстрировали, как наличие оценок социальной структуры общества в каждом регионе позволяет рассчитать среднерегиональные значения для тех социальных феноменов, которые не наблюдаются региональными органами статистики, а в материалах социологических исследований представлены лишь в разрезе социальных групп. В методических примечаниях показано, что практически по тем же алгоритмам можно проделать и обратную операцию, т.е. составить социальный профиль для тех показателей, которые учтены статистикой лишь в региональном разрезе.



Индикаторы деятельной активности индивидуального поведения

Группы социального профиля

Против всех

Тяжкие прест.

Пришл. насел.

Неестест. смерть

ВСЕ НАСЕЛЕНИЕ

2.6

1343

26

17.9

ПОЛ

1.

Мужской

2.79

2135

40.45

17.90

2.

Женский

2.45

347

12.78

8.82

ВОЗРАСТ

1.

До 24 лет

2.46

1496

9.37

20.88

2.

25 - 40 лет

2.80

1274

36.67

18.75

3.

40 - 54 лет

2.89

1576

37.95

19.42

4.

Старше 55 лет

1.26

362

5.03

5.90

ОБРАЗОВАНИЕ

1.

Высшее

1.96

879

29.56

16.72

2.

Среднее

2.63

1570

30.20

18.73

3.

Ниже среднего

1.87

345

9.61

16.93

СОЦИАЛЬНО-ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ СТАТУС

1.

Руководители

2.99

2408

43.59

30.40

3

Специалисты

3.57

1770

35.56

23.48

4

Служащие

3.70

1599

32.25

21.18

5

Квалифициров. рабочие

3.92

1799

36.03

23.88

6

Неквалифицир.рабочие

1.38

1306

27.94

17.14

7

Учащиеся

1.22

690

14.04

6.36

8

Пенсионеры

0.94

1059

14.13

10.97

9

Домохозяева

0.71

346

9.67

6.91

10

Безработные

4.57

701

13.80

14.59

РАЗМЕР НАСЕЛЕННОГО ПУНКТА

1.

Москва,СПб,мегаполис

2.14

1323

25.45

17.12

2.

Большие города

2.13

1223

18.64

15.48

3.

Ммалые города

3.31

1731

44.90

20.00

4.

Села

2.15

1120

4.78

17.71

МАКРОРЕГИОНЫ

1.

Москва и С-Петербург

2.14

1264

34.39

17.68

2.

Европейский центр

2.1

1355

20

18

3.

Север

3.04

1347

34.72

18.57

4.

Юг

2.07

1061

22.46

16.03

5.

Предуралье и Урал

2.48

1346

21.23

18.09

6.

Сибирь и Д.Восток

2.69

1719

31.88

19.41

УРОВЕНЬ ДОХОДОВ

1.

Низкий

2.00

1387

17.00

18.30

2.

Средний

2.30

1641

26.00

16.60

3.

Высокий

3.10

2328

48.00

20.50

СЕКТОР ЭКОНОМИКИ

1.

Государственный

2.42

2094

27.58

19.04

2.

Полугосударственный

2.43

1999

26.36

18.17

3.

Частный

2.09

2155

28.28

19.62

1 - Голосов "Против всех" кандидатов на выборах 1995-96 г. (%)

2 - Число тяжких преступлений на 10 тыс. жителей взрослого населения в 1995 г.

3 - Доля пришлого населения (%).

4 - Доля смертности от неестественных причин в 1994-96 г. (%)

Нами произведен расчет значений четырех индикаторов деятельной активности для каждой из групп социального профиля. Полученный таким образом результат, вполне пригоден для выявления тех групп, в поведении которых признаки индивидуальной деятельной активности выражены с разной интенсивностью (рис. 14).

Каждый из полученных индикаторов был исследован на форму и тесноту связи со всеми показателями социального мониторинга. Предложенная нами совокупность признаков показала высокую корреляцию с теми результатами опросов, которые рассматривались нами как показатели деятельной активности, - с интенсивностью поисков дополнительной работы, обеспокоенностью спадом производства и низкой тревожностью по поводу вооруженных конфликтов, высокой вариацией (неустойчивостью) взглядов. Все эти признаки вполне подтверждают пригодность использованных социально-демографических индикаторов для создания обобщенной модели деятельной активности.

Интегральная модель (цв. рис. 15) построена как результат многофакторного нелинейного уравнения, наиболее точно аппроксимирующего одновременное увеличение деятельной активности (горизонтальная ось социального "поля") и снижение конформизма индивидуального поведения (вертикальная ось социального "поля"). Исследование интегрального индикатора деятельной активности на силу связи с результатами социологических опросов и статистических наблюдений за социально-демографическими процессами позволяет дать следующий образ системы взглядов и поведения деятельного человека России.

"Деятель" меньше других в России обеспокоен ростом цен и нехватки продуктов, а вот проблемы кризиса морали и культуры волнуют его гораздо больше, чем остальные группы населения. Мировоззренческой системе деятелей наиболее близка материалистическая обеспокоенность состоянием природной среды.

Чуть меньшая сила связи отмечена для деятельной активности и миграционной подвижности, а также обеспокоенности коррумпированностью власти. Достаточно уверенно можно говорить о том, что деятель - неверующий человек, его не более других беспокоит социальная несправедливость, он предрасположен к совершению тяжких преступлений и не настроен участвовать в акциях протеста, даже если они состоятся. Нечетко выражены его беспокойства слабостью власти, причем эта обеспокоенность у него падает. Его тревожит спад производства, он не особенно усердно ищет себе вторую работу, имеет неустойчивые взгляды и повышенную вероятность смерти от неестественных причин. Все содержательные признаки перечислены в порядке убывания силы их связи с интегральным индикатором деятельной активности.

Максимальным количеством пассионарных деятелей отличаются газо- и нефтедобывающие округа Западной Сибири, Таймырский округ с Норильским промрайоном (где некогда не по своей воле бывал автор термина пассионарность - Лев Гумилев), весь северо-восток России и обе столицы (цв. рис. 16). Чуть меньше деятельно активных членов общества живет в большинстве портовых регионов и в наиболее развитых промышленных центрах европейской части, Урала (особенно в Свердловской области) и Сибири. На Кавказе повышенный уровень зафиксирован для Ингушетии, которая, скорее всего, частично отражает ситуацию Чечни, по которой статистические данные крайне ненадежны или устарели.

Распределение показателя деятельной активности по социальному "полю" показывает, что численность наиболее деятельных групп населения обычно обратно пропорциональна уровню их активности. Более наглядно эту закономерность иллюстрируют приведенные ниже пирамиды для основных типов деления населения на социально-демографические группы (рис. 15). Сегменты пирамид пропорциональны численности соответствующих групп населения, а интенсивность их цветовой заливки - уровню деятельной активности.

В самых основных чертах составленная пирамида соответствует тому образу, который использован нами для иллюстрации соотношения деятелей, социального ядра и конформистской части общества. Более того, этому же образу соответствуют ранее использованные в нашей работе пирамиды проблем населения и экологических представлений. Во всех случаях в верхних сегментах пирамиды располагались проблемы, суждения или группы населения, связанные с более высокой деятельной активностью. При этом численность группы, поддержка суждения или внимание к проблеме резко сужались, но нарастала вариация (неустойчивость) этих признаков. Можно говорить о том, что использованные образы отражают общие аспекты структурной организации общества.

Основные деформации этой пирамиды, ее отклонения от гармоничного образа связаны с центральными сегментами. Уровень их деятельной активности мало отличается от значений, характерных для групп населения, расположенных в фундаменте пирамиды. Этот эффект может быть следствием двух обстоятельств - завышенной активности групп населения, составляющих основание пирамиды, и/или заниженной активности среднего класса России, социального ядра нашего общества.

Численность и деятельная активность основных групп населения в России

Можно вспомнить, что в пирамиде проблем населения России в фундаменте оказались проблемы роста цен и преступности, имеющие достаточно высокую вариацию, которая является сопутствующим признаком деятельной активности. Религиозность, также расположенная в основании пирамиды проблем, имела более высокую устойчивость. Однако по широте охвата населения религиозность явно не достигает уровня фундаментальной платформы общества, которую значительная часть населения признает не задумываясь и не обсуждая. В приведенных образах проявляется отсутствие идеологии согласия в российском обществе, связующего раствора для социального конформизма.

Вторая составляющая отмеченной несбалансированности общества по социальному конформизму и деятельной активности может быть связана с недостаточной численностью или пониженной деятельной активностью среднего класса страны, того самого социального ядра, которое сочетает доверие традициям с умением принимать самостоятельные решения и действовать для их достижения. Низкая численность и пассивность среднего класса в современной России является настолько тривиальной констатацией, что мы лишь отметим ее подтверждение на основе исследованных нами данных.



Сочетания разных проявлений деятельной активности.

Полученная нами интегральная оценка деятельной активности была трансформирована в 100-балльную количественную шкалу (1-е место -100 баллов, последнее, 34-е место - 1 балл). Для понимания особенностей деятельного поведения людей и их влияния на отношение к природе были исследованы сочетания активности с разными особенностями взглядов и поведения.

Методическое примечание. В тех случаях, когда необходимо сравнение социальных феноменов или явлений по совокупности признаков, каждый из которых имеет свой способ количественного измерения, можно использовать составление нескольких ранговых списков, в которых каждый исследуемый признак (или социальная группа) получает свое место и номер (ранг). Сравнение может производиться по сумме мест (S) в нескольких ранговых списках. Этот прием, знакомый по системе судейства в фигурном катании, где каждый судья расставляет спортсменов по занятому месту, а потом определяется сумма мест, позволяет выявить группы, которые во всех списках занимают высокие или низкие места.

Другим вариантом исследования ранговых списков является выделение из перечня тех социально-демографических групп, которые, будучи близкими по уровню деятельной активности, существенно расходятся по формам её проявления. Отбор такой группы производится по критерию её разнесенности (D ) в разных ранговых списках. Контрастные сочетания сходств и противоположностей позволяют дать более содержательную интерпретацию особенностям взглядов и поведения каждой группы.

Значение индекса, приводимое в таблице в столбце 2 (рис. 16) мы будем называть уровнем (нормой) деятельной активности для соответствующей группы населения. В начале списка стоят группы с максимальными проявлениями деятельного поведения (москвичи, учащиеся, люди с высшим образованием, руководители и лица, имеющие высокие доходы), замыкают список группы с минимальным уровнем деятельной активности (домохозяйки, люди с начальным образованием, в возрасте старше 55 лет, жители села, люди с низкими доходами, пенсионеры).

Если сопоставить распределение индикаторов деятельной активности по социальному профилю и данные опроса ВЦИОМ о готовности разных групп к социальным протестам, то можно найти как совпадения, так и существенные различия. Так, совпадают низкие значения активности и готовности к протестам у домохозяек (S 61), молодежи в возрасте до 24 лет (S 53), женщин (S 52) и жителей юга страны (S 50). Если выбрать из списка социальные группы, в которых сочетаются высокая деятельная активность и готовность к протестам, мы вправе ожидать получения социального портрета лидеров забастовочного движения страны. Эту группу образуют квалифицированные рабочие (S 12), жители малых городов и рабочих поселков (S 19), мужчины (S 21) в возрасте 40-54 лет (S 23). Этот портрет вполне подходит к шахтерам, большинство из которых имеют специальную квалификацию, живут в шахтных поселках и работают коллективами взрослых мужчин. Совпадения позволяют говорить о том, что у перечисленных групп населения уровень современной протестности поведения в основных чертах задан их деятельной активностью и социальным статусом (не выходит за рамки обычной нормы для данных групп населения).



Каталог: data -> 200412
data -> Программа дисциплины «уголовное право»
data -> Оқулық Астана, 2012 Қазақстан республикасының білім және ғылым министрлігі
data -> Меңдігүл Бұрханқызы Шындалиева
data -> «Қазіргі заман тарихын құжаттандыру орталығы» коммуналдық мемлекеттік мекемесі Шығыс Қазақстан облыстық Абай атындағы әмбебап кітапхана
data -> Мұрағат ісі саласындағы мемлекеттік қызметтерді көрсету орындары Облыстардың, Астана, Алматы қалаларының жергілікті атқарушы органдарының мекенжайы
data -> МЕҢдігүл шындалиева қазақ очеркінің поэтикасы (монография)
data -> Шығыс Қазақстан облысының Семей аймағында 2012 жылы аталып өтілетін және еске алынатын
200412 -> -


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет