Наказ №3 (3) / 2018 Теория и практика научных исследований : психология, педагогика, экономика и управление Редакционная коллегия научный журнал



бет16/18
Дата17.05.2020
өлшемі1.75 Mb.
түріНаказ
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18

Тыловое обеспечение

Logistic support

© Белоусова О. А., 2018

Обеспечение Красной армии вещевым имуществом
в условиях Великой Отечественной войны


В статье рассмотрены процессы работы тыловых служб в области снабжения солдат вещевым имуществом в годы Великой Отечественной войны.

Ключевые слова: тыл; вещевое довольствие; Красная армия; Великая Отечественная война.

© Belousova O. A., 2018

Providing the Red Army with ware property
in the conditions of the Great Patriotic War


In article processes of work of rear services in the field of supply of soldiers with ware property in days of the Great Patriotic War are considered.

Keywords: back, ware allowance; Red Army; Great Patriotic War.

Сегодня, как и десятки лет назад, продолжается процесс изучения истории Великой Отечественной войны. Вспоминая работу тыла в годы войны, чаще всего говорят о работе предприятий оборонного значения, о детском труде, о госпиталях, о вкладе заключенных в Победу и пр. И крайне редко и скупо отражена в научной литературе деятельность тыла Красной армии. Вопросы тылового обеспечения рассматриваются как составляющая оценки подготовки и хода боевых действий, укрепления промышленной базы на основе эвакуированных предприятий. А о таких простых вещах, как стирка одежды, снабжение питанием, табаком и пр., практически и не задумываются. И тем не менее, фронт без этих «мелочей» существовал бы недолго.

Несомненно, что тыл Красной армии сыграл свою роль в обеспечении Победы над фашизмом. У него был собственный «фронт»: санитарный, банно-прачечный, кухонный, где проигрыш автоматически означал потерю боеспособности сражающихся на передовой солдат. Тыловики были своего рода посредниками между народным хозяйством и
действующей армией. В их задачи входила доставка на позиции миллионов единиц оружия, техники, боеприпасов, тонн горючего, медикаментов, продовольствия и фуража.


По утверждениям советских историков, накануне войны Красная армия была «полностью обеспечена вещевым имуществом, а его запасы покрывали мобилизационные потребности» [6]. Однако большую часть его использовать не смогли. Хранившееся в приграничной полосе имущество либо было захвачено врагом в ходе наступления, либо уничтожено отступающими частями Красной армии. Общие потери на начальном этапе войны составили 50–60 % от имевшегося в наличии [2]. Рассказы ветеранов о том, что сапоги были одни на двоих, не являются для этого периода преувеличением.

Война потребовала кардинальной перестройки системы снабжения войск. Решением Государственного комитета обороны ответственным за снабжение войск вещевым имуществом был назначен председатель СНК СССР А. Н. Косыгин, а начальником Управления вещевого снабжения Главного интендантского управления (УВС ГИУ) — генерал-лейтенант Н. Н. Карпинский.

В июле 1941 г. были сформированы склады и отделы хранения вещевого имущества, которые находились в непосредственном подчинении УВС. Затем был принят еще ряд указов, среди которых: замена сезонных планов снабжения ежемесячными; отмена сроков носки формы; введение норм обеспечения зимней одеждой; введение норм вещевого довольствия для женщин-военнослужащих.

Руководство страны не могло не понимать, что предприятия тыла не в состоянии обеспечить всех мобилизованных необходимым количеством формы. Обстановка в стране была крайне тяжелой. Часть заводов, направленных в эвакуацию, еще не приступила к работе, часть была захвачена противником на оккупированной территории.

Действующие в тылу фабрики и мастерские на начальном этапе войны остро ощущали нехватку сырья, электроэнергии, топлива, рабочих рук. А постоянный рост численности Красной армии требовал увеличивать поток поставок вещевого имущества на фронт. Для решения этой проблемы текстильные комбинаты в республиках Средней Азии были переведены на выпуск тканей, идущих на изготовление военной формы. Офицерскую форму, шинели и портяночное сукно стали изготавливать на хлопчатобумажной основе.

Так, например, Сарапульская швейная фабрика с 1941 г. полностью перешла на производство государственных заказов. Из-за перебоев с электричеством фабрика вынуждена была работать на дизеле С-35 (50кВт), взятом на время у одного завода. Когда стал чувствоваться недостаток фурнитуры, изготавливать ее, а также детали для швейных машин, стали здесь же из алюминиевых отходов. Руководство фабрикой было переведено на казарменное положение. Питания не хватало, девочки-швеи ходили на разгрузку зерна, копку картофеля, дежурили в госпиталях. Но вопреки всем трудностям на фабрике сотрудники выполняли в день до 205 % нормы.

Требовались крайние меры для экономии вещевого имущества. В связи с этим были установлены лимиты по выдаче формы военным округам. Нормы определялись согласно фактическому наличию личного состава, замену вещей осуществляли только после установления причины и степени износа. Замена производилась в случае совершенной непригодности к дальнейшему пользованию. Старую форму возвращали на склад, отчитываясь таким образом о количестве выданных комплектов. В случае если изношенная одежда и обувь до склада не доходили, военным округам новое имущество не выдавалось.

Еще одним средством экономии стало повторное использование формы. Рядовому и сержантскому составу выдавалось обмундирование, бывшее ранее в употреблении. С мая 1942 г. были созданы штатные фронтовые ремонтные мастерские. Бесперебойный ремонт одежды и обуви увеличивал сроки их носки. То, что ремонт осуществлялся фактически в районе боевых действий, позволяло сокращать время и затраты на перевозку обмундирования. С 1943 по 1945 гг. в среднем более 60 % имущества, в том числе подлежащего капитальному ремонту, ремонтировалось в полковых и дивизионных мастерских.

Суровые климатические условия ставили перед советским правительством осенью 1941 г. важную задачу обеспечить войска зимней одеждой. У властей не было иллюзий насчет суровости русской зимы, и готовиться к ней следовало заранее и основательно. Был учтен опыт Первой мировой войны. Осенью 1941 г. по приказу ГКО начали спешно
расширять производство теплых вещей, был организован сбор зимней одежды среди населения. Распространенным явлением стало вязание женщинами носков, варежек и передача их на нужды фронта. Заказы на лыжи и валенки поступили в лагеря ГУЛАГа.


Отмечалось, что хорошую экипировку имели подразделения, формировавшиеся в Сибири: валенки, тонкие и байковые портянки, тонкое и теплое белье, ватные штаны, гимнастерка, стеганая телогрейка, шинель, подшлемник, зимняя шапка и варежки из собачьего меха [1].

«Выдавалось нам обмундирование — высший класс, — вспоминает бывший артиллерист, командир батареи С. В. Засухин. — Кальсоны, рубашка, теплое вязаное белье, гимнастерки суконные, ватники (на грудь и штаны-ватники), валенки с теплыми портянками, шапка-ушанка, варежки на меху. На ватники надевали полушубки. Через рукава полушубка пропускались меховые варежки глубокие, с одним пальцем. Под ушанку надевались шерстяные подшлемники, только глаза были видны, и для рта маленькое отверстие. Все имели белые маскхалаты» [3].

В качестве сравнения следует вспомнить, что фашистские войска к затяжной войне оказались не готовы, и русская зима застала часть армий группы «Центр» в летнем еще обмундировании. «Немецкие солдаты и офицеры в сравнении с нами были одеты крайне легко. На ногах эрзац-сапоги, шинельки, пилотки. Когда брали пленных, они укутывались в шерстяные платки, обматывали ноги всевозможными тряпками, газетами, чтобы как-то уберечь себя от мороза. Немцы вызывали чувство сострадания» [3]. Под Сталинградом зимой 1942–1943 гг. немецкие солдаты были одеты также плохо. На фотографиях плененных в Сталинградском котле фашистов видны укутанные в тряпки и платки замерзшие солдаты.

И все же в войсках Красной армии не все было так радужно. В первую военную зиму предприятия не успевали выполнять нужные объемы заказов, и часто подразделения получали обмундирование на марше или даже перед вступлением в бой. С окончанием зимы и переходом на летнюю форму одежды теплые вещи (телогрейки, валенки и пр.) стали направлять в глубокий тыл на склады Наркомата обороны для последующего ремонта.

В тылу в прачечные мобилизовывали женщин из числа неработающих. Из воспоминаний ветерана Великой Отечественной В. И. Соловьевой: «Один раз (уже шла война) я приехала на выходные из Куйбышева [в Мелекесс]. Боже! Весь наш двор завален стегаными солдатскими штанами, телогрейками — все простреленные, в крови. Спрашиваю маму:

  • Что это такое?

  • А это нам привезли работу. Я должна разнести по домам, чтобы все это выстирали, починили, и снова сдать в военкомат» [5].

Устанавливались и сроки стирки, выполнение которых затруднялось элементарной нехваткой хозяйственного мыла. Стирали руками, используя все возможные способы. Отстиранную, но рваную одежду передавали дальше, в ремонтные мастерские. Эта одежда нужна была фронту не меньше, чем боеприпасы. На Вологодской фабрике шили новую одежду и давали вторую жизнь старой. Причем «оживляли» не просто рваные вещи, но остатки формы. За войну здесь было восстановлено около 30000 единиц формы. «За годы войны силами войск и гражданских предприятий было отремонтировано 17,1 млн шинелей, около 30 млн комплектов хлопчатобумажного обмундирования, 61,4 млн пар кожаной обуви, 20,6 млн пар валенок, 17,3 млн телогреек, 28,6 млн шаровар ватных и много другого имущества» [6]. Теплые вещи, не подлежащие ремонту, часто передавались в ГУЛАГ.

Часть изношенного обмундирования поступало из госпиталей, где изымалось у раненных (тех отправляли в эвакуацию в одном белье). С 1943 г. ситуация здесь поменялась. Вещи рядовых и сержантов по прибытии на место лечения передавались в «обменный фонд» госпиталя, что позволило обеспечивать выписывающихся формой. Инвалидам войны при выписке выдавали новые головные уборы, гимнастерку, шаровары и две пары белья; тем, кого направляли назад в действующую армию, — новую форму.

Следует добавить, что не вся одежда уходила на ремонт в тыл. Для поддержания хотя бы минимальных санитарно-гигиенических условий за боевыми частями вдоль линии фронта следовали банно-прачечные отряды. Окапывались вместе с войсками, маскировались и — стирали. В «прачечном войске» служили девочки 15–17 лет.

Только днем их оружием были железные бочки из-под горючего, шаньки и стиральные доски. Ветеран войны, прачка Е. В. Трофимова
рассказывала, как грели воду в котлах, стирали голыми руками едким жидким мылом (оно помогало избавить одежду от вшей), кипятили, сушили и гладили бесконечные горы одежды. За сутки каждая такая
девочка-прачка должна была привести в порядок 80 предметов одежды. Стирали не только форму, но и бинты, простыни. А по ночам, взяв в руки уже настоящее оружие, заступали в дозор [4].


К 1943 г. изменилась обстановка не только на фронте, но и в тылу. Эвакуированные из Харькова, Киева, Витебска, Днепропетровска, Ростова-на-Дону, Артемовска швейные и обувные фабрики уже работали на полную мощность. Были созданы текстильные фабрики в Семипалатинске, Алма-Ате, Караганде и Омске. Все они выполняли заказ Управления вещевого снабжения. Снабжение личного состава обмундированием с этого времени стало стабильным. Регулярные поступления формы в войска отмечали и ветераны.

В ходе продвижения Красной армии в Восточную Европу заготовка форменного имущества частично была переложена на местные
(европейские) промышленные предприятия.


Чтобы понять объемы и масштабность выполненной тыловыми частями фронта в союзе с предприятиями глубокого тыла задачи, достаточно обратиться к статистике. За 4 года войны Красная армия выросла более чем в 2 раза (с примерно 4,5 млн чел. до 10,5 млн чел.). При этом за те же 4 года было израсходовано более 38 млн шинелей, 70 млн комплектов хлопчатобумажного обмундирования, 117 млн пар нательного белья, 64 млн пар кожаной обуви, 20 млн комплектов телогреек и шаровар, 11 млн пар валенок [6].

Коренная реорганизация службы вещевого снабжения, проведенная перед войной, имела важное значение для улучшения обеспечения войск, особенно в военное время. Советская армия получила работоспособный аппарат снабжения вещевым и обозно-хозяйственным имуществом, обеспечивавший тесную связь с народным хозяйством страны, правильное и рациональное использование всех материальных
ресурсов.


Несмотря на серьезные трудности, связанные с недостатком сырья, электроэнергии, топлива, транспорта и пр., снабжение войск имуществом в годы войны все время совершенствовалось и улучшалось. Великая Отечественная война дала тыловым частям ценный опыт по организации работы в сложнейших для страны условиях. Этот опыт не потерял своего значения и сегодня.

Литература

  1. Надеждин, В. Солдатский быт времен войны [Электронный ресурс] // Директор. — 2010. — 20 авг. URL: http://director.by/admin/Article/1464.html (дата обращения: 01.09.2018).

  2. Насонов, К. А. Вещевое обеспечение военнослужащих Красной армии в годы Великой Отечественной войны [Электронный ресурс] // Военно-исторический журнал. 2018. — № 8. URL: http://history.milportal.ru/2011 /09/krasnoj-armii (дата обращения: 01.09.2018).

  3. Сенявская, Е. С. Психология войны в XX веке — исторический опыт России [Электронный ресурс] URL: https://медпортал.com/psihologiya-pedagogika-voennaya/ponyatie-struktura-frontovogo.html (дата обращения: 01.09.2018).

  4. Силантьева, Е. Волгоградская правда. Да какой я герой? Всю войну стирала [Электронный ресурс] // Beinenson.News. — 2016. — 25 апр. URL: http://blog.beinenson.news/2016/04/25/baba-katya-war (дата обращения: 01.09.2018).

  5. Стирка оборонного значения. Тяготы военного времени [Электронный ресурс] URL: http://ulpravda.ru/ulpravda-newspaper/rubrics/nasha-pobeda/stirka-oboronnogo-znacheniia (дата обращения: 01.09.2018).

  6. Тыл Советских Вооруженных Сил в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. — М.: Военное издательство, 1977. [Электронный ресурс] // URL: https://history.wikireading.ru/198105 (дата обращения: 01.09.2018).

Сведения об авторе

Белоусова Ольга Александровна: ФКОУ ВО Кузбасский институт ФСИН России (г. Новокузнецк, Российская Федерация), начальник кафедры гуманитарных, социально-экономических и естественно-научных дисциплин, кандидат исторических наук, доцент. E-mail: noi09@yandex.ru

Information about the author

Belousova Olga Aleksandrovna: Kuzbass Institute of the FPS of Russia (Novokuznetsk), head of the Chair of Humanities, Social, Economic and Natural Disciplines, candidate of historical sciences, assistant professor. E-mail: noi09@yandex.ru

УДК 658.56





Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет