Новая философская энциклопедия в четырех томах научно-редакционный совет



бет80/160
Дата28.04.2016
өлшемі26.79 Mb.
1   ...   76   77   78   79   80   81   82   83   ...   160

ВАН ДАО (кит. «путь совершенного правителя», «путь истинного царя») — понятие традиционной китайской, гл. о. конфуцианской, политической мысли, выражающее идеал государственного управления. Впервые упоминается в «Шу изиде». Входящий в бином ван дао иероглиф «ван» обозначает титул верховного правителя в древнем Китае (до кон. 3 в. до н. э.). Начертание иероглифа—три горизонтальные черты, соединенные вертикальной,—может


==361


ВАНИНИ


интерпретироваться и как иероглиф «ту» («земля», «почва»), вверху ограниченный горизонтальной линией, и несет идею соединения Неба и Земли, т. е. высшего божественного и (или) природного начала и его противоположности, а также идею медиации между ними. В традиционной историографии закрепилось толкование ван дао как «правильного пути прежних ванов». Конфуцианская трактовка ван дао противостояла легистской (см. Дегизм), выраженной в «Шин цзюнь шу>, где «путь правителя» подразумевал «путь к господству в Поднебесной» с помощью мер, направленных на укрепление единоличной власти монарха и усиление т. о. государства. В «Мэн-цзы» (4—3 вв. до н. э.) «[совершенному] правителю»(вану) противопоставлен «деспот/гегемон» (ба)— так титуловался самый сильный из правителей древнекитайских царств в 8—5 вв. до н. э. Если ван «использует благую силу (дз) и осуществляет гуманность (жэт)», то ба «использует силу и пренебрегает гуманностью». В «Сюнь-цзы» ван и ба выступают как выразители разных, но одинаково необходимых принципов управления: ван «возвышает ли—благопристойность, почитает таланты», «утверждает долг/справедливость^)», тем самым «овладевая людьми»; ба «делает упор на закон, любит народ» и «утверждает благонадежность», т. о. «овладевая [отношениями] между (людьми], увеличивая мощь [своей] земли и [полностью] овладевая [ею]». В легистском трактате «Хань Фзй-цуы» предложен единый «путь правителя—деспота/гегемона» (ван ба чжи дао), отвергающий конфуцианские принципы управления, основанные на культивировании морали: «просветленный государь использует (главным образом] силу», «[следует] не использовать благодать/добродетель, но использовать закон». В средневековой политической мысли понятие «ба дао» («путь деспота») употреблялось гл. о. как антоним ван да(>1 но само понятие ван дао включало интегрированные конфуцианством легистские идеи.

Лит.: Мартынов А. С. Представление о природе и мироустроительных функциях власти китайских императоров в официальной традиции.—»Народы Азии и Африки», 1972, № 5; Лапина 3. Г. Функционирование механизма традиции и проблема идеалов в политической мысли средневековья (на материалах трактата Ли Fqy, 1039).—В кн.: Конфуцианство в Китае: проблемы теории и практики. М., 1982.

А. Г. Юркевич

ВАНИНИ (Vanini) Джулио Чезаре, псевдоним Лючилио (1585, Тауризано, Юж. Италия — 9 февраля 1619, Тулуза) — итальянский философ. В юности принял монашеский сан в ордене кармелитов. Учился в университетах Неаполя, где получил степень доктора юриспруденции, и Падуи, где стал доктором философии и теологии. С 1606 имел сан священника. Читал лекции и проводил диспуты в разных странах Европы — Германии, Швейцарии, Франции и др. Вольномыслие Ванини вызвало гнев ордена кармелитов — в 1612 он бежал в Англию, отрекся от католичества. Вернувшись на континент, покаялся под давлением инквизиции и снял с себя духовный сан. Во Франции издал «Амфитеатр вечного провидения» (1615) и «О чудесных тайнах природы, царицы и богини смертных» (1616), где под видом критики излагал взгляды древних атеистов, отвергал бессмертие души и божественную природу Христа, развивал пантеистические идеи, близкие учению
Дж. Брут. Сорбонна осудила труды Ванини, они были публично сожжены. В 1617 бежал из Парижа в Тулузу, где был заключен в тюрьму и по приговору суда, обвинившего его в атеизме, сожжен. Впоследствии взгляды Ванини нашли защиту в работах Бейля, Вольтера.

Соч.: Le opère, ν. 1—2. Lecce, 1912; Le opère di G. C. Vanini e le lor fonti, a cura di L. Corvaglia. Mil.—-Roma, 1933—34. Лит.: Рутенбург В. И. Великий итальянский атеист Ванини. М., 1959; Palwnbo R. Giulio Cesare Vanini e i suoi tempi. Napoli, 1878; Documents sur la vie de J.-C. Vanini de Taurisano, ed. E. Namer. Ban,1965.



Д. М. Брагича

ВАН ТИНСЯН (Ван Цзыхэн, Ван Цзюньчуань) (4 декабря 1474, Ифэн (современный Ланькао) провинции Хэнань—23 сентября 1544]—китайский философ-неокон фуцианец, государственный деятель, писатель и поэт, теоретик литературы и музыки, ученый, занимавшийся естественными науками, гл. о. астрономией. Родился в семье мелкого землевладельца. В 1502 получил высшую ученую степень цзиньши и в статусе «многообещающего мужа» (шуцзиши) был оставлен в штате академии Ханьлинь. Военный министр (1530—33) и глава цензората (1533—41); в 1541 отстранен от должности и лишен всех чинов. В 1567 посмертно реабилитирован. Главные философские произведения Ван Тинсяна — сборник эссе «Шэнь янь» («Осмотрительные слова») и «Я шу» («Переложения классики»). Оставаясь в рамках неоконфуцианства, Ван Тинсян выступал против обоих его главных направлений: официального (школы братьев Чэн — Чжу Си) и неофициального (школы Лу Цзююаня—Ван Янмина). По онтологическим взглядам близок к Чжан Цзаю. Универсальной мировой субстанцией, существовавшей «до рождения Неба {тянь) и Земли (ди)», считал «изначальную пневму» (юань ци), которая является «наивысшей вещью(у)», корнем и телесным субстратом (ти) «принципов» (ли) и дао, содержа в себе «семена» всех объектов. «Великий предел» (тай цзи), бывший у чжусианцев интегратором всех «принципов», Ван Тинсян определял как первозданное аморфное состояние материальной, «реально наличествующей» (ши ю) и чувственно воспринимаемой «пневмы» (ци). «Изначальная пневма» вечна и неизменна, ее происхождение неведомо, поэтому она, по Ван Тинсяну, тождественна «Великому пределу» и в гносеологическом смысле — как пределу познания. Помимо «изначальной пневмы» Ван Тинсян выделял производную от нее «пневму порождения» (шэн ци), образующую мир преходящих и изменчивых явлений, в котором воплощаются «формы» и «принципы» и полностью актуализируется дао.

В отличие от ортодоксальных конфуцианцев, утверждавших вечность «принципов» в общественной жизни, Ван Тинсян признавал их изменчивость во времени. «Индивидуальная природа» (свн) человека, по его теории, неотделима от «пневмы» и формируется осознанным жизненным опытом; доброта изначально присуща только «совершенномудрым», простые же люди должны ее в себе воспитывать. Тезис о благоприобретаемости и социальной обусловленности доброты, противостоящий ортодоксальным для конфуцианства положениям учения Мэн-цзы, сближает взгляды Ван Тинсяна с концепцией Сюнь-цзы. Исходя из эмпирической обусловленности знания, Ван Тинсян кри-



==362


ВАН ЧУН


тиковал возвеличивание его априорных форм типа «благосмыслйя» (лян чжи). С позиций реализма и практицизма выступал против теологических тенденций Дуя Чжуншу, «нумерологии» (сян шу чжи сюэ) Шао Юна и квиетизма Чжоу Дуньи.

Соч.: Ван Тинсян чжэсюэ сюаньцзи (Избр. филос. соч.), ред. Хоу Вайлу. Пекин, 1965.

А. И. Кобзвв

ВАН ФУЧЖИ (Ван Чуаньшань, Ван Эрнун, прозвище Цзянчжай) (1619, Хэнъян уезда Хэнчжоу (современная провинция Хунань) —1692, Шичуаныиань (провинция Хунань)]—китайский философ-конфуцианец, в творчестве которого отмечаются сильные материалистические тенденции. Имел низшую ученую степень сюцай. В период завоевания Китая маньчжурами принимал участие в вооруженной борьбе с захватчиками, впоследствии скрывался в глухих районах провинции Хунань, занимаясь научной деятельностью. Главные сочинения—«Чжан-цзы чжэн мэн чжу» («Комментарии к сочинению Чжан Цзая «Наставление непросвещенным»»), «Чжоу и нэй чжуань» («Основной комментарий к «Чжоуским переменам»») и «Чжоу и вай чжуань» («Дополнительный комментарий к «Чжоуским переменам»»), «Шан шу инь и» («Извлечение смысла «Книги преданий»»), «Ду сышу да цюань шо» («Полное собрание толкований на «Четверокнижие»»), «Э мэн» («Зловещий сон»), «Ду Тун цзянь лунь» («Читая «Всеобщее зерцало»»), «Сы вэнь лу» («Записи размышлений над вопросами»).

Развивал учение Чжан Цзая о «Великой пустоте» (тай οκ)ά) как безграничном и безначальном вместилище вселенской субстанции (ци— пневмы). «Великая пустота» у Ван Фучжи--основа всего сущего, «единая реальность» (и ши), а содержащаяся в ней в разреженном состоянии «пневма» воплощает дуальные космические силы инь ян. Сгущение «пневмы» образует все многообразие мира, который бесконечен во времени—возникают и исчезают лишь единичные вещи. Ван Фучжи вывел положение об имманентности «движения» «Великой пустоте», отвергая т. о. положение неоконфуцианства эпохи Сун (11—13 вв.) об онтологическом «главенстве покоя» как исконного состояния истока мироздания. Ван Фучжи оспаривал также тезис школы братьев Чэн — Чжу Си о первичности структурообразующего вселенского начала (ли-принципа) по отношению к «пнсвме», доказывая имманентность «принципа» и «пневмы» друг другу В «учении о сердце» (синь сюэ) школы Лу Цзююаня—Ван Янмииа усматривал пагубное влияние буддизма.

Проблему соотношения «знания и действия» (чжи—сын) Ван Фучжи решал в пользу «действия»: оно может быть равноценно знанию, но знание не равноценно действию. Выступал против идеи внечувственного опыта, рассматривал познание как единство его чувственного и рационального аспектов. Отвергал доминирующие в конфуцианстве представления о «небесном принципе» (тянь ли) как самодовлеющем высшем законе, противостоящем «человеческим желаниям (страстям)»: индивидуальные желания лишь следует приводить в соответствие с «небесным принципом».

Не принимая популярные в Китае циклические схемы исторического процесса («расцвет—упадок»), Ван Фучжи предложил концепцию трехэтапной истории Поднебесной. На 1-м этапе (до сер. 3-го тысячелетия до н. э.), предшест

вующем правлению легендарной династии Ся, человеческие сообщества сначала мало отличались от стад животных. Затем они были объединены в государство «варваров», в котором применение наказаний и поощрений не было строго регламентировано и отсутствовала система налогообложения. На 2-м этапе—от династии Ся до династии Сун (10 в. н. э.)—периоды раздробленности страны сменялись непрочным «временным единством». И лишь в 10 в^начинается этап единого государства, основанного на сочетании принципа · гуманности (жэнь) и строгих юридических законов (фа).

Соч.; Чуаньщань и ту (Посмертное собр. соч. [Ban] Чуаньшаня), т. 1—128. Нанкин, 1886; то же. Шанхай, 1930.

Лит.: Бурое В. Г. Мировоззрение китайского мыслителя XVII в. Ван Чуаньшаня. М., 1976.

А. Г. Юркееич

ВАН ЧУН (Ван Чжунжэнь) [27, уезд Шанъюй области Куайцзи (Гуйцзи; современная провинция Чжэцзян) — около 97—107]—китайский философ-энциклопедист, с материалистической и рационально-критической позиций осмысливший основные достижения предшествующей философской мысли разных направлений. Родился в незнатной и бедной семье, учился в столичной Высшей школе (Тайсюэ) в Лояне и у Бань Бяо. Был мелким чиновником, несколько раз уходил в отставку. Умер в нищете. Единственное сохранившееся сочинение Ван Чуна— «Лунь хэн» («Взвешивание рассуждений») — построено на сопоставлении («взвешивании») конкурирующих философских взглядов.

Основное значение Ван Чуна в истории китайской философии состоит не столько в создании оригинального учения, сколько в выработке стиля философствования, отличающегося духом независимой критики и полемического антиавторитаризма, а также постоянной апелляцией к эмпирическим данным обыденной жизни и естественных наук (особенно астрономии и медицины). В традиционных классификациях Ван Чуна, несмотря на его близость к конфуцианству, обычно относят к «эклектикам» (аза цзя). В его натурфилософии прослеживается влияние даосизма (трактовка миропорядка—«небесного дао» в категориях спонтанной «естественности»— цзы жань и «недеяния»—.у взй) и иныт цзя (универсальный дуализм сил инь ян в духе воззрений, представленных в «Чжоу и»), Этико-социальные взгляды Ван Чуна сложились под воздействием доктрин конфуцианства (идеология строго иерархизированного общества и государства, регулирующего «индивидуальную природу» — син и чувства людей с помощью этико-ритуальной «благопристойности»—ди и «музыки»—юэ) и легизма (признание законов—Дун Чжуншу и оракуло-апокрифические сочинения (чэнь вэй). В полемике с их телеологической концепцией волевой деятельности Неба (тянь) и возможности обратного воздействия человека на ход природных процессов Ван Чун утверждал идею спонтанности естественного порядка вещей, что привело его к признанию




==363


ВАНЯНМИН


полной детерминированности человеческого существования чисто природными факторами. Судьбу он трактовал как врожденно «предопределенную» неизбежность, отделяя от нее понятие этического воздаяния (счастьем за добро и несчастьем за зло). Небо в онтологическом плане Ван Чун определял как бестелесное скопление газообразной «пневмы» (ци), а в космологическом плане—как «тело (та), не являющееся пневмой» (в духовном смысле), что соответствовало астрономическим представлениям о «крышкообразном небе» (гай тянь)— твердой полусфере. Единство мира, по Ван Чуну, обусловлено универсальной динамичной субстанцией — «изначальной пневмой», которая представляет собой «эссенциальную утонченность Неба и Земли» и лежит в основе самозарождения всех материальных и духовных явлений, различающихся степенью ее чистоты и густоты. Жизнь и психика присущи эссенциальному состоянию самой «пневмы». Эта концепция в наиболее развитой форме выражает представления и конфуцианцев («Мэн-цзы»), и даосов (« Чжуан-цзы») об универсальном характере «пневмы». Для опровержения религиозных представлений о духах и достижении бессмертия Ван Чун использовал аналогию между сгущением и рассеянием пневмообразований (вещей и людей) и превращением в лед и таянием воды, ставшую популярной в китайской философии. В человеке «пневма» воплощается как несущая в себе неизменное предопределение «индивидуальная природа». Ван Чун синтезировал взгляды предшествующих конфуцианцев (Мэя-цзы, Сюньцзы и Ян Сюна) на «природу» человека, считая ее «доброй» (шань) у людей «выше среднего» уровня интеллектуальных и моральных качеств, «злой» у людей «ниже среднего», доброй и злой у «средних» людей, но отрицал, что «врожденное знание» является фактором, определяющим различие типов людей. Психические способности человека коренятся в его кровеносной системе и определяются материальными условиями среды. Следуя концепции всеобщих трансформаций «Чжоу и», Ван Чун трактовал историю человеческого общества как циклическую смену господства «культуры» (вэнь) и смуты, не зависящую от качеств правителя. Малопопулярный в традиционной науке, Ван Чун был высоко оценен в Китае 20 в. как последовательный материалист и критик традиционных ценностей.

Соч.: Лунь хэн (комментарий Лю Паньсуя). Пекин, 1957; в рус. пер.— [О небе, земле и естественности. О человеке и судьбе. О знании].—В кн.: Антология мировой философии, т. 1, ч. 1. M., 1969; Лунь хэн (главы из кн. I, 2, 3, 11, 17, 18, 20, 26).—В кн.: Древнекитайская философия. Эпоха Хань. М., 1990; Lun Hens. Tr. by A. Forke, v. 1-2.N.Y..1962.

Лит.: Петров А. А. Ван Чун —древнекитайский материалист и просветитель. М., 1961; Кривцов В. А. Эстетические взгляды Ван Чума.— В кн.: Из истории эстетической мысли древности и средневековья. М., 1961; Pokora T. The Necessity of a More Thorough. Study f Philosopher Wang Ch'ung and His Predecessors.- «Archiv Orientaini», 1962, v. 30.

А. И. Кобзев

BAH ЯНМИН (Ван Шоужэнь, Ван Боань) (31 октября 1472, уезд Юйяо области Шаосин провинции Чжэцзян— 9 января 1529, Наньань провинции Цзянси)—китайский философ-неоконфуцианец, создатель оригинальной философской доктрины в русле т. н. учения о сердце (синь сюэ), литератор. Происходил из старинного рода. Изучал конфуцианскую, даосскую и буддийскую классику, военное
искусство. В 1499 сдал экзамены на высшую ученую степень цзиньши. Служил по ведомствам общественных работ и юстиции, руководил провинциальными экзаменами в Шаньдуне. В 1505 выступил в защиту репрессированных чиновников, протестовавших против засилья клики евнухов, был заключен в тюрьму, подвергнут телесному наказанию и сослан смотрителем почтовой станции в захолустную провинцию Гуйчжоу. После 1509 начал успешную карьеру, дослужился до поста военного министра в южной столице—Нанкине, в конце жизни был губернатором провинций Гуандун и Гуанси. Прославился подавлением мятежей и восстаний за счет военных и гл. о. социальнополитических мер. После кончины был оклеветан, на его учение наложен запрет. Реабилитирован в 1567.

Главные философские сочинения — «Чуань си лу» («Записи преподанного и воспринятого»), «Да сюэ вэнь» («Вопросы к «Великому учению»»), «У цзин и шо» («Собственное мнение о «Пяти канонах»»), «Чжу-цзы вань нянь дин лунь» («Положения, установленные Чжу Си в конце жизни») и др. Построения Ван Янмина отличает преемственная связь с учением Лу Цзююаня, основоположника «учения о сердце» (синь сюэ). В частности, Ван Янмин тоже видел в конфуцианских канонах не более чем образцовые материальные свидетельства абсолютных истин и ценностей, заключенных в душе каждого человека. Однако сам Ван Янмин был склонен подчеркивать свою идейную связь с общепризнанным учением оппонента Лу Цзююаня — Чжу Си. Для этого он пытался доказать, что перед смертью Чжу Си радикально изменил свои взгляды, напр., стал отдавать предпочтение внутреннему совершенствованию .перед накоплением «внешних» знаний. В ранний период творчества Ван Янмин, следуя чжусианской доктрине, стремился к практическому осуществлению тезиса о «выверении вещей». Впоследствии он дал теоретическое обоснование направленности этого стремления на субъективную реальность: «выверять вещи» следует в собственном «сердце» (синь). Этот теоретический тезис был обогащен выводом, полученным Ван Янмином в результате «внезапного просветления»— озарения в одну из ночей 1508 года: «сердце и есть принцип», т. е. ди-принцип—структурообразующее начало всего сущего — исходно присутствует в психике. «Принципы», которые должны быть раскрыты посредством «выверения вещей», следует искать в самом субъекте, а не во внешнем мире, не зависящем от него. Понятие «ли»-принцип встало у Ван Янмина в один ряд с этическими идеалами «долга/справедливости» (н), «благопристойности» (ли), «благонадежности» (синь) и т. п. Это положение он подкреплял авторитетом конфуцианских канонов, соответствующим образом их интерпретируя («У цзин и шо»). Специфический элемент системы взглядов Ван Янмина—доктрина «совпадающего единства знания и действия» (чжи син хэ и, см. Чжи—син). Она предполагает понимание познавательных функций как действий, или движений, и истолкование поведения как прямой функции знания: знание есть действие, но не наоборот. Эта доктрина в свою очередь определяет суть главной категории учения Ван Янмина — «благосмыслие» (ляп чжи). Его тезис о «доведении благосмыслия до конца» (чжи лян чжи) — синтез понятий «доведение знания до конца» (чжи чжи) из «Да сюэ» и «благосмыслие» (варианты перевода — «врожденное знание», «естественное знание», «интуитивное знание», «доопытное нравственное знание» и т. д.) из конфуцианского канона «Мэн-цзы» (3 в. до




==364


ВАРЛААМ


н, э.). «Благосмыслие» («то, что (человек] знает без рассуждений») в «Мэн-цзы» параллельно понятию «благомочие» (лян нэн—«то, на что [человек] способен без научения»). У Ван Янмина «благосмыслие» тождественно «сердцу» и имеет пространный смысловой диапазон: «душа», «дух», «познание», «знание», «чувства», «воля», «сознание» и даже «подсознание». Оносамородно и беспредпосылочно, надындивидуально, присуще каждому и в то же время интимно, не может быть передано другим; отождествляется с неисчерпаемой и безгранично вместимой «Великой пустотой» (тай сюй), обусловливает всякое знание и познание; является средоточием «небесных принципов», основой врожденного нравственного чувства и нравственного долга. Т. о., конфуцианский тезис о «доведении знания до конца», который в чжусианской традиции осмыслялся как призыв к максимальному расширению познания (до «истощения принципов»— цюн ли), Ван Янмин толковал с привлечением категории «благосмыслие» и положения о «совпадающем единстве знания и действия» как максимально полное воплощение в жизнь высших нравственных идеалов.

Гносеологические воззрения Ван Янмина нашли концентрированное выражение в «четырех постулатах» (сы цзюй цзун чжи), сформулированных им в беседе с учениками на мосту Небесного источника в 1527: «Отсутствие и добра, и зла—такова сущность сердца. Наличие добра и зла— таково движение помыслов. Знание добра и зла—таково благосмыслие. Совершение добра и устранение зла—таково выверение вещей». До Ван Янмина неоконфуцианцы предлагали решения вопросов о «сердце» и его деятельности, акцентируя внимание гл. обр. на покоящейся, непроявленной «сущности сердца». Это укрепляло позиции школ, проповедовавших медитацию, уход в себя. В противоположность такой тенденции Ван Янмин, обосновывая единство «субстанции и функции» (ти—юн), «движения и покоя» (дун—цзин), «непроявленности (духовного состояния) и проявленности» (вэй фа—и фа) и т. п., делал вывод о необходимости активной практической деятельности и пагубности ухода от жизни.

В отношении к даосизму и буддизму Ван Янмин следовал распространенному в те времена подходу, рассматривая их как нечто единое — «учение двух родоначальников» (эр ши чжи сюэ), Лао-цзы и Будды, противостоящее конфуцианству—«учению совершенномудрьк» (шэн жэнь чжи сюэ). С точки зрения Ван Янмина, даосизм и буддизм объединяет индивидуалистический пафос: они, может быть, хороши для личного самосовершенствования, но не пригодны для устроения социальной жизни. Вместе с тем они предпочтительнее профанированной «вульгарными конфуцианцами» версии «учения совершенномудрых». Ван Янмин разграничивал также подлинные даосизм и буддизм, которые по своей «утонченности» (мяо) близки подлинному конфуцианству, и их «отбросы»—вульгаризованные элементы учений и практики, в т. ч. даосскую технику и идеологию «пестования жизни» (ян шэн). Он отвергал концепцию сознания буддийской Чань школы, считая, в частности, что требование освобождения от «привязанности» к феноменальному миру и возвращения к неразличению добра и зла ведет к отрешенности от социально-этических обязанностей и привязанности к эгоистическому «я». Восходящая к Шэньхуэю (кон. 7—8 в.) концепция «отсутствия мысли» как возвращения духа к первоначальному состоянию «спокойствия» несостоятельна, поскольку «благосмыслие» не
может не «сознавать» даже во сне. Учение родоночальника южной ветви чань-буддизма Хуэйнэна (7—8 вв.) о «мгновенном просветлении» — спонтанном постижении собственной «природы будды», по Ван Янмину, основывается на «вакуумной пустоте» (куй сюй) и не сопряжено с реальным духовным прогрессом—«доведением знания до конца», «деланием помыслов искренними» и «исправлением сердца». Вместе с тем учение Ван Янмина и чань-буддизм имеют немало точек соприкосновения, в т. ч. общую установку на целенаправленное изменение психологии адептов, резонансное взаимодействие сознаний учителя и ученика. Развитие Ван Янмином ряда идей Лу Цзююаня дало основание для терминологического соединения их учений: Лу [Цзююаня]—Ван (Янмина] школа (Лу-Ван сюэ пай). Ее представителей принято подразделять на семь региональных группировок. Виднейшими его учениками были Цянь Дэхун, Ван Цзи, Ван Гэнь и др. Учение Ван Янмина идейно доминировало в Китае до сер. 17 в. Оно оказало сильное влияние на развитие философской мысли в Японии и Корее. В новейшее время воздействие идей Ван Янмина испытали Кан Ювэй, Тань Сытун, Сунь Ятсен, Сюн Шили, Лян Шуман, Фэн Юлань, Хэ Линь и др. китайские мыслители.


Каталог: sites -> default -> files
files -> «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру» мемлекеттік көрсетілетін қызмет стандарты Жалпы ережелер «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру»
files -> ТӘуелсіздік жылдарынан кейінгі сыр өҢірі мерзімді басылымдар: бағыт-бағдары мен бет-бейнесі
files -> Ф 06-32 Қазақстан республикасының білім және ғылым министрлігі
files -> Т. Н. Кемайкина психологические аспекты социальной адаптации детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей методическое пособие
files -> Техническая характеристика ао «нак «Казатомпром»
files -> Үкіметтің 2013 жылға арналған Заң жобалау жұмыстары Жоспарының орындалуы бойынша ақпарат
files -> Ақтөбе облысының жұмыспен қамтуды үйлестіру және әлеуметтік бағдарламалар басқарма басшысының


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   76   77   78   79   80   81   82   83   ...   160


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет