Рассказы. В книге «Роман судеб»



бет10/12
Дата17.05.2020
өлшемі1.9 Mb.
түріРассказ
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

ПОСОШОК
В один из воскресных дней встали рано утром с женой и решили поехать на рынок за продуктами. Вышли из дома, а на дворе так тепло, листва на деревьях желтоватая, ещё не опавшая, на небольшой придорожной лужайке зелёная трава и много красивых полевых цветов, а в воздухе специфический запах осени. Настроение хорошее, решили посвятить этот день отдыху. Пригласили к обеду своих друзей, выпить лёгкого вина и пойти на берег моря. В это время года там так хорошо, безлюдно: отдыхающие разъехались. Азовское море после цветения становится необычно прозрачным, но вода уже прохладная, походить босиком по прибрежному песку, перемешанному с мелкой ракушкой, и полезно, и приятно.

Скупились на рынке и приехали домой. Я набрал номер телефона, поднял трубку мой друг, я ему и предлагаю:

− Коля! Приезжайте с Надей к обеду, выпьем хорошего вина от безделья и пойдём на набережную моря, отдохнём душой и телом.

− А к нам вчера вечером приехал гость. Наш хороший приятель из Сирии. Мы познакомились с ним там, где я с Надей был в командировке. Мы оказывали медицинскую помощь группе наших специалистов, которые проводили геологическую работу, − рассказывает Николай. − Приятель заехал к нам повидаться, уже пять лет прошло с того времени, немного говорит по-русски, прилетел к нам на один день, только бы ещё раз взглянуть на нас. По национальности он араб, очень интересный человек.

− Коля! − перебиваю своего друга: − Друзья моих друзей − мои друзья, если твой друг араб не против, приглашаю всех ко мне в гости к обеду. А ну, предложи ему.

Через несколько минут подходит Надя к телефону и разговор продолжается:

− Он рад, но выразил сомнение, так как в их стране такие посещения без предварительного знакомства не приняты. Не знаю, как его убедить.

− А ты ему скажи, что у нас такой обычай: друзья друзей − близкие люди. Мы с женой ждём всех к обеду.

Через пару минут Надя говорит:

− Он согласился и говорит, что нельзя нарушать обычаи страны, где ты находишься в гостях.

− Ну и прекрасно, передай, что мы за дружбу народов всех стран, стол жена уже накрывает, через час прошу быть без опоздания − это тоже наш обычай.

Мы с женой немного изменили меню обеда, а я пошёл в магазин и купил дорогих крепких напитков иностранного производства, таких как шотландское виски, водку «Абсолют», приём дорогого иностранного гостя должен быть на высоте. Отпущенный на дорогу час подходил к концу, и я вдруг вспомнил прочитанную книгу о жизни арабов, их привычках, обычаях и говорю жене: «Дорогая моя, что мы с тобой наделали, через несколько минут будет у нас в гостях иностранный гость − араб, а обед приготовлен на свинине, и спиртное они не пьют − всё это запрещено у них религией. Вот мы с тобой влипли с угощениями, и я не могу найти ту книгу, где написано, что им разрешено исламом принимать в пищу». Смотрю на наш праздничный стол, а там: украинский борщ на свином бульоне, сало соленое, вареное, копчёное и с перцем, и без перца, свиные отбивные с подливой, виски и импортная водка.

Позвонили в дверь, открываю − и передо мной букет цветов. Входят друзья Коля, Надя, и их иностранный приятель. Поздоровались, Коля представил их друга. Зовут его Садун. Вошли в зал, и я сразу всех приглашаю к столу, а сам моргаю Коле и кивком головы приглашаю его пройти в соседнюю комнату, где и исповедуюсь:

− Оплошали мы с женой перед вами и вашим другом из Сирии. Он араб, а их религия запрещает принимать в пищу свинину, спиртное, а до меня дошло за несколько секунд до вашего прихода, даже со стола не успели убрать, вдруг обидится. Я не представляю, что мы можем сейчас придумать.

− Не волнуйся, у них в интеллигентных кругах эти порядки забыты. − Зря ты тратился на заграничное и очень дорогое спиртное, Садуну очень нравится наша русская водка. У тебя есть или мне сходить в магазин?

− О! Этого добра у меня полдюжины бутылок, − похвастался я.

− Ну и хорошо. Садун очень простой человек, − уточнил Коля. − Пойдём к ним и ни о чём не беспокойся, с нами ему будет хорошо.

Долго, до позднего вечера мы беседовали, я и моя жена много задавали вопросов Садуну, просили рассказать о его родине, семье, детях, национальных порядках, обычаях и мы с Колей частенько предлагали выпить за дружбу, детей, встречу. К вечеру, уже изрядно захмелев, мои гости попросились домой, а нам так было хорошо и отпускать их не хотелось, время неумолимо подходило к полуночи, и уже когда гости в прихожей начали одеваться, я снова предложил тост за дружбу, встречу, а наш иностранный гость начал вежливо отказываться поднять стопку, клянясь, что он нас всех любит и уважает, а я начал его убеждать, что по древнему нашему обычаю надо обязательно выпить «на посошок». Выпили, и после этого завязалась полутрезвая беседа. Садун благодарил нас за радушный приём, мы снова выпили за это, затем он пригласил нас приехать в гости в Сирию, мы и за это выпили, и снова появилась очередная бутылка русской водки, и мы несколько раз выпили за дружбу и встречу, и мои гости вышли из квартиры, но уверенно идти по улице никто не мог, я вызвал по телефону такси. Нашему иностранному гостю завтра, а точнее, сегодня утром необходимо улететь на его родину.

Утром с женой приехали в аэропорт проводить нашего нового приятеля, а он пригласил в ресторан, заказал официанту «посошок», тот сразу понял. Выпили, и через несколько минут он улетел. Помахали улетающему воздушному лайнеру, я спросил у Коли: «Как Садун чувствовал себя перед отлётом?» «Ничего, но спал беспокойно и всю ночь спросонья бурчал: «Посошок, посошок», − ответил Коля.

Через две недели получаем письмо из Сирии от Садуна: «Я так доволен нашей встречей и вашими друзьями, дорогие Коля и Надя, мне так было свободно и хорошо с вами, всем своим знакомым я объясняю древний русский тост «посошок» − это когда надо выпить одетыми в прихожей столько, сколько выпито за вечер за столом. Мне не верят, а дорогу домой на свою родину я смутно помню, а «посошок» хорошо запомнился. Ещё раз всех приглашаю в Дамаск, и мы с моими друзьями выпьем за дружбу и на «посошок».



«МАСТЕРСКАЯ» РЫБАЛКА
Судьба распорядилась так, что я начал работать на океанском теплоходе в должности судового медработника.

В моём понятии − капитан (на судне члены экипажа между собой называют его мастером) − означало что-то возвышенное и недосягаемое для простого сухопутного человека. Я увидел, как в длительном рейсе на плечи одного человека наваливается громадная ответственность за судьбы людей, судна и груза.

В открытом море железная махина находится во власти природы, а с природой надо говорить и на «вы», и на «ты».

Прекрасно, когда мы плывём по зеркальной глади моря, а если поднимается ветер и суденышко захлёстывает волна с двухэтажный дом, тогда начинается борьба со стихией за жизнь команды и судна.

Глубокая ночь, туман, ничего не видно, только приборы да большой опыт позволяет определить наличие поблизости других судов. А если стоит у руля молодой помощник (молодые тоже когда-нибудь станут зрелыми), иди, мастер, контролируй его или бери штурвал в свои руки. И так всю ночь после интенсивного трудового дня. И всегда твоё решение должно быть правильное, без права на ошибку.

А проблемы внутрисудовой жизни, когда под твоим началом находятся три десятка разнообразных человеческих характеров и судеб? Круговорот забот и сильнейшая нервная нагрузка. Ни водка, ни валерьянка здесь не помогут. Постоянный стресс. Вот такой мне представилась в рейсе работа капитана.

Вспомнилось несколько газетных публикаций о трагедиях на море, и всегда при этом тщательно анализировались действия капитана, ведь всё зависит от его порядочности и ответственности. А были случаи, когда из-за пьянки экипажа судно ложилось на мель, сталкивалось с другими судами, и гибли люди. Когда я вспоминаю такие случаи, то говорю себе: «Мгновение, не повторись, не надо, это очень жестоко».

Отдых! Отдых! Как часто мы о нём мечтали. Ничего не приносит такой разрядки для русского человека, как охота и рыбалка. Наконец, настал кратковременный отдых после длительного перехода из одного порта в другой, стоянка на рейде в ожидании разрешения властей войти в порт.

Берёт «мастер» рыболовные снасти и идёт на корму, − значит, будет рыбалка, и все свободные от работы члены экипажа хватают свои закидушки, удочки и бросают в море. Я беру свою нехитрую снасть и тоже пытаюсь что-то поймать. Но мне не везёт, и у «мастера» почти ничего не ловится. Не скрою, один только раз за четыре месяца рейса ему удалось накормить команду рыбой. Очень вкусно было. А сколько радости приносят одна-две скумбрии, сколько разговоров, на что клюнуло и как. Чем не отдых?!

Как-то на очередной рейсовой стоянке забросил я удочку, жду поклёвки, а её всё нет и нет. Скучно стало, ухожу на некоторое время. Вдруг меня зовут и кричат: «Клюёт! Клюёт!» Прибегаю, и действительно, моя удочка от тяжести улова вот-вот сломается. Хватаю дрожащими руками, а в голове мысль: «Есть повод удивить капитана». Стараюсь осторожно поднять столь ценный груз. И вот что-то заблестело, от волнения я чуть сигарету не съел, а там … Что бы вы подумали? Уверен, что никогда не догадаетесь, − зацепилась на крючок бутылка. Настроение у меня сразу упало, нет рыбы. Вытаскиваю её на палубу и вижу: полная бутылка русской водки. Я совсем опешил, в Румынии, на реке Дунай и такой улов. Радость-то какая, сколько месяцев жить без горячительной жидкости! С чувством полного удовлетворения открываю бутылку, а там… вода. Дружный смех на палубе и лукавый взгляд капитана.

Вот такая «мастерская» рыбалка.

ЧИФ ─ АТАМАН
Наше небольшое торговое судно плывет по водной глади Чёрного моря. Ветра нет, ярко светит и немного пригревает солнце, конец марта. Весна только вступает в свои права, а я думаю: «На берегу семья, наверно, уже начала подготовку к работе на даче: готовят семена, проращивают картофель. На душе немного тоскливо: шесть месяцев в море, домой бы на недельку, повидать жену, детей − и можно снова в море». У меня первый рейс в должности судового врача, поздновато для первого рейса, когда тебе перевалило за пятьдесят, но решил посмотреть мир и немного подзаработать, а, то всю жизнь проработал по одному графику: больница, дом и множество семейных проблем. Считаю, мне крупно повезло уплыть от тридцатилетних однообразных забот и получить, наконец, возможность что-то изменить в жизни.

Как молодость всегда красива, так и зрелый возраст у всех одинаковый: седина и большой жизненный багаж за спиной. В \этом возрасте всё новое вызывает особое впечатление, в молодости и не обратил бы на это внимание.

За рейс побывал во многих странах Африки, Европы и Азии. Интересно. Смотришь на жителей, люди как люди, такие, как и мы, живут, как жили их отцы и деды. На стоянках в портах оденусь просто, выйду в город, и принимают меня, такие, как и я, седые, за своего. В Румынии за румына, в Италии за итальянца, даже в Турции приняли меня за турка. Обращаются ко мне с различными вопросами, а я единственное слово, понятное для них, говорю «украинец». Благодушно улыбаются и всегда мне в ответ произносят: «О, Украина!». Мою родину знают все, и это вызывает гордость, значит, неплохие мы люди, украинцы. Не предполагал, что я быстро освоюсь и привыкну к новой работе. Крещение морское получил. Был сильный шторм, качало и вертело три дня. Я всегда боялся качки, не очень хорошо переносил поездки на катерах, лодках, укачивало быстро, а тут ветер, волна с двухэтажный дом. Сидишь на стуле, привинченном к полу, и раскачиваешься. Немного неприятно, но терпимо, только есть и курить не хочется, а через сутки привыкаешь и не представляешь, как можно быть в море без качки.

У экипажа работа очень ответственная. Основная задача − довезти груз, сохранить себя и корабль. Здесь нет прогулов, отпусков, выходных и даже болезней. Но человек может заболеть, и я как врач удивлён, как быстро все выздоравливают. Один-два дня поболеют − и уже здоровы. Свежий воздух, хорошее питание − все способствует выздоровлению.

На судне нет лишних рук, и все это понимают. Всё бывает на такой глубокой воде и все должны быть готовы ко всему, иногда в неопределённое время раздаётся условный сигнал тревоги и начинается учёба по спасению судна, экипажа, человека, но в мыслях страха нет, потому что есть дружная и требовательная к себе команда, команда единая, три десятка человек разных по характеру и жизненному опыту. Во главе стоит капитан с его громадной ответственностью за судно, людей и груз. Большая, сложная и тяжёлая работа и всегда под рукой помощники, молодые и не очень, а единственный помощник, который может заменить капитана на время его отсутствия, это всегда бегающий, эмоциональный и всегда правый старший помощник, коротко старпом, а по судовому жаргону чиф.

Постоянного состава экипажа нет, и на каждый рейс идёт набор новой судовой команды по образованию, предъявленным документам, рекомендациям, и сбивается в одно целое коллектив уже в рейсе, времени на привыкание и притирок друг к другу нет. Все понимают, что пошли в море не на прогулку, а на большую, трудную и опасную работу, у всех есть желание заработать, посмотреть, как живут люди в разных странах, познакомиться с природой, миром, увидеть различные диковинки, которых нет на родине, а у молодёжи есть и романтическое желание испытать себя, всё ли ты можешь в этой опасной небереговой жизни. На судне нет панибратства и моряки говорят: «Друзей в рейсе нет, есть попутчики», отработал шесть месяцев, отдохнул четыре и снова в море, но уже в составе другой команды.

Я считаю, что дружба флотская может быть и должна быть трезвая и требовательная. Мне повезло, в рейсе сошёлся во многих наших жизненных мнениях с нашим старпомом и не только в этом, но и во внешности, он коренастый, плотный, среднего роста, подвижный и я такой, только немного старше.

Родился и живёт мой «попутчик» в шахтёрском городе расположенным очень далеко от моря. Как и все дети ходил в школу, дрался, очень любил читать и много мечтать. Одним из любимых увлечений было посещение школьного литературного кружка. В подростковом возрасте все мечтают кем-то стать, а в то время было наиболее частое желание стать космонавтом, только в космос начали летать космические корабли, а он мечтал о самой древней профессии, профессии морехода. Его семья, как и все окружающие семьи, была шахтёрская. Отец всю жизнь проработал на шахте, но шахтёрскую династию молодое семейное поколение продолжать не хотело, так старшая сестра после окончания школы поехала в далёкий южный город поступать в мореходное училище, девочка искренне полюбила мужскую профессию, но её документы не приняли. Мне думается, жаль, что эта девчонка родилась девчонкой, природа распорядилась по-своему.

Исполнилось пятнадцать лет будущему моряку, он продолжал занятия в литературном кружке. Однажды прочитал объявление в газете, что можно поехать на экскурсию в город, стоящий на берегу Чёрного моря, город-герой Севастополь и завёл весь кружок своей мечтой. Родители ребят согласились и приобрели путёвки. Сборы были недолгие, карта маршрута и рюкзак с едой и вещами. В областном центре сели рано на рассвете в автобус и поехали.

После терриконов и шахтных строений перед мальчиком открылась живописная картина долгой дороги с её красивыми городами. Реками, лугами и, наконец, впервые в жизни он увидел море, проезжая Крымский перешеек. Только к вечеру после заката въехали в Севастополь, и он увидел фантастическую для его воображения панораму большого, вечернего, портового города. Город был весь в огнях, и на улицах много моряков, так как на следующий день был праздник военно-морских сил.

Остановились возле гостиницы, и сразу мальчик уговорил ребят и девчат попросит экскурсовода повести их посмотреть ночное море. Всей ребячьей ватагой спустились на набережную Чёрного моря. Ночью Чёрное море действительно было чёрным, только стоящие на рейде и у причалов корабли были освещены. Незабываемый вид ночного моря. Утром вновь побывали на берегу, и уже море не казалось таким чёрным и страшным, как ночью, синие волны с белыми барашками на гребне и много о чём-то шумящих чаек. Город в то время был закрыт для отдыхающих, приезжали только на экскурсии и родственники жителей. Пограничная зона и большая военно-морская база.

На улицах много подтянутых, стройных и весёлых ребят и у подростка начало складываться первое мнение о морской профессии.

Недолго были в Севастополе, один день. Возвращались домой, а в голове всё та же красивая картина моря с его голубизной, каменистыми белыми берегами, корабли, весёлые ребята в морской форме и мечты вдруг повзрослевшего мальчика, мечты, превращающиеся в твёрдое решение посвятить свою жизнь морскому делу. Однажды поделился он своими мыслями с отцом, а отец и говорит: «В семье деды и прадеды были шахтёрами, и ты должен быть им, морская профессия своеобразная, побудешь на берегу немного и снова море, а вот семьи может и не получиться, у тебя будет только море». Отец был начитанным, интеллигентным человеком, несмотря на свою рабочую профессию. Взрослеющий мальчик не думал об этом, его сердце полюбило однажды увиденное море и корабли…

Продолжалась учёба в школе. Выпускные экзамены сдал на «отлично», начал готовиться к поступлению в мореходную школу, родители не противоречили ему. Перед ними был их сын, с установившимися твёрдым решением. Но судьба распорядилась не так, как хотелось, на вступительные экзамены он не смог поехать, играл в футбол и сломал ногу, а когда выздоровел − занятия в мореходной школе были в полном разгаре.

Прошло полгода, начался весенний призыв в армию, недавно ему исполнилось восемнадцать лет. Расстроился, а отец успокаивает: «Ну, вот и испытаешь свою избранную профессию, может, сухопутная больше станет по душе после армии». Прошёл медкомиссию, признан годным и − военная служба. Сначала в учебке, а затем сержантские курсы, заметили подвижного, общительного, дисциплинированного солдата.

Весной, но уже через два года, демобилизовался взрослым, зрелым и крепким мужчиной. Поступил в мореходную школу. Быстро прошёл год учёбы, и настало время длительной послеучебной практики − первый рейс в должности стажёра матроса. Вспоминает: пришёл на судно и в первый рабочий день швабра в руки и давай мыть и так чистую палубу, и первый приказ боцмана, грозы матросов, по судовому жаргону «дракон»: «Иди, вымой туалет, а затем погоняешь голубей, а то они засиделись в корзинах». В мыслях у него: «Вот это да, голуби на торговом судне, нам такого не говорили в мореходке». Быстро помыл туалет, взял швабру и давай на корму голубей гонять по приказу боцмана. Как ни метался по корме, не может найти голубятню, подходит к старшим товарищам и спрашивает: «А где находится судовая голубятня?», а те сердито: «Ты слушал приказ дракона, иди ищи и шире открой свои глаза, ты уже давно матрос, а не какой-то береговой кружковец − салажонок», и снова побегал по палубам. Нет голубятни и всё, подходит к боцману с вопросом: «Будьте добры, покажите пожалуйста, где находится судовая голубятня», а он громко: «Ищи, а то поприсылали нам пополнение − ничего не знают». Вновь поиски, уже собралась команда, улыбается, кто-то доложил капитану, он вышел на помощь стажёру и говорит: «Вот деды флотские нашлись, голубями они называют куски бумаги, что в туалетной корзине. Пошутили они. Ну, я им дам по заслугам». Смотрит вокруг − никого из команды нет, только стажёр со шваброй.

Так взрослел наш будущий чиф, взрослел долго, пятнадцать лет. Успел за эти пятнадцать лет много, женился на весёлой и щуплой девочке, которая ходила с ним в школу. Присмотрел он в юности первую свою девочку, и стала она ему на всю жизнь верной женой-морячкой. Дальше учиться всё не было времени и желания, но веление отца, уже давно покинувшего этот мир, надо выполнять. Он при каждой встрече говорил, что надо учиться, ты очень способный, но немного с ленцой». И, наконец, решившись, едет в приморский город, поступает в высшее мореходное училище и каждый раз, приходя из рейса, готовит контрольные работы и едет сдавать очередные экзамены. Трудно было шесть лет так жить, но рядом школьная подруга всеми силами помогала не упасть духом.

Настали долгожданные государственные экзамены − и на руках диплом. Диплом зрелого, с пятнадцатью годами морского стажа моряка, а дальше… За короткий, по морским понятиям, отрезок времени продвижение по службе − четвёртый помощник капитана, третий, второй и, наконец, старший помощник.

Десятый день в переходе, вдали показалась земля, а через час приблизились к иностранному порту, подошёл катер лоцмана, и лоцман начал проводку нашего судна в акваторию порта, слышим громкий приказ по селектору старпома: «Швартовой команде аврал. Швартовой команде аврал. Всем стать по швартовому расписанию!», и закипела трудная и ответственная работа − необходимо осторожно зайти в порт, вокруг много кораблей, рассчитать скорость своего и соседних судов, столкновения не должно быть, подойти к причалу и канатами привязать громадную железную махину к толстым столбам, находящимся на земле, а дальше пограничники, таможенники, заказчики товара. Судно разгружается день-два, а затем получаем новый груз и идём в другой порт, переход неделю, и всё повторяется в очередной раз. Работают все слаженно, не может быть промахов, дисциплина идеальная, а отвечающий за любой порядок, рабочий или бытовой, один человек − старший помощник капитана.

Однажды пришли в свой порт за грузом, возвращается из увольнения матрос, весь какой-то потухший, грустный, с запахом алкоголя, я к нему с вопросом: «Что случилось?», и он рассказал, что жена в больнице, у сына семейные беспорядки, а в конце говорит, что всю ночь не спал, не мог заснуть, лежал в кровати, а любимая собака жалела, лизала мне лицо. Думаю, домашние проблемы, и психическое состояние матроса не позволяет ему продолжить рёйс. Подхожу к старшему помощнику капитана и докладываю, что матроса надо оставить на берегу, а он: «Что ты док, разберись и помоги человеку, позвони в больницу, ты же специалист по медицинским вопросам». Позвонил я в больницу, и коллеги заверили, что с женой матроса всё будет хорошо, а через неделю получает он телеграмму, что выписали жену. Психика моряка ранима, длительный рейс, работа без выходных, качка, шум, вибрация и громадная нервная нагрузка − всё это может вызвать различные психические расстройства и очень важно, чтобы семья это понимала. А как мы ждём телеграмм, переговоров, встреч с женой, детьми с надеждой, что у семьи и друзей всё хорошо, все живы и здоровы.

Заканчивается стоянка, а на судне необычное оживление, в кают-компании играют дети, много женщин, жён моряков, находимся в родном порту. Захожу в каюту моего флотского друга, а он сидит, уставившись в одну точку, на приветствие ответил грустно, а рядом, на всегда аккуратном прибранном столе − стопка документов и я не узнаю того, всегда весёлого и строгого друга, спрашиваю: «Тебе плохо?», долго молчал, потом тихо отвечает: «Так ждал своих, нет никого, что случилось?» Долго сидели, молчали, и я вспомнил, что слышал прогноз погоды по приёмнику − в той местности, где проживает семья, прошел циклон, большие снегопады, и рассказал ему, смотрю немного оживился, а через несколько часов после того, как ушли из порта, получает телеграмму, что жена не смогла доехать до железнодорожной станции, потому что машина застряла в снеговых заносах.

Позади уже третье море, вошли в Средиземное, и перед нами открылись красивые берега юга Турции, а через день заходим в порт назначения. И снова швартовка, власти, разгрузка.

Несколько моряков решили съездить посмотреть город, а мне особенно хотелось, так много прочитано о Турции, а тут такая удача. Языка ни турецкого, ни английского из собравшихся ребят никто хорошо не знает, решили уговорить старпома поехать с нами, а он: «Как без меня пройдут работы на судне?!», долго отпирался, рискнул, оставил вместо себя помощника, и мы поехали. Едем и видим: весна в разгаре, идут работы на полях, вокруг зелено − впервые я увидел деревья с апельсинами, мандаринами, лимонами. Знал, как они растут, но такой красоты не видел. Приехали прямо на турецкий базар, каждому надо купить домой какой-нибудь сувенир, подарок и себе что-нибудь, износились за рейс.

Впервые я на рынке в чужеземном городе. Поразил меня порядок. Приветливость продавцов, обилие фруктов, множество товаров, турецких и из других стран. Подходим к магазину, и тебя уже ждут у входа, предлагают войти просто посмотреть, бесплатно попить чайку, какая-то внутренняя сила притягивает зайти, посмотреть, купить. Долго ходили, приценивались, денег мало, а желания купить у нас много. Чиф говорит: «Я приметил один магазинчик, время увольнения кончается, а нам необходимо много приобрести, кто его знает, может, пойдём за грузом на родину, встретим своих». Зашли в магазин, и к нам сразу подошёл молодой человек, владелец магазина. Старпом на беглом английском объяснил, что бы мы хотели купить, появилась его жена и много предложила товаров. Подсчитали стоимость выбранного товара, денег у нас на половину, а купить всё хочется, и тут наш чиф начал торговаться, уже близко познакомился с семейной четой владельцев магазина, чай попивают вместе, всё считают товар и перекладывают с одной кучи на другую и наоборот. Думаю я: попробуй с чифом поторговаться на судне, будет тебе на орехи, а здесь… Торговались, торговались, и вдруг срывается мой друг с кресла и на выход из магазина, а хозяин бегом за ним и кричит на английском: «Согласен!».

Через час видим: идёт наш знакомый владелец магазина с друзьями по городу, показывают на чифа пальцем и много что-то объясняет своим попутчикам, а когда мы обратили внимание на них, он нам показал большой палец кверху, думаю, торговлей и общением все довольны − и хозяин, и мы.

Возвратились на судно, и снова один и тот же распорядок дня: подъём, работа, столовая, телевизор. В Румынии грузимся кукурузой, и снова бегает по судну старший помощник капитана. Никому не даёт покоя, уже и подчинённые стараются просто так на глаза не показываться: найдёт недостатки в работе и в быту. Все заняты, один я без дела, все здоровые, никто не болеет, стою у трапа, а рядом смуглый, с седой бородой румын, грузоотправитель. Всё время молчал, а тут на русском языке обращается ко мне, показывая на старшего помощника капитана, и говорит: «А, Чиф-атаман». Самая короткая характеристика моего друга.



Каталог: downloads -> books
downloads -> График проведения аттестации педагогических работников №
downloads -> Ғылыми кеңесшісі: тарих ғылымдарының докторы, профессор, Қр білім және ғылым министрлігінің Р
downloads -> Қазақстан Республикасының юнеско және исеско істері жөніндегі Ұлттық комиссиясы
downloads -> Жүйесінде пайдалану ТҰжырымдамасы алматы, 2004 ббк 74. 200. 52 Ш 21
downloads -> Қазақстан республикасы Білім және ғылым министрлігі
books -> -
books -> Н. В. Романовский «Хоровой словарь»
books -> Приключения алекса


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет