Религиозные культы антильских островов издательство



бет10/16
Дата17.05.2020
өлшемі5.7 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   16
7S

практикой, превращавшей священников в платных аген­тов сахарозаводчиков. Вот чем объясняются, сказал Каст­ро, пастырские послания, осуждающие национализацию!

20 дней спустя Фидель Кастро возвратился к этому вопросу на совещании, созванном Конфедерацией трудя­щихся Кубы. Революция не вмешивается в дела церкви, сказал премьер-министр, почему же церковники выступа­ют против политики революционного правительства?

Ряд священников-кубинцев выразил несогласие с контр­революционной деятельностью церковной иерархии. Например, священник Херман Ленсе неоднократно осуж­дал контрреволюционные действия епископата и призы­вал верующих поддержать правительство Фиделя Кастро. Все христиане, все кубинцы, говорил Ленсе, «приветству­ют руку помощи, протянутую нам русским народом в мо­мент, когда нас намеревались уничтожить западные дер­жавы, называющие себя христианскими, а в действитель­ности такими не являющиеся!»

Осудил действия контрреволюционеров и кубинский священник Мойсес Арренчеа-е-Итурральде. В одном из своих заявлений представителям печати он сказал: «На уг­розы американцев мы ответили национализацией их моно­полий. Даже кошки защищаются, когда на них нападают, как же не защищаться нам! В Соединенных Штатах гово­рят, что я коммунистический священник. Мне все равно. Если того требует защита Кубы, то это меня не волнует. Меня интересует судьба Кубы, и пусть знают, что я сдам­ся последний»42.

Епископат, действуя в угоду врагам кубинского наро­да, осудил деятельность священников-патриотов. Священ­ник Ленсе был отлучен от церкви. Комментируя это реше­ние церковных властей, Фидель Кастро сказал: «Они не отлучают от церкви испанских священников, поддержи­вающих диктатуру (Франко.— И. Л.), ни тех, кто совер­шает убийства в Алжире, ни тех, кто заключил в тюрьму Лумумбу, ни кардинала Спеллмана, этот рупор империа­лизма, ни тех, кто здесь подбрасывает бомбы. Они хотят отлучить от церкви нашего священника, который стоит на стороне революции неимущих...»43

Таких, как священник Ленсе, было меньшинство в ку­бинском духовенстве. Как заявил арестованный властями' Рейнольде Гонсалес, руководитель подпольной клерикаль­ной подрывной организации «Революционное народное

76



Проповедует против кубинской революции. Худ. Адижио, 1961 г.

движение», 95% всех церковников на Кубе поддерживало контрреволюцию44.

Провозглашение кубинским правительством 1961 года «годом просвещения», принятие обширной программы лик­видации неграмотности, строительства школ, распростра­нения научных знаний среди широких масс кубинских трудящихся — все это вызвало новый взрыв ненависти в стане контрреволюции и ее союзников — церковников.

Епископы вновь потребовали подчинить церковному контролю народное просвещение на Кубе. Все эти заявле­ния, писал видный деятель революционного движения

77

Блас Рока, о правах и обязанностях церкви воспитывать молодое поколение противоречат деятельности церкви как в колониальный, так и в республиканский период истории Кубы, когда церковь выступала в роли союзницы господ­ствующих классов. «Если церковь считает своим долгом воспитывать молодежь, то почему она в течение столь длительного периода не выполняла своего долга и допусти­ла, чтобы значительная часть кубинского населения оста­валась неграмотной? Почему только теперь, когда револю­ционное правительство предпринимает все необходимые практические меры для ликвидации неграмотности и под­нятия культурного и образовательного уровня народа, эти господа припоминают об обязанностях и «правах» церкви воспитывать детей?»45

В феврале 1961 г. церковники безуспешно пытались спровоцировать антиправительственную забастовку уча­щихся средних учебных заведений страны. Учащиеся от­ветили контрреволюционерам многотысячными демонстра­циями в поддержку правительства Фиделя Кастро. Гран­диозная манифестация в Гаване свидетельствовала о не­преклонной решимости учащейся молодежи отстаивать завоевания революции, в тесном единстве с правительст­вом и всем народом Кубы бороться за расцвет экономики и культуры своей страны, укреплять ее оборону. Демонст­рация прошла под лозунгом «Труд, учение, винтовка!» Перед участниками демонстрации выступили президент Дортикос, члены кубинского правительства.

17 апреля в районе Плайя-Хирон на кубинскую землю вторглись банды наемников. Их сопровождали церковни­ки. В плен попали четыре священника-фалангиста. Как выяснилось после разгрома наемников, многие из них были активными членами католических организаций. Гла­варь наемников Артиме заявил на суде, что демохристиан-ская организация входила в общий шта,б контрреволюции, занимаясь оргвопросами и пропагандой.

В первомайской речи 1961 г. Фидель Кастро зачитал воззвание «духовного» наставника наемников. Вот что пи­сал этот предатель в сутане: «Руководитель этой церков­ной службы в бригаде нападения*, высокочтимый отец Исмаоль де Луго, капуцин, от своего имени и от имени

* Так именовали себя наемники, высадившиеся в районе Плайя-Хирон.

78

остальных капелланов обращается к народу, к католиче­скому народу Кубы со словами: «Внимание, внимание, кубинские католики: освободительные силы высадились на кубинском побережье; мы пришли во имя божье, во имя справедливости и демократии восстановить попранное право, растоптанную свободу, преследуемую и оклеветан­ную религию» 46.

Фидель Кастро квалифицировал это «духовное посла­ние» как ложь и клевету. Участие церковников в высадке наемников, сказал он, означало намерение испанских и фа­шистских духовников вести на острове войну против ку бинской революции. Правительство было вынуждено на это ответить законом, запрещающим пребывание на Кубе священников-иностранцев, если они относятся к револю­ции нелояльно. «Священник,— подчеркнул Фидель Каст­ро,— который оказался честным, который не боролся про тив революции, не принимал участия в контрреволюци­онной деятельности,— этот священник может просить раз­решения остаться на Кубе, и правительство, если сочтет целесообразным, сможет предоставить ему такую возмож­ность, ведь есть некоторые иностранные священники, со­ставляющие исключение, они не занимали враждебной по­зиции по отношению к революции, но, как правило, мы сталкиваемся с обратным явлением»47.

Правительство, кроме того, решило национализировать частные школы и высшие учебные заведения, многие из которых использовались реакционными церковниками для контрреволюционных вылазок. Национализация частных школ делала просвещение подлинно светским и закрепля­ла отделение церкви от государства.

Высылку контрреволюционных церковников правитель­ство отложило, ожидая, что они одумаются и прекратят свою преступную деятельность. Но ни разгром наемников на Плайя-Хирон, ни предупреждения Фиделя Кастро не возымели отрезвляющего действия на церковников. Они продолжали борьбу с правительством.

13 сентября 1961 г. Министерство внутренних дел рево­люционного правительства опубликовало специальное со­общение о контрреволюционных действиях церковных ие­рархов. В нем указывалось, что в борьбе против кубин­ской революции высшее духовенство всеми средствами пытается вызвать недовольство среди кубинского народа, утверждая, что на Кубе якобы преследуются верующие.

7?




Далее отмечалась активная контрреволюционная деятель­ность епископа Боса Масвидаля, его связь с наиболее ре­акционными кубинскими кругами. Он превратил церкви в склады оружия и взрывчатых веществ для контрреволю­ционеров и в места тайных сборищ весьма далеких от ре­лигии, элементов. Епископ создал сеть контрреволюцион­ных организаций по всей стране, поставив во главе их свя­щенников, связанных с Центральным разведывательным управлением США. Он руководил работой высшей като­лической иерархии по организации террористических вы­ступлений, актов саботажа и т. п. Клерикальные органи­зации «Католическое университетское действие», «Католи­ческая рабочая молодежь» и другие были превращены им в активные заговорщические центры. Для этой же цели он в свое время созывал национальный конгресс католи­ков. Под его руководством церковь организовала многочи­сленные выступления и провокационные акты в различ­ных церквах столицы, направленные на дискредитацию революции и свержение революционного правительства Он принимал непосредственное участие в подготовке импе­риалистической агрессии на Плайя-Хирон в апреле 1961 г. и в попытке похитить кубинский самолет 9 августа того же года. Подрывные группы клерикалов получили раз­личные виды оружия и рассредоточили его по стране. Эти действия церковников неизменно сопровождались актами террора и саботажа в ряде провинций.

Несмотря на разрешение революционного правитель­ства отметить 10 сентября 1961 г., как и в предыдущие годы, католический праздник «дня милосердия», Боса Мас-видаль в этот день заявил, что власти будто бы отказались разрешить празднование. Ложь епископа была немедленно разоблачена в заявлении революционного правительства, переданном по радио и телевидению. Верующие узнали правду. Накануне Боса Масвидаль был предупрежден о том, что власти больше не потерпят его контрреволюцион­ных вылазок. Тем не менее вечером 10 сентября епископ организовал в одной из церквей сборище контрреволюцио­неров, закончившееся провокационным столкновением, в результате которого был убит один рабочий и ранено не­сколько человек. В заключение в сообщении указывалось, что контрреволюционные провокации с человеческими жертвами были организованы и в ряде других мест страны в момент, когда там отмечался «день милосердия».

Изгнание церковников-фалангистов с Кубы. Худ Ритин, 1?61 г.

Так как в этих контрреволюционных атаках главным образом участвовали церковники-иностранцы (испанцы и североамериканцы), то кубинское правительство было вы­нуждено декретировать их высылку из страны. В числе высланных были и епископ Боса Масвидаль.

Следует отметить, что многие из высланных священни­ков спустя некоторое время обратились к правительству с просьбой разрешить им вернуться на Кубу. Правитель­ство, учитывая их обязательство не участвовать в полити­ческой деятельности, удовлетворило просьбу. Кроме того, была гарантирована неприкосновенность церковной соб­ственности и возвращены церковным властям драгоцен­ности и предметы культа, которые находились в часовнях национализированных частных учебных заведений.

Подрывная деятельность реакционного духовенства по­терпела поражение. Подавляющая масса верующих выска­залась за революцию. Все это вынудило церковную иерар­хию пересмотреть свое отношение к кубинской революции, по крайней мере формально отказаться от активной контр­революционной деятельности. Такая смена курса в церков­ной ориентации позволила правительству установить нор­мальные отношения с духовенством католической и про-

81





FIESTA ШШ

тестантских церквей. «Революция,— заявил Фидель Кастро в своем выступлении перед студентами Гаванского университета 13 марта 1963 г.,—твердо придерживалась принципа, предусматривающего уважение к религиозным верованиям каждого гражданина и к исполнению им обря­дов. Революция не захватывала церквей, не закрывала их, не препятствовала деятельности ни одного священника, если только он выполнял чисто религиозные функции, я конфликты между революцией и католической церковью начали исчезать». Этому способствовало в первую очередь то обстоятельство, что враждебно настроенные к револю­ции церковники не нашли сочувствия в массе верующих. Не получили они поддержки и со стороны тогдашнего главы католической церкви папы Иоанна XXIII, который, вопреки нажиму реакционных церковников, отказался пор­вать отношения с революционной Кубой или санкциони­ровать клеветническую кампанию против нее.

Правительство на Кубе не ограничивает церковную деятельность духовенства. Пресекаются только контррево­люционные выступления клира. Таким образом, отделение церкви от государства на Кубе стало не только формаль­ным, но и фактическим, чем было осуществлено еще одно чаяние кубинских патриотов, боровшихся на протяжении многих десятилетий за подлинно светскую школу и под­линно светское государство.

Однако империалисты и их контрреволюционные ма­рионетки не отказались от использования религии в борь­бе против кубинской революции. Находящиеся за рубе­жом клерикалы, в их числе и прелат Боса Масвидаль, продолжают кампанию лжи и клеветы против революци­онной Кубы. За рубежом действует ряд «демохристиан-ских» контрреволюционных центров. Агент Центрального разведывательного управления США Клементе Инклан Вернер, арестованный в 1963 г. кубинскими властями, рас­сказал по телевидению об участии эмигрантских клери­кальных организаций в подрывной деятельности.

Империалисты стремятся использовать в контрреволю­ционных целях протестантских сектантов. Основным ору­дием империалистов сегодня, заявил Фидель Кастро 13 марта 1963 г., являются главным образом три секты: иеговисты, евангелическая община Гедеона и пятидесят­ники. Деятельность этих сект направляется непосредст­венно из США, их руководители действуют как агенты Центрального разведывательного управления. Сектантские




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   16


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет