Религиозные культы антильских островов издательство



бет16/16
Дата17.05.2020
өлшемі5.7 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16
139

Месяц спустя посвященный устраивает праздник, на котором ему моют голову специальной настойкой из раз­ных трав. Эта церемония называется дайсуну. В тот же или на следующий день над ним совершается другой об­ряд — сингбере (надрезывание головы). После общей молитвы и пения в честь божества новообращенному бритвой наносят по три или пять небольших надрезов на лбу, груди, плечах. Раны замазываются специальной па­стой, приготовляемой из семян красного перца, охры, мух и яичной скорлупы и настойки, которая употреблялась для мытья головы.

В религиозных церемониях в честь Шанго большое значение имеет пляска, совершаемая под звуки барабанов типа бата. Это та же пляска, что и у сантеро: танцующие в нарастающем темпе двигаются взад-вперед, притопты­вают, приседают, хлопают в ладоши, качаются, поют, пока на них не снизойдет «сила» — божество. Тогда их движе­ния становятся резкими, темп пляски нарастает, они на­чинают стонать и говорить на «неизвестном языке», ка­таться по полу, обнимать и трясти руки других участни­ков церемонии.

После пляски, которая длится несколько часов, со­вершается обряд жертвоприношения богам. Режут пету­хов, коз, овечек, черепах и реже бычков. Амомба варит мясо с рисом и другими приправами, часть еды препод­носится богам, а остальное съедают участники праздника.

Прогрессивный тринидадский писатель Ральф де Буассьер в своем романе «Жемчужина короны» так опи­сывает одну из церемоний секты Шанго, в которой уча­ствуют герои книги Кассандра Уолкотт и ее друг Попито:

«... Они гуськом поднимались по узкой тропинке, ве­дущей в гору. Грохот барабанов становился все слыш­нее. Их характерный, синкопированный, призывный ритм возбуждающе подействовал на женщин... Из темноты вдруг резко выступили темные купы деревьев и красный грунт тропинки. От колеблющегося и скачущего язычка пламени деревья, казалось, причудливо извивались и плясали в такт прерывистой барабанной дроби.

На холме, за хижиной жреца, стоял крытый соломой бамбуковый навес. Под ним, тесно сгрудившись по краям, стояли и сидели люди. Неподалеку, под манговым дере­вом, было установлено изображение девы Марии... Перед ним горели свечи и какая-то женщина отбивала низкие

140
поклоны, касаясь лбом земли. Оглушительно грохотали барабаны...

Глядя вперед широко открытыми, немигающими гла­зами, взгляд которых, казалось, пронизывал каждого на­сквозь и вместе с тем был устремлен куда-то за пределы видимого, с выпяченной вперед нижней челюстью, жрец-хоунбонор прохаживался по кругу гордой и величавой походкой, словно божество, привыкшее внушать священ­ный трепет; дыхание с шумом вырывалось из его полу­открытого толстогубого рта. Он что-то сказал Касси...

Касси подала жрецу сосуд из полой продолговатой тыквы, наполненный водой. Жрец покропил водой землю у ее босых ног и позади нее, брызнул во все четыре угла навеса и пошел к выходу, молящиеся почтительно и то­ропливо расступились перед ним.

Джим, поди сюда, мальчик. Я устал,— сказал чело­век, бивший в самый большой барабан, прозванный «Ма­мой», и вытер взмокшую седую голову.

Джим сменил его. Старик с шишковатым бритым че­репом хриплым голосом пел на африканском диалекте. Ему вторили женщины. Снова забили барабаны, и соб­равшиеся запели хором.

Не переставая петь, Касси подала Попито трещотку из полой тыквы и знаком велела трясти ее — существо­вало поверье, что шум трещотки отпугивает духов и не позволяет им вселиться в человека. Соседка Попито, за­крыв глаза, самозабвенно пела. Ребенок на ее коленях крепко спал.

Ритм музыки становился все чаще, все быстрее. Каза­лось, весь мир наполнился сейчас грохотом барабанов, и их удары сыпались на Попито, как удары хлыста. Они болью отдавались в голове, заставляли содрогаться всем телом, и странное, захватывающее чувство оцепенения нашло на него. И, как раз когда ему показалось, что он больше не может, что он должен бежать отсюда, от этих ударов, причиняющих такую боль, барабаны и пение внезапно умолкли. Старик с бритой головой затянул но­вую песню. И барабаны забили снова. Чувствуя себя очень глупо, Попито вместе со всеми встряхивал тре­щоткой в такт ударам барабанов. Он понял, что все чего-то ждут. Его соседка с ребенком на коленях пожалова­лась:

Дух не так-то силен сегодня.

141

Женщины с сонным видом поплотнее закутывались в шали.

Но вот опять вышел старик барабанщик и, вытерев с губ капли рома, уверенно обхватил коленями «Маму». Бритоголовый старик хриплым голосом издавал протяж­ные дрожащие звуки на чужом и вместе с тем странно знакомом Попито языке, устремив перед собой неподвиж­ный взгляд, словно видел то, о чем пел.

Пойте все! Пойте! — выкрикивал он, рассерженный
не столько нестройным пением, сколько тем, что у него са­
мого такой слабый и дребезжащий голос. Он снова затя­
нул песню, на этот раз не такую печальную и тягучую,
и все, кто был под навесом, подхватили новый несложный
мотив:

А-а, ку-у, ла-ла-а, Л а гу-у, ла и-й-а-а!

Старик барабанщик, низко склонившись над бараба­ном, с ожесточением колотил в него.

Бам, м'бам! Бам-бам-бам! Вам! Бам-бам! М'бам!
Он почти вплотную прижался к барабану своей седой

взмокшей от пота головой и слушал то, что лишь ему од­ному говорило гудевшее барабанье нутро. Его черные, как бусинки, глазки быстро пробежали по рядам моля­щихся и остановились на Касси.

Касси больше не пела. Она сидела, уставившись неви­дящими глазами в земляной пол. Попито понял, что сейчас для нее существует лишь призывный гул «Мамы». Внезапно по телу ее пробежала дрожь. Все мгновенно умолкли и расступились, давая ей место. И вдруг Касси, сделав сильный прыжок вверх, изо всей силы грохнулась лицом оземь. Попито в ужасе вскочил, но его оттолкнули назад. Ритм музыки участился. Извиваясь в конвульсиях, Кассандра каталась по полу.

Абобо! Або-бо-бо-бо! — все более возбуждаясь, вы­
крикивали люди, прихлопывая ладонями по губам. Про­
должая петь, женщины кое-как подняли Касси на ноги.
Она шаталась, как пьяная. Попито почти бессознательно
отметил, что на лице Касси не было ни единой ссадины
или царапины. Его больно поразило то, что перед ним
теперь была не прежняя Кассандра Уолкотт. Кто-то чужой
и незнакомый глядел на него остановившимся взглядом.
Женщины торопливо вынули из волос Касси все шпиль-

142

ки, освободили ее платье от булавок и крепко повязали ее у пояса куском красной материи. Широко расставив ноги, Касси сделала два судорожных шага вперед, пошат­нулась, застонала, дерзким жестом подбоченилась, а за­тем, прижав руки к вискам, вдруг бросилась вперед и плашмя упала на барабаны.

Грохот барабанов и пение мгновенно смолкли. Слыша­лось лишь шумное дыхание Касси. Старик барабанщик, игравший на «Маме», боялся коснуться одержимой, ле­жавшей у него на коленях. Он взглянул на одну из стояв­ших поблизости женщин. Она быстро подошла и подняла Касси. Падая, Касси уронила одну из поставленных перед барабанами горящих свечей. Прежде чем опять зажечь свечу, женщина ладонью коснулась земли.

Музыканты снова бешено заколотили в барабаны. А-а, ку-у, ла-ла-а, Ла гу-у, ла и-й-а-а!

Присутствующие в каком-то исступлении повторяли

три ноты:

До, до, ми, ми, Ми, ре, ре, до!

Маленькая девочка сладко спала на коленях у соседки Попито. Она немного сползла с колен матери, рот ее был полуоткрыт, а шапочка упала на лицо и почти совсем за­крыла глаза с длинными ресницами.

Пение напоминало восторженное чествование боже­ства, сошедшего на землю в образе Кассандры Уолкотт. Теперь Касси плясала, но не так, как плясал до нее жрец, а яростно и исступленно, вся извиваясь и подавшись кор­пусом вперед, словно подгоняемая ударами хлыста или терзаемая невыносимой мукой. С неподдельной грацией быстро перебирала она босыми, покрытыми пылью ногами, выделывая замысловатые па на земляном полу.

Но теперь безумный взгляд старика барабанщика был устремлен в другой конец сарая, где перед кем-то в почти­тельном страхе расступилась толпа.

Вперед вышел жрец с зажженной свечой на голове, с внушающим ужас остановившимся взглядом, устремлен­ным, казалось, в никуда и вместе с тем все видящим и подмечающим вокруг.

Какой-то юноша свалился со скамьи и забился на зем­ле, как петух с отрезанной головой. Несколько человек

143

быстро сняли с него ботинки. Барабанная дробь стала еще более неистовой. Зрители стояли на ящиках, забирались друг другу на плечи и, открыв рты и обмениваясь корот­кими замечаниями, глядели на пляшущих. Слабый свет бамбуковых фонариков усугублял выражение священного ужаса на их возбужденных лицах.

Барабаны умолки только тогда, когда старик барабан­щик, бивший в «Маму», совсем обессилел. Касси, шатаясь, покинула навес. Так как она долго не возвращалась, а барабаны забили снова, Попито пошел искать ее. Он нашел ее распростертой на земле перед изображением Богороди­цы и совсем уже догоревшими и оплывшими свечами. Оглянувшись вокруг и убедившись, что на них никто не смотрит, он подошел к Касси и потряс ее за плечо.

Касси? — сказал он нерешительно.

И будто оборвалась какая-то нить. Словно пробудив­шись от сна, на него взглянула прежняя Касси, которую он знал в течение всех этих месяцев.

Что случилось? Ты здорова?

Она перекрестилась, отряхнула платье и, пытаясь скрыть явное смущение, ответила:

Подожди, я сейчас.

Касси убежала в хижину жреца, чтобы привести себя в порядок, а Попито остался ждать ее в темноте...» 77

Последователи Шанго считают, что кроме души (поло­жительного начала), существует ее тень (греховное нача­ло) ; болезни — проявление власти злого духа, изгнание которого из тела производится при помощи добрых богов. Американский этнограф Джордж Итон Симеон, иссле­довавший культ Шанго на Тринидаде, отмечает, что этот культ складывается из следующих составных частей.

Неизменные африканские элементы: вера в сверхъ­естественные существа, которые вмешиваются в жизнь людей; значение ритма и полиритма; музыка барабанов и шумовых инструментов; хлопанье в ладоши и притопты­вание; ритуальные пляски; проявление могущества богов через предоставление лекарственных снадобий больным; жертвоприношение животных; вера в силу «громовых стрел»; церемониальные мечи; подношение еды богам.

Измененные африканские элементы (к старым афри­канским понятиям прибавлялись новые элементы): вера во множество богов, новые черты у ряда африканских божеств, публичное вселение духа в человека; множест-144

венное понятие души; использование духов умерших; святилища; гадание на орехах кола; новые элементы в обряде посвящения; негармоничное пение; перекресток дорог как избранное место для магических действий; ис­пользование в культовых церемониях камней, листьев, крови и змей; понятие, что ничто не является полностью плохим и ничто — полностью хорошим.

Синкретизм: ритуальное использование воды; много­численные погребальные церемонии; широкое использо­вание заговоров; гороскопы; вера в ведьм; использование снов в гадании.

Европейские заимствования и реинтерпретация евро­пейских религиозных элементов, таких, как Библия, като­лические молитвы, изображения католических святых; чет­ки; троекратное окропление водой; молитвы баптистского толка; магические книги; крест и распятие; свечи; фимиам; пастырский посох; ключи; флаги, украшенные буквами; га­дание на стеклянном шаре, стакане воды или пламени свечи.

В последние годы наблюдается известное срастание культов Шанго и духовных баптистов (крикунов), моле­ния которых шлеют якобы лечебное значение. Часты слу­чаи, когда один и тот же амомба справляет культовое дей­ство и в секте Шанго, и в секте крикунов. Однако оба культа в последние годы не могут похвастаться успехами. Провозглашение независимости, экономическое развитие страны, рост городского населения, развитие начального образования — эти и другие факторы способствуют отходу верующих от всевозможных культов. «Несомненно,— отме­чает Джордж Итон Симпсон,— что влияние старых веро­ваний в известной степени подорвано и амомбы уже не пользуются таким широким уважением, как в прошлом» "

78

Большинство (около 75%) проживающих на Трини­даде индийцев говорят кроме английского на хиндустани, около 75% из них исповедуют индуизм, остальные мусуль­манство. Они — вест-индцы второго или третьего поколе­ния. Различия в происхождении (различные районы Ин­дии) в значительной степени сглажены, они чувствуют себя не пенджабцами или бенгальцами, а индийцами. Как отмечает советский исследователь А. Д. Дридзо, в зна­чительной мере этому способствует чувство национальной солидарности, возникшее у них вдали от родины79.

145








Так как среди завезенных на остров индийцев было мало представителей высших каст и так как условия труда на плантациях были для всех каст одинаковы, то со вре­менем отпали многие кастовые табу, в том числе кастовая эндогамия — следствие того, что среди индийцев на ост­рове в течение многих лет преобладали мужчины. Отсю­да распространение разводов и вторичных браков и сме­шанных индийско-негритянских браков.

Индуизм в результате подневольного труда индийцев на Тринидаде претерпел весьма существенные изменения. Многие индуистские обряды под влиянием господствую­щей католической религии подверглись синкретизации. Английские колонизаторы запрещали сжигать трупы, как того требует индуистская религия, и ее последователи были вынуждены хоронить покойников в земле, переняв у католиков обычай зажигать свечи на могилах предков в день всех святых. В то же время погребальные молитвы остались те же, что употреблялись и при кремациях. Мно­гие индуисты постоянно посещают католические богослу­жения.

С другой стороны, индуисты оказывают весьма замет­ное влияние на негров — последователей секты Шанго, в особенности в тех районах, где индуисты составляют большинство населения. Негры заимствуют у индуистов свадебный церемониал, нанимают индийских пандигов (лиц, знающих священные санскритские тексты) для со­вершения своих молений. Негры и мулаты участвуют в празднике «Рамлила»,— десятидневной мистерии на сюжет «Рамаяны», хотя играют они лишь отрицательных персонажей, темнокожих врагов Рамы. Негры часто обра­щаются к индийским знахарям, а индийцы — к обиаменам.

На Тринидаде преобладают две индуистские секты — Дхарма Махаа Сабха и Сеунераин, или Сива Нарайани. Последователи первой поклоняются богу-обезьяне (Ха-нуман Пужа), читают священные книги Рамаяны и справляют праздники Дивали. Молебны в честь Ханумана проводятся, как правило, по субботам, с участием священ­ника-брахмана. Последователи секты верят, что Хануман может наделить их властью, богатством, здоровьем, воз­нести их душу на небо. Чтение стихов из Рамаяны сле­дует за молебном в честь Ханумана. Праздник Дивали в честь богини Лакшми проводится в ноябре.

Кроме традиционных индуистов, на Тринидаде имеют-

146

ся группы приверженцев возникшей в XV в. в Индии секты кабириантхи, отрицающей кастовые различия, идо­лов, всякую обрядность. Имеются последователи другой монотеистической секты, основанной в Индии в 1877 г.,— Арья Самадж.

Среди индуистов и верующих других культов шлроко распространено поверие в магическую силу «дурного гла­за» (мальжо, креольская версия испанского mal de ojo), для борьбы с которым совершаются специальные экзерсисы как брахманами, муллами, так и обиаменами.

В народе верят также в существование ведьмы — су-куйон, находящейся в связи с дьяволом, летающей ночью и сосущей кровь людей и животных. Эти народные пове-рия носят на себе следы синкретизма, в них явственно прослеживается европейская традиция.

Только около 15% индийцев, живущих на Тринидаде, исповедуют мусульманство. Хотя большинство мусуль­ман— сунниты (ханифиты), один из главных их празд­ников, как и среди индийцев Ямайки, является Мохаррам шиитского происхождения. Здесь его называют Hosse festival — праздник Хасана. Мохаррам на Тринидаде при­обрел карнавальные черты. В нем активно участвуют негры и мулаты, они вместе с индийцами строят Тадж — больших размеров сооружение из бумаги и бамбука, кото­рое несут во время процессии в честь Мохаррама.

Христианство (католичество и протестантские секты) получило весьма широкое распространение среди индий­ского и негритянского населения Тринидада. Переход в религию колонизаторов открывал цветному возможность получить лучше оплачиваемую работу, стать мелким чи­новником в управленческом аппарате.

Тринидадские индийцы сохраняют в своей пище мно­гие национальные блюда — роти, дхальпури (виды хлеб­цев), керри (рис с острой приправой) и другие, которые потребляются также негритянским населением и фигу­рируют у последнего в приношениях предкам (так назы­ваемый родительский стол). Несмотря на традиционные запреты и ограничения, большинство тринидадцев-инду-истов потребляет в пищу мясо, мусульмане же продолжа­ют воздерживаться от свинины. Свадебные угощения у индуистов, как правило, не содержат мяса. Некоторые из этих пищевых запретов сохраняют и индийцы-христиане, особенно в первом поколении 80.

147

В начале XX в. на Тринидаде были открыты большие запасы нефти. Кроме того, озеро Пич-лейк — одно из круп­нейших в мире естественных хранилищ асфальта. Трини­дад, как и в прошлом, продолжает поставлять Англии дешевый сахар. Но население острова живет в нищете. Не­смотря на провозглашение независимости, национальные богатства страны продолжают оставаться в руках иност­ранных монополий. Хозяин тришгдадского сахара — по-прежнему английская монополия «Тэйт энд лайл». Трини-дадская нефть и нефтеперегонные заводы, перерабатываю­щие в год свыше 20 млн. тонн нефти,— в руках американ­ского нефтяного спрута «Тексако». Внешняя торговля острова контролируется английскими и американскими фирмами. На острове мощная военно-морская база США.

Из всех злых духов, в существование которых верят местные жители, единственно реальным и подлинно опас­ным является «дух колониализма», все еще причиняющий огромные бедствия населению Тринидада и Тобаго.

«Освободиться политически и даже экономически — это еще далеко не все,— заявил в 1965 г. премьер-министр Эрик Уильяме посетившему его советскому журналисту Виталию Кобышу.— Наследие колониализма прочно засе­ло в самом сознании людей. Не все пока чувствуют себя хозяевами своей страны, у многих еще нет чувства ответ­ственности за ее судьбы. Над этим тоже приходится мно­го работать, мы вообще вынуждены много работать»SI.

Народу Тринидада и Тобаго предстоит еще преодолеть много препятствий в борьбе за свое светлое будущее...

да


Привидения на Мартинике и Гваделупе


А



нтильские острова Мартиника и Гваделупа были завоеваны в

XVII в. французами, которые, следуя примеру англичан и испанцев, стали ввозить на них африканцев-рабов для работы на сахарных плантациях. В XVIII в. на оба остро­ва из Африки было ввезено свыше 200 тысяч рабов.

Как и на других Антильских островах, на Мартинике и Гваделупе рабы неоднократно поднимали восстания про-

148

тив своих поработителей, но терпели поражения. Хотя во время Французской революции Конвент отменил рабство, плантаторы отказались отпустить рабов на свободу. Это вы­звало новое восстание рабов на Гваделупе под руководст­вом Луи Дельгре. Однако и это восстание потерпело по­ражение. Рабство на Мартинике и Гваделупе было отмене­но только в 1848 г. После освобождения рабов плантаторы стали ввозить на острова в качестве дешевой рабочей си­лы законтрактованных рабочих из Азии. В XIX в. было вве­зено на оба острова несколько десятков тысяч индийцев, около тысячи китайцев и 500 аннамитов — вьетнамцев. По­давляющее большинство из них смешалось с местным не­гритянским населением.

В 1946 г. островам было предоставлено право департа­ментов Франции, но от этого мало что изменилось в их по­ложении. Экономика островов продолжает оставаться в ру­ках крупных французских монополий, политическая же жизнь, как и прежде, контролируется французскими вла­стями.

В 1963 г. остров Мартиника насчитывал 303 тысячи жи­телей, а Гваделупа — 297 тысяч. Подавляющее большин­ство населения составляют негры или мулаты различных оттенков. Индийцев в «чистом» виде сохранилось всего не­сколько тысяч. Они исповедуют индуизм. Все остальное население считается католическим. Церковники заявля­ют, что Мартиника настолько пропитана католическим духом, что ее можно сравнить с лучшей епархией Франции. Нет ли в этом преувеличения, так ли обстоит дело в дейст­вительности, не осталось ли на этих островах следов древ­них африканских верований?

Исследователи указывают, что «цветная буржуазная интеллигенция настроена вольтериански, по крайней мере, это касается мужчин» 82. В народных же низах го­сподствуют суеверия, уходящие своими корнями в Аф­рику.

Среди населения распространена вера в существование различных духов, добрых и злых, обиталищем которых яв­ляются большие деревья, такие, как сейба — дерево, изве­стное и почитаемое по той же причине в Тропической Аф­рике. На островах существует поверие, что сейба — место­жительство дьяволицы (гияблесс), появляющейся в пол­ночь или в полдень под видом красавицы-обольстительни­цы. Мужчине, который пойдет за ней следом, угрожает

149

смерть. На деревьях обитают w маленькие привидения — тит сапоти, которыми матери пугают непослушных детей.

По-видимому, чтобы обезопасить человека от действий злых духов, живущих в лесу, пуповину новорожденного, а также плаценту матери закапывают у основания како­го-нибудь куста или дерева, символическим собственни­ком которого становится новорожденный *.

В погребальном обряде также сохранились элементы африканских обычаев и верований. Отпевание мертвеца носит характер веселого пиршества, на которое собирают­ся все друзья и соседи усопшего. Церемонией руководит своего рода тамада — краке, рассказывающий веселые ис­тории, загадки, шутки и прибаутки. В праздник всех свя­тых родственники и друзья умерших устраивают поминки на кладбище, украшают цветами и горящими свечами мо­гилы, пьют ром и закусывают, поют песни.

Среди жителей Мартиники и Гваделупы широко рас­пространена вера в привидения — зомби, летающих ведьм — сукуняк (тринидадская версия — сукуйон), злых духов — антикри (антихрист), тит монс (маленький монстр). Антикри появляется на свет из яйца, снесенного черной курицей в страстную пятницу и «высиженного» человеком под мышкой. Этот омункул способен сглазить, украсть, шпионить и совершать другие пакости в интере­сах своего хозяина. Питается он только мясом, может со­жрать и человека, если ему отказать в пище, за что его называют также мудонгом — обжорой.

Но самыми могущественными считаются духи зомби — это нечистая сила, которая может принести человеку добро или зло. Зомби могут помочь найти клад, но за это требу­ют принести им кого-нибудь в жертву. Человек, имеющий связь с зомби, способен перевоплотиться на время в соба­ку, кошку или змею. Для этого ему необходимо смазать себя соответствующей заколдованной мазью, после чего он снимает с себя кожу, которую вешает у себя на гвоздь, ц выходит из дома через замочную скважину. Совершив какое-нибудь черное дело, зомбист тем же путем возвра­щается домой, где, надев кожу, обретает свое обычное со^ стояние.

Судя по некоторым данным, среди негров Мартиники и Гваделупы в прошлом имелись водуисты, однако воду-

* Этот обычай известен и в других частях земного шара, в том числе в Европе.

150

пстские обряды претерпели десакрализацию, отголоски их мы находим теперь только в карнавальных церемониях. Карнавальные пляски и танцы, которыми руководит ким-буасер (среднее между колдуном и церемониймейстером), сопровождаемые барабанным боем, нередко доводят до экстаза мужчин и женщин, которые ведут себя подобно одержимым «лошадям» в культе воду. Однако здесь этому явлению не придается какого-либо культового значения.

На Гваделупе в местности Шаги (район Капестерр) имеется индуистская часовня, посвященная культу боги­ни Майаме, которая ассоциируется, с одной стороны, с обо­жаемой Марией (Marie Aimee), т. е. с католическим культом девы Марии, с другой — с южноиндийским куль­том матери Смерти (Mariyammei) — богини оспы. В часов­не есть ее статуя из камня темного цвета, изображающая женщину с четырьмя руками. Она под белым покрывалом, открыто только лицо. В правой передней руке — шпага, в правой задней — изображение золотого диска, в левой пе­редней руке — букетик индийских лилий, в левой зад­ней — трезубец Шивы. В той же часовне висит на стене литография иконы, изображающая кубинскую Черную богоматерь из Монсеррата в окружении четырех служек и шести музыкантов. На алтаре стоит распятие, увенчан­ное лимоном: он должен отпугивать злых духов. Там же помещается изображение индийского бога Мал де Вилина (отождествляемого с католическим святым Михаилом) верхом на лошади, вооруженного луком и саблей и сопро­вождаемого петухом. В этой часовне периодически справ­ляются моления, называемые кумбулу, во время которых совершается жертвоприношение козла: ему одним ударом отсекают голову под пение религиозных индийских гим­нов. В этих молениях участвуют паломники — индуисты и католики, выпрашивающие у богини исцеления от болез­ней. Руководитель культа (gerant) — местный столяр, крестьянин-индиец. Эти детали указывают, что в данном случае мы имеем дело с нарождением индуистско-христи-анского синкретического культа.

Во время и в еще большей степени после второй миро­вой войны французские владения в карибском районе ста­ли объектом усиленной идеологической пропаганды со сто­роны Соединенных Штатов. На Мартинике и Гваделупе местные кино забиты американскими ковбойскими и ганг­стерскими фильмами, дублированными на французский

151

язык. При американском консулате в Фор- де-Франс откры­ты читальный зал, библиотека французских книг и филь­мотека. Американцы ведут на острове и религиозную про­паганду: оба острова наводнены проповедниками самых различных американских сект. Здесь представлены: Вест-Индская миссия, евангелическая баптистская антильская церковь (филиал Христианских миссий), церковь Иисуса Христа святых последних дней, евангелисты, свидетели Иеговы, методисты и в особенности адвентисты седьмого дня. Американские проповедники располагают- крупными денежными фондами, автотранспортом, помещениями. Сектанты пытаются проникнуть в народные низы, апел­лируют к неграм и индийцам. Особенное рвение проявля­ют адвентистские проповедники.

Но какую бы активность ни проявляли католические и протестантские церковники, как бы они ни пытались по­влиять на умонастроение масс, им не задержать нацио­нально-освободительного движения, которое с каждым го­дом все энергичнее проявляет себя на Мартинике и Гва­делупе. Жители этих островов полны решимости добиться ликвидации системы колониальной эксплуатации. И мож­но не сомневаться, что их борьба увенчается успехом.




Тропики без богов

В


течение столетий боги владели ду-1 шами жителей Антильских остро­вов, заставляли их повиноваться своим эксплуататорам, терпеть унижения и нищету, обещая призрачное счастье в потустороннем мире.

Афро-христианские культы, протестантские секты, ка­толическая религия — все религиозные верования держа­ли в темноте народы этого района и тормозили тем самым развитие национально-освободительного движения, котот рое одно может освободить их от пут невежества и экс­плуатации. Но ветры освободительной революции уже бу­шуют на Антильских островах. И по мере того как земные боги — латифундисты и плантаторы, диктаторы и империа­листы — теряют свою силу, падает авторитет и небесных владык. Народы теперь знают, что избавление придет не

1S2

на том свете, а на земле, и оно придет не по милости богов, а завоеванное их собственными руками.

Не было и нет более могущественной и грозной силы для антильских народов, чем душивший их империализм Англии и США. Мексиканский президент Порфприо Диас говорил: «До бога далеко, до Соединенных Штатов близ­ко!» От Антильских островов тоже рукой подать до США...

Времена безраздельного господства империалистов в этом районе уже прошли и никогда не вернутся. Народы поднялись на борьбу с империализмом и обрели в этой борьбе сознание своей собственной мощи и силы. Куба первой из антильских стран сорвала с себя оковы импе­риализма, стала подлинно свободной территорией на аме­риканском континенте. Уже восемь лет гордо реет над островом Свободы непобедимое знамя социализма, вдох­новляя народы Латинской Америки на борьбу за нацио­нальное освобождение...

Кубинская революция осуществила глубокие социаль­ные преобразования в интересах широких трудящихся масс. Революция покончила с продажной диктатурой Ба­тисты и других наемников Вашингтона, национализирова­ла собственность американских монополий, грабивших Кубу на протяжении десятилетий, осуществила аграрную реформу, создала новое, подлинно народное государство, где все средства производства являются общенародной собственностью. Освободившись от эксплуатации собствен­ной буржуазии и иностранных империалистов, кубинский народ под руководством своей Коммунистической партии начал строить новую, счастливую жизнь — социализм.

Огромных успехов достигла революционная Куба в об­ласти культуры. В течение только одного 1960 г. была ликвидирована неграмотность, выстроены тысячи новых школ, десятки тысяч детей трудящихся города и деревни, получив стипендии, смогли закончить среднее и высшее образование. В стране возникли новые культурные очаги —■ Академия наук, театры, консерватории и художественные училища; во много раз, по сравнению с дореволюционным положением, увеличились тиражи книг, развиваются ху­дожественная самодеятельность, спорт, растет сеть обще­доступных библиотек, улучшается санитарное состояние населения.

Все эти преобразования осуществлены в условиях не­прекращающейся борьбы с внутренней контрреволюцией

153

и с попытками империализма США задушить остров Сво­боды путем прямой вооруженной интервенции, как это было на Плайя-Хирон. Но революционная Куба выстояла, ее поддержали и поддерживают Советский Союз и другие социалистические страны, на ее стороне — народы Латин­ской Америки и всего мира, осуждающие и борющиеся с империализмом во всех его многоликих проявлениях. Международная поддержка революционной Кубы нашла свое яркое выражение на конференции солидарности наро­дов трех континентов — Азии, Африки и Латинской Аме­рики, состоявшейся в Гаване в январе 1966 г.

Шесть лет назад, в сентябре 1960 г., кубинский народ на своей первой генеральной ассамблее принял Гаванскую декларацию, осудившую преступления империалистов США и сформулировавшую следующие права трудящих­ся: крестьян — на владение землей; рабочих — на пользо­вание плодами своего труда; детей — на получение обра­зования; больных — на медицинское обслуживание; моло­дежи — на труд; юношества — на среднее и высшее образование; негров и индейцев — на расовое равенство; женщин — на гражданское, социальное и политическое ра­венство; престарелых — на обеспеченную старость; интел­лигенции — участвовать своими произведениями в борьбе за лучший мир; государств — на полный суверенитет, на национализацию империалистических монополий в целях возвращения национальных богатств и ресурсов и на сво­бодную торговлю со всеми народами мира; народов — на превращение своих военных крепостей в школы и на воо­ружение своих рабочих, крестьян, студентов, представите­лей интеллигенции, негров и индейцев, женщин, молоде­жи, стариков, всех угнетенных и эксплуатируемых для за­щиты своих интересов и своей судьбы83.

Эта программа отражает чаяния и стремления народов Антильских островов и всей Латинской Америки. Импе­риалисты США бессильны подавить национально-освобо­дительное движение латиноамериканских народов.

24 апреля 1965 г. произошло народное восстание про­тив ставленников Вашингтона в Доминиканской респуб­лике. Народ этой страны отстранил от власти клику про­дажных военных, потребовал восстановления конституци­онного порядка и демократа1 ских свобод, осуществления коренных политических и социальных реформ. Правитель­ство Соединенных Штатов, попирая международное право

154

и данное им самим обязательство воздерживаться от вмеша­тельства в дела латиноамериканских стран, ответило на события в Доминиканской республике вооруженной интер­венцией. Вашингтон послал против беззащитной антиль-ской республики около 20 тысяч вооруженных до зубов сол­дат, высадил на ее территории танки и тяжелую артилле­рию, стал бомбить ее города, убивать мирных жителей.

Американские империалисты пытались оправдать свои разбойничьи действия в Доминиканской республике якобы тем обстоятельством, что среди восставших имелись ком­мунисты. В действительности же войска США, как неод­нократно в прошлом, вторглись в Сан-Доминго, чтобы под­держать местных реакционеров и грубой силой обеспечить интересы американских монополий, эксплуатирующих до­миниканский народ и принадлежащие ему естественные бо­гатства этой страны. Но доминиканский народ не стал на колени перед вооруженным американским жандармом. Он продолжает свою героическую борьбу за свободу и национальную независимость.

Не сломить американскому империализму и волю к ос­вобождению гаитянского народа. Хотя его ставленник Дювалье продолжает чинить кровавые расправы над мест­ными жителями, ему не миновать участи Батисты и дру­гих тиранов, свергнутых волной народного гнева.

Новый там-там звучит в горах Гаити, призывающий к национальному и социальному освобождению. Об этом ярко и образно говорит гаитянский поэт Жак Ленуар:

О там-там,

Лирический вождь великой кумбиты *,

Ты песней скрепляешь

Кирпич грядущего Града,

И рабочие руки рождают

Мужество стачек

И деревья завтрашней жизни.

Весь народ поднимается

На могучих волнах твоей песни,

О там-там,—

И косынка свободы

Трепещет на вольном ветру84.

Кумбита объединение крестьян для совместной обработ­ки земли одного из них.

1S5





Народ Пуэрто-Рико — этой колонии Соединенных Шта­тов, все настойчивее требует независимости.

Ширится борьба населения Мартиники и Гваделупы против французских колонизаторов.

Народы Ямайки, Тринидада и Тобаго, Кюрасао и дру­гих островов Антильского архипелага продолжают высту­пать против Василия иностранных монополий, против вся­ческих проявлений неоколониализма.

Боги покидают Антильские острова. Боги предков, при­шедшие сюда из далеких Африки и Азии, доказали свою неспособность защитить своих последователей от рабства, нищеты и империалистического разбоя. Боги белых колони­заторов защищали только их интересы.

Народы древних Антил, как и народы всего мира, убе­ждаются в том, что не боги принесут им избавление от империализма, а они сами завоюют свободу и подлинную независимость и построят на этих райских по своей при­роде островах справедливую и мирную жизпь...

ЛИТЕРАТУРА

1 См. J. Н. В е n n e t Jr. Bondsmen and Bishops. Slavery and Ap-

prenticship in Codriangton Plantations of Barbados. 1710—1838. Berkeley and Los Angeles, 1958, p. 140—141.

2 См. Б. И. Ш а р е в с к а я. Старые и новые религии Тропиче-

ской и Южной Африки. М., 1964; П. У о р л с л и. Когда востру­бит труба (Исследование культов Карго в Меланезии). М., 1963.

3 Z. Pichardo Moya. Los aborigenes de las Antillas. Mexico

Buenos Aires, 1956, p. 11.

4 См. Е. Т a b i о, Е. R e y. Prehistoria de Cuba. La Habana, 1966.

5 «Куба. Историко-этнографические очерки». М., 1961, стр. 190.

6 «Пополь-Вух». Родословная владык Тотоми капапа. Пер. с языка

киче. Изд. подготовил Р. В. Кинжалов. М., 1959, стр. 13, а так­же стр. 197—199 (комментарии к слову «хуракан»).

7 Там же, стр. 17.

8 F. Ortiz. El Huracan. Mexico Buenos Aires, 1947, p. 517—519.

9 R. Herrera Fritot. Estudio de las hachas antillanas. La Ha-

bana, 1964, p. 49.

10 «Путешествия Христофора Колумба. Дневники. Письма. Доку-

менты». Пер. с исп. и комм. Я. М. Света. Ред. и вступ. статья И. П. Магидовича. М., 1956, стр. 510.

11 Там же, стр. 505—506.

12 Там же, стр. 517.

13 См. «Куба. Историко-этнографические очерки». М., 1961, стр. 196.

14 «Historia de la Nacion Cubana», t. I. La Habana, 1952, p. 151.

15 F. Ortiz. Historia de una pelea cubana contra los demonios. La

Habana, 1959, p. 317.

16 R. Guerra Sanchez. Azucar у poblacion en las Antillas. La

Habana, 1961, p. 30.

17 M. Moreno Fraginals. El Ingenio. El complejo economico

social cubano del azucar, t. I (1760—1860). La Habana, 1964, p. 482.

18 J. A. S а с о. Historia de la esclavitud desde los tiempos mas re-

motos hasta nuestros dias, t. IV. La Habana, 1937, p. 177.

19 R. R. M a d d e n. La Isla de Cuba. La Habana, 1964, p. 123—124.

20 G. Freyre. Brasil, An Interpretation. New York, 1945, p. 39.

21 F. Ortiz. La Hija cubana del Iluminismo. La Habana, 1943,

p. 64—65.

22 H. P о г t e 1 Vila. Historia de Cuba en sus relaciones con los

Estados Unidos у Espana, t. IV. La Habana, 1941, p. 97.

23 A. M. 3 о р и н а. Национально-освободительное движение на Ку-

бе в 1895—1898 гг.— «Ученые записки по новой и новейшей истории», вып. III. M., 1957, стр. 137.

157

24 «Hoy-Domingo», La Habana, 18.VII 1960.

25 Там же.

26 M. M. Ш е й н м а н. Ватикан и католицизм в конце XIX — на-

чале XX в. М., 1958, стр. 312—313.

27 Н. Portel Vila. Op. cit., p. 101.

28 Ibid., p. 540.

29 Ibidem.

30 A. G. Robinson. Cuba and the Intervention. New York 1905
- p. 328.

31 Op. cit., p. 330.

32 R. В a s t i d e. Les religions africains en Brasil. Paris, 1960, p. 67.
83 Ibid., p. 67-68.

34 Б. И. HI a p e в с к а я. Цит. соч., стр. 147—148.

35 W. R. В a s с о m. The focus of Cuban Santeria.— «South western

journal of Anthropology», 1950, vol. 6, № 1, p. 66—67. и С. A. Echanove T. La Santeria cubana.«Actas del Forlklore», 1961, № 1, p. 24.

37 L. Nelson. Rural Cuba. Minneapolis, 1950, p. 174—175.

38 «Noticias de Hoy», 17.XI 1959.

39 Ф. Кастро. Речи и выступления. М., 1960, стр. 509—510.

40 «ОЬга Revolucionaria». La Habana, 22.VII 1960, p. 24—29.

41 «Obra Revolucionaria», ll.VIII 1960, p. 33—37.

42 «Noticias de Hoy», 10.X 1960.

43 «Noticias de Hoy», 12.VIII 1960.

44 «Cuba Socialista», 1962, № 11, p. 12—13.

45 «Noticias de Hoy», 27.IX 1960.

46 Ф. Кастро. Речи и выступления. 1961—1963. М., 1963, стр. 194.

47 Там же, стр. 198.

48 «Noticias de Hoy», 14.111 1963.

49 «Noticias de Hoy», 29.111 1962.

60 М. М. Т u m i n with A. Feldman. Social Class and social chan­ge in Puerto Rico. Princeton, 1961, p. 58—59.

51 J. H. S h e w e e d and others. The People of Puerto Rico. A study

in social anthropology, University of Illinois. Press. 1956, p. 44.

52 Ch. С Rogler. Comerio. A study of a Puerto Rican Town. Law-

rence, Kansas. 1940, p. 147.

53 J. H. S h e w e e d. Op. cit., p. 243.

54 Пабло H e p у д а. Моя стихограмма в Санто-Доминго. Пер. Гр.

Кикодзе.— «Огонек», 1966, № 19. и Fr. С. U t г е г a, Episcopologio Dominicopolitano. Ciudad Trujillo,

1956, p. 55.

56 S. Rodman. Quisqueya, a history of the Dominican Republic.

Seattle, 1964, p. 149.

57 Op. cit, p. 156.

58 Edward А. О d e 11. It Came to Pass. New York, 1952, p. 153.

59 J. G. Ley burn. The Haitian People. New Haven, 1941, p. 20.

60 B. S. Hun t. Remarcs on Haiti: a place of settlement for Afric-

Americans. Philadelphia, 1860, p. 18.

61 Б. И. Ш а р е в с к а я. Указ. соч., стр. 168.

62 А. М ё t г а и х. Haiti, la terre, les hommes et les dieux. Neuchatel,

1957, p. 59.

63 Жак Стефан Алексис. Деревья-музыканты. Пер. М. Вакс-

махера и О. Моисеенко. М., 1964, стр. 144—145. ** См. М. J. Н е г э к о v i t s. Life in Haitian Valley. New York, 1937,

p. 142. 118

es A. M ё t r a u x. Op. cit., p. 82.

66 Ж. Р у м е н. Хозяева росы. Пер. А. Кагарлицкого.— «Иностран-

ная литература», 1956, № 1, стр. 105—109.

67 Жак Стефен Алексис. Указ. соч., стр. 162—168.

68 «Литературная газета», 5.XII 1963 г.

69 См. «Новое время», 1965, № 42, стр. 14.

70 А. Д. Д р и д з о. Население Ямайки.— «Советская этнография»,

1962, № 5, стр. 108.

71 F. H e n r i q u e z. Jamaica. Land of wood and water. London. 1957,

p. 190.

72 См. Б. И. in a p e в с к а я. Указ. соч., стр. 247.

73 Клод М а к - К э й. Изгнанник. Пер. Т. Сикорской.— «Время пла-

менеющих деревьев. Поэты Антильских островов». М., 1961, стр. 213.

74 См. В. К о б ы ш. Тринидад и Тобаго.— «Известия», 8.1 1966 г.

75 Л. А. Ф а й н б е р г. Население Тринидада и Тобаго.— «Совет-

ская этнография», 1962, № 1, стр. 120.

76 G. E. Simpson. The Shango Cult in Nigeria and Trinidad.

«American Anthropologist», 1962, № 6, p. 1206.

77 Ральф де Буассьер. Жемчужина короны. Пер. Т. Шинкарь.

М., 1958, стр. 212—216.

78 G. E. Simpson. The acculturative process in Trinidadian Chan-

go.— «Anthropological Quarterly», 1964, № 1, p. 23.

79 А. Д. Д р и д з о. Индийцы острова Тринидада.— «Страны и на-

роды Востока. География, этнография, история», вып. II. М., 1961, стр. 93.

80 Там же, стр. 96—100.

81 «Известия», 8.1 1966 г.

82 М. L e i r i s. Contacts de Civilisations en Martinique et en Guada-

lupe. Paris, UNESCO, 1955, p. 47.

83 Ф. Кастро. Речи и выступления. 1961—1963, стр. 572—573.

84 Жак Л е н у а р. Новый там-там. Пер. М. Ваксмахера.— «Время

пламенеющих деревьев», стр. 114.

СОДЕРЖАНИЕ

Антильский лабиринт ... 5

Поклонники лепесткообразных топоров 13

Когда крестом и мечом покоряли Антилы 21

Сахар, рабы и боги 27

Боги и независимость 38

Ориша становятся христианскими святыми 50

Боги и революция 64

Католики и протестанты на Пуэрто-Рико 85

«Бог и Трухильо!» 92

Воду, или культ лоасов 100

Ямайканцы верят в покоманию 125

Тринидадский хоровод богов 135

Привидения на Мартинике и Гваделупе 148

Тропики без богов 152

Литература 157

Лаврецкий Иосиф Ромуальдович Боги в тропиках

Утверждено к печати редколлегией научно-популярной литературы Академии паук СССР

Редактор Л. В. Лукашевш

Технические редакторы В. Г. Лаут, А. Ф. Федотова

Корректоры Н. Г. Сисекииа, К. Н. Сытина

Сдано в набор 24/Х 1966 г. Подписано к печати 18/VII 1967 г.
Формат 84xlO8Vj2. Усл. печ. л. 8,4. Уч.-изд. л. 8,3.
Тираж 62)00 экз. Т-03154. Изд. № 1587. Тип. зак. 1618 _;
Бумага № 1 *

Цена 50 коп.

Издательство «Наука». Москва, К-62, Подсосенский пер., 21

2-я типография издательства «Наука». Москва, Г-99, Шубинский пер., 10


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет