Религиозные культы антильских островов издательство



бет6/16
Дата17.05.2020
өлшемі5.7 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
П
Кафедральный собор в Гаване — символ колониального владычества

Испанцы терпели поражение за поражением. В 1898 г., когда победа патриотов стала несомненной, в борьбу ввяза­лись США, якобы для того, чтобы оказать помощь кубин­цам, в действительности же с целью захватить Кубу и превратить ее в свою колонию. Когда США оккупировали Кубу и другие испанские владения, Ватикан старался выслужиться перед Вашингтоном в надежде сохранить там свои позиции.

Сближению Ватикана и правительства США способст­вовала поддержка во время войны американских империа­листов местной католической церковной иерархией, воз­главляемой в то время кардиналом Гиббонсом и архиепис­копом Айрландом. Католическое духовенство на Кубе со своей стороны заискивало перед североамериканскими ок­купантами, оказывая им такую же поддержку в борьбе с национально-освободительным движением, как прежде ис­панцам. Об этом в январе 1899 г. писал из Мадрида в Пе­тербург русский дипломат Шевич, отмечая, что поведение заморского духовенства вызвало возмущение в придворных кругах Испании: «Единственно заботясь о материальных выгодах церкви и будущности духовных корпораций в от-торженных от Испании колониях, местное духовенство под влиянием североамериканских католических прелатов, по­лучающих инструкции из Рима, с той минуты как оно убеди­лось в тщетности усилий Испании сохранить за собой свои колонии, открыто стало на сторону завоевателей. На по­следней аудиенции, которую я имел у королевы-регентши, ее величество не скрыла от меня своего негодования по по­воду антипатриотического поведения испанского колони­ального духовенства, причем изволила сказать мне, что, встретившись на днях с папским нунцием, она высказала ему «все свое негодование»» 26.

В начале 1899 г. американские оккупационные власти на Кубе, желая заручиться симпатиями кубинской обще­ственности, декретировали отделение церкви от государства и ввели гражданский брак как единственно законный, что отвечало требованиям патриотов. Казалось, что этими дей­ствиями влиянию католической церкви нанесен серьезный удар. Однако после назначения в декабре 1899 г. на пост военного губернатора Кубы Леонарда Вуда оккупационные власти стали оказывать всяческое покровительство католи­ческому духовенству и делать все от них зависящее, чтобы поднять его авторитет и укрепить его влияние.

44
Такой политикой по отношению к католической церкви на Кубе правительство США преследовало различные цели. После убийства президента Мак-Кинли его место за­нял вице-президент Теодор Рузвельт, который готовился выдвинуть свою кандидатуру на предстоящих президент­ских выборах и был заинтересован в поддержке католиче­ской церкви, оказывавшей влияние на избирателей. Руз­вельт назначил на некоторые ответственные посты в правительстве людей, известных своими связями с ка­толической церковью. Таким был, например, военно-мор­ской министр Чарлз Дж. Бонапарт. Все это должно было принести Рузвельту голоса в промышленных центрах, на­селенных преимущественно католиками.

Первые месяцы оккупации Кубы показали, что подав­ляющее большинство населения острова осуждает оккупан­тов и готово оказать им активное сопротивление. Об этом хорошо знали как Рузвельт, так и военный губернатор Вуд. Оккупанты были готовы заручиться поддержкой цер­ковников, которые обладали немалым опытом в сотрудни­честве с колонизаторами.

Находясь в Сантьяго, протестант Вуд участвовал в ка­толических церковных процессиях и всячески обхаживал Местного архиепископа, требовавшего во время войны ис­требления «ненавистных янки». Из Сантьяго Вуд писал своей жене, что архиепископ—«славный малый и очень приятный старый джентльмен, который недавно во время ужина призывал пролить потоки американской крови...»27

Буду не пришлось прилагать особых усилий для того, чтобы подчинить своему влиянию церковную иерархию на Кубе. И Ватикан, и местная иерархия сами охотно шли в услужение оккупантам, которые представлялись им мень­шим злом по сравнению с кубинскими патриотами. Не ус­пели США оккупировать остров, как Ватикан поспешил назначить епископом Гаваны (фактически главой католи­ческой церкви на Кубе) итальянского прелата Донато Сбаррети (впоследствии кардинала). Это был подлинно иезуитский ход. Испанца Ватикан боялся назначить на этот пост, а кубинца не желал, отсюда назначение италь­янца Сбаррети, чиновника статс-секретариата римской ку­рии, явившегося на Кубу, чтобы верой и правдой служить новым хозяевам.

Назначение иностранца Сбаррети епископом Гаваны показывало, насколько Ватикан не считался с национал!.-

45

ными интересами Кубы. Поведение Ватикана вызвало воз­мущение кубинских патриотов: они организовали общест­во под председательством известного патриота Салвадора Сиснероса Бетанкура, агитировавшее за высылку с остро­ва ватиканского посланца. Требование выслать Сбаррети было более чем оправданно: ватиканский прелат вел себя провокационно по отношению к кубинцам — назначал на высокие посты церковников, совершавших в период гос­подства колонизаторов преступления против патриотов. Даже Вуд отмечал, что Сбаррети знает слишком мало о кубинцах и не понимает, что враждебное отношение населе­ния к церкви может измениться только с течением времени.

Своим представителем в Гаване после оккупации ост­рова Соединенными Штатами Ватикан назначил амери­канского архиепископа Шапелье. Заместителем епископа был назначен другой американский прелат, Бродерик; американский епископ Курьер также был переведен на Кубу. Напрасно кубинцы протестовали против этих назна­чений. Ненависть к иноземным прелатам была столь ост­рой, что, например, Бродерик без полицейской охраны не решался появляться на улице.

Даже Эстрада Пальма, занимавший номинальный пост первого президента Кубы, вынужден был выразить Ша­пелье протест по поводу назначения Бродерика. Эстрада Пальма заявил, что он предпочел бы видеть на месте Бро­дерика священника немца, итальянца, поляка или даже испанца, только не американца. Однако Шапелье не только не внял протесту, но еще пожаловался посланнику США в Гаване Герберту Д. Сквайрсу, который заявил Эстраде Пальме, что подобные протесты с точки зрения интересов США неуместны. Следует отметить, что сам Сквайре был католиком-фанатиком. Ранее он занимал пост первого сек­ретаря посольства США в Пекине, где отличился во время подавления боксерского восстания. В Гавану Сквайре был назначен по рекомендации Вуда, с которым находился в родственных отношениях. Вуд добился назначения гене­ральным консулом па Кубу также другого католика, Штейнгарта, тесно связанного с американской церковной иерархией. Таким образом, основные политические посты в оккупационном аппарате США на Кубе оказались заня­ты людьми, тяготевшими к католической церкви. Из этого обстоятельства, как мы увидим дальше, Ватикан постарал­ся извлечь для себя максимум пользы.

46

Комментируя американизацию церковной иерархии на Кубе в период оккупации острова Соединенными Штата­ми, Портель Вила пишет: «Ватикан, который прежде, за­щищая свои привилегии на Кубе, поддерживал Испанию, немедленно после победы Соединенных Штатов примкнул к последним, и апостолический делегат, разные епископы и члены новых монашеских орденов, появившихся на Ку­бе, были североамериканскими гражданами на службе ин­тересов своей страны и ее идеологии. Их никоим образом не беспокоили укрепление кубинского национального идеа­ла или защита республики» 28.

Портель Вила приводит факты, свидетельствующие о тесном сотрудничестве церковной иерархии с американ­скими военными властями, в частности о передаче важной военной информации военному министру Руту главой ор­дена августинцев в США аббатом Джонсом, орудовавшим на Кубе, и уже упоминавшимся нами прелатом Бродери-ком. Из приводимых Портель Вилой данных следует также, что апостолический делегат Шапелье был подлинным слу­гой двух господ. Находясь в Гаване, Шапелье получал ин­струкции как от Ватикана, так и от правительства США. Во время панамского переворота, организованного став­ленниками Вашингтона, Шапелье предлагал правитель­ству США свои услуги, заверяя, что он вместе с архи­епископом г. Боготы может воздействовать на правитель­ство Колумбии в нужном для США направлении.

В свете этих фактов понятно, ч"ем было вызвано благо­склонное отношение оккупационных властей к католиче­ской церкви на Кубе. Оно проявилось в первую очередь в обязательстве, взятом от имени Кубы генералом Вудом, выплатить католической церкви возмещение за понесен­ный ею ущерб в результате распродажи церковных иму-ществ в 40-х годах XIX в. Оккупационные власти выдали церковникам в счет этой статьи 865 781 доллар из почти пустой тогда кубинской казны и обязались выплачивать ежегодную ренту в 5% с 2 млн. долларов (остатка суммы, в которую была оценена некогда распроданная испанцами церковная собственность).

США не имели официальных отношений с Ватиканом, и поэтому для них конкордат, заключенный Испанией с папским престолом в 1851 г., не был обязателен. Во всяком случае вопрос о выплате церкви компенсации за конфис­кованную у нее некогда испанцами собственность мог быть

47





решен только самим кубинским правительством. Но окку­пационные власти знали, что никакое кубинское прави­тельство, даже состоящее из американских ставленников, в условиях, когда кубинское общественное мнение почти единодушно осуждало церковную иерархию за сотрудни­чество с испанскими колонизаторами и американскими за­хватчиками, не решилось бы сделать церкви столь щедрый подарок. Поэтому они распорядились за кубинцев. Указ о выплате церкви компенсации был подписан генералом Ву-дом всего за несколько дней до передачи им власти кубин­скому правительству. Этим актом как бы подчеркивался тот факт, что только благодаря оккупантам церковь смогла получить столь значительный куш.

Как и следовало ожидать, после ухода американцев ку­бинское правительство и конгресс отказались утвердить соглашение Вуда с церковниками, но отменить его они не могли ввиду пресловутой «поправки Платта» к кубинской конституции, навязанной Соединенными Штатами. Статья 4-я этой «поправки» заставляла кубинское правительство «считать в силе, поддерживать и защищать» все распоря­жения оккупационных властей и вытекавшие из них права и обязанности. Применение «поправки Платта» потребовал папский представитель в Гаване епископ Шапелье. В те­леграмме государственному секретарю Хэю в связи с отка­зом кубинского конгресса утвердить соглашение Вуда с церковью Шапелье писал: «Пожалуйста, телеграфируйте Штейнгарту (генеральному консулу США на Кубе.— И. Л.) для передачи мне Вашего мнения о мерах, какие предпримут Соединенные Штаты для защиты наших прав согласно «поправке Платта» и Парижского трактата. Он хорошо знаком с фактами этого дела, римская церковь от­носится к нему с полным доверием...» 29

Однако правительство США, опасаясь реакции кубин­цев, не сочло возможным применить «поправку Платта» в защиту церковников. Тем не менее давление последних на правительство США продолжалось. Кардинал Гиббоне, епископы Айрланд, Фарлей и другие продолжали обивать пороги у президента США и министров, настаивая на при­менении санкций против Кубы.

Повторная оккупация Кубы империалистами США в 1906 г. позволила им удовлетворить претензии церковни­ков. Адмирал Чарльз И. Магун, новый военный губернатор Кубы, вместо процентов выплатил (и на этот раз за счет

48



Прелаты Бродерик и Борнадас прогуливаются в обществе американского посланника Сквайрса в Гаване

кубинской казны!) церковникам в 1908 г. 1 747 483 долла­ров, т. е. сумму, которой оценивалась к тому времени цер­ковная собственность, конфискованная в XIX в. испан­скими властями. Благодарный папа Пий X наградил вели­кодушного (за счет кубинцев!) адмирала Магуна орденом святого Григория Великого.

Генерал Вуд сделал и другую важную уступку церков­никам. Он отменил прежнее решение оккупационных вла­стей, объявлявшее единственно правомочным гражданский брак, и узаконил церковный брак. Вуд прекрасно отдавал себе отчет, что, поступая так, он действует вопреки воле подавляющего большинства кубинцев, которые, по его же собственным словам, «категорически и с ожесточением» отстаивали брак гражданский.

Но американские оккупационные власти не считались с интересами и мнением кубинцев. Империалисты Соеди­ненных Штатов видели в лице кубинцев врагов, которых следовало поставить на колени. Добиться этого им помо­гала католическая церковь, которую следовало поэтому поддерживать.

49

В декабре 1898 г., несколько месяцев спустя после за­хвата острова Соединенными Штатами, кубинская газета «Эль Грито де Хара» писала: «Куба, как и все страны Ла­тинской Америки, была пристанищем и золотоносной жи­лой для честолюбивых испанских прелатов, изгнанных та различные проступки из своих епархий в метрополии. Сю­да ощ! прибывали меньше всего для того, чтобы пропове­довать церковные догмы, католическую веру, мораль. Здесь они проявляли свою страсть к власти, веру заменяли на­живой и ростовщичеством, благотворительность — тирани­ей. Богом большинства священников был подлый металл. В период своего господства они не думали о спасении душ или напутствии умирающих, а стремились сколачивать состояния, властвовать, собирать церковные подати» 30.

За годы американской оккупации острова мнение ку­бинцев о католическом духовенстве нисколько не измени­лось. Вскоре после ухода американцев другая кубинская газета, «Эль Мундо», писала: «Духовенство утратило свое влияние на Кубе. Наш народ испытывает отвращение к рясе. Еще живо воспоминание о всем том зле, которое при­чинило духовенство нашей стране. Церковники на Кубе были диверсантами, шпионами и информаторами на службе испанских властей. Они пытались в школах учить детей ненавидеть их родителей-кубинцев, а детей испанцев — уроженцев Кубы — ненавидеть их родную землю. В их школах господствует порок. Церковными школами руко­водят развратники, скрывающиеся под священным покро­вом лицемерия. Они все еще находят дураков, которых могут эксплуатировать, одурманивая глупыми сказками. Наш народ совсем не нуждается в священниках, он пре­красно может обойтись без них...» 31




Ориша становятся




христианскими

святыми


Н



а Кубе кроме католической церк­ви и различных протестантских

сект имеются афро-христианские культы синкретическо­го типа. Мы будем именовать их афро-кубинскими куль­тами в отличие от подобных же культов на других Ан­тильских островах.

50

Хотя афро-кубинские культы существуют уже давно, они изучены еще очень слабо. Одна из причин этого — от­ношение правящих кругов буржуазной Кубы к негритян­ским массам. После провозглашения независимости Кубы в начале XX в. новые власти острова, находившиеся под влиянием Соединенных Штатов, с пренебрежением отно­сились к негритянскому населению, всячески ущемляли его права, принижали его вклад в освободительную борьбу, отрицали наличие африканских элементов в кубинской на­циональной культуре. Все, чго напоминало Африку,— песни, танцы, обычаи — кубинская буржуазия считала варварством, непристойностью, плохим тоном. В «хоро­шем» обществе не принимали негров, им был закрыт до­ступ к высоким правительственным и армейским должно­стям, в аристократические клубы.

Гнев, вызванный дискриминацией, практикуемой пра­вящими кругами, вылился в 1912 г. в восстание, которое было потоплено в крови. С дискриминацией, принимавшей различные формы и оттенки, покончила только социали­стическая революция в 1959 г.

Правящие круги Кубы не менее враждебно относились к любым проявлениям среди населения африканских куль­тов, которые считались ими языческими, колдовскими. Для них африканские религиозные обряды были варварскими суевериями. Руководители негритянских сект преследова­лись полицейскими властями, им приписывались всевоз­можные преступные деяния — ритуальные убийства, поло­вая извращенность, употребление наркотиков. Правящие круги не предпринимали мер к научному изучению этих сект, к выяснению подлинных причин их возникновения и влияния на негритянское население.

Одним из первых, кто взялся за эту работу, был Фер­нандо Ортис, известный кубинский ученый-антрополог, этнограф и историк. Он опубликовал в 1917 г. в Мадриде (на острове не нашлось для этой книги издателя) иссле­дование о неграх-колдунах на Кубе.

Как рассказывал Фернандо Ортис автору, его книга вызвала скандал в высшем обществе Гаваны. Ученый осмелился утверждать, что, во-первых, африканские куль­ты широко распространены среди кубинского населения, во-вторых, что они ничем не хуже католического или лю­бого другого христианского культа, которым также свой­ственны различного рода суеверия и предрассудки, в том

51

числе использование различных магических, колдовских приемов, как и африканским религиям. Разумеется, такое утверждение не могло не шокировать сторонников превос­ходства белой расы.

Фернандо Opfiic своими исследованиями открыл доро­гу к научному изучению африканских культов на Кубе. В 30-х годах нашего века Ортис основал Общество афро-кубинских исследований, в журнале которого появилось несколько работ об упомянутых культах. После револю­ции их изучение ведется в Институте этнологии и фоль­клора кубинской Академии наук. Однако, несмотря на на­личие ряда работ, наши знания об этих культах все еще ог­раничены. Мало или почти ничего не известно о механизме их синкретизации с католичеством, как они действовали в прошлом веке или вообще существовали ли они тогда.

Афро-кубинские культы можно разделить на две груп­пы: культы типа сантерии и спиритические секты. В пер­вой группе преобладают элементы африканских верова­ний, во второй — элементы христианства. Предполагается, что и те, и другие культы стали развиваться уже после провозглашения независимости — в начале нашего сто­летия.

Как уже было сказано, католическая церковь в коло­ниальный период не особенно пеклась о спасении душ рабов или свободных негров и мулатов. От рабов требова­лось одно — чтобы они работали, а выполняют ли они при этом христианские обряды или нет, это никого не беспо­коило и не интересовало. От свободных же негров и мула­тов требовалось, чтобы они «знали свое место», не бунто­вали против властей, а каким богам при этом они поклоня­ются, никого не заботило. Все это способствовало тому, что рабы и свободные негры и мулаты сохранили элемен­ты своих африканских верований и тайно отдавали им дань. На Кубе, как и на других Антильских ост­ровах, эти элементы претерпевали различного рода из­менения. Рабы ввозились на острова из различных мест Западной Африки, они представляли самые различные племена, языки и культы. Подсчитано, что на Кубе были представлены 84 африканских племени и народности. Непродолжительность жизни раба и то обстоятельство, что он только в редких случаях обзаводился семьей, ка­торжный характер его труда — все это не способствовало укоренению или сохранению, по крайней мере в его пер-

52

воначальном виде, африканских обычаев и верований, с которыми раб приезжал на Кубу. Однако на тех план­тациях, где имелись большие группы рабов из одного пле­мени или, как говорили" испанцы, «нации», а среди них попадались и племенные вожди, и жрецы, и колдуны, возрождался тот или другой африканский культ. Как пра­вило, выживал развитый культ, представлявший большое племя или народность. К нему, по всей вероятности, при­мыкали рабы, исповедовавшие у себя на родине другие культы, внося в него элементы своих верований. Эта смесь африканских верований пополнялась элементами хрис­тианской религии, которая не могла не привлекать рабов хотя бы потому, что она была религией рабовладельцев, не­навистных, но всемогущих. Рабы стремились использовать магическую силу христианских богов (святых) для облег­чения своей участи. С другой стороны, поклонением хри­стианским святым можно было маскировать поклонение африканским божествам, которые для пущей убедитель­ности отождествлялись с первыми.

В этом сложном и противоречивом процессе приспо­собления африканских культов к новым условиям неко­торые старые боги приобретали новые функции или даже имена, другие исчезали, пантеон же пополнялся за счет католических святых, а ритуал — некоторыми элементами католической обрядности. Изменялась и сама форма моле­ния в сторону ее максимального упрощения, ибо в услови­ях рабства было невозможно соблюдать все без исключения африканские обряды.

На Кубе основой для возникновения таких синкретиче­ских культов в колониальный период служили негритян­ские братства — кабильдо, широко распространенные в Га­ване и других городах Кубы в XIX в. и объединявшие по племенному признаку негров-рабов, проживавших в горо­де, главным образом господскую челядь и ремесленников. Члены таких кабильдо собирались на католические празд­ники и под гром барабанов плясали «по африканскому обычаю», как отмечают современники. Несомненно, что и барабаны, и танцы, и пляски в данном случае были не про­сто забавой и приятным времяпрепровождением, а имели ритуальное значение.

Испанские власти и рабовладельцы разрешали деятель­ность таких братств, ибо они, как было замечено, действо­вали на рабов «успокаивающе». Собственно говоря, испан-

53

цы в этом не были оригинальны: португальские рабовла­дельцы в Бразилии поступали точно так же. Фран­цузский ученый Роже Бастид пишет в своем труде о негритянских культах в этой стране: «Первая причина, заставлявшая рабовладельцев разрешать рабам веселиться «согласно обычаям их нации»,— будь то в воскресенье вечером или в «освященные нашей пресвятой матерью церковью» праздничные дни,— основывалась на чисто эко­номической выгоде: было замечено, что если рабам разре­шалось время от времени свободно веселиться, то они ра­ботали лучше, чем если бы им приходилось трудиться без перерывов»32. Без таких периодических «встрясок», отме­чали рабовладельцы, рабы становились вялыми, меланхо­личными, апатичными. Была и другая выгода рабовла­дельцам от этих праздников. Они сближали рабов, мужчин и женщин, способствовали, так сказать, их воспроизвод­ству «без вложения дополнительного капитала», как не без юмора отмечает Роже Бастид. Во время этих празд­неств рабы танцевали перед изображениями католических святых. «Белые думали,—пишет Бастид,—что рабы тан­цевали в честь непорочной девы и святых, в действитель­ности же непорочная дева и святые служили ширмой, и ритуальные «балеты», смысл которых не улавливали ра­бовладельцы, славили ориша и воду *... Музыка барабанов сокращала расстояния, она преодолевала океан, переноси­ла рабов в далекую Африку и создавала путем страстной экзальтации общность людей, объединенных одним и тем же коллективным сознанием...» 33 То же самое происходи­ло и на Кубе.

Члены кабильдо избирали свои власти — короля, коро­леву, майорала, тамбурмажора, казначея. На эти должно­сти назначались самые уважаемые и старые члены пле­мени, объединенного данным кабильдо.

В число избираемых, несомненно, попадали те из афри­канцев, которые у себя на родине играли какую-нибудь общественную роль — вождя племени, шамана, жреца или состояли с ними в родстве. Руководители кабильдо имели большой авторитет среди рабов, и их влияние испанцы часто использовали в своих интересах.

* Боги и духи у африканской народности йоруба и дагомейцев.

54

В прошлом столетии в Гаване, Сантьяго и других горо­дах имелись кабильдо, объединявшие членов народностей йоруба (на Кубе их называли лукуми), арара, карабали, конго, биби, абайа, суама и т. д. Участники кабильдо при­нимали живейшее участие в карнавалах и в католических религиозных процессиях.

Постепенно членами кабильдо становились свободные негры и мулаты. Именно они щедро финансировали дея­тельность кабильдо, иногда завещали им свое состояние. Члены кабильдо получали таким образом возможность приобретать для своей организации помещение, в котором проводились собрания и другие церемонии.

В конце XIX в., после отмены рабства, по приказу ис­панских властей кабильдо были реорганизованы в обыч­ные общества взаимопомощи и отдыха, в которых король и королева были заменены председателем и председатель­ницей, а прежнее племенное название кабильдо —■ име­нем одного из католических святых. Так появились на Кубе клубы имени св. Эмилиана, св. Иосифа и им подоб­ные. Одновременно с этой реформой испанские власти запретили участие негритянских ансамблей — компар-сас — в карнавальных шествиях.

Клубы, пришедшие на смену кабильдо, не прижились. Они сошли со сцены вскоре после провозглашения неза­висимости. Негритянское население не поддержало эти организации, напоминавшие им о кошмарной эпохе раб­ства. Да теперь исчезла и необходимость в ширме, в при­крытии для древних африканских культов, правда, утра­тивших уже многие свои черты, но зато «обогатившихся» заимствованными от католической религии.

Если взять первую группу этих культов, в которых преобладают африканские элементы, то наиболее влия­тельным из них представляется сантерия, или культ свя­тых (от испанского «santo» — святой),— результат синкре­тизма божеств, духов (ориша) религии йоруба и католи­ческих святых.

Народ йоруба, населявший западную часть Нигерии, в средние века достиг сравнительно высокой степени раз­вития. Религию йоруба можно охарактеризовать в целом как политеизм с развитым пантеоном. В верованиях йору­ба важное место занимают ориша— духи, божества. Пред­ставления о них весьма туманны. Некоторые считают, что это мифические прапредки людей, которые спустились

5$




Карнавальное шествие в Гаване во второй половине XIX в.

с неба, потом обратились в камень и ушли под землю. Их насчитывается 401 (число, обозначающее бесконеч­ность) .

«Первоначально аморфный и однородный сонм духов ориша расслоился,— отмечает советский исследователь Б. М. Шаревская,— и из общей массы выделились боже­ства, наделяемые индивидуальным именем и обликом, осо­быми функциями. В образах религиозной фантастики вы­ступают олицетворения сил природы и стихий: деревьев, гор, рек — в духах ориша, грозы — в боге Шанго, моря—;: в Олокуне, неба — в Олоруне, земли — в Одудуа. Однако эти образы уже наделены и общественными атрибутами, они персонифицируют подавляющие человека социальные, исторические силы. Ярким примером является образ Шан­го. Черты божества, олицетворяющие грозу, слились в нем с чертами бога — царя «воителя»»34.

В отличие от сонма божеств йорубы пантеон сантерии включает только около 19 святых или богов, причем попу­лярностью пользуются не больше десяти. Почти каждый-из них имеет в католическом пантеоне свою контрфигуру или, вернее, своего двойника.

56

Шанго, этот африканский Юпитер, повелитель священ­ных барабанов, перекликается со св. Барбарой, властвую­щей, согласно католическим представлениям, над молния­ми' Огун, божество железа, покровитель кузнецов и охот­ников у йоруба, превращается в св. Петра, «хозяина желе­за» на том основании, что на католических изображениях этого апостола в его руках «железо» — ключи; Обатала, двуполое божество, покровительствующее людям, ассо­циируется с такой же католической святой — непорочной девой из Мерседеса; близнецы йоруба, дети Шанго и од­ной из его жен, Она, богини пресных вод и красоты (соответствующей пресвятой деве Милосердия), весель­чаки, балагуры и лакомки, породнились с католическими святыми — близнецами Космой и Дамианом; Йемайя, бо­гиня соленых вод и материнства, живущая на дне моря, где она сидит на старинном пиратском сундуке, соответ­ствует покровительнице моряков деве Марии, «чудотвор­ная» икона которой находится в районе Реглы в Гаване; Око, бог сельского хозяйства и пашни (его изображают в виде плуга и черпака для поливки пашни), соответству­ет св. Исидору-Землепашцу; Баба-лу-Айе, бог, излечиваю­щий от болезней, ран и недугов, его тело изуродовано и покрыто струпьями и язвами,— католическому святому Ла­зарю. Наконец, Олорун, у йоруба создатель и властитель жизни, отождествляется с католическим богом-отцом.

На алтарях сантерии, которые помещаются в молель­нях, представлены различные изображения католических святых, но они имеют чисто декоративное значение. Под­линная сила святых заключается в камнях или в желез­ных предметах, воплощающих богов йоруба и хранящихся иод занавеской в нижней части алтаря.

По представлениям сантеро — последователей санте­рии, камни, олицетворяющие ориша, живут, могут ходить, говорить и даже иметь потомство. По существующему по­верью, наиболее чудотворные камни были тайно завезены на Кубу рабами. Чтобы обрести священную мощь, камни проходят обряд посвящения: их омывают настоем из свя­щенных трав и листьев и кровью жертвенных животных — петуха или козла. Каждый святой имеет свой излюблен­ный вид трав и животных, приносящихся ему в жертву. Кроме того, у него есть свой излюбленный цвет, номер и «подпись», т. е. его изображающий символический ри­сунок.




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет