Сборник статей 20 лет независимости Республики Казахстан в свете формирования гражданского общества



бет3/32
Дата28.04.2016
өлшемі6.24 Mb.
түріСборник статей
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32

Пайдаланылған әдебиеттер:

  1. Сапарғалиев Г.С. «Основы государства и права Казахстана», Алматы, 1994ж.

  2. Ибраев А.С. «Заң терминдерінң қазақша орысша және орысша қазақша түсіндірме сөздігі», Алматы «Жеті Жарғы», 1996ж.


Турукпаева Р., студентка 3 курса Евразийского национального

университета им. Л.Н.Гумилева

Научный руководитель: Меерманова Ж.Б., к.ю.н., доцент

ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

УПРОЩЕННОГО ДОСУДЕБНОГО ПРОИЗВОДСТВА
Ауыр емес және орташа ауыр қылмыстар туралы істер бойынша, егер жинақталған дәлелдемелер арқылы қылмыс фактісі және оны жасаған адам белгілі болса, ол адам дәлелдемелерге, өзінің кінәсін келтірілген зиянның сипаты мен мөлшеріне дау айтпай мойындаған, жағдайда, осы тараудың баптарында белгіленген алынып тасталатындарды қоспағанда, ҚІК ҚР жалпы ережелері бойынша сотқа дейінгі жеңілдетілген іс жүргізу жүзеге асырылады.
Кілтті сөздер: ықшамдалған сотқа дейiн өндiрiс, сезiктiс, айыпкер, жазық, орташа ауырлықтың қылмысы
Simplified pre-trial proceedings concerning crimes of small and medium-gravity is carried out in cases where the evidence collected by the facts of the crime and the perpetrator's face, who pleaded guilty, does not dispute the evidence, the nature and extent of harm caused by the general rules of this Code for the exemptions set Articles of this Chapter.
Keynotes: simplified pre-trial, suspect, accused wine, crime of average gravity
3 декабря 2009 г. был принят Закон Республики Казахстан, которым Уголовно-процессуальный кодекс РК дополнен главой 23-1 «Упрощенное досудебное производство», а также внесены коррективы в ряд его статей в связи с введенным новым институтом. Данное нововведение породило за собой бурную дискуссию со стороны юристов, ученых и общественности, мнения же разделились на 2 противоположных лагеря: те, кто против введенного института и те, кто оценил данное нововведение.

Соответственно возникают вопросы: Почему же данная реформа породила столь бурные дискуссии? Что же представляет из себя институт «упрощенного досудебного производства», которым был дополнен УПК РК Главой 23-1.

Под упрощенным досудебным производством в УПК РК понимается, производство по делам небольшой и средней тяжести осуществляемый в случаях, если собранными доказательствами установлен факт преступления и совершившее его лицо, признает свою вину, не оспаривает доказательства, характер и размер причиненнного вреда, согласно на применение упрощенного порядка досудебного производства, по общим правилам предусмотренного УПК.

Законодатель предусмотривает исключения при применении данного института, а именно. Данный институт не применяется, если:



  • В отношении преступлений, когда хотя бы одно из них является тяжким или особо тяжким;

  • В отношении несовершеннолетних и лиц, которые в силу физических или психических недостатковне могут сами осуществлять свое право на защиту;

  • В отношении лиц, не владеющих языком, на котором ведется судопроизводство;

  • В отношении лиц, обладающих привелегиями и иммунитетом от уголовного преследования;

  • В случае не признания своей вины хотя бы одним из соучастников;

  • При невозможности в установленные частью первой статьи 190-2 УПК РК сроки обеспечить всесторонность и полноту исследования всех обстоятельств дела;

  • При необходимости задержания подозреваемого на основании статьи 132 УПК РК или применения меры пресечения.

Определив значение «упрощенного досудебного производства» на первый взгляд кажется все идеальным, так почему же мнения ученых разделились?

Все дело в том, что ученые, одного лагеря придерживаются мнения того, что нововведения напоминают так называемые сталинские «тройки», когда упрощенная форма досудебного производства первоначально была введена УПК 1922 г. в виде так называемых дежурных камер и судебных приказов. В дежурные камеры судов направлялись "все те дела о задержанных обвиняемых, которые, по мнению органов, производивших задержание, не требуют особого расследования или по которым обвиняемые признали себя виновными. Одновременно с делом должны быть доставлены в дежурную камеру обвиняемый и вещественные по делу доказательства, а также, по возможности, свидетели" (ст. 398) [1]. По делам о некоторых преступлениях народный судья единолично в случае бесспорности нарушения постановлял приговор судебным приказом, который выносился без вызова сторон, т.е. без судебного разбирательства, но явившиеся на суд обвинитель и подсудимый допускались к даче объяснений в случае их о том просьбы.

«В свое время мне пришлось ознакомиться с архивным делом легендарного полководца времен гражданской войны. Удивила простота дела объемом в 24 страницы. Так сказать, ничего лишнего - анонимка, признание вины, приговор и справка старшины о расстреле. Такое себе "упрощенное судопроизводство"...» - пишет Тертышник В.М. [2]

«Принятый закон оставляет широкие полномочия органам следствия и дознания, не гарантируя при этом должной защиты прав лиц, привлекаемых к уголовной ответственности», - сообщил, например, советник по правам человека Центра ОБСЕ в Астане Стефан Бухмайер [3]

Такого же мнения придерживается и директор центра исследований правовой политики Вера Ткаченко: «Все мы хорошо помним сталинские "тройки", которые являют собой яркий пример ускоренного судопроизводства, вплоть до его деградации до обыкновенной расправы, - сообщила она. - Именно поэтому последние десять лет основной тенденцией реформы уголовного процесса как раз был отказ от упрощенных форм производства и переход к современному демократическому уголовному процессу, который бы предусматривал максимальные гарантии участникам судопроизводства. Это естественным образом делает задачу уголовного преследования более сложной и длительной, а значит, и дорогостоящей. Но настоящее правосудие не может быть дешевым» [3]. Так же считали и видные ученые-юристы Строгович М.С. и Пашкевич П.Ф., которые еще в 1974 году затронули данную тему на страницах журнала «Социалистическая законность», где они категорически высказывалась за дифференциацию уголовно-процессуальной процедуры только в направлении расширения процессуальных гарантий, усложнения порядка и условий осуществления судопроизводства [4].

Таким образом ученые придерживающиеся данной позиции считают, что данное нововведение противоречит принципам Конституции и УПК РК, в которых отржен принцип презумпиции невиновности лица, до тех пор пока виновность не будет доказана. С этой позиции сторонники данного мнения, считают, что в связи с минимизацией сроков досудебного производства, дела будут рассмотрены не объективно и возможны грубейшие нарушения со стороны уполномоченных органов, вплоть до применения физического насилия к виновному, для признания им своей вины.

Представители же второй группы имеют прямо противоложное мнение. Они считают, что данное нововведение способно увеличить раскрываемость преступлений, минимизировать сроки ведения дела, если при обычном производстве сроки достигают 4 и более месяцев, то в данном случае срок ограничен 10 сутками.

«Введение в уголовный процесс упрощенного досудебного производства, предусматривающего сокращенные сроки дознания и, соответственно, предварительного следствия по делам о преступлениях небольшой или средней тяжести, безусловно, будет способствовать более оперативному направлению дел в суды для рассмотрения» - считает Юрченко Р.Н. [5].

«Таким образом, мы выполнили свою миссию, теперь слово за сотрудниками правоохранительных органов. Насколько они будут объективно подходить к реализации внесенных изменений, от того и зависит дальнейшая судьба Закона» - отметил Рамазан Сарпеков, депутат мажилиса [3].

Такого же мнения придерживаются и Когамов М.Ч. д.ю.н., ректор КазГЮА, Абельдинов Т. И многие другие.

Анализ данной реформы проводился учеными, юристами и многими политико-правовыми организациями, в том числе и Центром исследования правовой политики при поддержке Центра Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) в Астане, и выводы многих ученых неутешительны в том, что данный институт противоречит нормам УПК РК.

Исходя из того, что данный закон является частью УПК, мы можем сделать вывод о том, что он являясь частью УПК, не может противоречить самому себе. Следовательно данная норма закона вполне приемлема.

Таким образом мы не можем заявлять о том, что вводя данный институт мы возвращаемся к так называемым «тройкам». Во-первых, мы живем в другое время, и в настоящее время нас не могут заставить отвечать за те действия, которые мы не срвершали, есть закон, который полностью на стороне подозреваемого лица, до тех пор пока его вина не будет установлена только судом. Во-вторых, мы не должны забывать, что упрощенное досудебное производство применяется лишь к тем лицам, которые не подтверждают их вину и согласны на ведение дела в упрощенном порядке. В-третьих, в данном институте предусмотрено, что к данной категория дел могут быть отнесены только лишь дела небольшой и средней тяжести, за которые максимальный срок наказания может быть не более 5 лет лишения свободы, в то время как, возвращаясь к «тройкам», в делах рассматриавемых в то время, высшей мерой наказания являлся – расстрел.

Кроме т ого, наше правосудие далеко от идеала, но оно стремиться к нему. И введение данного института это не возвращение к прошлому, а решительное противоречие ему. Этот шаг мы должны расценивать как путь к эффективному и объективному рассмотрению дел. Тем самым, пытаясь оградить подозреваемых от ненужной бюрократии, а чиновников от коррупции, т.к. они уже будут ограничены временными рамками, и будут работать на результат.


Список литературы:

  1. УПК СССР 1922 г.

  2. Тертышник В.М. № 41 «Держава» с. 84, 2000 г.

  3. из материалов круглого стола 22 декабря 2009 года.

  4. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. С. 63-65, О единой форме уголовного судопроизводства и пределах ее дифференциации. // Социалистическая законность. 1974. № 9. С. 50-54; Каз Ц.М. О единстве и дифференциации уголовного судопроизводства. // Социалистическая законность. 1975. № 1. С. 65, Петрухин И.Л. Оптимальная уголовно-процессуальная форма. // XXV съезд КПСС и дальнейшее укрепление социалистической законности./ Ин-т государства и права АН СССР / Отв. ред. Лунеев А.Е. М., 1977. С. 107, Стецовский Ю.И. К вопросу о процессуальной форме советского уголовного судопроизводства. // Вопросы борьбы с преступностью. 1975. № 23. С. 107-120.

  5. Юрченко Р.Н., к.ю.н.., анализ закона об УПД.



2 - секция

КОНСТИТУЦИОННОЕ И АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВО. АДМИНИСТРАТИВНАЯ РЕФОРМА В ГОСУДАРСТВЕННОМ УПРАВЛЕНИИ

Атымтай Г., студентка 2 курса Евразийского национального

университета им. Л.Н.Гумилева

Научный руководитель: Алтынбасов Б.О., к.ю.н., доцент

ЛОББИЗМ В ЗАКОНОТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Осы тақырып қазіргі ауқытта өте көкейкесті. Осы жұмыс барлық лоббизмнің тетік көрсету тырысып жатыр. Осы күрделі процесс біздің қазіргі саясаттарымызға орталық орында орналасқан. Осы мақала бізге шын мағынасың түсіну көмектеседі. Қазақстандық жақтауды жаңадан көрiнген институттан сонымен бiрге кейбiр деректер келтiрген. Ол кейбiр плюстер және минустердi талдап алып келедi.
Кілтті сөздер: парламент, лоббизм, заң шығару
The theme is quite actual. In her attend she tries to show the whole mechanizm of lobbing, a sophisticated process that takes one of central places in our modern politics. The work contains a number of details that help us to understand the real meaning of lobbing. What's more shows some facts of young institute of Kazakhstani lobbing, and she analyzes and says some pros and cons.
Keynotes: lobbing, legislative work, Parliament
Лобби́зм (англ. lobbyism, от англ. lobby — кулуары (где депутаты парламента могли общаться с посторонними) — специфический институт политической системы, представляющий собой механизм воздействия частных и общественных организаций - политических партий, профсоюзов, корпораций, предпринимательских союзов и т. п. (т. н. групп давления), цель которого — добиться принятия или отклонения законопроекта. [1, 261]

Исторически считается, что лоббизм появился в Англии XVII века. В кулуары - вестибюль (lobby на английском языке) выходили члены английского парламента, где их и встречали заинтересованные лица.

Свой классический смысл термин лоббизм получил в Америке XIX века. Традиция лоббизма уходит корнями в годы президентства Улиса С. Гранта (1869-1877), когда вечерами 18-й американский президент и его команда часто отдыхали в лобби гостиницы Willard, где заинтересованные лица могли изложить им свои взгляды о пользе того или иного решения.

С 1946 года деятельность лоббистов в США регламентирована законодательством. В соответствии с Законом 1946 года (Federal Regulation of Lobbying Act) лоббист обязан: во-первых, зарегистрироваться, а во-вторых, четырежды в год представлять соответствующим органам свой финансовый отчет.

Закон 1995 года (Lobbying Disclosure Act) строго лимитировал финансовые взаимоотношения с законодателями. По этому закону законодатель не имеет права получать из одного и того же источника подарки на сумму более 100 долларов в год. Гонорар за публичное выступление не может составлять более 2000 долларов.

С 1979 года американские лоббисты объединены в свою лигу. Важнейшей ее задачей является утверждение профессии лоббиста, как самостоятельной, обладающей собственным содержанием, сделать ее общепризнанной, поднять ее престиж в общественном мнении, пропагандировать ее роль и значение в процессе выработки и принятия решений органами государственной власти. Факт создания профессионального союза лоббистов – показатель того, что лоббизм к этому времени оформился, как политический институт.

Лоббизм в Европейском Союзе развит в таких секторах экономики, как сельское хозяйство, горная промышленность и металлургия. На наднациональном уровне лоббизм появился в ЕС в 1979 г., когда состоялись первые прямые выборы в Европейский парламент.

То, что лоббизм в Казахстане существует де-факто, известно давно. Многочисленные отраслевые ассоциации, представленные в экспертных советах, присутствуют на всех уровнях вертикали власти, а неправительственные организации - постоянные гости и участники рабочих групп в парламенте.

Законодательный процесс регламентирован статьей 61 Конституции Республики Казахстан. Законодательная инициатива сводится к внесению на рассмотрение Мажилиса законопроекта. Право на совершение такого рода действий называется правом законодательной инициативы, ею по действующей Конституции обладает Президент, Правительство и депутаты Мажилиса.

Законопроект, рассмотренный и одобренный большинством голосов от общего числа депутатов Мажилиса, передается в Сенат, где рассматривается не более шестидесяти дней. Принятый большинством голосов от общего числа депутатов Сената проект становится законом и в течение десяти дней представляется Президенту на подпись. Отклоненный в целом большинством голосов от общего числа депутатов Сената проект возвращается в Мажилис. Если Мажилис большинством в две трети голосов от общего числа депутатов вновь одобрит проект, он передается в Сенат для повторного обсуждения и голосования. Повторно отклоненный проект закона не может быть вновь внесен в течение той же сессии. Процесс создания закона завершается его опубликованием. [2, 34]

Лоббирование в парламенте имеет свои особенности. Они заключаются в том, что парламент занимается законодательной деятельностью. В этой связи лоббирование возможно в виде “проталкивания” определенного законопроекта или отдельных поправок в него. Кроме этого, возможны разнообразные запросы и письма депутатов парламента и других уполномоченных лиц в различные органы государственной власти. Немаловажен в лоббистской деятельности и личный контакт с депутатом: при личном знакомстве с парламентарием можно определить, поддержит он необходимый законопроект или нет.

Лоббирование законодательного предложения или законопроекта в парламенте, как правило, начинается с поиска сторонников (единомышленников) среди депутатов. После того, как они найдены, парламентарий или группа депутатов вносят предложенный законопроект в порядке законодательной инициативы в парламент. Истинными разработчиками в этой ситуации могут быть не лоббисты, а те, кто за ними стоит. Поэтому часто бывает неизвестно, кто же настоящий заказчик.

Работа лоббиста в парламенте не ограничивается только поиском сторонников или единомышленников. Важное значение имеет способность переубедить или склонить на свою сторону “колеблющихся” депутатов, тех, кто не имеет четкой позиции по данному законопроекту. Их количество может иметь решающее значение при обсуждении и принятии законопроекта.

Однако лоббизм вносит в жизнедеятельность общества как определенные позитивные, так и негативные последствия, которые мы хотели бы рассмотреть далее.



К плюсам лоббизма мы отнесем следующее:

Во-первых, влияя на управленческие решения, он заставляет «держаться в форме» органы государственной власти и управления, в определенном смысле конкурирует, соревнуется с ними, придает им большую динамику и гибкость. В условиях разделения властей каждая из ветвей может использовать то или иное лобби в своих интересах. Так, в Конгрессе США законодатели официально сотрудничают с лоббистскими кадрами определенных заинтересованных групп, что, бесспорно, только усиливает позиции законодательной власти.

Во-вторых, лоббизм выступает инструментом самоорганизации гражданского общества, с помощью которого мобилизуется общественная поддержка или оппозиция какому-либо законопроекту, оказывается влияние на политику. Лоббизм в этой ситуации — своего рода соперник бюрократии. Учитывая также, что государство в условиях становления рыночных отношений все больше и больше оставляет многое из своих позиций в сфере защиты интересов различных социальных групп и слоев, этот вакуум должен быть заполнен соответствующими структурами гражданского общества.

В-третьих, создает возможности для обеспечения интересов меньшинства, ибо выступает в качестве специфической формы проявления политического плюрализма.

В-четвертых, воплощает собой принцип свободы социальных негосударственных структур: ассоциаций, общественных организаций, слоев и т.п. С помощью лоббирования они сами пытаются решать свои проблемы, обладая определенным выбором путей и средств подобного решения.

В-пятых, применяется как своеобразное социально-политическое стимулирование, направленное на ускорение претворения в жизнь тех или иных целей и интересов, на побуждение к конкретным действиям. При таком подходе лоббизм выступает как способ активизации каких-либо процессов и явлений в сфере политики.

В-шестых, позволяет расширить информационную и организационную базу принимаемых решений и гораздо убедительнее обратить внимание на определение «кричащие» проблемы. Лоббисты обеспечивают органы государственной власти потоком информации по тому или иному вопросу, который вносится на парламентское слушание, «информируют законодателей о том, что происходит на самом нижнем общественном уровне (и на других уровнях)». Поэтому они больше походят на торговцев информацией. Через лоббирование придается интересам различных групп и слоев большая злободневность, актуальность, социальная значимость, убеждаются властные структуры в приоритетном, оперативном и более полном их удовлетворении. То есть лоббирование выступает в виде системы аргументации, механизма подготовки и принятия соответствующих актов.

В-седьмых, лоббизм можно рассматривать как инструмент взаимодействия представительной и исполнительной власти. Разделение властей не противопоставляет их друг другу, оно должно иметь рабочий характер. Поэтому «взаимопомощь министерских лоббистов и депутатских комитетов — на пользу делу, она лишена корыстного интереса и вполне укладывается в рамки нормальной политической жизни».

В-восьмых, лоббизм можно оценивать и как более широкое, средство достижения компромисса, способ взаимного уравновешивания и примирения между собой разнообразных интересов. Общепризнанно, что лоббистские группы, отстаивающие порою диаметрально противоположные интересы своих «хозяев» (государственных, классовых, частных и т.п.), как это ни странно, на первый взгляд, способствуют сохранению своего рода равновесия различных сил, нахождению точек соприкосновения и достижению консенсуса при принятии управленческих решений, ведь, в конце концов, стержень лоббизма — взаимовыгодное сотрудничество.

К минусам лоббизма мы отнесем следующее.

Во-первых, он может стать инструментом приоритетного удовлетворения иностранных интересов в ущерб интересам государственным, т.е. реализоваться подчас как «непатриотическое» средство.

Во-вторых, выступает иногда проводником неправового воздействия (давления) на государственные органы. Здесь уже надо говорить о преступных видах лоббизма (взяточничестве, коррупции и т.п.), которые подтачивают фундамент власти.

В-третьих, может служить фактором развития и защиты ведомственности, местничества, национализма и т.п., усиливать крайние формы удовлетворения специальных интересов.

В-четвертых, лоббизм таит в себе немалую опасность «размывания» народовластных устоев общества, превращения демократических институтов в мощный инструмент отдельных властных групп.

В-пятых, лоббистские мероприятия выступают в определенных условиях и в форме проявления социальной несправедливости. Как показывает социальная практика некоторых западных государств, результативность лоббизма большого бизнеса несравненно выше (в виду главным образом финансово-материальных возможностей), чем у других групп и структур. Подобная ситуация, повторяющаяся постоянно, способна дистабилизировать обстановку, дисбалансировать интересы, содействовать росту социальной напряженности.

В-шестых, лоббизм может использоваться и в более прозаичных целях — как инструмент обогащения отдельных слоев, элит. «Лоббизм как таковой — это существование мощных групп людей у власти, предпринимающих все возможные меры для перераспределения материальных ресурсов и благ в свою пользу».

Таким образом, подводя итог важно отметить, что для того чтобы такой политический институт, как лоббизм приносил пользу всему обществу, необходимы соответствующие условия: реальное действие демократических институтов и норм, экономическая и политическая стабильность, свобода средств массовой информации, устойчивое гражданское общество и т.д. Только при наличии данного набора факторов расширяются шансы на использование лоббизма в общественных интересах, он начинает «работать» в общесоциальных (общечеловеческих) режимах.

В условиях же экономического, политического и духовного кризиса, переходных периодов, непредсказуемости, когда каждый слой, класс, группа стремятся «урвать» именно сейчас, лоббизм выходит из цивилизованных рамок и приобретает больше минусов, чем плюсов. [3]
Список литературы:


  1. Енгибарян Р.В., Тадевосян Э.В. Конституционное право: Учебник. – М., 2000. – с.492.

  2. Конституция РК от 30.08.1995г., Астана: Елорда, 2008. – с.56.

  3. Малько А. В. Лоббизм // Общественные науки и современность. 1995. №4.


Белова И.А, студентка 3 курса Евразийского национального

университета им.Л.Н.Гумилева

Научный руководитель: Меерманова Ж.Б., к.ю.н., доцент
ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ В КАЗАХСТАНЕ. ПРОБЛЕМЫ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ
Ювенальная юстиция (лат. juven?lis — юношеский; лат. j?stitia — правосудие) — правовая основа западной модели системы государственных органов, осуществляющих правосудие по делам о правонарушениях, совершённых несовершеннолетними.

На сегодняшний день наиболее распространены следующие определения понятия «ювенальная юстиция»:

1) система особого судопроизводства по делам о правонарушениях несовершеннолетних, совершивших уголовно-наказуемые деяния и достигших возраста уголовной ответственности;

2) система норм и институтов, связанных с ребенком как субъектом правонарушений, независимо от его возраста и категории правонарушений;

3) система, включающая не только соответствующее законодательство, но и комплекс государственных и иных органов и организаций, имеющих своим назначением защиту прав и законных интересов несовершеннолетних; осуществление правосудия в отношении несовершеннолетних; реагирование на правонарушения несовершеннолетних.

Полагаем, что оптимальным представляется последнее определение, т. к. в случае принятия его в качестве базового могут быть в максимальной мере реализованы принципы ювенальной юстиции, которые обусловливают выделение ее из общей юстиции: преимущественно охранительная ориентация; социальная насыщенность; максимальный учет при осуществлении процессуальных действий и принятии процессуальных решений в отношении несовершеннолетних их индивидуальности.[1]

Я согласна с определением С.Ф.Бычковой так как считаю, что действительно принципы ювенальной юстиции следует выделять из общей юстиции и подчеркивать индивидуальность в принятии процессуальных решений.

Проблема защиты прав детей, формирования особого порядка судопроизводства в отношении несовершеннолетних совершивших противоправные действия не нова. Уже в Римском праве, более поздних правовых актах средневе­ковья и тем более законодательстве ряда Европейских стран XVIII—XIX вв. предпринимались попытки защитить права несовершеннолетних и оградить их от жесто­кой кары за совершенное деяние.


В Средневековой Европе проблема защиты прав ребенка в различных отраслях права  практически не дискутировалась. Дети несли такую же ответственность как и взрослые и в отношении них могли применятся практически все виды уголовных наказаний. Лишь в отдельных странах определённое внимание уделялось проблеме социальной защиты детей.

Так, Италия была первой европейской страной, где церковь инициировала создание специального пенитенциарного учре­ждения для несовершеннолетних правонарушителей. Папа Клемент XI создал в Риме исправительный дом Сен-Мишель, определив своим указом контингент подростков, помещаемых в этот дом, и условия их содержания.

В целом же отсутствие специальной правовой защиты несовершенно­летних можно было обнаружить в законах многих стран в на­чале и даже в середине XIX в.

В большинстве законов того времени устанавливалась равная для детей и взрос­лых уголовная ответственность и наказание, одинаковая для всех лиц, представших перед судом. Лишь к середине XIX в. ряде государств мира стали появляться законы, создаваться специальные учреждения, где стояла задача элементарной защиты детей и подростков на разных стадиях осуществления правосудия. Так в 1824 г. в Нью-Йорке был создан первый реформаторий для детей с целью оградить их от совместного содержания в тюрьмах со взрослы­ми преступниками. В 1831 г. закон штата Иллинойс пред­усмотрел, что наказание несовершеннолетних за некоторые виды преступлений должно отличаться от наказания взрослых. В 1869 г. в Бостоне (штат Массачусетс) впервые были органи­зованы заседания суда специально для рассмотрения дел несо­вершеннолетних, а также осуществлен первый опыт примене­ния к ним режима пробации (воспитательного надзора), став­шей впоследствии одним из самых распространенных и, по мнению американцев, самых действенных методов обращения с несовершеннолетними правонарушителями. Федеральный закон США уже содержал предписание о рассмотрении дел несовершеннолетних в возрасте до 16 лет отдельно от дел взрослых преступников.

И все-таки это были лишь отдельные попытки, которые не меняли кардинально карательную направленность уголовной политики в отношении несовершеннолетних.

Первый суд по делам несовершеннолетних был создан в Австралии (1890г.), затем указанные суды были образованы в Канаде (1894г.) и в 1899г. в США.

Конечно, этот поворот в истории правосудия не был слу­чайным. Его готовила сама история ювенальной юстиции. Но необходим был особый импульс, чтобы стало ясно, что без специального правосудия для несовершеннолетних борьба с детской и юношеской преступностью обречена на неуспех. Импульс возник в виде небывалого роста преступности несо­вершеннолетних в самом конце XIX в. Достижения техниче­ского прогресса породили определенные новшества в эконо­мической сфере, изменившие привычные условия жизни об­щества. Европа конца XIX — начала XX вв. была буквально наводнена толпами юных бродяг и правонарушителей. Суще­ствовавшие в то время средства борьбы с преступностью можно оценить как неэффективные, а применительно к не­совершеннолетним — как провоцирующие новые преступле­ния.

На современном этапе день защита прав и законных интересов несовершеннолетних является одним из приоритетных направлений государственной социально-правовой политики Казахстана.

Суд назначив наказание несовершеннолетнему ,как правило, отправляет несовершеннолетнего в колонии, а по-другому в большинстве своем у нас в Казахстане не происходит, в первую очередь из-за недостаточности финансирования данной отрасли. К примеру, как показывает практика, пребывание в пенитенциарных учреждениях не только не исправляет малолетних преступников, но еще более закрепляет сформированную в процессе жизни, имеющегося семейного воспитания, отрицательную сторону поведения. Психологические исследования свидетельствуют, что через полтора года пребывания в условиях режимного учреждения происходят необратимые изменения в структуре личности, психике взрослого человека, затрудняющие его последующую реабилитацию и ресоциализацию в обществе. Можно предположить, что неокрепшая психика подростка «ломается» еще быстрее, а процесс восстановления становится еще более затратным и трудоемким. В итоге после того, как несовершеннолетний отбудет наказание и выйдет на свободу мы получим готового «уголовника», т.к. та среда в которой он будет находиться еще больше будет способствовать развитию его криминальной направленности.

Мы предлагаем во избежании этого обратить внимание на институт пробации. Необходимо создавать такие условия, чтобы осужденный мог отбывать наказание в обществе, а контроль за такими осужденными будут осуществлять уголовно-исполнительные инспекции. В Казахстане нет единого органа (службы),который занимался бы контролем и оказанием помощи осужденным отбывающим наказание и тем, кто вышел из колонии. Отсюда высокий уровень рецидива. Конечно создание такого органа потребует больших материальных затрат, но через определенный промежуток времени результат будет очевиден. Государство тратит большие средства на содержание несовершеннолетних в колонии, но становится очевидным тот факт, что большинство после освобождения встает на тот же путь, потому что опять таки, огромное влияние оказывает сама обстановка в колониях и получается замкнутый круг. А если создать единый орган, который будет заниматься осужденными и теми, кто вышел на свободу повторных рецидивов будет в разы меньше. Т.к. на сегодняшний в Казахстане уже действуют ювенальные суды, речь должна идти о формировании системы правосудия, что может быть продемонстрировано на примере уголовной юстиции. Концепция правовой политики на период с 2010г.до 2020г.,утвержденная Указом Президента РК от 24 августа 2009 года, определяет развитие ювенальных судов основным вектором развития судебно-правовой системы РК.

Сама деятельность уголовно-исполнительных инспекций РК не представляет оказание помощи в трудоустройстве, социальном сопровождении, т.е. не имеет того реабилитационного насыщения и акцента именно на оказание социальных услуг, как это принято в других странах. В действующем законодательстве в целом отражены правильные подходы к созданию в стране системы ювенальной юстиции, отвечающей современным международным стандартам ее организации и функционирования. Но время показывает, что процессуальное законодательство нуждается в доработке с целью максимальной детализации правовой процедуры по делам несовершеннолетних и дальнейшего внедрения принципов ювенальной юстиции в судопроизводство. Прежде всего в законе должны быть отражены следующие правовые идеи: 1) несовершеннолетний, предстающий перед судом, признается не правонарушителем, а особым субъектом; 2) необходим учет как индивидуальных особенностей ребенка, так и региона его проживания; 3) требуется функционирование наряду с судами служб по профилактике правонарушений несовершеннолетних; 4) наряду с мерами правового воздействия должны быть активно задействованы программы, преследующие цели социальной коррекции несовершеннолетних, осуществляемые специальными службами социальных работников при судах.

В настоящий момент в процессе фигурируют педагог и психолог, предназначением которых является содействие органу, ведущему уголовный процесс, в доказывании. Несовершеннолетнему же «содействует» защитник, который вряд ли обладает знаниями детской психологии, и, поскольку это не предусмотрено законом, не адаптирует свои функции применительно к ситуации. Необходимо взять за основу идею "Пекинских правил" в рамках уголовной ювенальной юстиции надо сделать всё таким образом, чтобы  несовершеннолетний правонарушитель больше не совершал преступлений, через восстановление его прав (на образование, на поддержку со стороны семьи, возможность трудоустроиться, получить профессию, получить необходимую психологическую, медицинскую помощь и т.д.) обеспечить безопасность общества, вернуть правонарушителя к нормальной жизни в обществе как законопослушного его члена.

Мы считаем в силу указанных обстоятельств, специфика процесса в отношении несовершеннолетнего требует привлечения представителей специальной службы социальных работников. Успешно реализуемая в ряде стран практика внедрения указанных служб показывает, что содержание их деятельности может составлять: получение первичной информации о несовершеннолетнем, совершившем правонарушение; знакомство с несовершеннолетним, его семьей и окружением, условиями жизни и развития, выявление социальных проблем; установление психологического контакта с несовершеннолетним и привлечение специалистов в области психологии при проведении социально-психологического исследования; проведение индивидуальной профилактической работы в отношении родителей или заменяющих их лиц; оказание помощи несовершеннолетним в решении проблем с окружающим его социумом; содействие в трудовом и бытовом устройстве, организации досуга; направление в учреждения восстановительного обучения или формирования навыков обучения; содействие в направлении в медицинские учреждения; разработка и использование.

На сегодняшний день в отношении несовершеннолетних, совершивших общественно опасные деяния, содержащие признаки преступления, не достигших возраста уголовной ответственности, фактически действует непроцессуальная система отправления правосудия. Вследствие этого несовершеннолетний преступник в большей степени защищен государством, чем малолетний правонарушитель.

Представляется целесообразным ввести в раздел «Особые производства» УПК отдельную главу «Особенности рассмотрения дел об общественно опасных деяниях несовершеннолетних, не достигших возраста уголовной ответственности». В указанной главе следует четко отразить особенности как досудебной подготовки материалов по соответствующей категории дел, так и их судебного рассмотрения (ст. 495 УПК), устанавливающая возможность освобождения несовершеннолетнего от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия, должна быть дополнена детальной регламентацией действий, касающихся установления и изменения сроков его пребывания в специализированном учреждении для несовершеннолетних.

Одновременно следует ввести нормы, устанавливающие возможность и порядок прекращения в ходе предварительного следствия и судебного заседания уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего, совершившего преступление небольшой или средней тяжести, с применением в отношении него принудительных мер воспитательного воздействия. Для возможности правильного функционирования ювенальной юстиции необходимо создать в стране систему подготовки специализированных кадров. Необходимо заблаговременно организовать при высших учебных заведениях педагогического профиля отделения социально-правовой защиты несовершеннолетних для углубленного изучения правовых, медицинских, психологических и других вопросов, относящихся к указанным субъектам, при высших учебных заведениях юридического профиля - специализированные отделения по подготовке судей, сотрудников правоохранительных органов и адвокатов для органов ювенальной юстиции.

В заключении следует сказать, о том, что назрела острая необходимость создания отдельного самостоятельного кодекса, регулирующего деятельность всей ювенальной системы Республики Казахстан.

Список литературы:

1. Бычкова С.Ф. Перспективы развития. - Алматы, 2006.




Жетпісова А., Л.Н.Гумилев атындағы Еуразия ұлттық

университетінің 2 курс студенті

Ғылыми жетекшісі: Төлепенов Ж.К., аға оқытушы
ӘСКЕРИ ҚЫЗМЕТШІЛЕР АРАСЫНДАҒЫ ӨЗАРА

ҚАРЫМ-ҚАТЫНАСТАРДЫҢ ЖАРҒЫЛЫҚ ЕРЕЖЕЛЕРДІ БҰЗУЫ

Мақалада бір-бірінің арасында бағыныштылық қатынастары болмаған кезде әскери қызметшілердің арасындағы өзара қарым-қатынастардың жарғылық ережелерді бұзуға қарсы қылмыстық-құқықтық күрестің теориялық-қолданбалы мәселелері зерттелген,аталған қылмыстың толық қылмыстық-құқықтық сипаттамасы берілген, сондай-ақ осы саладағы қолданыстағы қылмыстық заңдылықты жетілдіру бойынша нақты ұсыныстар жасалған.
Кілтті создер: Әскери прокуратура, Қарулы Күштер, әскери тәртіп



The theme of the this research represents questions of the criminal-legal fight with breaches of the authorized rules of the relations between military men in the absence of between them relations of subordination, is given criminal-legal feature, as well as are worded concrete offers on improvement of legislation in sphere of the military authorized relations.
Keynotes: legislative, military authorized relations, rules
Әскери прокуратура органдарының жауапты тұлғалары үшін, Қазақстан Республикасының кез-келген азаматы үшін және әке-ана, бауырлар үшін тәуелсіз мемлекетімізде әскери тәртіпті нығайту мәселесі алдыңғы орында. Көзді жұмып,бәрі жақсы деуге тағы болмайды. Толық қоғамға және мемлекетке тән барлық дерлік негативті және позитивті үрдіс әскерде көрініс табады. Біз әскери тәртіп жағдайына талдау жасап,әскери қызметшілердің құқық бұзуына мүмкіндік туғызатын жағдайлар мен себептерін анықтап, оларды жоюға шаралар белгілеп, прокурор тұрғысынан қадағалауды күшейтуіміз қажет.

Қазақстан Республикасының Қарулы Күштерінде және басқа да әскерлер мен әскери құрамаларындағы әскери тәртіпті нығайтуға қатысты мәселелер көптеген нормативті құжаттармен реттеледі. Қарулы Күштердің жалпы әскерлер жасағы Жарғысына Қазақстан Республикасы Президентінің қаулылары: 1994 жылы 23-қарашада қабылданған «Әскери тәртіпті нығайту шаралары және Қазақстан Республикасының Қарулы Күштеріндегі құқық бұзушылармен күресті күшейту туралы» және 1995 жылы 17-наурызда қабылданған «Қылмыспен күрестің шұғыл шаралары мен құқықтық тәртіпті нығайту туралы», 2005 жылы 28-қазанда қабылданған «Әскери қылмыстар туралы сот тәжірибесі туралы» ҚР Жоғарғы сотының нормативті Қаулысы және басқа да нұсқаулары мен бұйрықтары кіреді. Осы нормативті құжаттарға сүйене отырып, соған сәйкес жоспарланған шаралар өңделуде және әскери тәртіп жағдайларына талдау жасалынуда.

Алайда, біз қабылданып жатқан шаралардың кемшіліктері мен тиімсіздігін анықтап, жұмыста формализм мен бір қалыптылығын басым етіп, жаңа әдістер мен тәсілдердің болмауын қадағалауға тиіспіз.

Бізді Қазақстан Республикасының Қарулы Күштеріндегі құқықтық тәртіп пен әскери тәртіпті бұзу, жарақаттану мен өлімнің, сонымен қатар жарғылық емес қатынастар санының өсуінің жалғасуы толғандырмай қоймайды. Прокурорлық бірнеше тексеріс тәртіптік дөрекі қылмыс жасаудың сандық көрсеткіші, әскери тәртіптің жағдайы жұмыстың нақты жағдайына тойтарыс бермейді. Көбінесе әскери тәртіптің дөрекі қылмыс фактілері әскери бөлімдердің сол орындарында және орталық әскери басқару орталықтарында жасырылып, сырт көзге әскерде алдамшы амандық пайда болады.

Мысал ретінде, 31431 әскери бөліміндегі контрактілі қызметтің старшинасы Агыбаев Ж. мен қатардағы жауынгер Керінбаевтың арасындағы жарғылық емес қарым-қатынасын келтірсем болады. Көрсетілген факті бойынша Аягөз гарнизонының әскери прокуратурасында қылмыстық іс қозғалды.[1]

Былтырғы жылмен салыстырғанда бөлімді өз еркімен қалдыру, қызмет жағдайын теріс пайдалану, қарауылдық қызметті бұзу, мемлекеттік меншікті ұрлау және қарулар мен ату жарақтарына қатысты қылмыстар саны айтарлықтай өзгерген жоқ. Сонымен қатар тәжірибе жүзінде жарғылық емес қарым-қатынаспен байланысты қылмыстар саны да бұрынғы күйінде қалды.

Көрсетілген мәселелердің себептерін талдай келе, келесіні айта кеткен жөн: жауынгерлік дайындау ұйымының командирлік іс атқару жұмысының нашарлығы, жеке тәрбиелік жұмыс, әскер ұжымының моральды-психологиялық тұрғыда немқұрайлы білімі, формализмнің басымдығы және тиісті міндетті тұлғалардың жұмысында жауапкершіліктерінің жоқтығы. Әскер қатарына шақырылған жас солдаттардың психологиялық бейімделу мәселесіне міндетті көңіл бөлінбейді. Суицидке алдын алу шаралары нашар ұйымдастырылған. Ең үлкен мәселелердің бірі «дедовщиналықтың» көптеп таралуында. Тіл тигізу және күш көрсету жағдайларының тәжірибе жүзінде барлық әскери бөлімдерде болатындығын мойындағанымыз жөн. Әскери шарттарындағы криминологиялық специфика әскери қызметтің демографиялық, әлеуметтік, әлеуметтік-психологиялық және басқа да ерекшеліктерімен байланысты болып табылады.

Солардың бірнешеуіне тоқтала кетсем,



  • қарулы күштерде 18-27 жас аралығындағы жастар шоғырланған, ал бұл жас аралығы бүкіл әлемде қылмыстық белсенділіктің ең жоғары көрсеткіші болып табылады.

  • Солдаттар мен сержанттар ата-ана, бауырлары, жақындарынан және криминологиялық уәждің әлеуметтік-психолгиялық негізі болып табылатын еңбек ету, тынығу сияқты жалпы өмір сүрудің күнделікті іс әрекеттерінен ажырайды.

  • әскери қызметкерлердің мінез-құлықтары, өмірі, күнделікті тіршілігі, демалуы максималды түрде регламенттелінген және кей жағдайда құқыққа қарсы мінез-құлық ретінде сараланып, алаңдаушылық туғызуы мүмкін.

  • Жас ерлердің жабырқаңқылық пен тұйықтық мінездерінің басымдығы казармалық шарттарда жеке дара қақтығыстың жиілеуіне апарып соғады.[2]

Әскери тәртіпте құқық бұзушылар қылмыстық жаза тағайындау сияқты әр түрлі әдістерге сүйенеді.

Қазақстан Республикасының қолданыстағы Қылмыстық кодексінің 370-бабына сәйкес бір-бірінің арасында бағыныштылық қатынастары болмаған кезде әскери қызметкерлердің арасындағы өзара қарым-қатынастардың жарғылық ережелерін ұрып-соғу, денсаулыққа зиян келтіру немесе өзге күш қолдану, не ар-ожданы мен қадір-қасиетін кемсіту немесе жәбірленушіні масқаралауға байланысты бұзу – екі жылға дейінгі әскери қызметі бойынша шектеуге не алты айға дейінгі мерзімге қамауға, не екі жылға дейінгі мерзімге түзеу жұмыстарына, не екі жылға дейінгі мерзімге тәртіптік әскери бөлімде ұстауға жазаланады. Дәл сол әрекет бірнеше рет, екі немесе одан да көп адамға жасалса; адамдар тобы, алдын-ала сөз байласқан адамдар тобы немесе ұйымдасқан топ жасаса; қару қолданып жасаса; денсаулыққа орташа ауырлықтағы зиян келтірсе – бес жылға дейінгі мерзімге бас бостандығынан айыруға жазаланады. Осы баптың бірінші немесе екінші бөліктерінде көзделген, ауыр зардаптарға әкеп соққан әрекеттер – он жылға дейінгі мерзімге бас бостандығынан айыруға жазаланады. Сонымен қатар ҚР Қылмыстық кодексінің 369-бабында бастыққа қатысты күш қолдану іс-әрекеттерге қатысты, 371-бабында әскери қызметшіге тіл тигізуге, 380-бабында билікті теріс пайдалану, биліктің асыра қолданылуы немесе әрекетсіздігіне қылмыстық жауапкершіліктер қарастырылған. әскери қылмыстың алдын алуда, әсіресе жариялық емес қарым-қатынаста қылмыстық іс бойынша сот прцесінің пайдасы зор болып табылады.[3]

Алайда, 2001 жылы 21-маусымда жәбірленуші мен кінәлі тұлғаны татуластыруға қатысты қылмыстық жауаптылықтан босату туралы Қазақстан Республикасының Жоғарғы Сотының «ҚР Қылмыстық кодексінің 67-бабының қабылдануы бойынша сот тәжірибесі» нормативті Қаулысы жарыққа шыққандығын айта кеткен жөн. Қаулының 14-бабында «бір уақытта екі объектіге қастандық жасау жұмысына қатысты Қылмыстық кодекстің 67-бабы қолданылатындығы...» айтылады. Сонымен қатар ҚР Қылмыстық кодексінің 67-бабы қызметтің белгіленген тәртібіне қастандық жасау, тікелей жеке дара арасындағы қарым-қатынасқа қатысты әскери қылмыстарға қылмыстық істің негізі ретінде қолданылады. [4]

Ережеге сәйкес, жаңадан қабылданған әскери қызметшілерді өздерінен үлкен қызметкерлер, кей жағдайда командирлер қысымға алып, еріксіз түрде кінәлі тұлғамен татуластырады, соның нәтижесінде қылмыстық іс тоқтатылып, кінәлі тұлға жазадан босатылады. Міне, осындай жағдайлар жарғылық емес қарым-қатынасқа әкеп соқтырады.

Осылайша тұлғаның жасаған қылмысына сай лайықты жазаланбауынан жазаның бұлтартпастығы - қылмыстық құқықтың жүзеге асырылмаған қағидасы болып қалады. Бұдан кінәлінің жазаланбауын көрген жас күресшінің психологиясы зардап шегеді.

Әскери қызметшілердегі тағы бір ірі мәселе ретінде есірткі қабылдау мен алкогольді ішімдік қолдануды айтсам болады. Соңғы жылдар көрсеткіші бойынша әскери қызметкерлердің зорлау қылмысына апаратын жағдай кінәлі тұлғаның немесе жәбірленушінің мас күйде болуы. Зерттеу жұмыстарындағы мәлімет бойынша мас күйде зорлау қылмысынтарының 17%-ы кінәлі, 7%-ы жәбірленуші тұлғалар. Осындай жағдайда жәбірленушілердің 21%-ы өз еркімен бөлімнен кетті, 0,4%-ы өзін-өзі өлтіргендер, 0,2%-ы зорлауға жауап қайтарып, ақысын алғандар.[5] Мұндай жағдай әскеи бөлімдерде көптеп кездесетінін және қаншама әскери қызметшілер осы қылмыстың құрбаны боп жатқандығын біле тұра, көбісі жоғарыда атап өткен әділетсіздікке жол береді, әскери қызметшілердің тек 14%-ы ғана өзінің зорланғаны жөнінде әскери қолбасшыны ақпараттандырған. Осы жағдайға қатысты 1992 жылы 18-желтоқсанда қабылданған (1998 жылы 15-мамырда және 2004 жылы 18-маусымда өзгерістер мен толықтырулар енгізілген) Қазақстан Республикасының Жоғарғы сотының « Заң шығару органының сот тәжірибесінде жеке және заңды тұлғаның өз намысын, абыройы мен іскерлік беделін қорғау» туралы нормативті Қаулысы қабылданды. Яғни намыс – бұл дегеніміз, тұлғаның қоғамдағы бағасы, оның әлеуметтік және рухани сапасының өлшемі; абырой – бұл дегеніміз, тұлғаның өзінің жеке қасиеттеріне, қабілетіне, қоғамдағы орнына, дүниеге көзқарасына өзіндік баға беруі; іскерлік бедел – бұл дегеніміз, тұлғаның қоғам ойымен анықталатын іскерлік абыройы.[6]

Сонымен қатар,таң қаларлық жағдай Қорғау Министрлігінің тәрбие және әлеуметтік-құқықтық жұмыстары жөніндегі департаменті, басқа да әскерлердің аналогиялық құрылымдық бөлімшелері және әскерлік ұйымдарда жоғарыда аталған құқықбұзушылықтарға ескерту жасау мен алдын алу мақсатында жоспарланған тәрбиелік және әлеуметтік-құқықтық шаралар өткізілмейді. Мұндай шаралардың өткізілмеу себебі ретінде жүзеге асыру дисциплинасының әлсіздігі деп көрсетсем қателеспеспін.

1998-2010 жылдар аралығында елімізде 17175 әскери қылмыс тіркелген, оның 18%-ын өзара қатынастың жарғылық ережесін бұзғандарға қатысты әскери қылмыстар алып тұр. Алайда тек осылар басқа да қылмыстардың жасалынуының азық ортасы болып табылады : әскери қызметтен ауытқу, күштеп алушылық ( ұялы телефонға бірлік толтыру), ату жарақтары мен қарулар ұрлау, бастыққа қатысты зорлау әрекеттері және т.б. Статистикалық мәліметтер бойынша әскери қызметшілер арасындағы өзара қатынастың жарғылық ережелерін бұзу басқа әскери қылмыстар категориясының 68%-ына , ал жалпы қылмыстың 32%-ына себеп болады екен.[7]

Қорытындылай келе, осы мәселеге қатысты мынадай ұсыныстар енгізгім келіп отыр:


  • әскери қызметкерлердің ұлттық біркелкі еместігі яғни ұлтқа, жұзге бөлінуінен пайда болатын қарсылық, қақтығыстар әскери күштеу қылмыстарына мүмкіндік туғызатын негізгі факторлардың бірі болып табылады.

  • Қолбасшының немесе бастықтың әскери тәртіпті нығайту қызметінде негізгі құнды белгісі - оның алдын алу шаралары, сәйкесінше жеке тұлғаның моральды-психологиялық жағдайы болып табылады. Осыған байланысты әскерлерде діни-тәрбие жұмыстары институты ашылса деймін.


Қолданылған әдебиеттер:

  1. «Әділ сот» газеті, 17.05.2010 жыл, 5-6 б.

  2. «Заң және заман», №10, 2008 жыл, 60-61 б.

  3. ҚР Қылмыстық кодексі, 15.08.2008 ж. – Алматы, 2011.

  4. ҚР Жоғарғы Сотының «ҚР Қылмыстық кодексінің 67-бабының қабылдануы бойынша сот тәжірибесі» нормативті Қаулысы, 21.06.2001ж.

  5. www.law.kz

  6. ҚР Жоғарғы сотының «Заң шығару органының сот тәжірибесінде жеке және заңды тұлғаның өз намысын, абыройы мен іскерлік беделін қорғау» туралы нормативті Қаулысы,18.06.2004 ж.

  7. «Фемида» газеті, 15.10.2010 ж. Алматы.


Исламбеков А.С., студент 2 курса Евразийского национального

университета им. Л.Н.Гумилева

Научный руководитель: Шакенов М.А., к.ю.н., старший преподаватель

ПРОБЛЕМЫ «КОНЦЕПЦИИ РАЗВИТИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В КАЗАХСТАНЕ НА 2006-2011 ГОДЫ»
Бұл мақалада «Қазақстандағы 2006-2011 жылдары азаматтық қоғамының дамуының концепсиясына» негіздетен, біздің еліміздің сыртқы аумақтарындағы азаматтық қоғамының ламуының мэселелері қарастырылады.
This article describes the problems of civil society development in peripheral regions of our country, based on the «Concept of civil society development in Kazakhstan for 2006-2011».

Развитие современного Казахстана как демократического, правового и социального государства зависит исключительно от предприимчивости граждан и дальнейшего развития гражданского общества. Именно для этой цели наш президент одобрил своим указом «Концепцию развития гражданского общества в Республике Казахстан на 2006-2011 годы». Согласно ей, в этот год развитие гражданского общества примет системный и необратимый характер. Однако, в тоже время, на уровне периферийных районов нашей страны заметен довольно низкий уровень правосознания граждан в отношении гражданского общества. А ведь именно это, могло бы повлиять на решение многих проблем внутри страны, в частности и проблемы с коррупцией.



Цель моей статьи, заключается в выявлении проблем гражданского общества на данной стадии развития нашей страны. А также выявление проблем вышеназванной концепции по отношению к периферийным регионам.

В своей статье, под периферийными регионами страны я имею ввиду большую часть регионов, которые входят в области и не являются промышленными, культурными или экономическими центрами. В них наблюдаются проблемы с развитием гражданского общества, население является довольно пассивным по отношению к общественным объединениям. И в этот список попадают множество регионов нашей страны, отдалённых от метрополии. И именно от развития институтов гражданского общества в этих регионах зависит уровень правосознания народа.



Также, рассмотрев проблемы, я выявил возможные пути решения, которые не входили в план мероприятии правительства, согласно вышеназванной концепции. Но они всё ещё могут быть эффективными для развития гражданского общества и совершенствования демократии в нашем государстве.

Гражданское общество - общество, где главным действующим лицом и субъектом происходящих в нем процессов и отношений выступает человек со всей системой его потребностей, интересов и ценностей. Это понятие также обозначает всю совокупность существующих независимо от государства и его органов общественных отношений: политических, экономических, культурных, национальных, религиозных, семейных и других, отображает многообразие частных интересов.

Граждане демократического государства пользуются правом индивидуальной свободы, но в то же время они вместе с другими государственными институтами разделяют ответственность за построение будущего.

Гражданское общество достигает высокого уровня развития только в условиях демократической политической системы, где отношения между властью и гражданским обществом строятся на основе публичного соглашения. Демократические процедуры в гражданском обществе основываются на публичном праве оценивать качество деятельности власти и на механизмах влияния на власть в интересах общества.

Задача гражданского общества - быть посредником между индивидуумом и государством.

Целью гражданского общества является защита интересов каждого члена общества, представление его интересов перед лицом власти и общества, общественный контроль за деятельностью власти и формирование внутренней и внешней политики этого общества.[1]

Также я считаю подходящим, отнести слова Гегеля к теме данной статьи: «В наших современных государствах, граждане лишь в ограниченной мере принимают участие во всех общих государственных делах, однако необходимо предоставить нравственному человеку, кроме частной цели, ещё и всеобщую деятельность».[2, 233]

Демократическое гражданское общество неотделимо от правового государства, точно так же как правовое государство неотделимо от гражданского общества. Гражданское общество выступает оборотной стороной правового государства, они не существуют друг без друга. Формирование гражданского общества представляет собой необходимое условие перехода к правовой государственности, равно как правовое государство является фактором, способствующим превращению общества в гражданское целое. Игнорирование этой закономерности проявляется в попытках посттоталитарных государств перейти к правовой государственности до создания гражданского общества. Однако подобный переход не может быть осуществлен в короткий срок, поскольку форсирование этого процесса ведет к разрушительным экономическим и социально-политическим последствиям.[3]

В развитых странах, а также ряде транзитных стран признается факт, что субъекты гражданского общества являются более гибкими структурами по сравнению с государственными органами. В результате нередко оказывается выгоднее передавать им средства в обмен на четкие, конкретные и конструктивные обязательства с их стороны, чем создавать дополнительные организации самому.[4]



Начавшиеся в конце 1980-х и начале 1990-х годов коренные реформы в экономической, социальной и политической сферах стимулировали создание общественных объединений для защиты прав и интересов различных социальных групп.

Одними из первых в Казахстане появились независимые профсоюзы, представлявшие интересы работников негосударственного сектора экономики. Активно институционализировались средства массовой информации, общественные и религиозные объединения, политические партии. Наиболее ярким проявлением гражданского самосознания явилось общественное движение «Невада - Семипалатинск», которое ставило своей задачей закрытие ядерных полигонов.

В 2001 году был принят Закон Республики Казахстан «О некоммерческих организациях», в 2002 году - Концепция государственной поддержки неправительственных организаций.

25 июля 2006 года президентом был подписан указ «О концепции развития гражданского общества в Республике Казахстан на 2006-2011 годы», вместе с которым был утверждён план мероприятий по реализации этой концепции. Как мы видим, основным направлением развития гражданского общества, согласно этой концепции и её плану, была поддержка и развитие НПО (неправительственных организации) при помощи социальных заказов - форма реализации социальных программ, проектов, а также отдельных мероприятий, направленных на решение социальных задач республиканского, отраслевого и регионального уровней, обеспеченных за счет бюджетных средств, посредством заключения договора на осуществление государственного социального заказа.[5]

В 2003 году во время проведения первого пилотного конкурса проектов НПО в Министерство культуры и информации Республики Казахстан поступило 120 заявок от 109 НПО, комиссией было признано победившими 20 проектов на общую сумму 10,7 млн. тенге. В 2006 году государством было выделено порядка 200 млн. тенге на реализацию социального заказа. В 2007 году конкурс социально значимых проектов проведен по 70 лотам на общую сумму 299 028 000 тенге, в котором приняли участие 154  НПО, представившие 392 заявок.[6]

Но всё же, в Казахстане существует проблема, к которой и обращена эта статья – она заключается в том, что большинство населения в районах пассивно, и абсолютно не проявляют желания участвовать в организации НПО, что конечно же сказывается на всём развитии гражданского общества.



Как мы видим, государство выделяет огромное количество бюджетных средств на развитие институтов гражданского общества. Но действительное развитее происходит только в больших городах, где засело большинство неправительственных организаций (НПО) нашей страны.

Так мы видим одну из проблем – большинство НПО располагаются и действуют только в крупных городах и важных регионах, что сказывается на слабом развитии гражданского общества в регионах страны. Некоторая часть населения в периферии не участвовало в становлении гражданского общества нашей страны и не проявляет никакой активности.

Причиной этому и одновременно другой проблемой является низкий уровень правосознания в периферийных регионах. Большинство населения просто не оповещены в достаточной мере про НПО или просто не обращает на них внимания, а ведь они – главный фактор существования таких институтов гражданского общества.

Ещё одной проблемой является отсутствие человеческих ресурсов у НПО. Большинство НПО создавались благодаря плану мероприятии государства для развития гражданского общества, но позже, интерес к НПО отпал среди самих работников, и это привел к тому, что большинство НПО сейчас существуют просто формально, и не имеют никаких возможностей участвовать в жизни общества, а существуют только в основном за счёт конференции и СМИ.

Всё это показывает, что методы правительства, используемые согласно плану мероприятий «Концепции развития гражданского общества в Республике Казахстан на 2006-2011 годы» не оправдали себя в большей части нашей страны.

И именно для этого следует разработать новую концепции на будущие годы, которая примет на себя новые пути развития гражданского общества, неучтённые в прошлой концепции, и приведшие к проблемам развития.

Считаю, что к этим путям, и способам решения существующих проблем можно отнести:

1. Используя СМИ и отдельно исполнительные органы и побуждая НПО, проводить бесплатные курсы для населения, по увеличению правовой грамотности. Это приведёт ко всеобщему развитию правового сознания в людях и укреплению гражданского общества.

2. Широкая агитация и реклама НПО и идей гражданского общества в СМИ. Правительство должно издавать социальные заказы для НПО, которые побуждали бы участвовать их в массовой агитации. Всё это приведёт к привлечению большего количества граждан в общественные объединения и НПО, что существенно скажется на развитии гражданского общества. Это увеличит роль общественных объединений в жизни общества и самих людей.

3. Стимулировать объединение усилии различных мелких НПО в единый план работы по установлению гражданского общества как в центральных, так и в периферийных регионах нашей страны.

Правительство может побудить НПО через социальные заказы и агитацию.

Это приведёт к образованию сильных общественных объединений, которые будут представлять интересы широких масс населения.

Все эти пути решения связанны со Средствами Массовой Информации, что является естественным, учитывая уровень их роли в жизни общества.



Выполнение этих решении приведёт к окончательному соединению населения и институтов гражданского общества, которые представляют НПО. В стране окончательно закрепится сильное гражданское общество, а следовательно будет большой шаг в развитии правового и демократического государства.

Развитие гражданского общества является важным условием для создания демократического, светского, правового и социального государства. Общественный прогресс, демократическое развитие, экономический подъем возможны при активном участии граждан во всех важных сферах жизнедеятельности общества.

Доверие и уважение власти со стороны общества являются прочным фундаментом социального мира и согласия, политической стабильности и, следовательно, устойчивого развития нашей Родины.

Список литературы:


  1. Концепция развития гражданского общества в Республике Казахстан на 2006-2011 годы. (online.prg.kz)

  2. Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990.

  3. http://www.zakon.kz/205103-obshhestvennye-obedinenija-kak-institut.html

  4. Шоманов А.Ж., Морозов А.А. Потенциал институтов гражданского общества в обеспечении социальной стабильности в Казахстане//Аналитик.- 2003.- №5. стр. 37

  5. Закон Республики Казахстан от 12 апреля 2005 года № 36-III «О государственном социальном заказе»

  6. http://www.mk.gov.kz

  7. http://www.inform.kz/rus/article/2334033



Каталог: bitstream -> handle -> 123456789
123456789 -> Р. ТҰрысбек әдеби сын: МҰрат пен міндет
123456789 -> Қазақ халық педагогикасы негізінде оқушыларды еңбекке тәрбиелеу
123456789 -> Д. И. Кенжалиев, Р. Мырзакулов Статистикалы› физика, термодинамика жЩне физикалы› кинетика негіздері «Физика (білімтану)»
123456789 -> Әлеуметтану социология Х. Гусейнова tеоретические подходы к телевизионной критике
123456789 -> Қазақстан жастарының азаматтық Ұстанымы
123456789 -> Саясаттану политология қ.Ғ. Даркенов ислам конференциясы ұйымы: ҚҰрылу тарихы, БҮгінгі жағдайы және келешегі
123456789 -> Кенжәлиев Д. И. l Аспан механикасы


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет