Штафун н. В. Амплификация в произведениях в. С. Высоцкого «гамлетовского периода»



Дата30.04.2016
өлшемі118.15 Kb.
ШТАФУН Н.В.

АМПЛИФИКАЦИЯ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ В.С.ВЫСОЦКОГО

«ГАМЛЕТОВСКОГО ПЕРИОДА»
В 1971г. в Театре на Таганке состоялась премьера спектакля «Гамлет». Заглавную роль в нем сыграл Высоцкий. Это работа стала центральным событием всей творческой биографии поэта-актера. Рефлексия датского принца стала той духовной аурой, в которой русский художник осознал свой масштаб и свою судьбу, в которой произошло его полное духовное становление. Лирику этого периода можно назвать «гамлетовской» в том смысле, что она создана поэтом-философом, прикоснувшимся к «последним вопросам» бытия [Кулагин, 1997]. Лирика этого периода кажется нам наиболее показательной, её называют исповедальной, так как именно в это время автор задает себе вопросы о себе и о мире, и вообще о месте человека в этом мире. Также этот период привлек нас обилием амплификаций. В ходе исследования было проанализировано 81 стихотворение и выявлено 239 амплификаций. Амплификации мы расклассифицировали на основании частотности их употребления. Амплификации данного периода на 46% – представлены градациями, на 26% –сравнениями на 22% – антитезами, на 4% – плеоназмами, 2% – оксюморонами.

1.Градация. Градация — амплификация, в которой один и тот же признак получает несколько последовательных наименований, которые располагаются в порядке убывания или усиления признака.

Все градации можно подразделить на два основных вида:

1.1.в зависимости от числа компонентов;

1.2. от усиления или ослабления признака.

1.1. Классификация градаций по количеству компонентов. В стихотворениях данного периода было выявлено 108 градаций, из них 46% – составляют двойные градации, 41% – тройные градации, 8% – четверные, 7% – блочные, 1% – пятерные градации.

1.1.1.Двойные градации:

«Но, как индусы, мы живем надеждою смертных и тленных» («Баллада об оружии»); Компоненты этой градации равнозначны: «смертные» – живущие не вечно, такие, которых ждёт смерть, «тленные» – подверженные тлению, живущие не вечно [Александрова, 1986: 543] Следовательно, имеет место нейтральная градация.

«Я должен петь до одури, до смерти» («Певец у микрофона»). «Петь до одури» – до помрачения сознания, «петь до смерти» – петь до полной потери сознания, «прекращения жизнедеятельности» [Ожегов, Шведова, 1997:735]. Данную градацию можно рассматривать как восходящую.

1.1.2. Тройные градации.

«И там творил, и мыслил, и дерзал» («Баллада о Кокильоне»). В один градационный ряд ставятся глаголы: «творить» – творчески создавать, «мыслить» – работой мысли, ума сопоставлять данные опыта, обобщать познанное; «дерзать» – смело стремиться к чему-то благородному, новому [Ожегов, Шведова, 1997:791,372,162]. Эти глаголы не являются синонимами, но здесь можно говорить о контекстуальной синонимии, так как автор, детально передаёт действия гения Кокильона, «скромного учителя», любившего «наукой баловаться» и непонятого окружающими [Кулагин, 1997:142].

Эту градацию можно отнести к нисходяще-восходящей.

«Нет острых ощущений – всё старьё, гнильё и хлам» («Баллада о гипсе»). В этой строке «острым ощущениям» противопоставлены синонимичные существительные «старьё, гнильё, хлам» (всё бесполезное, ненужное), которые можно отнести к нулевой градации.

1.1.3.Четверные градации.

«Мы ползём, бугорки обнимаем, Кочки тискаем – зло, не любя, И коленями Землю толкаем – От себя, от себя!» («Мы вращаем Землю»). Интерпретация градации следующая: «ползём», «бугорки обнимаем», «кочки тискаем», то есть, вращаем Землю. Обращает на себя детализация третьего компонента градации: «Кочки тискаем – зло, не любя». Именно он передаёт эмоциональный настрой градации: насколько надоело бойцам кланяться немецким пулям и ползать по родной земле, но они согласны «тискать кочки» и «обнимать бугорки», чтобы хотя бы таким способом вращать Землю.

«Мы рубим прошлое сплеча, – Но бьём расслабленной рукой, Холодной, дряблой – никакой («Мы все живём как будто, но…»). В.С.Высоцкий, иронизируя над современным поколением, показывает его беспомощность. Рука этого поколения «расслабленная, холодная, дряблая, никакая». «Расслабленная» – лишённая энергии, силы. «Холодная» – «не дающая тепла». [Ожегов, Шведова, 1997:867]. «Дряблая» – лишённая упругости, крепости, вялая. Последний компонент градации выносит приговор всему поколению как «никакому», то есть ни на что не способному. Данную градацию можно рассматривать как восходящую.

1.1.4. Блочные градации. «Блочные градации предполагают соединение различных градаций» [Изотов, 2000:16].

«Сгинь сатана, изыди хриплый бес» («Я к вам пишу»). Эта градация сочетает две двойных. Первая градация – «сгинь – изыди», вторая – «сатана – бес». «Сгинь» – уйди, провались. Характерно, что этот глагол употребляется преимущественно в просторечной речи. «Изыди» имеет такое же лексическое значение, но относится к церковно-славянской речи, и, следовательно, оказывает на «бесов» большее воздействие. Данную градацию можно рассматривать как восходящую.

Компоненты второй градации «сатана – бес» являются синонимами, так как обозначают злого духа, противостоящего Богу [Александрова, 1986:.96] Но «бес» – дух, стоящий ниже по иерархии, чем сатана, который в переводе с древне еврейского означает «властелин ада» [Словарь иностранных слов, 2004:412]. Градацию можно отнести к нисходящей.

Компоненты обеих градаций слиты в одно целое, что создаёт картину полнейшего неприятия лирического героя толпой.

«Но, мученик науки, гоним и обездолен, Всегда в глазах толпы – он химик-шарлатан, – И из любимой школы в два счёта был уволен, Верней – в три шеи выгнан, непонятый титан («Баллада о Кокильоне»). Эта градация сочетает две градации: тройную и четверную. Первая градация («мученик науки», «химик-шарлатан», «непонятый титан») неградационна, поскольку признак во всех трёх компонентах остаётся неизменным.

Вторая градация состоит из четырёх компонентов. Первые два представлены экспрессивными глаголами: «гоним» – принуждён удалиться, «обездолен» – сделан несчастным [Ожегов, Шведова,1997:134,426.]. Два последующих компонента представляют собой фразеологические единицы: «в два счёта (был уволен)», «в три шеи выгнан», то есть, удалён насильственным образом, очень быстро, без объяснения причин [Фразеологический словарь русского языка, 1967:129].

Элементы блочной градации тесно переплетены между собой, что создаёт картину полнейшего неприятия гения Кокильона толпой.

1.1.5. Пятерная градация.

«Я перетру серебряный ошейник И золотую цепь перегрызу, Перемахну забор, ворвусь в репейник, Порву бока – и выбегу в грозу («Когда я отпою и отыграю…»). Интерпретация данной градации следующая: крайнее нетерпение героя к окружающим условиям, мечта – сбросить себя оковы и вырваться на свободу.

1.2. Классификация градаций, основанная на усилении (климакс) или ослаблении признака (антиклимакс).

Из 108 градаций климакс (восходящая градация) составляет 50%, нейтральные градации – 25%, антиклимакс (нисходящая градация)– 14%, восходяще-нисходящая – 10%, нисходяще-восходящая – 1%.

1.2.1. Климакс. Климакс (восходящая градация) — амплификация, в которой один и тот же признак получает несколько последовательных наименований, которые располагаются в порядке усиления признака.

«Не шевелись, не двигайся, не смей» («Певец у микрофона»). Глаголы «шевелиться» и «двигаться» относятся к одному синонимическому ряду, но имеют разные оттенки значения: «шевелиться» – слегка двигаться, а «двигаться» – находиться в движении. [Александрова, 1986:184].Глагол «сметь» имеет значение «осмеливаться» [Ожегов, Шведова,1997:735]. Все глаголы даны с отрицанием. Лирическому герою запрещаются не только какие-либо движения, но даже и сама мысль о них.

«Ах, это просто прелесть – сотрясение мозгов, Ах, это наслажденье – гипс на теле! («Баллада о гипсе»). В данной двойной градации присутствует движение признака: «прелесть» – приятные, пленяющие явления, сменяет «наслаждение» – высшая степень удовольствия.

1.2.2.Нейтральная градация. Нейтральные (нулевые) градации представляют собой статистическое перечисление каких-либо определений, свойств, характеристик предметов [Изотов, 2000:16]. В них отсутствует принцип нарастания или убывания соответствующего признака.

«Прошла пора вступлений и прелюдий» («Прошла пора вступлений и прелюдий…»).

Оба компонента двойной градации являются синонимами и называют «вступительную часть чего-либо» [Александрова, 1986:184].

«Их жизнь и вправду хороша: их холят, лелеют и греют» («Баллада о манекенах»). Фразеологизм «холить и лелеять» имеют значение: «уход, заботливое отношение» [Фразеологический…,1967:683]. Но автор дробит его на отдельные компоненты, выстраивая в синонимический ряд. «Греют», то есть передают тепло, иначе говоря, тоже заботятся.

1.2.3. Антиклимакс. Антиклимакс (нисходящая градация) — амплификация, в которой один и тот же признак получает несколько последовательных наименований, которые располагаются в порядке убывания признака.

«Так говорят о брошенном, отцветшем» («Люблю тебя сейчас»). «Брошенное», то есть покинутое, «отцветшее» – то, что утратило цвет, покинуто цветом. С точки зрения логики, цветок сначала отцветает, а потом его выбрасывают, следовательно, имеет место антиклимакс.

«Сам виноват – и слёзы лью, и охаю» («Чужая колея»). Наблюдается понижение признака: интенсивности выражения чувств.

1.2.4. Восходяще-нисходящая градация. Эта амплификация представляет собой сочетание, когда направление градации к усилению сменяется противоположным.

«И был смущен, и потрясен, и даже удивлен» («Баллада о Кокильоне»). «Смущён» – «пришел в замешательство», «потрясён» – сильно взволнован, «удивлён» – пришел в недоумение [Ожегов, Шведова, 1997:737]. Нарастание признака (степени удивления) идёт от первого компонента ко второму, затем наблюдается спад.

«То плелись, то неслись, то трусили рысцой» («Очи черные»). Данная строка содержит глаголы, выражающие различную скорость, производимую тройкой лошадей. Наибольшую скорость выражает второй компонент, поэтому данная градация принадлежит к восходяще-нисходящей.

1.2.5. Нисходяще-восходящая градация. Эта амплификация представляет собой сочетание, когда направление градации к ослаблению сменяется усилением признака.

«И там творил, и мыслил, и дерзал» («Баллада о Кокильоне»). В один градационный ряд ставятся глаголы: «творить» – творчески создавать, «мыслить» – работой мысли, ума сопоставлять данные опыта, обобщать познанное; «дерзать» – смело стремиться к чему-то благородному, новому [Ожегов, Шведова,1997:791,372,162]. Эти глаголы не являются синонимами, но здесь можно говорить о контекстуальной синонимии, так как автор, описывая Кокильона, детально передаёт его действия, показывает творческую эволюцию героя. Эту градацию можно отнести к нисходяще-восходящей градации, так как признак сначала ослабевает, а затем усиливается.

2.Сравнения – 63 единицы.

Сравнения обычно создаются с помощью союзов как, будто, словно и др. [Изотов, 2000].

2.1.Как-сравнения являются самой распространенной группой 86%.

«И брызнули слезы, как камни, из раненных скал» («Расстрел горного эха»). Обращает на себя внимание «неправильность» сравнения: из взорванного ущелья должны были брызнуть камни, которые можно сравнить со слезами. Но автор, олицетворяя «эхо», «живое ущелье», подчёркивает бесчеловечность его «убийства», недаром стихотворение заканчивается именно этой строчкой, причём, она повторяется трижды.

«Мой мозг, до знаний жадный, как паук» («Мой Гамлет»).

В основе сравнения лежит ассоциация по сходству: жадный мозг (которым Гамлет «всё постигал») сравнивается с жадным пауком, затягивающим всё в свою паутину.

2.2.Словно-сравнения – 6%.

«И лучи его с шага сбивали, и кололи, словно лавры» («Натянутый канат»). Сравнение парадоксально: колоть могут кинжалы, шипы, иглы, а здесь колют лавры – символ славы («стяжать лавры», «пожинать лавры», «покоиться на лаврах») [Ожегов, Шведова,1997:317].Вероятно, речь идёт о тяжести славы, «лаврового венка».

«Но у сильных в горле, словно устрица, вы скользите, маленькие люди» («Баллада о маленьком человеке»).

Реализовано переносное значение слова «устрица» – «что-то скользкое, неприятное». Интерпретация этого сравнения может быть следующей: «чувство бессилия против маленьких людей».

2.3. Творительный сравнения – 6%. «Творительный сравнения выступает как неявное сравнение. Обычно подобные конструкции легко трансформируются в обычные сравнения» [Изотов, 2000].

«В прошедшем – «я любил» – печальнее могил» («Люблю тебя сейчас»). В.С.Высоцкий использует это сравнение, чтобы передать настроение лирического героя, для которого произнести глагол «любить» в прошедшем времени, значит похоронить свою любовь.

«Залоснилось шоссе и штыком заострилось вдали» («Из дорожного дневника»). Автор сравнивает виднеющееся шоссе со штыком, используя этот военный образ, чтобы заставить читателя «прикоснуться к войне» [Кулагин, 1996:137].

2.4. Вроде-сравнения – 2%. В текстах «гамлетовского» периода такой сравнительный оборот реализован единожды.

«Только сильным, смелым будет – вроде Кука» («Одна научная загадка или почему аборигены съели Кука»). Вроде-сравнение, относящееся к разговорному стилю, органично вливается в шутовской текст песни «Одна научная загадка или почему аборигены съели Кука».

3.Антитеза. Антитеза — амплификация, в которой сопоставля­ются два противоположных друг другу понятия.

В стихотворениях данного периода выявлено 52 антитезы. Из 5 видов, на которые подразделяются антитезы, наиболее часто употребимой явилась акротеза – 64%, амфитеза – 15%, диафора занимает 11%, диатеза – 10%.

3.1.Акротеза. Акротеза — разновидность антитезы, в которой одно качество противопоставляется другому, контрастному.

«Злое наше вынес добрый гений» («Енгибарову от зрителей»). Сопоставляются два полярных антонима «добро – зло» [Введенская, 1982:179].

«Вот сладенько под ложечкой, вот горько на душе» («Баллада об оружии»). Автор иронизирует над лирическим героем, испытывающим противоречивые ощущения, от обладания оружием, а, главное, его использования. Он чувствует, как «сладенько под ложечкой» (ощущение чего-то приятного), но «горько на душе», так как он отнимает человеческие жизни. [Фразеологический..., 1967:431].

3.2.Амфитеза. Амфитеза — разновидность антитезы, в которой два контрастных качества сталкиваются, приписываются одному и тому же объекту.

«Выносите друзья, выносите враги» («Очи черные»). Лирический герой, ради спасения, согласен как на помощь друзей, так и на помощь врагов.

«Все ваши будни, да и праздники морозны» («Баллада о маленьком человеке»).

Высоцкий, рисуя картину беспросветной жизни маленьких людей, сопоставляет два антонима «будни и праздники», уравновешенные одним эпитетом «морозны» [Введенская, 1982:83.]

3.3.Диафора. Диафора — еще более крайняя разновидность антитезы: в ней противопоставляются даже не синонимы, а одна и та же лексема.

«Кругом и без войны война» («Баллада об оружии»). Лексеме «война», как «вооруженная борьба между государствами», противопоставлена эта та же лексема, в значении «трудные условия существования» [Ожегов, Шведова, 1997: 93].

«Сначала было Слово, но кончились слова» («Сначала было слово печали и тоски»). Автор использует фразу из проповеди Иоанна Богослова (начинавшуюся словами о первичности разума, слова, об их божественном начале): «Вначале было Слово» и противопоставляет этому трансцендентному «Слово» – «слово», как «что-то сказанное» [Ожегов, Шведова,1997: 731].

3.4. Диатеза. Диатеза — разновидность антитезы, в которой объект оценивается с точки зрения противоположных качеств и на этом основании относится к нейтральному классу.

«Для пуль - все досягаемы, ни черта нет, ни бога им» («Баллада об оружии»). В этой строке при помощи антитезы автор указывает на равенство всех людей перед оружием.

«Кто он такой – герой ли, сукин сын ли» («Баллада о маленьком человеке»).

Высоцкий даёт противоречивую оценку «маленькому человеку», сталкивая два контекстуальных антонима «герой – сукин сын».

4. Плеоназм. Плеоназм создается накоплением, нанизыванием синонимичных средств выражения.

«А у меня антисемит на антисемите» («Мишка Шифман»).

«Я всею скорбью скорблю мировою» («Жертва телевидения»).

Оба плеоназм образованы В.С. Высоцким по фразеологическим моделям: первый создан избыточным употреблением творительного падежа существительного (ср. «дурак дураком», «дуб дубом»), второй – избыточным употреблением имени при глаголе (ср. «зиму зимовать», «горе горевать»). Они использованы для повышения изобразительности текста: создают впечатление чего-то интенсивного, ярко выраженного.

5.Оксюморон. Оксюморон — амплификация, представляющая собой парадоксальное, противоречивое сочетание слов, связанных подчинительной связью. В анализируемом цикле данная амплификация использована 6 раз.

«И он опять в наш грешный рай» («Баллада о маленьком человеке»). Автор использует противоречивое сочетание «грешный рай»: существительное «рай» (место, где пребывают души праведников) снабжено эпитетом «грешный», то есть «исполненный греха». [Ожегов, Шведова,1997:144]. Данным оксюмороном автор показывает парадоксальность человеческого существования.

«Отмечены в виде невидимых вех» («О знаках зодиака»). «Веха» – важный компонент, этап в развитии чего-либо. Эпитет «невидимый» (незаметный, неважный) вносит парадоксальное значение в это сочетание [Ожегов, Шведова,1997:77].



Противопоставляя поэта, демиурга, безликой толпе, В.С.Высоцкий создаёт антитезы («Двери настежь у вас, а душа взаперти», «И где люди живут, и – как люди живут»). Сравнивая себя с окружающим миром, автор пользуется сравнениями («Но в душе, как в логове затаился волк», «И смотрим, смотрим, неотрывно, задравши головы, как псы»). Градации свидетельствуют о накале чувств автора («Пусть лупят по башке нам, толкают нас и бьют», «Придёт и мой черёд вослед: мне дуют в спину, гонят к краю»).

ЛИТЕРАТУРА

Александрова З.Е. Словарь синонимов русского языка. – М., 1986. – 600 с.

Введенская Н.П. Словарь антонимов русского языка. – М., 1982. –382 с.

Изотов В.П. Комплексный анализ “Песни конченого человека // Изотов В.П. Высоцкий и рубеж тысячелетий. – Орёл, 2000. – С.15-22.

Кулагин А.В. Поэзия В.С.Высоцкого. Творческая эволюция. – М, 1997. – 180 с.

Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М., 1997. – 942 с.

Словарь иностранных слов. - М., 2004. – 722 с.

Фразеологический словарь русского языка. – М., 1967. – 543 с.


Достарыңызбен бөлісу:


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет