Современные движения политического ислама в Алжире и Тунисе


Долгов Б.В. Системный кризис в Тунисе



бет2/2
Дата17.05.2020
өлшемі209 Kb.
1   2

Долгов Б.В. Системный кризис в Тунисе



Социальный протест, вылившийся в массовые демонстрации и столкновения с полицией в ряде городов Туниса, в которых, в основном, участвовала безработная молодежь и неимущие слои населения, явился следствием обострения социально-экономических проблем и усиления социальной напряженности в тунисском обществе. В значительной степени данный кризис оказался неожиданным для многих специалистов. Тунис на протяжении ряда лет считался одной из самых благополучных стран Магриба и арабского мира. Так например, ВВП по паритету покупательной способности (ППС) в расчете на душу населения в 2009 г. в Тунисе составил $8.000 (122-е место в мире). Для сравнения - на тот же период в соседних странах, в Алжире этот показатель равен $ 7.100 (124-е место), в Марокко – $4.600 (147-е место) (1). Рост ВВП по данным МВФ в 2010 г. составил 3,7%. Средняя продолжительность жизни составляет 74 года в то время как в 1987 г. она равнялась 67 лет (2). По официальной тунисской статистике две трети тунисских семей проживают в собственном доме, каждый пятый тунисец владеет личной автомашиной. Начальным образованием охвачены практически все дети старше шести лет. В Тунисе были расширены старые и созданы новые университетские центры. Процент молодежи в возрасте от 19 до 24 лет, обучающейся в вузах вырос с 6% в 1987 г. до 31% в 2004 г. В процентном отношении к населению по числу студентов Тунис занимает одно из первых мест в арабских странах. Все эти факторы позволили в 2004 г. президенту Франции отозваться о Тунисе как «оазисе спокойствия в арабском мире» и «тунисском экономическом чуде». Тем не менее, острой проблемой оставалась безработица, составившая в 2005 г. свыше 14 %. В последние годы процент безработных несколько снизился. Однако в результате мирового финансово-экономического кризиса, начавшегося в 2008 г. и достаточно сильно ударившего по тунисской экономике, число безработных вновь стало возрастать и достигло в 2010 г. по официальным данным 13,3%. Причем среди молодежи этот процент существенно выше. Происходил значительный рост цен, в том числе на продукты питания и на предметы первой необходимости. Шло расслоение общества. Вокруг стареющего президента Зин аль-Абидин Бен Али (род. в 1936 г.), бессменно руководившего страной с 1987 г., процветала коррупция и протекционизм. Ключевые позиции в экономике и в распределении доходов принадлежали членам семьи президента и приближенным к ним кланам. Данные факторы привели к развитию социально-экономического и политического кризиса в стране, следствием которого стал крах режима президента Бен Али, его вынужденная отставка и отъезд из Туниса.

Демонстрации протеста начались в середине декабря 2010 г. с требованиями решения острых социально-экономических проблем. Причем движущей силой протестного движения стали безработные дипломированные специалисты, в наибольшей степени страдавшие от безработицы. Они не имели возможности найти работу по специальности и вынуждены зарабатывать себе на жизнь случайными заработками, зачастую работая в качестве розничных торговцев. Своеобразным импульсом для начала протестных выступлений стал трагический инцидент в г. Сиди-Бузик на востоке Туниса, где 26-летний розничный торговец покончил жизнь самосожжением, протестуя таким образом против противоправных, с его точки зрения, действий полиции, конфисковавшей его товар. Начавшиеся массовые манифестации начали распространяться на другие города. Демонстрации, в которых, в основном, участвовала молодежь, требовавшая решения насущных социально-экономических проблем, стали перерастать в столкновения с правоохранительными органами. Пытаясь их жестко подавить, полиция применяла огнестрельное оружие, в результате чего имелись жертвы среди манифестантов. Несмотря на то, что президент Бен Али отправил в отставку мэра г. Сиди-Бузик и министра внутренних дел, протестные акции усиливались и вскоре начались в столице г. Тунисе. В ряды протестующих зачастую проникали хулиганствующие элементы, которые начинали грабить магазины, поджигать автомашины и пытаться громить административные здания. В одном из городов толпа разгромила здание банка и пыталась штурмом взять здание местной администрации. Были случаи гибели гаждан, не участвовавших в манифестациях. Так, в г. Дуз на востоке Туниса погиб молодой человек, сын владельца бара, пытавшийся воспрепятствовать толпе ворваться в бар. В результате продолжавшихся столкновений по официальным данным к середине января погибло более 30 манифестантов, многие были ранены. По данным алжирских профсоюзов число погибших превышало 60. Ранения получили и несколько десятков полицейских. Выступления протеста распространились на тунисскую диаспору в странах ЕС, наиболее массовые из которых имели место во Франции и Бельгии. Здесь устраивались митинги перед дипломатическими представительствами Туниса и, наряду с социально-экономическими лозунгами, звучали требования проведения подлинной демократизации и отставки президента Бен Али. Представители оппозиционных политических сил в Тунисе, в частности генеральный секретарь Демократической прогрессивной партии (ДПП) Наджиб аш-Шабби заявил, что «причины кризиса глубже, чем проблемы безработицы и роста цен. Необходимы коренные реформы государственного устройства и подлинная демократизация. Власти должны признать свои ошибки и позволить тунисцам бороться за лучшее будущее» (3). Одна из наиболее видных членов руководства ДПП Майя аль-Джариби подтвердила, что «репрессии властей только усугубляют ситуацию» и потребовала создания «правительства народного доверия, с участием всех политических сил, включая оппозицию, с тем, чтобы разрешить нынешний кризис». Она также выступила с требованием прекращения применения полицией огнестрельного оружия и освобождения арестованных манифестантов. В свою очередь председатель Союза тунисских журналистов Найджи аль-Бегури призвал власти «прекратить репрессии против манифестантов и приступить к проведению социально-экономических и политических реформ с участием всех политических сил». Свою озабоченность в связи с «непропорциональным применением силы против демонстрантов» выразили представители ЕС и США.

Что касается действий тунисских властей, то с самого начала они отличались жесткостью, если не сказать жестокостью, по отношению к манифестантам. Силы правопорядка открывали огонь на поражение по группам молодых людей, мотивируя свои действия тем, «что демонстранты совершали хулиганские действия, нападали на полицейские участки, а некоторые из них были вооружены». В то же время по распоряжению президента Бен Али были закрыты на неопределенное время все вузы, президент обещал также создать 300 тыс. новых рабочих мест в течении ближайших двух лет. Для противодействия коррупции и злоупотреблениям власти был создан Национальный комитет по борьбе с коррупцией. 13 января 2011 г. Бен Али выступил с обращением к нации. Он осудил «акты насилия, совершаемые участниками манифестаций» и призвал «все политические силы к проявлению ответственности». В то же время он заявил, что хотел бы вести диалог «простым языком со всеми – с безработными, неимущими, политиками, теми, кто хочет большей свободы». Бен Али объявил, что будут снижены цены на основные продукты питания, а также, что он не будет вносить изменения в конституцию, с тем, чтобы иметь возможность выдвинуть свою кандидатуру на шестой мандат на президентских выборах 2014 г. Он подтвердил также, что отдал приказ силам правопорядка не применять огнестрельное оружие против демонстрантов. В то же время в Тунисе было введено чрезвычайное положение, объявлен комендантский час с 20.00 вечера до 06.00 утра, в столицу были направлены армейские части. Однако эти меры не привели к стабилизации ситуации. Несмотря на то, что утром 14 января на улицы столицы вышли несколько десятков демонстрантов с лозунгами в поддержку Бен Али, тысячи противников президента продолжали протестные манифестации. Причем, если ранее демонстрантами выдвигались социально-экономические требования, то на этот раз превалировали политические, с требованием немедленной отставки президента Бен Али. Во второй половине дня 14 января 2011 г. Бен Али досрочно снял с себя обязанности президента и покинул страну (экс-президента приняла Саудовская Аравия). Перед своей отставкой Бен Али специальным распоряжением назначил согласно конституции временно исполняющим обязанности президента спикера тунисского парламента Фуада Небазаа. Однако в этот же день премьер-министр Мухаммед Ганнуши объявил о том, что принимает на себя обязанности президента, что вызвало протест ряда известных тунисских юристов, так как данное решение противоречило конституции Туниса. В то же время в столице вновь начались манифестации, теперь уже с требованием ухода Ганнуши. Причем наряду с манифестантами на улицах появились банды грабителей, воспользовавшиеся нестабильной ситуацией, что заставило часть жителей столицы обратиться к командованию тунисской армии с просьбой обеспечить их защиту и безопасность. Создавшееся двоевластие разрешил Конституционный суд, объявивший 15 января 2011 г. спикера парламента Фуада Небазаа исполняющим обязанности президента Туниса. 16 января Фуад Небазаа принес президентскую присягу и поручил премьер-министру Мухаммеду Ганнуши начать консультации с лидерами оппозиции с тем, чтобы сформировать коалиционное правительство национального единства (4). Было объявлено также, что новые президентские выборы пройдут согласно конституции через 60 дней. В то же время сотни военнослужащих продолжали патрулировать улицы столицы Туниса, стратегически важные пункты охранялись бронетехникой. В странах ЕС тунисская диаспора организовала манифестации в поддержку смены власти в Тунисе, они прошли в Париже, Брюсселе, Берлине.

Зин аль-Абидин Бен Али руководил Тунисом в течении двадцати трех лет (пять президентских мандатов). Завершение его президентской карьеры несколько напоминает конец президентства предшественника Бен Али – первого президента Туниса Хабибы Бургибы. Тогда в 1987 г. ситуация в Тунисе имела некоторую аналогию с нынешней. Сложная социально-политическая обстановка в то время в стране усугублялась интригами внутри семейного клана и окружения Бургибы, которое некоторые исследователи определяли, как «придворную камарилью и сераль» (5). В тунисском обществе нарастало социальное напряжение, чему способствовало также то, что престарелый президент Хабиб Бургиба (1903-2000), провозглашенный в 1975 г. пожизненным президентом, уже не мог контролировать ситуацию в стране. Таким положением пользовались в целях личного обогащения члены его семьи и приближенные к ним кланы. В октябре 1987 г. президент Бургиба назначил Зин аль-Абидина Бен Али премьер-министром и генеральным секретарем правящей Социалистической дустуровской партии (СДП). Тем не менее вскоре в результате интриг своего окружения Х.Бургиба решил сместить Бен Али с поста премьер-министра. Однако 7 ноября 1987 г. Бен Али при поддержке своих сторонников из числа военных отстранил Бургибу от власти, мотивируя свои действия ст. 56 конституции и объявил о взятии на себя обязанностей президента.

В настоящее время в отношении Бен Али его противники отводили роль «семейного сераля» супруге Бен Али Лейле Трабелси и его зятю Мухаммеду Шакер аль-Матри, а также их родственникам и приближенным кланам, которые также использовали свое привилегированное положение в целях личного обогащения. Коррупция и клановый протекционизм, ставшие одними из главных пунктов обвинения в отношении Бен Али со стороны протестующих манифестантов, сыграли значительную роль в крахе режима второго президента Туниса. Тем не менее, чтобы объективно оценить достаточно долгий период президентства Бен Али необходимо прежде всего подчеркнуть, что он стал руководителем страны на достаточно сложном этапе тунисской истории, характеризовавшимся противостоянием с радикальным исламизмом. В конце 80-х гг. исламистское движение набирало силу во всех странах Магриба, особенно в соседнем с Тунисом Алжире. Здесь радикализация исламистских движений поставила Алжир на грань гражданской войны и борьба с исламистским терроризмом продолжается до сих пор.

В тот период последствия социально-экономического и политического кризиса в Тунисе использовали исламисты для усиления своего влияния. Они выдвигали лозунги создания «исламского государства» на основе шариата, в котором, по их утверждениям, должна была восторжествовать «исламская социальная справедливость». В 80-е гг. исламистское движение в Тунисе быстро набирало силу. Необходимо отметить, что становлению исламизма в Тунисе в какой-то степени способствовала политика властей. С одной стороны широкая секуляризация страны, не подкрепленная повышением уровня жизни основных социальных групп, вызывала сопротивление части населения, склонявшегося к поддержке исламистов. С другой стороны, власти, стремясь ослабить левое движение, особенно усилившееся в студенческой среде, пытались противопоставить ему исламистов. С этой целью было разрешено создание «Ассоциации в защиту Корана» и постройка мечети на территории столичного университетского комплекса, которая в последствии стала одним из опорных пунктов исламистов. В это же время сформировалась исламистская группировка «Исламская группа» (Джамаа исламийя), идеологи которой с разрешения властей начинают издавать свои газеты и журналы, которые во многом способствовали распространению фундаменталистской идеологии в Тунисе. В начале 80-х гг. «Исламская группа» трансформируется в политическую партию под названием «Движение исламской направленности», которая в последствии переименовывается в «Возрождение» (Нахда). Председателем партии являлся известный (в том числе за пределами Туниса) идеолог исламизма Рашид Ганнуши, выпускник философского факультета Тунисского университета. Лидеры исламистов сумели привлечь в свое движение достаточно большое число не довольных правящим режимом тунисских граждан. Среди них наряду с представителями неимущих слоев было немало безработных выпускников вузов и даже военнослужащих и работников правоохранительных органов. Подъему исламизма в 80-х гг. в Тунисе способствовало также то, что в соседнем Алжире в тот период сформировалось самое мощное в арабском мире исламистское движение, возглавленное «Исламским фронтом спасения», с которым лидеры «Нахды» имели постоянные контакты.

Во второй половине 80-х гг. тунисские исламисты проводили многочисленные антиправительственные манифестации и, согласно опубликованной в последствии тунисскими властями официальной информации, готовились вооруженным путем захватить власть. В 1986 г. недалеко от столицы был обнаружен склад с оружием, принадлежавший вооруженному крылу «Нахды», а в августе 1987 г. были совершены взрывы в четырех туристических гостиницах в курортных городах Тир и Монастир, в результате которых было ранено около 20 иностранных туристов. Эти теракты согласно официальной версии так же совершили боевики из радикального крыла «Нахды». В ответ на исламистский террор правоохранительные органы во главе с Бен Али, который с 1986 г. занимал пост министра внутренних дел (Бен Али имел звание генерала), ответили массовыми арестами исламистских активистов. В противостоянии радикальному исламизму Бен Али обладал достаточным опытом. В 1964-1974 гг. он возглавлял службу безопасности вооруженных сил, в 1977-1980 гг. – службу национальной безопасности, в 1984 г. он стал государственным секретарем по вопросам национальной безопасности, в 1985 г. – назначен министром национальной безопасности (6). Став в 1987 г. президентом Бен Али продолжил борьбу с исламистами. Тем не менее, Бен Али предоставил возможность представителю «Нахды» войти в состав Национального комитета, который вырабатывал текст Национального пакта (7). Этот документ подписали в 1988 г. представители основных тунисских политических сил, включая исламистов, что должно было означать прекращение противостояния в обществе и достижение политического консенсуса.



Однако в начале 1990-х гг. тунисские власти объявили о раскрытии заговора с целью убийства президента Бен Али, в котором обвинялась партия Нахда и ее сторонникиi. В результате проведенных правоохранительными органами операций экстремистские исламистские группировки из партии «Нахда» были разгромлены, а их лидеры Рашид Ганнуши и Салах Каркар (заочно приговоренные тунисским судом к длительному тюремному заключению) покинули Тунис и обосновались в Европе. Сотни исламистов были арестованы, и легальное исламистское движение в Тунисе практически перестало существовать. Важным решением, направленным на уменьшение влияния исламистской идеологии стала реформа системы образования в Тунисе. Первыми шагами в этом направлении явились изъятие из школ учебников, в которых проповедовались идеи исламизма, запрещение ношения в учебных заведениях хиджаба и восстановление в лицеях совместного обучения юношей и девушек. Все вышеперечисленные меры способствовали подавлению радикальных исламистов в Тунисе и значительному снижению влияния исламизма на общественное сознание.

В последние годы в Тунисе, как и в других арабских странах, происходило определенное усиление исламского фактора. Причем это проявлялось в самых разных формах. Так, например, в появлявшихся на улицах Туниса девушках в хиджабах некоторые тунисцы видели «облачка, предвещающие грозу». Это явление, скорее всего, нельзя назвать «подъемом исламизма». Профессор-политолог Калифа Шатер, вице-президент тунисской Ассоциации международных исследований назвал его в беседе с автором «спящим исламизмом». Тем не менее, в Тунисе по сравнению с соседними арабскими странами наблюдалась наименьшая активность исламистов. В этом нельзя не отметить заслугу Бен Али, который является убежденным противником исламизма. Поэтому даже умеренные исламисты в Тунисе, в отличие от Алжира, были исключены из политической жизни и не могли сколько-нибудь серьезно влиять на социальные процессы и общественное сознание. Позицию тогдашнего тунисского руководства по отношению к исламизму выразил известный общественный и государственный деятель Садок Шаабан, заявив, что «фундаменталисты – политики, прикрывающиеся религией, а не религиозные деятели в привычном смысле этого слова» (8). Исламистский терроризм в Тунисе не проявлял себя с конца 80-х гг. В то же время в январе 2007 г. спецслужбы Туниса в ходе успешной операции ликвидировали в пограничном с Алжиром районе группу боевиков, насчитывавшую 27 человек (граждан Туниса). Боевики имели на вооружении автоматы, гранатометы, большое количество взрывчатых веществ. Они планировали осуществить террористические акции в столице Туниса и ряде крупных городов. В ходе следствия выяснилось, что боевики проникли на территорию Туниса из сопредельного района Алжира. Там они проходили боевую подготовку на нелегальных тренировочных базах радикальной алжирской исламистской группировки «Организация Аль-Каида исламского государства в Магрибе» (ОКИГМ). Тунисские исламисты, как заявляют алжирские правоохранительные органы, фигурируют в числе задержанных и уничтоженных боевиков ОКИГМ на территории Алжира. Десятки тунисских «моджахедов» участвовали в вооруженном противостоянии с оккупационными силами США и их союзников в Ираке. В то же время в Тунисе продолжала существовать на полулегальном положении партия «Нахда». Она практически утратила свое влияние в обществе и, тем не менее, оставалась наиболее значительной исламистской группировкой в стране. Кроме «Нахды» в Тунисе действовали еще несколько немногочисленных нелегальных исламистских организаций, наиболее значительной из которых являлась «Партия исламского освобождения», руководство которой находилось за пределами Туниса. После свержения режима Бен Али многие исламистские лидеры, находившиеся в эмиграции, вернулись в Тунис и активно участвуют в общественно-политической жизни.

Что касается экономического развития Туниса за время президентства Бен Али, то в период до начала мирового финансово-экономического кризиса 2008 г. его можно определить как достаточно динамичное. В рамках дальнейшей адаптации к рыночной модели тунисское правительство с помощью специалистов Всемирного банка разработало программу структурного реформирования экономики. Наряду с развитием традиционных отраслей национальной экономики, т.е. сельского хозяйства, легкой промышленности (в частности текстильной) и сферы услуг быстрыми темпами создавались крупные объекты базовой экономической инфраструктуры. За период с конца 80-х до начала 2000 гг. были возведены несколько крупных плотин и водохранилищ, вода из которых использовалась как для снабжения населения, так и для нужд сельского хозяйства. Модернизировались и расширялись аэропорты, морские порты, железные дороги и автодороги. Если в 1987 г. протяженность автодорог в Тунисе составляла всего 50 км., то к 2006 г. достигла 360 км. В то же время особый упор был сделан на развитие современных производств. Были сооружены новые индустриальные зоны, на предприятиях которых производилось электро-техническое и электронное оборудование, большая часть которого шла на экспорт. Причем предприятия-экспортеры получали значительные налоговые льготы и привилегии при открытии и регистрации производств. Одной из важных отраслей тунисской экономики, инфраструктура которой значительно расширилась в последние годы, являлся иностранный туризм – Тунис ежегодно принимал до 5 млн. иностранных туристов, из них 3, 5 млн. из стран ЕС. В развитии тунисской экономики важную роль играли иностранные инвестиции, привлечению которых способствовало вхождение Туниса в 1995 г. в Европейский союз (ЕС) на правах ассоциированного члена и последующее присоединение Туниса в 2008 г. к зоне свободного обмена капиталами и рабочей силой ЕС. На тунисском рынке работало более 2 тыс. 500 иностранных кампаний, а тунисскими инвесторами являлись такие известные международные корпорации как Бритиш газ, Алкател, Бенеттон, Сименс и др. Широкое развитие в последние годы получила банковская система, насчитывавшая к 2005 г. более 20 банков. Тунисское руководство проводило политику широкой приватизации и акционирования, в том числе в банковской сфере. Крупнейшими на тунисском финансовом рынке (так же как и в других областях экономики) являлись французские акционеры, в частности банк «БНП Пари» и «Сосьете женераль». Однако ситуация стала быстро ухудшаться после 2008 г. Мировой кризис привел к резкому сокращению тунисского экспорта, ориентированного на страны ЕС, испытывавшие серьезные эономические трудности, где происходило свертывание производства и сокращение покупательной способности. Такая же ситуация имела место в тунисской финансово-банковской сфере, также ориентированной на ЕС и испытывавшей все негативные последствия финансовых проблем банковской системы ЕС, в частности французского банка «Сосьете женераль». В результате мирового финансового кризиса сократилось число иностранных туристов, посещавших Тунис, большая часть которых составляли граждане стран ЕС. Наряду с этим страны ЕС также в связи с мировым кризисом стали сокращать количество принимавшихся ими иммигрантов и иностранных рабочих, в том числе, из Туниса. Это касалось как работников физического труда, так и тунисских дипломированных специалистов, которые, не имея возможности получить работу на родине, пытались найти ее в странах ЕС. В связи с этим необходимо отметить, что большое количество безработных выпусников вузов в Тунисе связано также с тем, что предоставление возможности получить высшее образование, позитивное само по себе, тем не менее, не учитывало реальные потребности страны в конкретных специалистах. В результате получилось некое «перепроизводство» специалистов, особенно в гуманитарных областях. Все эти факторы вели к росту числа безработных в Тунисе, особенно среди молодежи, снижению уровня жизни и усилению социальной напряженности.

Наибольшую критику со стороны противников Бен Али, правозащитных организаций и сторонников демократического развития Туниса вызывала государственно-политическая система созданная президентом-генералом, ее клановая коррумпированность и злоупотребления властей. Французские исследователи М. Камо и В. Жейсер характеризовали режим Бен Али, как «авторитарный синдром» (9). Подавление гражданских свобод, тотальная цензура СМИ, сотни узников совести, сведения о пытках и издевательствах в тюрьмах – такова была оборотная сторона «тунисского экономического чуда» (10). Действительно, при наличии всех формальных демократических институтов – всеобщих альтернативных выборов, двухпалатного парламента, многопартийной системы, разделения властей, профсоюзов, различных общественных, женских, молодежных организаций, Тунис представлял собой типичный пример квази демократии, за фасадом которой действовал авторитарный режим личной власти. Подтверждением этому служили и последние парламентские и президентские выборы 25 октября 2009 г. Бен Али был в пятый раз избран президентом Туниса, получив 89,62% голосов избирателей. Причем в конституцию дважды вносились соответствующие поправки, чтобы преодолеть возрастные ограничения и предоставить Бен Али возможность баллотироваться в президенты. Большая часть депутатских мест (161 из общего числа в 214) получила правящая партия – Демократическое конституционное объединение (ДКО), председателем которой являлся Бен Али. Официально в ДКО было около 2 млн. членов (население Туниса составляет 10,4 млн. чел.). ДКО располагало разветвленной партийной структурой как в столице, так и на местах, а также сильным пропагандистским аппаратом. Это давало ей подавляющее преимущество в ходе выборных кампаний над другими политическими партиями, которые не представляли собой серьезных конкурентов для ДКО ввиду их малочисленности, а также организационной и политико-идеологической слабости. Наряду с ДКО в составе парламента 2009 г. было представлено 6 политических партий (всего в Тунисе было 9 легально действующих партий), которые имели в общей сложности 53 депутатских места и программы которых были достаточно лояльны существовавшему режиму. Легальная политическая оппозиция была представлена не имеющими депутатских мест Демократической прогрессивной партией (ДПП) (11) и Форумом за демократию, труд и свободу. Кроме того полулегально действовали запрещенные официально партии Республиканский конгресс, стоящая на либерально-демократических позициях, Коммунистическая партия тунисских рабочих (КПТР), ратующая за социализм троцкистского типа и исламистская Нахда.



После падения режима Бен Али ситуация в Тунисе остается достаточно сложной. Государственная инфраструктура во многом парализована. Несмотря на то, что армия в основном контролировала ситуацию, происходили стычки со сторонниками свергнутого президента из числа его личной гвардии и агентов службы безопасности. Имели место акты насилия, самосуда и бандитизма. Новые власти призвали население формировать комитеты самообороны для обеспечения своей безопасности. Перед Тунисом стоит дилемма, всегда возникающая при радикальной смене правящего режима – использовать старый гос.аппарат и политические силы при формировании новой власти или включать в нее только представителей оппозиции. Тем более, что в Тунисе оппозиция была организационно слабой, разобщенной и малочисленной. Наибольшую активность в период январских протестных манифестаций проявляли лидеры Демократической прогрессивной партии Майя аль-Джариби и Наджиб аш-Шабби. В Тунис также начали возвращаться из-за рубежа противники режима Бен Али, вынужденные в свое время эмигрировать из страны. Различные политические силы, находившиеся в оппозиции и преследовавшиеся свергнутым режимом, прежде всего исламисты, сумели значительно усилить свое влияние в обществе. В результате парламентских выборов партия умеренных исламистов Нахда завоевала большинство мест в парламенте (90 из общего числа 217) и стала фактически правящей партией в стране. Она сформировала коалиционное руководство, в котором ключевой пост премьер министра занял генеральный секретарь Нахды Хамади Джебали, а посты президента и спикера парламента получили Монсеф Аль-Марзуки, лидер лево-демократической партии «Конгресс за республику», занявшей второе место по числу мест в парламенте, и Мустафа Бен Джафар, руководитель партии «Такаттуль» (Форум), имевшей, соответственно, третье место по числу депутатских мест. Новым явлением в политической жизни Туниса стало значительное усиление более ортодоксального исламистского салафитского движения, сторонники которого проведи ряд массовых манифестаций с требованием установления в Тунисе законов шариата.

По мере приближения парламентских выборов в Тунисе, которые назначены на март 2013 года, в правящей коалиции нарастают внутренние противоречия. Проявлением этого внутреннего кризиса стала критика курса нынешнего премьер-министра, представителя исламистской партии «Нахда» Хамади Джебали на съезде президентской партии «Конгресс за республику» (КЗР). Помимо претензий к экономическому курсу премьер-министра были высказаны обвинения в попытках «Нахды» монополизировать исполнительную власть в Тунисе. Первый кризис в коалиции произошел еще летом 2012 г., когда премьер-министр Джебали принял единоличное решение об экстрадиции по требованию Ливии бывшего ливийского премьер- министра Аль-Махмуди. Такой шаг, видимо, был продиктован экономическими соображениями, т.к. Тунис зависит от поставок энергоносителей из Ливии. В то же время участники коалиции расходятся в выборе дальнейших внешнеполитических ориентиров, которые могли бы стимулировать будущее экономическое развитие страны. Марзуки является сторонником четко выраженной линии ориентации на «традиционных» партнеров Туниса в лице, прежде всего Евросоюза. Джебали находится в жесткой оппозиции по этому вопросу, предлагая диверсифицировать связи и сделать упор на суннитские монархии Залива, и, прежде всего Катар. Еще один пункт разногласий – это отношение к салафитам, которые в последнее время набирают вес в стране. В частности, зафиксированы случаи разгромов салафитскими группами правительственных зданий, а также баров и отелей в курортных городах. В столице Туниса летом 2012 г. проходили манифестации сторонников салафитов с требованиями введения законов шариата. Причем эти демонстрации приветствовал Аз-Завахири, лидер Аль-Каиды на ее сайтах и призывал создать в Тунисе «подлинно исламское государство». Происходящая в Тунисе некая исламизация вызывает раскол в обществе, подтверждением чего являются протестные демонстрации тех тунисских граждан, которые видят в усилении роли ислама наступление на демократические права, завоеванные во времена первого президента независимого Туниса Хабиба Бургибы. В частности, их проводили сторонники оппозиционной партии «Призыв», руководимой Аль-Беджи Каид Ас-Себси, соратником Бургибы, бывшим премьер-министром. Участники демонстрации, в числе которых было немало женщин, протестовали против некоторых пунктов проекта новой конституции, которые, по их мнению, ущемляют права женщин. По поводу политики в отношении салафитов подход у Марзуки и Джебали принципиально разный. Марзуки – сторонник жестких мер, а Джебали выступает за интегрирование салафитов в органы управления и выполнение ряда их требований. Подтверждением возрастания роли салафитского движения в Тунисе стали массовые антиамериканские демонстрации в сентябре 2012 г. в связи с появлением в Интернете и показоом в США фильма, в негативном свете показывающим Пророка Мухаммеда. Демонстрации, вылившиеся в ожесточенные столкновения с полицией, привели к гибели нескольких их участников. Демонстрации возглавили шейхи салафитских движений. Причем один из них, при попытке его задержания полицией, укрылся в главной мечети Туниса Аз-Зейтуни, из которой ему удалось скрыться, так как толпа его сторонников, окружившая мечеть, не позволила полиции войти в нее.

К более тесному сближению с салафитами призывают также представители молодого поколения активистов Ан-Нахды, которые в определенной степени укрепили свои ряды на последней партийной конфернции. В свою очередь КЗР и «Ат-Такатуль» видят в намечающемся альянсе Нахды с салафитами определенную угрозу, поскольку в этом случае их место в коалиции могут занять салафиты, которые достигли на последних парламентских выборах значительных успехов. В главном вопросе о будущем государственном устройстве Туниса, Джебали является сторонником парламентской республики, что на данный момент времени фактически обеспечивает «Нахде» всю полноту власти в стране. Марзуки и Бен Джафар стараются выйти на некую гибридную форму устройства, которая оставляет ряд серьезных полномочий у президента и дает им шанс остаться во власти. Таким образом, можно ожидать, что после парламентских выборов 2013 г. состав правящей коалиции в достаточной степени изменится.


____________________________



  1. http://www.cia.gov

  2. http://www.web.worldbank.org

  3. Euronews. 13.01.2011

  4. Euronews. 16.01.2011

  5. Le Nouvel Afrique-Asie, P., 2000, No 128, p. 30

  6. А.И.Куприн. Власть и исламистская оппозиция в Тунисе//Ближний Восток и современность. М., 2004. № 24, с. 231.

  7. Mohamed Elhachmi Hamdi. The politisation of Islam. A case Study of Tunisia. USA Colorado West view Press. 1998, p. 63

  8. Садок Шаабан. Тунис: путь к политическому плюрализму (пер. с араб.)М., 1996. С. 77

  9. Camau M., Geisser V.Le syndrome autoritaire. Politique en Tunisie de Bourguiba a Ben Ali. Presse de Science Po, 2003. Cit.: L’Express, 23.10.2003, p.24.

  10. Тунисская модель: «демократия без исламистов» и «ограниченный плюрализм»//Современная Африка. Метаморфозы политической власти. М., 2009. С.60

  11. http://www.pdpinfo.org




 В соответствии с принятыми в ноябре 2008г. поправками к конституции Алжира действующий президент А.Бутефлика получил право баллотироваться на третий мандат и одержал убедительную победу, завоевав 90,24% голосов избирателей (5)

 Бугерра Солтани заменил на посту руководителя «Движения общества за мир» (ДОМ) скончавшегося 19 июня 2003 г. шейха Махфуза Нахнаха, основателя партии ДОМ и видного исламистского деятеля Алжира

 Ляхбиб Адами стал руководителем партии «Нахда» после раскола в ее рядах, произошедшего в 1998 г. На съезде партии Ляхбиб Адами и поддержавшие его члены парламентской фракции «Нахды» выступили против тогдашнего лидера «Нахды» Абдаллы Джабаллы (некоторые обозреватели считали, что действия Ляхбиба Адами, брата министра юстиции, были инспирированы властями с целью отстранения от руководства «Нахды» Абдаллы Джабаллы, известного и влиятельного исламистского деятеля, который выставлял свою кандидатуру на президентских выборах 1999 г.). В результате разногласий в руководстве «Нахды» Абдалла Джабалла вынужден был уйти с поста председателя «Нахды». Ляхбиб Адами остался руководителем парламентской фракции и в то же время стал главой партии «Нахда», которая в настоящее время является малочисленной и не играет заметной роли в политической жизни Алжира

 В 2009 г. партия ДОМ переживала внутренний кризис. В его результате часть влиятельных членов ДОМ, включая 10 депутатов парламента во главе с Абд аль- Маджидом Менасра, одним из членов руководства ДОМ, вышли из ее состава. Они создали свою собственную партию – «Движение за проповедь и изменение».

 Муса Туати участвовал в президентских выборах 2009 г. и занял третье место, получив 2,31% голосов избирателей.

 Луиза Ханун родилась в 1954 г. в г. Шефка в Кабилии. В конце 70-х гг. она становится активистской движения за предоставление равноправия алжирским женщинам. В 1981 г. Луиза Ханун вступила в нелегальную «Социалистическую организацию трудящихся», проповедовавшую социализм троцкистского направления. За нелегальную политическую деятельность Луиза Ханун была арестована и с 1983 по 1984 г. отбывала тюремное заключение. После освобождения она вновь включилась в политическую борьбу. Благодаря своим организаторским способностям и ораторскому таланту Луиза Ханун вскоре стала лидером «Социалистической организации трудящихся», которая в 1990 г. трансформировалась в политическую партию – «Партию трудящихся». Луиза Ханун выступила против силового прерывания парламентских выборов военными в 1992 г. и ратовала за диалог со всеми политическими силами, включая «Исламский фронт спасения». В 1995 г. она была одним из участников подписания «Римской платформы», предполагавшей политическое решение алжирского кризиса. В 1997 г. Луиза Ханун была избрана депутатом алжирского парламента и выступала с критикой правящего режима с социалистических позиций.


 Саид Саади родился в 1947 г. в г. Агрибс в Кабилии (на востоке Алжира) в бедной крестьянской семье. Получил медицинское образование (психиатр). С 70-х гг. активно участвовал в антиправительственном берберском движении, был членом запрещенной властями партии «Фронт социалистических сил». В 1989 г. Саид Саади стал инициатором создания политической партии «Объединение за культуру и демократию» (ОКД), руководителем которой он является до настоящего времени. Саид Саади участвовал в президентских выборах 2004 г. и занял четвертое место. ОКД выступает за светские демократические преобразования и предоставление больших прав берберам

 Фронт социалистических сил (ФСС)-одна из старейших политических партий Алжира, создана в 1963 г. в Кабилии, на территории компактного проживания кабилов, наиболее многочисленной народности алжирских берберов. ФСС выступала за соблюдение национальных прав и самоидентификацию берберов в рамках алжирского государства. ФСС исповедует социал-демократические принципы, признан во многих странах Европы, является членом международного Социалистического интернационала. ФСС выступает за отделение религии от государства, создание светского гражданского общества и своей конечной целью провозглашает построение «демократического социализма» в Алжире.



i




Достарыңызбен бөлісу:
1   2


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет