Спирулина Spirulina Научные исследования Спирулина в клинической практике: доказательства, основанные на человеческих приложений


Antioxidant Effect of Spirulina (Arthrospira) maxima on Chronic Inflammation Induced by Freund's Complete Adjuvant in Rats



бет59/71
Дата17.05.2020
өлшемі2.14 Mb.
1   ...   55   56   57   58   59   60   61   62   ...   71

Antioxidant Effect of Spirulina (Arthrospira) maxima on Chronic Inflammation Induced by Freund's Complete Adjuvant in Rats.


Gutiérrez-Rebolledo GA1, Galar-Martínez M, García-Rodríguez RV, Chamorro-Cevallos GA, Hernández-Reyes AG, Martínez-Galero E.

Abstract


One of the major mechanisms in the pathogenesis of chronic inflammation is the excessive production of reactive oxygen and reactive nitrogen species, and therefore, oxidative stress. Spirulina (Arthrospira) maxima has marked antioxidant activity in vivo and in vitro, as well as anti-inflammatory activity in certain experimental models, the latter activity being mediated probably by the antioxidant activity of this cyanobacterium. In the present study, chronic inflammation was induced through injection of Freund's complete adjuvant (CFA) in rats treated daily with Spirulina (Arthrospira) maxima for 2 weeks beginning on day 14. Joint diameter, body temperature, and motor capacity were assessed each week. On days 0 and 28, total and differential leukocyte counts and serum oxidative damage were determined, the latter by assessing lipid peroxidation and protein carbonyl content. At the end of the study, oxidative damage to joints was likewise evaluated. Results show that S. maxima favors increased mobility, as well as body temperature regulation, and a number of circulating leukocytes, lymphocytes, and monocytes in specimens with CFA-induced chronic inflammation and also protects against oxidative damage in joint tissue as well as serum. In conclusion, the protection afforded by S. maxima against development of chronic inflammation is due to its antioxidant activity.

Обзор натуральных препаратов с гепатопротекторным действием.

Печень является одним из самых важных органов в организме, выполняющих основополагающую роль в регуляции разнообразных процессов, среди которых метаболизма, секреции, хранения и детоксикации эндогенных и экзогенных веществ занимают видное место. Из-за этих функций, заболеваний печени остаются одними из основных угроз здоровья населения, и они остаются проблемы по всему миру. Несмотря на огромные достижения современной медицины, нет абсолютно эффективных лекарств, которые стимулируют функции печени, которые предлагают полную защиту органа, или, которые помогают регенерировать клетки печени. Таким образом, необходимо определить фармацевтических альтернатив для лечения заболеваний печени, с целью из этих вариантов более эффективен и менее токсичен. Использование некоторых растений и потребление различных фруктов сыграли основные роли в здравоохранении и разнообразны научные исследования показали, что в этих растениях и фруктах так определены, их благотворное влияние можно объяснить присутствие химических соединений, называемых фитохимических соединений. Настоящий обзор имел своей целью сбор данных на основе исследований, проведенных в некоторых фруктах (грейпфрут, клюква, виноград) и растений [грушевого кактуса (кактус) кактус и груша фрукты, ромашки, силимарин, и спирулина], которые потребляются часто люди и которые продемонстрировали гепатопротекторным потенциала, а также анализ смолу (прополис) и некоторые фитохимические вещества, извлеченные из плодов, растений, дрожжей и водорослей, которые были проверены на различных моделях токсического гепатита.



World J Gastroenterol. 2014 Oct 28;20(40):14787-804. doi: 10.3748/wjg.v20.i40.14787.

Review of natural products with hepatoprotective effects.


Madrigal-Santillán E1, Madrigal-Bujaidar E1, Álvarez-González I1, Sumaya-Martínez MT1, Gutiérrez-Salinas J1, Bautista M1, Morales-González Á1, García-Luna y González-Rubio M1, Aguilar-Faisal JL1, Morales-González JA1.

  • 1Eduardo Madrigal-Santillán, J Leopoldo Aguilar-Faisal, José A Morales-González, Laboratorio Medicina de Conservación, Escuela Superior de Medicina, Instituto Politécnico Nacional, Plan de San Luis y Díaz Mirón, Col. Casco de Santo Tomás, Del. Miguel Hidalgo, México DF 11340, México.

Abstract


The liver is one of the most important organs in the body, performing a fundamental role in the regulation of diverse processes, among which the metabolism, secretion, storage, and detoxification of endogenous and exogenous substances are prominent. Due to these functions, hepatic diseases continue to be among the main threats to public health, and they remain problems throughout the world. Despite enormous advances in modern medicine, there are no completely effective drugs that stimulate hepatic function, that offer complete protection of the organ, or that help to regenerate hepatic cells. Thus, it is necessary to identify pharmaceutical alternatives for the treatment of liver diseases, with the aim of these alternatives being more effective and less toxic. The use of some plants and the consumption of different fruits have played basic roles in human health care, and diverse scientific investigations have indicated that, in those plants and fruits so identified, their beneficial effects can be attributed to the presence of chemical compounds that are called phytochemicals. The present review had as its objective the collecting of data based on research conducted into some fruits (grapefruit, cranberries, and grapes) and plants [cactus pear (nopal) and cactus pear fruit, chamomile, silymarin, and spirulina], which are consumed frequently by humans and which have demonstrated hepatoprotective capacity, as well as an analysis of a resin (propolis) and some phytochemicals extracted from fruits, plants, yeasts, and algae, which have been evaluated in different models of hepatotoxicity.

Сине-зеленая водоросль спирулина (Спирулина Максима, Спирулина платенсис, и spirulina fusiformis)

Обзор: Спирулина-это микроскопические сине-зеленой нитчатой водорослью, которая плавает свободно; он растет в пресной воде, а также в щелочной и соленой водой. Это цианобактерии, принадлежащие к классу Cyanophyceae и порядок Oscillatoriales. Это организм с емкостью для хранения различных биологически активных молекул, среди которых можно выделить следующие: (1) белки (60%-65% сухого веса) с незаменимыми аминокислотами; (2) полиненасыщенные жирные кислоты, такие как линолевая кислота; (3) витамины (Б12 и Е); (4) полисахариды; (5) минеральных веществ (Nа, к, Са, Fе, MN и SE в); и (6) пигменты (хлорофилл, с-фикоцианина, allophycocyanin, β-каротин, лютеин и зеаксантин). Как правило, содержание соединений варьируется в видов в видов пропорций, но фитохимические вещества, которые всегда присутствуют в их биомассы с-фикоцианина (с содержанием 12,6% в сухой спирулины) и высоким содержанием диетических зеаксантин[93].

Спирулина является единственным сине-зеленые водоросли, которые выращивают на коммерческой основе для использования с пищевыми продуктами; существуют различных видов, но те из величайших промысловое значение имеют Спирулину Спирулина платенсиси Спирулина fusiformis[93]. Спирулина используется в течение столетий во многих частях мира, занимая место от цивилизации ацтеков в Латинской Америке племен, обитающих в районе озера Чад в центральной Африке. В 1996 году Организация Объединенных Наций Всемирная организация здравоохранения объявила спирулина-лучшая пища для будущего, и он приобрел популярность в качестве добавки к пище в последние годы благодаря высокому содержанию белков и натуральных витаминов[94]. На протяжении своей долгой истории использования в качестве продовольствия и в результате современных научных открытий, спирулина считается безопасным для потребления человеком; таким образом, она стала важным компонентом многих биологически активных добавок и рецептур[93-95]. В настоящее время существуют различные научные доказательства его биологических эффектов в отношении проблем со здоровьем. В целом, результаты показали, что он был антиоксидантным, противовоспалительным, гиполипидемическим действием, оказывая положительное, гипотензивные, антидиабетические, антибактериальные, нейропротекторное, антианемическое, иммуностимулирующим, так и антиканцерогенным и гепатопротектор.



Гепатопротекторное доказательств для спирулины: Любопытно, что, несмотря на спирулина побывав потребляли на протяжении веков, исследований, продемонстрировавших его гепатопротективное действие началось только в этом веке, а конкретно в 2005 году, когда каротиноиды экстрагировали из смеси гексан спирт:изопропиловый спирт (1:1 объемн/объемн) в двух микроводорослей, среди этих S. platensis с. Эти каротиноиды смешивали с оливковым маслом и вводили перорально крысам Вистар в дозе 100 мкг/кг серия BW/D (в плане каротиноиды). Степень гепатопротекторного действия была измерена путем оценки биохимических показателей, таких как трансаминазы [сывороточной глутамат оксалоацетат трансаминазы (Got) и сывороточной глутамат пируват трансаминазы (GPT-диск)], щелочной фосфатазы в сыворотке крови, общего альбумина и общего белка. Результаты сравнивали с показателями контрольной группы Ккл4-индуцированное поражение печени группы, и в группе, получавших синтетический β-каротин в той же дозе. Содержание белка в БКК4-обработанная группа, которая получила обычной диете, показали значительное уменьшение (3.92 мг/мл), в то время как каротиноиды из спирулины поднял это значение до 6.32 мг/мл. В БКК4-обработанной группы показал более высокую активность трансаминаз (128.68 единиц/мл GPT и 171.52 единиц/мл есть). Однако деятельность ОПС была 76.83 единиц/мл со спирулиной. Для щелочной фосфатазы в сыворотке крови, стандартный бета-каротин стоимости 81.52 единиц/мл, по сравнению с 84.46 единиц/мл для Ккл4-обработанной группы; однако, природные каротиноиды водорослей принесли 44.73 единиц/мл. Аналогично, авторы наблюдали этот же уменьшение параметра, соответствующее общей альбумина. В резюме, их результаты показали, что каротиноиды, полученных из спирулины, имели больше antihepatotoxic эффектов, по сравнению с синтетическим бета-каротином[96]. Позже, Kuriakose с соавторами[97] оценивали гепатопротекторный эффект спиртовой экстракт из Спирулина lonar (EESLO) на повреждения, произведенные парацетамол (РСМ) у крыс. Эти ученые рассматривали анализируя этот экстракт благодаря в пробирке предварительное изучение найдя лучше антиоксидантной активностью по сравнению с methanolic и водные экстракты. Как и в других исследованиях авторы оценивали такие параметры, как степень перекисного окисления липидов (шнур), антиоксидантных ферментов (СОД, кат, gpx, и ОКП) и активность АСАТ и АЛАТ, которая имеет тенденцию изменяться высоких доз РСМ. В целом, эти показатели печеночного повреждения восстановился, и, следовательно, полученные результаты позволили предположить, что EESLO может выступать в качестве гепатопротекторного средства и механизм его действия был связан с антиоксидантной явлений.

Эти выводы мотивированы других следователей для изучения спектра защиты, оценивая данное свойство в отношении других соединений, в том числе сулемы (HgCl2), цисплатин, и БКК4. В случае первого соединения было обнаружено, что белых крыс, получавших HgCl2 выявлено значительное повышение уровня гидроперекисей крови, АСАТ, АЛАТ, ЩФ, ОХС, ТГ, очень-липопротеинов низкой плотности-холестерина (липопротеинов очень низкой плотности-С), и MDA. Таким же образом, интоксикация ртутью индуцированных патологических изменений в печени, таких как некроз и вакуолизация цитоплазмы. В противоположность этому, лечение с S. platensis с подтвердил, что увеличивает в ранее указанные параметры заметно поубавилось; лечение ослабленных HgCl2гепатотоксичность и измененного липидного профиля через его антиоксидантными свойствами[98].

В отличие от них, эти же виды спирулины, в сочетании с витамином С и/или вводят самостоятельно, были способны снижать же печеночные маркеры, которые были изменены после лечения с цисплатином. В той же манере, оптической микроскопии показали, что поражение печени и гистопатологические нарушения, вызванные лечение с цисплатином помешало спирулины и комбинации витамина С и спирулины. Эти данные недавно предположил, что протектор эффект связан с антиоксидантными потенциала водоросли и витамин[99]. Самые последние исследования оказывая гепатопротекторное доказательств для спирулины проводили Kepekçi с соавторами[100], которые считают, что фенольные соединения являются основными вторичными метаболитами, с высшим фармацевтическим потенциалом, и там были сообщения, что микроводоросли содержат малые количества этих соединений. Эти авторы решили исследовать гепатопротекторное потенциал биомассы S. platensis с обогащенный фенольными соединениями (SP1) и с большим количеством фенольных соединений (с пакетом обновления 2) против острого Ккл4-индуцированной гепатотоксичности у крыс. Повышение АЛАТ, АСАТ, мда и уровней, вместе с уменьшается в СОД и кат деятельности, были значительно улучшены с пакетом обновления 2. Гистопатологические обследования выявлено, что SP2 был более мощным, чем SP1 в защите печени от токсических поражений, вызванных Ккл4, хотя обоих соединений сохраняется ультраструктура гепатоцитов. В том числе очаги некроза, инфильтрацией лимфоцитов, воздухоплавание дегенерации и повреждения гепатоцитов, а также нерегулярные послойная организация, дилатация эндоплазматического reticula, и наличие многочисленных цитоплазматических vacuolizations, были отменены с пакетом обновления 2.

Blue green algae spirulina (Spirulina maxima, Spirulina platensis, and Spirulina fusiformis)

Overview: Spirulina is a microscopic blue-green filamentous alga that floats freely; it grows in fresh water, as well as in alkaline salt water. It is a cyanobacterium belonging to the class Cyanophyceae and the order Oscillatoriales. It is an organism with the capacity to store different bioactive molecules, among which are the following: (1) proteins (60%-65% dry weight) with essential amino acids; (2) polyunsaturated fatty acids, such as linoleic acid; (3) vitamins (B12 and E); (4) polysaccharides; (5) minerals (Na, K, Ca, Fe, Mn, and Se); and (6) pigments (chlorophyll, c-phycocyanin, allophycocyanin, β-carotene, lutein, and zeaxanthin). Generally, the content of the compounds varies in species-to-species proportions, but the phytochemicals that are always present in their biomass are c-phycocyanin (with a content of 12.6% in dry spirulina) and high percentages of dietary zeaxanthin[93].

Spirulina is the sole blue-green alga that is cultivated commercially for food use; there are various species, but those of the greatest commercial importance are Spirulina maxima, Spirulina platensis, and Spirulina fusiformis[93]. Spirulina has been consumed for centuries in many parts of the world, ranking from the Aztec civilization in Latin America to the tribes that inhabit the Lake Chad region of central Africa. In 1996, the United Nations World Health Organization declared spirulina the best food for the future, and it has gained in popularity as a food supplement in recent years thanks to its high content of proteins and natural vitamins[94]. Throughout its long history of use as a food and as a result of contemporary scientific discoveries, spirulina is considered safe for human consumption; thus, it has become an important ingredient in many nutraceutical formulations[93-95]. Currently, there is varying scientific evidence for its biological effects against health problems. In summary, the results indicated that it was antioxidant, anti-inflammatory, hypolipemic, antihypertensive, antidiabetic, antimicrobial, neuroprotective, antianemic, immunostimulant, and anticarcinogenic and a hepatoprotector.



Hepatoprotective evidence for spirulina: It is curious that, despite spirulina having been consumed for centuries, studies that have demonstrated its hepatoprotective effects began only in this century, specifically in 2005, when carotenoids were extracted from a mixture of hexane alcohol:isopropyl alcohol (1:1 vol/vol) in two microalgae, among these S. platensis. These carotenoids were mixed with olive oil and were administered orally to Wistar rats at a dose of 100 μg/kg bw/d (in terms of carotenoids). The degree of hepatoprotection was measured by means of estimating biochemical parameters, such as serum transaminases [serum glutamate oxaloacetate transaminase (GOT) and serum glutamate pyruvate transaminase (GPT)], serum ALP, total albumin, and total protein. The results were compared with those of a control group, a CCl4-induced hepatic damage group, and a group treated with synthetic β-carotene at the same dose. The protein content of the CCl4-treated group, which received a normal diet, showed a significant decrease (3.92 mg/mL), while the carotenoids from spirulina raised this value to 6.32 mg/mL. The CCl4-treated group showed higher transaminase activity (128.68 units/mL GPT and 171.52 units/mL GOT). However, the activity of GPT was 76.83 units/mL with spirulina. For serum ALP, the standard beta-carotene value was 81.52 units/mL, compared with 84.46 units/mL for the CCl4-treated group; however, natural algal carotenoids yielded 44.73 units/mL. Similarly, the authors observed this same decrease in the parameter corresponding to total albumin. In summary, their results indicated that the carotenoids derived from spirulina had greater antihepatotoxic effects, compared to synthetic beta-carotene[96]. Later, Kuriakose et al[97] evaluated the hepatoprotector effect of an ethanolic extract of Spirulina lonar (EESLO) on the damage produced by paracetamol (PCM) in rats. These scientists considered analyzing this extract due a in vitro prior study having found better antioxidant activity compared to methanolic and aqueous extracts. As in other studies, the authors evaluated parameters such as the degree of lipid peroxidation (TBARS), antioxidant enzymes (SOD, CAT, GPx, and GST) and the activity of ASAT and ALAT, which tends to be altered by high doses of PCM. In general, these indicators of hepatic damage recovered, and consequently, the results suggested that EESLO could act as a hepatoprotective agent and that its mechanism of action was related to antioxidant phenomena.

These findings motivated other investigators to explore the spectrum of protection, evaluating this property against other compounds, including mercuric chloride (HgCl2), cisplatin, and CCl4. In the case of the first compound, it was found that albino rats treated with HgCl2 showed significant increases in the levels of blood hydroperoxide, ASAT, ALAT, ALP, TC, TG, very-low-density lipoprotein-cholesterol (VLDL-c), and MDA. In the same manner, intoxication with mercury induced pathological alterations in the liver, such as necrosis and cytoplasmic vacuolization. In contrast, treatment with S. platensis confirmed that the increases in the previously mentioned parameters diminished notably; this treatment attenuated HgCl2-induced hepatotoxicity and modified lipid profiles through its antioxidant properties[98].

In contrast, these same species of spirulina, combined with vitamin C and/or administered independently, were capable of reducing the same hepatic markers that were altered after treatment with cisplatin. In the same manner, optic microscopy showed that the hepatic lesions and histopathological abnormalities induced by treatment with cisplatin were impeded by spirulina and by the combination of vitamin C with spirulina. These data newly suggested that the protector effect was related to the antioxidant capacities of the alga and the vitamin[99]. The most recent study providing hepatoprotective evidence for spirulina was performed by Kepekçi et al[100], who believe that phenolic compounds constitute the main secondary metabolites, with high pharmaceutical potential, and there have been reports that microalgae contain low amounts of these compounds. These authors decided to investigate the hepatoprotective potential of the biomass of S. platensis enriched with phenolic compounds (SP1) and with large amounts of phenolic compounds (SP2) against acute CCl4-induced hepatotoxicity in rats. The increases in ALAT, ASAT, and MDA levels, together with the decreases in SOD and CAT activities, were significantly improved by SP2. The histopathological examinations revealed that SP2 was more potent than SP1 in protecting the liver from the toxic lesions caused by CCl4, although both compounds preserved the hepatocyte ultrastructure. Lesions including necrosis, lymphocyte infiltration, ballooning degeneration, and hepatocyte injury, as well as irregular lamellar organization, dilation of the endoplasmic reticula, and the presence of great numbers of cytoplasmic vacuolizations, were reversed by SP2.

Спирулина небелковых компонентов индуцировать транскрипцию генов фактора bdnf с помощью хо-1 активности в клетках глиомы С6.

Сине-зеленые водоросли содержат биологически активных белков и небелковых веществ и считаются полезными материалами для изготовления пищевых добавок. В Частности, Спирулина сообщалось содержат разнообразные антиоксиданты, такие как флавоноиды, каротиноиды и витамин С, тем самым оказывая их защитный эффект против оксидативного повреждения клеток. Помимо антиоксидантного действия, полифенольных соединений были предположения причины защиты нейрональных клеток и восстановление неврологических функций в мозге за счет производства из мозга нейротрофический фактор (bdnf) в глиальных клетках. Затем, белково-лишен экстракта, подготовленного удалением большей части из белковых компонентов из водного экстракта Спирулины платенсис, и влияние этого экстракта на bdnf в генной транскрипции была изучена в клетках глиомы С6. Следовательно, белок-лишен экстракт было показано, чтобы вызвать возвышение и bdnf мРНК уровнях следующим выражением гемоксигеназа-1 (хо-1) в клетках глиомы. Поэтому небелковых компонентов S. platensis способна считаются для стимуляции транскрипции Гена bdnf в счет хо-1 индукции в глиальных клетках, тем самым предлагая потенциальным способность водорослей косвенно модулировать функцию мозга через клетки глии деятельности.



Appl Biochem Biotechnol. 2015 Jan;175(2):892-901. doi: 10.1007/s12010-014-1300-9. Epub 2014 Oct 28.



Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   55   56   57   58   59   60   61   62   ...   71


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет