Верующая женщина лучше идолопоклонницы хотя бы она и нравилась вам


Различные взгляды народа на значение женщины



бет2/11
Дата17.05.2020
өлшемі0.64 Mb.
түріКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Различные взгляды народа на значение женщины

для общественной жизни
Несмотря на то, что в западной литературе последних веков распространился обычай любезно называть дочерей Евы словами «прекрасный пол», что, несомненно, отражает питаемую к ним любовь, в древней и современной литературе Востока женщина издавна преподносится в ореоле уважения в силу того, что она является госпожой жилища, матерью семейства и подругой мужчины-отца. Иными словами западный подход отражает пылкую страсть и наслаждение, а восточный является следствием уважения и благородства. Оба этих отношения прекрасны, но восточное более почтительно. Здесь благородная женщина по степени питаемого к ней уважения вознесена на уровень царствующей особы.

Несмотря на то, что арабские писатели и персидские поэты собирательно называли женщин словом «хаввар», т.е. «слабые», у тюрков женщина всегда сильна и здорова. Сколь бы не увеличивалось общество здоровых женщин, женщина никогда не остается одинокой. Поэтому она всегда будет в добром здравии. Женщина, а во множестве женщины, получившие благородное воспитание от своих матерей, всегда пребывают в благополучии и добром здоровье как духовном, так и физическом.

В Турции женщин почтительно называют ханым-эфенди, в России тюркских женщин называют абызтай или хатын, а в Туркестане и Туране хозяек домашнего очага и матерей семейства называют хатун.

(с. 12)


О слове происхождении слова «хатун». Слово «’аурат» — ошибка.

Поскольку женщине присущи честь, достоинство и благородство, арабские литераторы возвеличивали досточтимых жен правителей восточного мира падишахов и султанов словом хатун (госпожа, знатная дама). В арабском языке слово хатун обозначает благородных спутниц жизни царствующих особ. Или же оно применяется в отношении особо уважаемых знатных дам и благородных женщин. Когда говорят о женитьбе на дочерях, происходящих из благородных семей, то употребляют слова хитан и мухатана, также образованные от слова хатун.

Предложение «Хатана ‘аля Расул аль-Лах, салла аль-Лах ‘алейхи ва саллама» означает: «Богатырь Али взял в себе жены (сделал своей женой) дочь посланника Аллаха Мухаммада (благословил его Аллах и приветствовал!), досточтимую красавицу Фатиму (мир ей!)». Предложение «Хатана аль-Набий Аба Бакра ва ‘Умара» означает: «Посланник Аллаха пророк Мухаммад (благословил его Аллах и приветствовал!) взял в жены дочерей досточтимых Сиддика и Фарука».

Женитьба на девушке из благородной семьи по-арабски звучит как «хатууна». «Теща» на языке арабов-бедуинов обозначается словом «хатана».

Иными словами, честь и достоинство тюркской женщины, а также прекрасный смысл, заключенный в слове хатун, были известны кочевым арабам и в эпоху джахилии, и в век пророческой миссии Мухаммада.

Удивительно, однако слово «’аурат» (словарное значение: 1) слабость, недостаток; 2) слабое, незащищенное место; 3) половые органы. — А.Х.) в лингвистическом и культурном смысле, а также с позиции утонченного вкуса применяется неправильно. По какой-то причине словом ‘аурат в Турции называют женщин, в Иране женщин и инвалидов, в Крыму короткие ноги, в Туркестане нищих, в богословских книгах все части тела, скрытые от посторонних глаз. Подобное использование данного термина является искажением слов благородного Корана.

Слово ‘аурат, в самом хорошем значении присутствует в четырех местах благородного Корана. В одном из них оно использовано как весьма беспристрастный намек. В остальных трех местах, например, в священном аяте: «… говоря: «Не прикрыты (‘аурат) дома наши. А не были они неприкрыты (би-‘аурат)»» (33: 13), это слово ниспослано совершенно в другом значении. Вольное использование коранических слов и понятий вне его контекста, на мой взгляд, является безнравственностью. Использование упомянутого слова применительно к частям тела и женщинам является ничем иным, как грубым посягательством на честь и достоинство женщины и чистоту благородного Корана. Называть части тела словом ‘аурат нельзя, это ошибка. Большой грех называть этим словом женщин.

Великий учитель досточтимый Шамс-ад-Дин Самий, говоря об этимологии слова кадун (женщина), выводил его из глагола кадамак (втыкать. — А.Х.), имеющего повеления или приказа и заявил, что слово кадун является фонетическим вариантом арабского слова хатун. Но несмотря на это, слово хатун по своему происхождению является тюркским. Тюркская госпожа, тюркская мать называются словом хатун.

(с.13)

Хатун сама есть наша мать, слово хатун древнее и исконно наше слово.
Амина-хатун — мать Мухаммада.

Из этой раковины родилась жемчужина мироздания.
Это двустишие-бейт своею зрелостью, возвышенностью, чистотой является первым бейтом прекрасной книги, способной стать матерью всей тюркской литературы. Трудно найти какой-либо другой бейт, подобный предыдущему двустишию по возвышенной легкости.

Если бы слово хатун здесь имело значение лишь внешнее, т.е. «женщина» или «самка», то общий смысл бейта действительно сводился бы к понятию «’аурат», которое подразумевается в тюркском слове кадун или иранском слове за’ифа.

В выдающемся труде досточтимого Шамс-ад-Дина Сами возможно и имеется слово кадамак в значении глагола повелительного наклонения. Способность производить морфологические преобразования таким образом, что из простого слова, как кадамак выводится возвышенное понятие кадун возможно, присуща лишь таким гениям словообразования, каким является досточтимый Шамс-ад-Дин Сами, да будет доволен им Аллах! Предположим, что каким-то образом подтвердилось, что слово кадун образовано от глагола кадамак. Но в этом случае оказалось бы, что слово хатун, применяемое в таких выражениях, как «тљрек хатыны» (тюркская женщина) или «тљрек анасы» (тюркская мать) является совершенно самостоятельным и исконно тюркским словом. Если бы подтвердилось, что слово кадун происходит от слова кадамак, то слово кадун стало бы прекрасным титулом турецких правителей, хотя они и не дотягивают до статуса римских цезарей. Как минимум, слово кадун конечно же, применялось бы в Турции в качестве титула правящих особ.

В тюркских семьях комнаты или занимаемые женщиной места как и сама женщина всегда были окружены защитной стеной непорочности, безмолвными стражами их чести и неприкосновенности. По этой причине и жилище женщины являлось запретным для посторонних взоров храмом-харам, подобным храму Кааба или храму Рауда.


Харам — это заповедная цитадель заботы и попечения,

Добавь букву Алеф — и он станет Храмом Ка’абы.
Этот прекрасный бейт из творения тюркского суфия, досточтимого Аллахияра поэмы «Мурад аль-‘Арифин» (Намерение Знающих) как нельзя более правдиво отразил подлинное значение тюркского харама. Харам, конечно же, заповеден, он охраняем, он является цитаделью чести и уважения. Прибавь к нему одну букву «алеф», и тюркский харам превратится в священный храм, подобный заветному храму Каабы.

Несмотря на то, что (Harem)ы турецких дворцов и турецких падишахов представляют собой укромные покои, специально скрытые от посторонних взоров и предназначенные для отдыха и интимных услад царствующих особ, гаремы тюркских семей представляют собой дань чести и достоинству тюркских женщин, матерей и дочерей. Хиджабы мусульманок и тюркских женщин также являются ихрамом их чести, печатью Востока, украшением целомудрия.

(с. 14)

Хиджаб, который несколько раз упомянут в благородном Коране ни в прямом, ни в переносном смысле ни в коем случае, не является хиджабом в том смысле в каком он известен нам на Востоке. Иншаллах, проблема хиджаба будет решена далее, в отдельной главе этой книги.


  • 2 —

Великий мусульманский поэт Мауляви Баракатулла о женщине.
Мауляви Баракатулла, который на протяжении многих лет после революции жил в России в качестве почетного гостя советского правительства и российских мусульман, а ныне почивший и похороненный в Америке был великим поэтом, великолепно знавшим и ценившим родную литературу народа урду, а также английскую, персидскую и арабскую литературу. Я имел честь заниматься вместе с ним у выдающихся учителей Индостана, на почве чего и завязалась наши с ним товарищеские отношения. Он несколько раз гостил у меня дома в Ленинграде. Будучи в Москве мы целые месяцы проводили с ним в тесном общении. В 1919-1920 гг. мы на протяжении нескольких месяцев вместе путешествовали по просторам России. Я искал такие необходимые вещи, как мука и соль, а сахиб Мауляви — тоже невольный скиталец — был выдворен из Москвы хитростью властей. Помнится, в те дни в Москве правительство принимало деятелей какой-то афганской политической организации.

Досточтимый Мауляви Баракатулла великолепно владел арабским языком и играючи творил на нем. Он был прекрасным писателем и поэтом. Что касается персидского языка, то в нем он был красноречив, говорил на нем бегло и свободно. Он мог творить на этом языке столь впечатляющие стихи, что их можно было ставить вровень с творениями хадрата Джами. Он подарил мне несколько своих произведений. Кроме

Этого он хорошо знал книги Ветхого и Нового заветов. В своих комментариях, написанных на персидском языке, к коротким сурам [Корана] он при каждом удобном случае в качестве аргументов и свидетельств цитировал отрывки из этих Писаний. Говорили, что он написал это толкование с целью обучения благородному Корану туркестанской и афганской молодежи. Говорили также, что свой комментарий Мауляви Баракатулла написал, находясь под сильным впечатлением от близкого знакомства с толкованием Фахр-ад-Дина Рази «Тафсир Кабир», которое произошло у него в течение трех лет, проведенных им, что называется, «в гостях», а на деле в вынужденном уединении под арестом при дворе афганского хана Хабибуллы. Однажды он рассказал мне. Когда он понял. Оказавшись не в состоянии претворить в жизнь свои политические надежды ни у хана Хабибуллы, ни при советском правительстве

(с. 15)


он, покидая Москву, оставил мне свой тафсир Корана. Он сказал: «Если вы сможете издать и распространить этот тафсир, то он окажется полезным для талибов Туркестана и Афганистана». Позже он написал мне письмо из Берлина, в котором были такие строки: «Передай мой тафсир уважаемому Абд-аль-Кадиру эфенди Мухий-ад-Дину, он его напечатает». Я исполнил его просьбу, и моя библиотека лишилась великолепного и важного тафсира. Возможно, он не исчезнет бесследно. Может быть, туркестанские мусульмане однажды издадут его. Я же упомянул здесь завещание поэта, хранящееся в моей памяти к слову, пользуясь подходящим моментом.
Мусульманский поэт около гроба Мессии.
Мауляви Баракатулла очень хорошо знал благородный Коран. Кроме этого он владел информацией, изложенной в книгах Сунны, которые он внимательно и вдумчиво читал. Он не интересовался книгами различных мазхабов. Не призывая к иджтихаду, он, тем не менее, не следовал ни одному из мазхабов. По важным вопросам у него были свои самостоятельные и свободные мысли и идеи.

После переворота, произошедшего в Турции в 1908 году он, желая на месте познакомиться с положением дел в этой стране и повидать своих старых товарищей по борьбе за свободу, отправился из Токио в Стамбул. Позже, в 1911 году он посетил Ленинград, где гостил у меня около недели. Мы посетили и ознакомились со всеми музеями и учреждениями культуры. Каждый раз, когда было уместно, он живо с чувством излагал свои мысли по религиозным, политическим и нравственным проблемам.

Однажды мы посетили крупнейшую церковь Ленинграда Софийский собор, где постояли немного рядом с гробом Масиха. Возможно, в связи с посещением святыни он изложил здесь свои крайне необычные мысли об аятах благородного Корана, в которых говорилось об Иисусе: «… не убили они его и не распяли его…» (4: 157) — «… и они точно его не убили, но Аллах вознес его к Себе» (4: 157-158). Он разъяснил свои взгляды, которые соответствовали заявлениям иудеев и убеждениям христиан о казни Мессии-Масиха. Задетый серьезнейшими несоответствиями положений фундаментального «Тафсир Кабира» священным аятам благородного Корана, исходя из утверждений таких комментаторов Писания, как Абу Муслим аль-Исфахани, и из ясных положений о казни и распятии Мессии, содержащихся в 3-й главе 4-го тома такой книги, как «Ихуан аль-Сафа`», и вдохновившись постоянным чтением комментариев Нового Завета Мавляви Баракатулла сказал: «Отрицаемым в Коране событием является не распятие Иисуса, а подозрение в том, что он был проклят, поскольку был предан мукам распятия. Иными словами, даже если он был распят, он не был проклят. Напротив, он был вознесен в присутствие Аллаха, что опровергает иудейские убеждения».

(с. 16)


Мусульманские улемы о смерти Мессии.

Убеждение Баракатуллы о женщине.
Он сказал, что священный аят благородного Корана «И не считайте тех, которые убиты на пути Аллаха мертвыми» не означает отрицание убийства и смерти тел мучеников. Это выражение, означающее, что павшие на пути Аллаха, на пути к идеалу не мертвы, скорее, они восходят на небеса к Аллаху, возносятся к Всемогущему и Великому.

Я знал о несоответствиях, имеющихся в комментарии Корана «Тафсир кабира», знал я также и о заявлениях Исфахани и Ихуан аль-Сафа`, но мысли Мауляви Баракатуллы я выслушал с большим желанием. Я всегда одобрительно отношусь к важным и свободным мыслям, высказываемым в связи с такими темами. Однако мое мнение о Масихе Ибн Марьям совершенно отличается от взглядов Исфахани, Ихуан аль-Сафа`, Мауляви и других. Убийство пророков и распятие убиенных является обычным делом в иудейской истории. Почему это иудеи, убившие и санкционировавшие казнь множества пророков, должны вдруг возгордиться убийством Иисуса? Почему благородный Коран последовательно и скрупулезно опровергает пустые бахвальства и ложные притязания иудеев относительно какого-то неважного, обыденного и частного события? Чего этим добивается Коран? В чем заключается секрет? В чем изюминка? Я в течение ряда лет осмысливал данную проблему. Наконец, в моем сердце возникло и укрепилось чувство глубокого удовлетворения, и я написал небольшой трактат под названием «Корьђн кђрим аят кђримђлђренећ мљгъќиз ифадђлђренђ књрђ Мђсих Ибн Мђрьям» («Мессия Сын Марии согласно чудесным выражениям священных аятов благородного Корана»). ***

Однажды мы вместе с Мауляви Баракатуллой присутствовали на одном из больших московских светских салонов. Там же находилось еще несколько человек и среди них две или три женщины. Собравшиеся выразили желание услышать речь уважаемого гостя и выдающегося путешественника. Я объяснил ситуацию своему спутнику. Он выступил перед собравшимися с небольшой, но прекрасной речью. В своем выступлении он по какому-то поводу упомянул японских и американских женщин. Несколько высказанных им мыслей остались в моей памяти:

Он сказал: «После сотворения необъятного Космоса, Наккаш пером могущества нарисовал на безначальной табуле Вселенной человека, а затем на скрижалях Мироздания с еще большим величеством и совершенством сотворил лицо и тело женщины. Женщина стала последним творением создателя Безначального. Иблис был просто невеждой, отказавшись преклониться перед этим прекрасным образом, и стал, потому, неповинующимся. Сердце мужчины подобно трону, на котором должна царствовать единственная, просвещенная и целомудренная женщина».

Я с удовольствием согласился со словами великого поэта. В памяти всплыли бейты турецкого поэта Мухаммада Сахби Языджи-задэ:

(с. 17)


Чу! Наккаш сотворил образ человека

На Скрижали Мирозданья.

Ангелы, увидев его, воскликнули:

«Сие есть предел творения!»

Завистливый Иблис не поклонился ему,

Знайте же, того, кто ничего не знает.

Он не знал ни явного, ни сокровенного,

Не знал ни рисунка, ни Художника.
Любовь или уважение — что является основой?
Я, конечно, с одобрением воспринял великие слова великого поэта. Такие слова, особенно в устах великого поэта, могут быть выражением очень тонких, возвышенных и чистых чувств. Несмотря на то, что животная сила тянет человека к самым низким, самым диким состояниям, побеждающая сила красоты возносит людей к вершинам совершенства, к прекрасным мечтам.

Верно и то, что женская красота является великим божественным даром. Кроме этого значение побеждающей силы красоты велико в культурной и общественной жизни. Красота у женщин может быть главной движителем любовной силы. Однако, несмотря на все перечисленное выше, красота не может стать основой для уважения и не может быть превращена в таковую.

Женщины являются не только украшением общества, но и великой сокровищницей национального совершенства. Женщина это не только единственная богиня, восседающая в святая святых харама, она еще и великая родительница всей уммы.

Если любовь является основой, то уважение является еще более значимой основой.

Каждый народ является поклонником красоты. Хотя Иблис и восстал против красоты, ангелы всегда преклоняются перед ней. Да, именно так. Однако мудрость не удовлетворяется только этим. Наряду с силою любви оно требует также и фундамента почтения и уважения.

Я привел взгляды Запад и Востока о роли и значении женщин в общественной жизни. Если западный взгляд характеризуется большей склонностью к чувственным наслаждениям, восточный взгляд основан на оси духовного почитания и уважения. Пользуясь подходящим случаем, я привел в качестве воспоминания целомудренное и невинное видение этой проблемы великим поэтом, всю свою жизнь следовавшим учениям благородного Корана. ***

На этих страницах я привел мысли похороненного в Америке мученика свободы, необыкновенного и великого мусульманского поэта-мудреца досточтимого Мауляви Баракатуллы Сахиба, дабы воскресить его прекрасные идеи на благородных собраниях почтенной публики. Я сделал это, чтобы вознести нашу молитву за душу покойного и отдать ему дань нашего глубокого уважения. Да будет так и впредь.
Муджахиды, изгоняемые из своих родных стран,

не находят покоя на землях ислама.
Великие деятели Востока, изгнанные со своей родины ухищрениями английской политики, такие как: Мауляви Баракатулла, Мауляви

(с. 18)


‘Абидулла, Абу Са’ид аль-‘Араби, Мауляви ‘Абдурраб, Мауляви ‘Абд-аль-Джаббар, Мауляви ‘Абд-аль-Саттар, Раджа Пюртаб после мировой войны нигде не смогли обрести покой, кочуя по западным странам из одного города в другой. Они не были приняты нигде, даже в таких мусульманских странах как Турция, Иран, Афганистан. Их игнорировали и предавали забвению. Лишь Советское правительстве оказало им достойный прием, и они, будучи почетными гостями, в течение многих лет жили в России, окруженные уважением и в довольстве.

Я встречался с каждым из них, каждый из совершал визиты ко мне и гостил у меня. Я имел возможность тесно общаться с ними и почерпнул у них много полезных знаний, манер и идей.




  • 4 —

Язык арабских бедуинов

о значении женщин в общественной жизни
Обратись к богатствам языка живущего в крайнем аскетизме и обходящегося минимумом вещей арабского бедуина и узришь женщин в порядке возрастания ее качеств. Увидев этот порядок, возьми урок культуры и нравственности у арабских бедуинов.

  1. Джамиля. Так называют женщину с правильными и красивыми чертами лица и приятным цветом кожи. [Словарное значение: красивая, прекрасная; миловидная, привлекательная. здесь и далее в квадратных скобках даны примечания переводчика].

  2. Вады`а. Так называют женщину со здоровым, пропорционально сложенным телом и членами. [Словарное значение: чистая, красивая].

  3. Хассаана. Так называют женщину, красота которой сохраняется на протяжении всей ее жизни. [Словарное значение: очень красивая].

  4. Васиима. Так называют женщину, которая год от года становится все краше и краше. [Словарное значение: красивая, привлекательная, мловидная].

  5. Касиима. Так называют женщину, которая своей красотой покоряет сердца людей и вселяет в них радость. [Словарное значение: красива, миловидная].

  6. Раа`и’а. Так называют женщину, красота которой во всех отношениях превосходит красоту всех признанных красавиц в том или ином сообществе, подобно Кариман-ханум, которая своей воспитанностью и красотой являлась предметом гордости тюрков. [Словарное значение: 1) ужасный, страшный; 2) замечательный, блестящий, чудесный; 3) образцовое поведение].

  7. Баахира. [Cловарное значение: блестящая, превосходная, красивая].

  8. Гхания. Так называют женщину, которая не нуждается в каких-либо украшениях, благодаря своей красоте, целомудрию или благородству. Райская гурия этого мира, ангел красоты пречистая Кариман-ханум являет собой лучший образец такой женщины. [Словарное значение: красавица].

С точки зрения арабских кочевников-бедуинов высшей степенью красоты и высшей целью совершенства является то, что честь и достоинство женщины должны быть выше украшений так, чтобы она вообще не нуждалась в украшениях. Бедуинские женщины-гхании являются полной противоположностью вращающихся в напоминающих райские кущи великосветских салонах Запада мадам, мадонн и мадемуазелей, являющихся рабынями всевозможных модных тенденций и копилками выставляемых напоказ драгоценных украшений.

(с. 19)


Для них честь быть салонной куклой и украшением светских раутов, тогда как бедуинские гхании являются честью человечества, земными ангелами и властительницами человеческих сердец.

Женское понимание красоты глубже понимания красоты мужчинами

Удивительно, но сложилось интересное положение: взгляды женщин в вопросах критериев красоты в большинстве своем стоят гораздо выше мужского понимания данного феномена и более целомудренны: Женщина больше ценит в мужчине такие духовные качества, как сила, мужество, ум, искусность. Телесная красота и внешняя атрибутика привлекают ее внимание в меньшей степени. Мужчины же больше ценят красоту женского тела и украшения, подчеркивающие женские прелести. Духовные качества женщин не доставляют мужчинам такого же наслаждения, они лишены вкуса. По этой причине женщина украшает свою внешность, она вынуждена прибегать ко всякого рода украшениям. Только мужчины ответственны за столь высокое увлечение западного мира модами и беспредельное желание женщин иметь все больше и больше украшений. Этот грех лежит на мужчинах. Мужчины создают моду и выдумывают всевозможные украшения. Если бы мужчины наслаждались духовной красотой и совершенством, если бы женская благопристойность и качества, имеющие социальную значимость, ценились бы мужчинами, то женщины соревновались бы в нравственном и духовном совершенстве. Возможно, что в этом случае запад не погрузился бы в порок и распущенность, избежал бы экономических кризисов и даже семейных трагедий. В любом случае, их было бы намного меньше. Похоже, что именно по этой причине слово фасаад (порочность, испорченность, безнравственность, порок, падение нравов), использованное в благородном Коране в речи ангелов относится только к мужчинам. [М.Б. имеет в виду следующий коранический аят: «И когда Господь твой сказал ангелам: «Я помещу правителя (халифа) на земле», они сказали: «Поместишь ли ты на ней того, кто будет творить раздор (йуфсиду) на ней и проливать кровь?» (2: 30). Использованная в данном аяте глагольная форма «творить раздор», происходящая от одного корня со словом фасаад, имеет форму мужского рода. — Прим. перев.].



  1. Если женщина, наряду с красивой внешностью застенчива, скромна и стыдлива (хайаа`), то ее называют харида [Словарное значение: девственница, непроколотая жемчужина]. Известные по греческой мифологии хариты по большей часть являются арабскими харидами.

  2. Если при своей стыдливости женщина питает ненависть к сомнениям и подозрительности (рииба), то ее называют нуаар. [Словарное значение: 1) цветы; 2) бот. ночная красавица].

  3. Если женщина завоевала уважение благодаря своей воспитанности и целомудрию, то ее называют хасаан. [Словарное значение: добродетельная, целомудренная женщина].

  4. Если, живя в браке со своим мужем, она остается за завесой невинности, то ее называют мухсана. [Словраное значение: добродетельная, высоконравственная женщина]. Иными словами, высокий нрав, воспитанность и благородство превосходят телесную красоту.

  5. Женщина, на родившая ребенка называется ‘акыр. [Словарное значение: бесплодная]. У семитских народов она считается несчастной (перс. бадбахт).

  6. Если у женщины мало детей ее называют назуур. [Словарное значение не прописано. Слово образовано от корня нзр со значением быть редким, быть малочисленным].

  7. Если утроба ее была плодовитой и женщина родила много детей, то ее называют насуур. [Словарное значение не прописано. Слово образовано от корня нср со значением 1) рассыпать, раассеивать, разбрасывать; 2) усеивать]. В качестве свадебного подарка-махр такой женщине преподносят россыпи золота и другого имущества. По своей социальной значимости она превосходит всех женщин.

  8. Если дети какой-либо женщины обрели преимущества благодаря своей силе, то их мать называется мунджиба. [Словарное значение не прописано. Слово образовано от корня нджб со значением 1) быть знатного происхождения, быть благородным, 2) быть породистым, 3) быть превосходным]. В арабских кочевьях и поселениях женщина-мунджиба считается пределом совершенства и пользуется непререкаемым уважением.

(с. 20)

Уроки, которые мы должны взять у бедуинов.

Иными словами, с точки зрения арабского кочевника-бедуина честь и ценность женщины определяется не только ее телесной красотой, но совершенством ее нрава и духовным развитием, а также ее благодатным участием в национальной жизни в качестве матери.

Несмотря на то, что цивилизованный мир понял сегодня эту великую истину, которая была известна кочевым арабам издавна, западный мир остается совершенно очарованным материальными благами по причине подавившей его дух пьянящей силы вина, пленившей его бытие привычки к комфорту и роскоши и в силу высокомерного великолепия, удерживающего его сердце в своих хватких когтистых лапах. Итак, ослеплённый сиянием и оглушённый громкой поступью могущественной цивилизации западный мир останется пленником мелкой моды и чарующих колдовских украшений.

Удивительно: жалкие и лишенные всех благ кочевники-бедуины имеют такую духовную силу и довольствуются малым. Откуда у них такие качества? Верно то, что самое большое богатство это богатство духа и свобода от потребностей.

(…16…)

Может быть цивилизованные люди двадцатого века удивятся: у кочевых арабов-бедуинов каждая женщина уважаема наравне с матерью. Поговорка (…17…) «Тетка со стороны матери любого человека занимает почетное место» издавна распространена у бедуинов. Иными словами. Каждая женщина является сестрой матери. Столпом морали является уважение к матери и ее почитание.



(…18…)


  • 5 —


Каталог: upload -> books
books -> Хаджи Абдулгафур Раззак Бухари путеводитель в тарикат
books -> Перевод с английского: Д. Вознякевич Посвящается Джону Хьютону
books -> Анатолий Петрович Левандовский Первый среди Равных
books -> Сборник очерков, статей усть-каменогорск 2004 Редакционная коллегия: А. А. Аубакиров Т. А. Черных
books -> Василий аксенов
books -> Василий Павлович Аксенов Скажи изюм
books -> Предисловие 8 Часть первая Поворот 16
books -> Воспоминания издательство имени чехова
books -> Арсений рутько, наталья туманова последний день жизни


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет