Верующая женщина лучше идолопоклонницы хотя бы она и нравилась вам


Благородный Коран о почтении к женщине



бет4/11
Дата17.05.2020
өлшемі0.64 Mb.
түріКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Благородный Коран о почтении к женщине
Очевидно, что в минуты любви уважение и почтительное отношение между возлюбленными выглядит естественным. Однако несколько мгновений гнева могут вынудить эти прекрасные чувства в той или иной степени покинуть сердце человека. Если в такие мгновения верх берёт разум, то человек сдержится и промолчит. Если же верх возьмут эмоции, гнев, то человек, совершит насилие пусть даже самое малое, которое, несомненно, выразится через его действия, либо его слова, либо его взгляд. Такие состояния совершенно естественны для человеческого существа.

В суре «Тахрим» рассказывается о высокой морали досточтимого Посланника, благословил его Аллах и приветствовал, и двух его жён. Образно говоря, на одну чашу весов было положено великое почитание двух женщин, а на другую вся сила Аллаха, да возвысится Его великолепие, сила Джабраила, всех верующих-му`минов и всех ангелов. [Событие, о котором повествуется в данной суре, это временная разлука Мухаммада со своими жёнами. (Подробнее см.: Священный Коран. Двуязычное издание переработанное. Подготовил Маулана Мухаммад Али (автор перевода с арабского языка на английский. Вступительной статьи и комментариев). Перевод на русск. Яз. Подготовил д-р Александр Садецкий. — Ахмадийа Анжуман Ишаат Ислам Лахор Инк. США, 1997. — С.1098-1101). — А.Х.]

Итак, на одной чаше весов великое почтение двух женщин, а на другой вся сила и могущество всего присносущего и всего сотворённого: «Если оба вы обращены к Аллаху, то, воистину, склонны (к тому) сердца ваши; а если поддерживаете вы друг друга против него, то, воистину, Аллах — Покровитель его и Джабраил, и праведные верующие, и ангелы после того — помощники» (66: 4).

Воистину, это — чудесное повествование об удивительном и странном противостоянии с силой чести и достоинства женщин, рассказанное языком господнего могущества, благородной снисходительностью, красноречивостью великого глагола или стилем изысканного укора.

Благородный Коран в специальных сурах уделяет большое внимание повествованию о беременной Марьям, кормящей матери Мусы и матери, воспитывающей Марьям.

(с. 31)


Таким образом, Священная Книга выражает почтение к трём состояниям женщины: её беременности, кормлению ею потомства и её роли как воспитательницы.

Несмотря на то, что в благородном Коране имеются суры, посвящённые отдельным пророкам, однако в нём нет ни одной суры, посвящённой мужчине, рассматриваемому в качестве отца. Но в том, что касается женщины положение совсем другое — в Священной Книге существует три специальных главы, в которых главной темой являются названные выше три состояния женщины.

Говоря об особенностях семейной жизни, Мудрый законоустроитель досточтимый пророк Мухаммад возвышал самые, казалось бы, простые и естественные для женщины моменты. В этом смысле Властелин Трона Величия Аллах, да возвысится Его могущество, ещё более учтив: «Кад сами’а л-Лааху каула л-лати туджадилука фии зауджихаа ва таштака ила л-Лаахи ва л-Лааху йасма’у тухаавирукумаа» (Аллах услышал высказывание, которое сказала тебе жена его, препираясь и вознося жалобы к Аллаху, и Аллах слышит ваш спор) (21). Такого выдающегося внимания благородный Коран не уделяет даже самым великим событиям в жизни самых великих представителей уммы праведных и их самым великим деяниям. Таким образом, Священное Писание является удивительным тонким свидетелем почтения к женщине и заботы о семейном благе.

Благородный Коран в таком аяте, как: «йаумун йафирру л-мар`у мин ахиихи ва уммихи ва абиихи ва саахибатихи ва бниихи» (День, когда мужчина убегает от брата своего и матери своей и отца своего и подруги своей и сына своего) (22) сводит только к мужчинам такое неблаговидное явление, как бегство от всех родных и неверность в минуты тяжёлых испытаний и относит только к женщинам такие высокие особенности нрава, как верность и стойкость, которые они проявляют в такие минуты. Это очень красивый обычай благородного Корана. Иными словами, это означает, что женщины превосходят мужчин в верности, стойкости и терпении.


Женщина в Евангелии
Все предыдущие общины верующих жили одним великим ожиданием: эта надежда утешала человеческие сердца в минуты жизненных скорбей, и они внимательно вслушивались в предсказания древних пророков. Люди веровали в то, что в будущем на землю придёт великий человек, снизойдёт некий могущественный Посланник Господа, неся справедливый закон.

Уже было известно благовествующее послание, которое божий ангел передал Хаджар [Хаджар — библейская Агарь. — А.Х.] о её сыне Исмаиле [Исмаил — библейский Измаил. — А.Х.]. Подобное великое благовествование было оглашено словом Аллаха досточтимому патриарху Ибрагиму [Ибрагим — библейский Авраам. — А.Х.]. Досточтимый Йагъкуб, мир ему [Йагъкуб — библейский Иаков. — А.Х.], пророческим языком оглашая свой завет сыновьям, сообщил эту же благую весть о грядущем пророке. На страницах Торы досточтимому Мусе [Муса — библейский Моисей. — А.Х.] написаны окрыляющие слова: «Я воздвигну средь них Пророка, подобного тебе». Такие благовествующие сообщения всегда присутствовали на страницах больших и малых книг еврейских пророков.

(с. 32)

В Завете помазанника Ибн Марьям [Ибн Марьям — букв. Сын Марии, одно из имён Иисуса, принятое в мусульманской традиции. — А.Х.] это ожидание явилось из сердец всего народа и вылилось через его уста и языки.



«Воистину, скоро грядёт Сын человеческий, и воздвигнет Царствие Небесное на земле» — эти слова с надеждой произносились везде и на всех языках. Люди повсеместно задавали Иисусу вопросы об этом.

Иисус отвечал такими словами: «Бодрствуйте же, ибо не ведом вам ни день, ни час, в который придёт Сын человеческий!»

Эти слова, — «Сын человеческий», — не могут относиться к самому Иисусу, иначе это предложение окажется явной ложью.

Иисус тактично и сдержанно применяет выражение «Сын человеческий», опровергая тем самым горделивую иудейскую традицию, согласно которой они в своих книгах заносчиво писали выражения «Сын Бога» или даже «Бог».

На одной из проповедей Иисус, сын Марьям, раскрывая состояние народов, живущих ожиданием явления великого Посланника, Сына человеческого рассказал такую притчу. Эта прекрасная притча ясным и понятным языком вписана в двадцать пятую главу Евангелия от Матфея:

«Тогда народы земли будут подобны десяти девам, пять из которых разумны, и пять неразумны. Неразумные, приготовивши себе светильники, не позаботились о масле. Мудрые девы вместе со светильниками взяли с собою и масло. Настала ночь ожидания. Все девы уснули. Среди ночи внезапно раздался призывный голос. Все девы проснулись. В руках несчастных неразумных дев не оказалось света. Так ни одна из этих дев не была удостоена чести праздновать на свадьбе». [М.Бигиев коротко пересказал суть притчи, тогда как в самом Евангелия данная притча выглядит иначе. — А.Х.].

Что бы ни говорили комментаторы Евангелия, толкуя такие притчи, на то их воля. Явился ли упомянутый в этой притче Сын человеческий в этой притче или нет, такая история в Евангелии имеется. В ней упоминается десять девушек. Из этой прекрасной притчи можно извлечь удивительную пользу: женщина стремится к истине более чем мужчина, и принимает истину раньше мужчины.

(с. 33)


Женщина, будь она хоть мудрой, хоть неразумной, старается постичь истину и ищет её. Если слышится призывный голос, то женщина просыпается первой. И если в её руках горит лампада, то она ранее мужчины удостаивается чести присутствовать на празднестве торжества истины.

Являются ли Евангелия достоверными преданиями Иисуса или нет, эти книги написан две тысячи лет тому назад и хотя бы по этой причине приведённая выше притча в любом случае является важной и поучительной. Истинность этой притчи полностью подтвердилась светом Благородного Корана, появлением и победой Сына человеческого Мухаммада.

Эта история, рассказанная за шесть веков до возникновения ислама, совершенно очевидно была подтверждена следующими аятами Благородного Корана: «Скажи: «Верьте в него или не верьте. Воистину, те, кому даётся знание прежде, простираются ниц на лицах их, когда пересказывают его им. И говорят: «Слава Господу нашему! Воистину, обещание Господа нашего должно было исполниться». (Израэлиты: 107-108). Народы, уподобленные мудрым девам, в этом аяте подразумеваются под словами «Воистину, те, кому даётся знание прежде,..», а приятие ими истины как на словах, так и на деле выражено словами «…когда пересказывают его им, то простираются ниц на лицах их. И говорят: «Слава Господу нашему! Воистину, обещание Господа нашего должно было исполниться».

Примите же эту прекрасную притчу, подтверждённую Благородным Кораном за поучительный урок, вручите в руки ваших жён и дочерей лампады, излучающие свет, и тогда они раньше мужчин войдут в храм высокой нравственности, в Каабу Истины, воссядут на троне чести и достоинства. Такие женщины воспитают ваших любимых детей высоконравственными, свободными, достойными, честными и правдивыми и сильными духом.



Мудрый Законоустроитель, мир ему и благословение,

о госпоже семьи
Выше я привёл некоторые выдержки со страниц мировой литературы, говорящие о роли женщины в обществе. Столько информации было накоплено мною по данному вопросу. Считаю, что этого достаточно для достижения цели, которую я ставлю в моей книге. Далее я хочу привести несколько обобщающих, резюмирующих слов Мудрого законодателя, да будет ему мир и Божье благословение. Пусть его слова станут украшением страниц моего скромного труда.

Передал аль-Бухари со слов Абу Хурайры, что тот сказал так: «Я слышал, как Посланник Аллаха, благословил его Аллах и приветствовал, сказал: «Курейшитские женщины лучшие из арабских женщин. Они лучшие воспитательницы детей (с. 34) и наиболее разумно используют достаток семьи».

Эти слова досточтимого пророка Мухаммада являются весьма и весьма всеохватными и должны стать наставлением для всех мусульманских народов. Превосходство курейшитских женщин представлено двумя их особенностями: 1) воспитательными способностями и, 2) умением рационально хозяйствовать.

Курейшиты воспитывают своих детей сами, опираясь на свой опыт. Они не полагаются на нянь, прислугу или гувернанток. В том, что касается хозяйствования, курейшитские женщины держат в своём ведении использование материальных средств и семейного бюджета. Надо сказать, что семейное благополучие и счастье возможно лишь при наличии таких составляющих.

Даже более того — эти основы являются фундаментом не только семейной жизни, но и государства и социума. Иными словами, управление семьёй и управление государством находятся, таким образом, в женских руках. Как сказал Наполеон: «Одной рукой женщина качает колыбель, другой — управляет миром». Возможно, у этих слов имеются и другие смыслы, но истинное значение их именно таково.

В качестве ответа на вопрос пророк Мухаммад повелел: «Лучшая из женщин та, которая радует мужа своего, когда он смотрит на неё и повинуется ему, если он повелевает ей и не изменяет ему ни собой, ни своим имуществом». Иными словами, женщина, которая радует мужа своим внешним видом, послушна ему, благодаря воспитанию, верна мужу и экономна в хозяйствовании является лучшей из женщин. Если женщине присущи такие качества, как бережливость, опрятность и умение управлять мужем благодаря своему доброму нраву, то такая женщина является лучшей женщиной.


Проблема хиджаба
На предыдущих страницах в начале этой книги я уже сказал несколько слов о проблеме хиджаба, пообещав подробнее остановиться на них в одной из специальных глав. Несмотря на то, что в переведённом мною «аль-Лузумийате», а также в книгах «Пост в длинные дни» и «Основы шариата» я уже достаточно ясно изложил свой взгляд на эту тему, она остаётся крайне важной, актуальной проблемой, по своему значению превосходящей все из других существующих проблем.

Несмотря на то, что уважаемый великий муджтахид Касим Амин своим сильным пером написал благословенную книгу [речь идёт о книге «аль-Мар`а аль-джадида» (Новая женщина)], в которой затронул в том числе и вопросы хиджаба и несмотря на то, что на землях Египта, Хиджазе, Сирии у хиджаба уже не осталось какой-либо практической и идейной важности, теоретическая сторона хиджаба, иными словами восточное отношение к хиджабу осталось в своём прежнем состоянии: (с. 35) Когда Управление просвещения Афганистана не смогло получить фетвы афганских улемов на открытие специального женского медресе, оно несколько лет тому назад, в 1304 году хиджры обратилось с просьбой о вынесении соответствующей фетвы к богословам Турции, Хиджаза и Египта. Ответы, полученные из разных стран оказались приблизительно одинаковыми и вкратце звучали так: «Для женщины знание является обязательным (фард), женское медресе — это недозволенное новшество (бид’а), ношение хиджаба должно соблюдаться неукоснительно (лазим)».

У меня имеются как копия прошения афганского Управления просвещения, так и копии ответов на него. Например, ответ из Стамбула от 18 марта 1341 года подписан Мустафой Фахми и Мустафой Нури. Понимая важность этих документов я позаботился о том, чтобы получить их копии.

Иными словами, понимание сути хиджаба и отношение к нему на Востоке осталось таким же, каким было тысячу лет тому назад.

Хотя у северных тюрок проблема хиджаба была решена очень давно, и несмотря на то, что великий воин-газий досточтимый Мустафа Кемаль своим честным мечом истины разрешил проблему хиджаба в Турции, нами всё ещё остаётся нерешённой теоретическая сторона проблемы хиджаба так, чтобы это решение соответствовало нормам нравственности, диктуемым жизнью, убеждениям, живущим в наших сердцах и религиозным канонам. Мы, вне всякого сомнения, должны разобраться в этом вопросе и прийти к определённому решению.

Самым большим затруднением является тот факт, что жизненная необходимость и реалии не подчиняются требованиям веры и указаниям религии. Человек испытывает постоянные муки совести, в результате чего исчезает высокий статус и святость религии.

На Востоке религия существует номинально, но она не имеет ценности, она не пользуется уважением. Главной причиной такого противоречивого положения является именно конфликт между реалиями жизни и требованиями религиозных догм. Такое положение хуже, чем полная безрелигиознось. Это ничем неприкрытое лицемерие, ложный стыд и лживая религия. Это наибольшая беда из всех возможных. Это главная причина всех смут.

А в силу чего возникла потребность в обращении за фетвой, дающей санкцию на открытие женского медресе?

Каким таким образом сегодня оказалось возможным возвести к указаниям священных аятов Благородного Корана и Сунны Мудрого законоустроителя, мир ему и господнее благословение фетв, в которых утверждается, что женщине обязательно только (илм хааль), а все остальные знания представляют собой опасность смуты и женское медресе — это недозволенное новшество?

(с. 36)


Несмотря на то, что сегодня для северных тюрков и тюрков Турции не осталось какого либо значения накидки, скрывающей лицо женщины, необходимость разговора о проблемах хиджаба сегодня остаётся такой же важной, как и раньше.
Арабы-бедуины о лицевой накидке
Словарь.

1. Накидка-пардэ бывает различных видов:

Если она скрывает всё лицо, то называется бурку’. Эта деталь одежды свойственна для женщин.

Текст 23 ва кунту иза маа зурту Лайла табаркаат

Факад раабании минхаааль-нидаату суфуурихаа

Бедуинские женщины носили бурку’. Согласно книге мудрого Дэдэ Коркуда такая одежда была и у тюрков-огузов. Одна из четырёх видов женщин жаловалась на мужа такими словами: «Я не наедалась досыта, лицо моё забыло улыбку, ноги мои не видели башмаков, в лицо — йашмака». Йашмак, или йашмек в те времена считался украшением женщин у огузов. Имей она йашмак, то для жалобы не было бы повода.

2. Если накидка не закрывала всё лицо так, что оставался видным хотя бы один глаз, такая накидка называлась никаб.

Текст 24.

Фасаддат каана ш-Шамсу тахта никабихаа

бада хааджиби мнхаа ва даннат бихааджиб.

Хуурра ин пардэ залии миканд Бадар ро кам аз хилали миканд
3. Если оставались открытыми оба глаза, а накидка закрывала нос, то она называлась лифаам.

4. Если нос оставался полностью открытым, а накидка закрывала рот, то она называется лисаам.

5. Если накидка совсем не прикрывала лица, она называется химаар. Такая накидка закрывает шею и голову.

6. Если накидка немного больше накидки-химаара, она называется насииф.

7. Если накидка больше накидки-насииф, то она называется макнаа.

8. Если накидкой прикрыты голова, лицо, оба плеча и грудь, и остаётся открытым лицо, то она называется джилбааб.



Радаа, милхафа, мулаа`, подобно джилбаабу скрывают всю голову, шею, и большу часть верхней половины тела. Но лицо остаётся открытым.

Честь (совесть) араба-бедуина была столь же свята, как и идолы, которым он поклонялся. (с. 37) Все упомянутые выше виды накидок-хиджаб бытовали в среде арабов. Носили они и накидки для лица, такие как: бурку’, кинааг, никааб, лисам. Но эта деталь одежды бедуинских женщин не рассматривалась как средство прикрытия ‘аурат, (части тела, которые принято скрывать от постороннего взора, половые органы. — А.Х.). Они являлись символом чести и достоинства. Они были украшением, присущим для свободных женщин и знатных семей. Рабыням было, конечно же, категорически запрещено носить такую одежду. Поскольку такие детали одежды являлись украшением, то в дни скорби и потерь все они откладывались в сторону.



Текст №24

Согласно свидетельствам таких бейтов, и прекрасных историй, содержащихся в сокровищнице поучительно-назидательной литературы, представленной песнями и сказаниями у бедуинов хиджаб являлся признаком достоинства и украшением знати. Их носили не от того, что лицо было принято считать ‘аурат. Итак, у арабов пустыни обычай носить хиджаб имел смысл указания на честь и целомудренность его обладательниц.



Текст№ 25

В тех племенах, где мораль сохранялась в силу внутренней атмосферы, пронизывавшей общинный уклад жизни, примером мужчин и нравственностью женщин, не было принято скрывать лицо за накидкой.



Текст№ 26

Если красота и нравственность женщины могут быть выше всяких сомнений, то в этом случае она не нуждается в хиджабе.

В этом смысле известна поговорка: «Отказ от обмана — следствие открытия накидки» Она применяется именно в таком контексте, ведь может быть и так, что накидка, скрывающая лицо является обманом.

Текст№ 27 (персидск.)

Обычай ношения хиджаба был присущ всем друвним цивилизованным народам. Хиджаб, который получил известность у народов. Славящихся своей нравственной силой был установлен в каждый из небесных религий. Так, в 23-38 главах Книги Творения Торы сообщается, что хиджаб был известен во времена Авраама. До появления порока небесные божьи законы полностью согласуются с национальными обычаяси и нравственностью народа.

Обычай носить хиджаб как средство укрывания лица и тела женщины, был своеобразен и неповторим, завися от национальных традиций разных народов, уровня их нравственности. Он существовал в разных формах во все времена и во всех культурных пространствах. В одно и то же время в одном государстве женский хиджаб мог рассматриваться как нечто недостойное, тогда как в другом государстве той же эпохи он считался высоким признаком знатного происхождения женщины.

(с. 38)


Национальные пророки, мудрецы и правители, в стремлении укрепить устои общественной жизни и моральный облик народа, повсеместно возводили в ранг закона такие обычаи. Сами они также полностью исполняли законы и следовали традициям. Но никогда хиджаб не рассматривался в качестве средства для прикрытия срамных частей тела. Он всегда был признаком чести, целомудрия и одеянием достоинства.

И если на лицах бедуинских или тюркских женщин была накидка, то это было покрывало, подчёркивавшее их честь, почёт, достоинство и целомудрие.



Текст№ 28 (персидск.)

Эти слова тюркского поэта досточтимого Суфий Аллахияра из поэмы «Мурад аль-Арифин» являются красноречивым свидетельством взглядов туркестанских тюрок: насколько важна внешняя красота для женщины в мирской жизни, столь же важны для её духовной жизни невинность и целомудрие. Покрывала на женщине являются знаком её целомудрия и храмом её чести.

По этой причине обычай открывать лицо перед всем миром во время совершения хаджжа стал признаком нравственности и высокой морали. Если бы хиджаб не считался самым возвышенным украшением женщины, то обычай снимать покрывала с лица в дни ношения ихрама (два куска белой материи, один из которых оборачивается вокруг бёдер, а другой накидывается на плечи; для женщин обязательно покрывало на голову, одеваемые паломником во время совершения паломничества. — А.Х.), в дни траура и часы бедствия не смог бы стать одним из религиозных и культурных обычаев, или естественным поступком.
Хиджаб в Благородном Коране
Решения и законы, принятые под воздействием культурного уровня той или иной эпохи, актуальности времени, состояния местности, естественного темперамента народа, требований ситуации и особенностей того ли иного положения дел называются естественным правом (ахкям вифакийа). В каждом ниспосланном с неба шариате при условии отсутствия порока, устанавливаются или утверждаются именно такие законы. Такие законы имеют тенденцию к изменению.

Совесть (намус) восходит к необходимым целям (макасид дарурийа). Совесть каждого человека столь же священна и неприкосновенна (маасуум), как и его честь, репутация и сама его жизнь. Однако накидка для лица относится к естественному праву. Будучи средством достижения необходимой и желаемой цели и соответствуя врождённой нравственности народа накидка для лица, к примеру, у арабов была принята как отличительный знак. Ислам лишь усовершенствовал этот красивый обычай, немного его подправив. Согласно очевидным аятам Благородного Корана мусульманским женщинам было повелено укрывать все части тела, кроме лица и рук: «И не показывали украшений своих, кроме тех, которые видны снаружи. И пусть накрывают они платками (химаар) грудь свою» (Коран, сура «Свет», 31).

Химаар — покрывает голову и шею женщины. Но не покрывает её лица. (с. 39) В кораническом предложении «И не показывали украшений своих, кроме тех, которые видны снаружи» запрет касается намерения женщины, а исключение относится к самим видимым снаружи украшениям. То есть, намеренное выставление напоказ сокрытых украшений является безнравственностью. Однако это означает, что нет греха в том, что видимыми остаются лицо, украшения, имеющиеся на лице и на руках, а также и красивая одежда, которую носит женщина.

«О, Пророк, скажи жёнам твоим и дочерям, и жёнам верующих надевать на себя покрывала (джилааб). Так правильнее, дабы могли узнать их и дабы не причиняли им беспокойства. А Аллах — всегда Прощающий, Милосердный» (Коран, сура 33, «Союзники»: 59).



Джилбааб —укрывает голову, шею, плечи и грудь женщины, но не скрывает её лица.

Несмотря на то, что ислам не аннулировал прекрасные обычаи арабов, в том, что касается накидок для лица, в этих двух аятах Благородный Коран не повелевает носить такие накидки. Исключение об украшениях, на которое указывает выражение «кроме тех, которые видны снаружи», упомянутое в предыдущем аяте свидетельствует о разрешении открывать лицо. Украшения. Имеющиеся на лице и на руках. Согласно словам мудрого Законодателя включены в это исключение. А если не обязательно укрывать обычно всегда доступные взору украшения, имеющиеся на обычно всегда открытых взору частях тела как лицо и руки, то, конечно, нет необходимости укрывать сами эти части тела.

Хиджаб, который несколько раз упоминается в аятах Благородного Корана, хоть в переносном, хоть в прямом смысле, ни в каком своём значении не является известным нам материальным хиджабом.

Один вид хиджаба и самый важный его вид согласно священным аятам Благородного Корана является необходимым и законным: этот хиджаб не относится к лицу или телу женщины, но подразумевает их честь и права. Этот хиджаб не материальный кусок ткани, а её достоинство, честь, невинность.

Для того, чтобы женщина была уважаема, занимаемые ею комнаты были превращены в храм целомудренности и невинности. В них не разрешается входить без разрешения. Это также является и границей, не допускающей её сношений с посторонними.

Текст№ 29 (персидск.)

Жилище женщины является храмом, заповедной территорией. Оно подобно Каабе, это Бейт аль-Харам.

(с. 40)

Совесть (намуус) — самая ценное украшение (караамат) человека. А совесть для женщины это ещё более ценное и священное украшение. Семейное счастье и благополучие целиком основаны на целомудрии, воспитании и достоинстве женщины. Каждый человек с развитым чувством собственного достоинства и чести предпочтёт эту ценнейшую жемчужину любым другим ценностям. Он примет любое средство для её сохранения.



В этом смысле хиджаб это не покрывало для лица, а покров почтения, это дух культуры и основа нравственности. Нет сомнения в том, что это самое ценное сокровище женщины сохраняется силою благих деяний (фадилат) и благодатью воспитания. Если бы мужчины и женщины обладали достоинством (фадилат) и высокой воспитанностью, то, возможно, между ними не было бы и следа от недоверия, сомнений и непонимания. Если бы мужчина и женщина знали реальную цену целомудрия (‘ифааф) и её силу, то отпала бы необходимость в накидке, скрывающей лицо. Если же женщина не знает цену целомудрию, то нет никакой пользы от того, что она прячет своё лицо за складками ткани. Если же женщина знает силу целомудрия, но мужчина относится к той породе, которая не имеет представления о её ценности, то в этом случае хиджаб станет обязательной деталью и может быть полезным. Я не говорю о накидке для лица, но подразумеваю необходимость хиджаба, как средства ограждающего от путаницы и беспорядка. Совершенно очевидная необходимость такого рода хиджаба подтверждается не только указаниями Благородного Корана или велениями мудрости, но жестокими уроками, которые преподносит нам жизнь и бесчисленными жертвами западного мира. Поэтому любые рассуждения на эту тему подобны отрицанию очевидной истины, опыта и самого дневного света.

В сложившейся ситуации довольствование и удовлетворённость накидкой для лица в том виде, который она сегодня имеет на Востоке, означает распахнуть ворота для неисчислимого вреда и всех видов порока. Такое отношение, вне всякого сомнения, есть признак неимоверной беспечности.

«О, Вы, кто веруете, не входите в дома Пророка, если только не позволено вам есть, не дождавшись, когда закончится приготовление пищи, — но если пригласили вас, то входите, и, поев, расходитесь, не стремясь слушать разговоры. Воистину, досаждает это Пророку, но смущается он вас, а Аллах не смущается истины. А когда просите вы их о каких-нибудь вещах, то просите из-за занавеси. Так чище для ваших сердец и для их сердец. И не пристало вам беспокоить Посланца Аллаха, равно как и жениться на жёнах его после него. Воистину, греховно это в глазах Аллаха» (сура 33, Ахзаб: 53) В этом священном аяте обращается внимание на счастливую семейную жизнь благородного пророка, но нет упоминания о его жёнах-матерях правоверных. (с. 41). Это означает, что запрет на не договоренные визиты обусловлен не присутствием в домах женщин. В чужое жилище не дозволено входить даже в том случае, когда в нём никого нет. «Если же внутри никого нет, то не входите, пока не будет позволено вам» (Сура 24, «ан-Нуур» Свет: 28). Приведённый аят. Несомненно, включает в свой круг и жилища пророка. Предложение «А когда просите вы их о каких-нибудь вещах…» не относится к жёнам пророка. Далее в суре «Ахзаб», в 54-м аяте говорится: «нет вины на них (женщинах) перед отцами их, сыновьями их». Притяжательные местоимения «их», конечно же, подразумевают всех женщин. А сыновей у жён пророка не было.

Несмотря на то, что священный аят «А когда просите вы их о каких-нибудь вещах, то просите из-за занавеси» охватывает всех женщин, он не является всеохватным в плане состояния (ахваль) ситуации. Ясность вносит ограничение «А когда просите вы их о каких-нибудь вещах…». Если ситуация не отвечает данному условию, то ограничение оказалось бы пустым выражением.

Если же объект ограничения имеет какое-либо значение, то в этом случае даже в таких простейших ситуациях, как обращение к какой-нибудь женщине с вопросом требуется хиджаб, хиджаб уважения. Известно, что когда речь идёт о простых ситуациях, в мужской среде в большинстве случаев не соблюдаются правила почтительного отношения. В этом свете очевидна важность ограничения, определяющего правила обращения к женщинам. Иными словами, если даже в самых элементарных бытовых ситуациях требуется следовать правилам приличия и уважения, то такое уважение, конечно же, необходимо проявлять всегда и повсеместно.

Все дальнейшие предложения священного аята обращены к мужчинам. Таким образом, получается, что хиджаб выполняет своё предназначение в применении к мужчинам. Он имеет отношение к мужчинам. Согласно законам риторики и правилам синтаксиса выражение «из-за занавеси» относится к тому, кто просит, обращается к женщине. Состояние обращающегося к женщине мужчины должно быть в своём роде «под хиджабом».

Откройте страницы Писания, взгляните на текст: все повеления, запреты и обращения. Имеющиеся в этом священном аяте обращены к мужчинам. В это аяте нет ни одного повеления, ни одного слова, обращенного к женщинам. А коль так, можно ли вообще говорить о том, что хиджаб обязателен (фард) для женщин?

Поэтому слово «хиджааб», которое имеется в священном аяте: «то просите из-за занавеси (хиджааб)» ни коим образом не может означать покрывала, обёрнутого вокруг головы, лица и тела женщины. Я не оспариваю то, что слово «джилбааб» в одном из упомянутых аятов обращёно к женщине. Однако джилбааб не скрывает женского лица. 31-й аят суры «Свет» обращён к женщинам, но химар, о котором там говорится, не закрывает лица. (с. 42) («Скажи женщинам верующим, чтобы опускали они взор свой, и сдерживали плотские страсти, и не показывали своих украшений, кроме тех, которые видны снаружи. И пусть накрывают они платками (хумур) грудь свою…» (Свет: 31). — А.Х.).

Если мы взглянем на ясные указания этих трёх аятов, в которых упоминаются химаар(мн.ч.: хумур), джилбааб и хиджааб, то увидим, что в Благородном Коране речь идёт о двух видах хиджаба:

1) Укрывание всех частей тела. Кроме рук и лица. Уложение о таком хиджабе ниспослано в обращённом к женщинам слове Господа посредством аятов «И пусть накрывают они платками (хумур) грудь свою…» (24: 31) «надевать на себя покрывала (джилааб)» (33: 59). Это о благопристойности женщин.

2) Хиджаб уважения. Священный аят «А когда просите вы их о каких-нибудь вещах, то просите из-за занавеси» ниспослан в качестве обращения к мужчинам. Такой хиджаб является обязанностью мужчин. Такой хиджаб означает состояние того, кто обращается к женщине, оставаясь в рамках приличия. Поэтому священный аят начинается словами: «…не входите в дома Пророка, если только не позволено вам…». В нём для примера выбрано самое вознесённое жилище и самая обычная жизненная ситуация. И на примере этой простейшей ситуации каждому члену уммы преподаётся урок самого почтительного отношения к каждой женщине. И это не чрезмерность (мубаалагха), а красноречие (балаагха).

Упомянутый здесь хиджаб подразумевает почтение и уважение женщины. В самом простом виде это означает: стой за дверями (перед входом в) харема, проси оттуда, если есть необходимость. Если бы не было так, то в предложениях священного аята не осталось бы и следа порядка и красноречия. Это означало бы приписывание предложениям Благородного Корана такого недостатка, как чрезмерное привлечение внимания к простому факту в трёх аятах, и полное отсутствие внимания к гораздо более важным моментам и ситуациям.

Совесть, как я уже говорил, является высшим украшением и правом любого человека, и в особенности женщины. Целомудрие, чистота и достоинство являются высшими добродетелями женщины. В этом свете краеугольным камнем семейного счастья и благополучия являются именно эти качества женщины.

Ислам преопочитает эти великоценные нравственные качествва любым другим ценностям. И он принимает все средства и меры для воспитания и культивирования этих качеств.

Ислам не препятствует появлению женщин и девушек с открытым лицом в мечетях, школах и медресе, научных учебных заведениях, меджлисах и высоких собраниях. Но ислам категорически запрещает женщине склоняться к пошлости и вульгарности. Мораль ислама категорически запрещает затаскивание женщины на всякого рода вечеринках, балах, в объятиях посторонних. Не только ислам, но и семейные устои и сердца мужчин и женщин, домашнее благополучие, конечно же, запрещают такое опошление женщины.

(с. 43)


Я сказал, что запрещает. Но не путём ограничения свободы человека, но путём наставления (иршад). Если человек слышал наставления закона и мудрости, но не поступает согласно указаниям мудрости, а поступает так, как ему угодно, нет на нём греха до тех пор, пока не совершит он порочное деяние. Но он находится в опасном положении.
Каталог: upload -> books
books -> Хаджи Абдулгафур Раззак Бухари путеводитель в тарикат
books -> Перевод с английского: Д. Вознякевич Посвящается Джону Хьютону
books -> Анатолий Петрович Левандовский Первый среди Равных
books -> Сборник очерков, статей усть-каменогорск 2004 Редакционная коллегия: А. А. Аубакиров Т. А. Черных
books -> Василий аксенов
books -> Василий Павлович Аксенов Скажи изюм
books -> Предисловие 8 Часть первая Поворот 16
books -> Воспоминания издательство имени чехова
books -> Арсений рутько, наталья туманова последний день жизни


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет