Виталий мельников срочно, секретно, Дракону… 2


НА СЦЕНУ ВЫХОДИТ МИСС МАРПЛ



бет5/6
Дата17.05.2020
өлшемі1.56 Mb.
1   2   3   4   5   6

НА СЦЕНУ ВЫХОДИТ МИСС МАРПЛ

Креддок положил на стол начальника отпечатанный на машинке текст допросов. Тот держал в руках телеграмму, только что полученную от швейцарской полиции.

— Выходит, в полиции он был на заметке, — сказал Райдесдейл, отложив телеграмму.

— Да, сэр.

— Драгоценности, махинации с бухгалтерскими книгами, с чеками… Настоящим проходимец.

— Да, сэр, мелкий жулик.

— Вот-вот. Но малое влечет за собой и большое.

— Будем надеяться, сэр.

Начальник полиции поднял глаза.

— Чем-то обеспокоены, Креддок?

— Да, сэр.

— Чем же? Все ведь ясно как божий день. Или нет? Ну-ка посмотрим, что нам расскажут ваши свидетели.

Он придвинул к себе рапорт и начал быстро читать.

— Ну, как обычно… масса несовпадений, противоречий. Воспоминания разных людей о стрессовой ситуации всегда разные. Но в целом картина ясная.

— Знаю, сэр, однако она не совсем ясная. Хотите знать, что я имею в виду? Она неверная.

— Ладно, обратимся к фактам. В пять часов двадцать минут Руди Шерц сел на автобус, идущий из Меденхэма в Чиппинг Клеорн и прибыл туда в шесть часов. Его запомнили кондуктор и два пассажира. От автобусной остановки он пошел пешком по направлению к Литтл Педдоксу. Без труда проник в дом, вероятие, через парадный вход. Он был вооружен, выстрелит дважды, одна из пуль слегка задела мисс Блеклок, затем третьим выстрелом он убил себя; за недостаточностью улик мы не можем сказать, сделал он это намеренно или случайно. Согласен, что причины самоубийства малоубедительные.

Но в общем-то мы с вами не призваны отвечать на вопрос “почему?”. Коллегия присяжных решит, признавать это самоубийством или расценить как несчастный случай. Но каким бы ни было их заключение, нам все равно. Мы можем поставить точку.

— То есть схватиться за соломинку психологии полковника Истербрука, — мрачно сказал Креддок.

Райдесдейл улыбнулся.

— У полковника богатый опыт. Правда, меня тошнит от модных ученых словечек, но нельзя же совсем сбрасывать психологию со счетов.

— И все-таки я чувствую, что картина неверная, сэр.

— У вас есть основания полагать, что кто-то из Чиппинг Клеорна лжет?

Креддок колебался.

— Мне кажется, иностранка знает больше, чем говорит. Но, может, это мое предубеждение против нее.

— Вы думаете, она действовала с ним заодно? Впустила его в дом? Подговорила?..

— Это вполне в ее духе. Но тогда, значит, в доме есть какие-то ценности, деньги или украшения, а похоже, это не так. Мисс Блеклок, во всяком случае, решительно отрицает. И остальные тоже. Остается предположить, что в доме были какие-то ценности, о которых никто не знал…

— Сюжет для бестселлера.

— Согласен. Это смешно, сэр. И последнее: мисс Баннер почему-то уверена, что Шерц пытался убить именно мисс Блеклок.

— Ну, из того, что вы о ней рассказали, и из ее собственных показаний похоже, эта мисс Баннер…

— Согласен, сэр, — быстро вставил Креддок, — она ненадежный свидетель. Чрезвычайно внушаема. Ей можно вбить в голову что угодно… но как раз интересно, что это ее собственные домыслы, не чьи-нибудь, а ее собственные. Остальные не разделяют ее мнение. Первый раз в жизни она поплыла против течения.

— А с какой стати Руди Шерцу понадобилось убивать мисс Блеклок?

— В том-го и дело, что не знаю. И мисс Блеклок тоже не знает или она куда более искусная лгунья, чем кажется на первый взгляд. И никто не знает. Так что, вероятно, это неправда.

— Видите ли, мы получили письмо… — Райдесдейл осекся, потому что в комнату вошел сэр Генри Клитеринг. — А вот и вы, Генри.

Держась на этот раз неофициально, сэр Генри сказал:

— Привет, Дермут.

— У меня для вас кое-что есть, Генри, — сказал начальник полиции.

— И что же?

— Собственноличное письмецо от старой киски. Она в “Ройал Спа”. Считает, что может помочь нам в чип­пингклеорнском деле

— Ох уж мне эти старые киски! — победоносно изрек сэр Генри. — Ну, что я вам говорил? Они все слышат. Все видят. И наперекор старинной притче любят позлословить. Райдесдейл посмотрел на письмо.

— Пишет как курица лапой да еще подчеркивает на каждом шагу. Значит так, сначала очень длинно и нудно о том, что она надеется не отнять нашего драгоценного времени, но что, возможно, она окажется нам полезной и т.д. и т.п. Как бишь ее?.. Джейн Марпл.

— Разрази меня гром, — сказал сэр Генри. — Неужто она? Джордж, это же моя собственная, единственная и неповторимая первоклассная киска. Лучшая из всех кисок на свете. Л почему она очутилась в Меденхэм Уэллсе, вместо того чтобы мирно поживать у себя дома в Септ Мери Мид, и, главное, вовремя, как раз, чтобы ввязаться в убийство!

— Что ж, Генри, — язвительно сказал Райдесдейл, — рад буду увидеть твой эталон сыщика. Пошли. Пообедаем в “Ройал Спа” и встретимся с дамой.

Мисс Марпл была почти такой, какой ее себе представлял Креддок, правда, куда более кроткой и гораздо старше. Шерстяная ажурная пелерина была наброшена на ее плечи. Она вязала.

При виде сэра Генри мисс Марпл пришла в восторг, а когда ее представили начальнику полиции и инспектору Креддоку, страшно смутилась.

— Ну, сэр Генри, вот удача так удача. Сколько лет, сколько зим… Да, совсем ревматизм замучил. Особенно в последнее время. Конечно, я бы не смогла себе позволить остановиться в таком шикарном отеле, цены здесь фантастические, но мой племянник Раймонд Уэст, может, вы его помните…

— Это имя все знают.

— Да, его умные книги пользуются большим спросом. Последнюю даже отметило книжное общество. Она самая жуткая из всех, но, наверно, так частенько случается, да? Так вот, милый мальчик настоял на оплате всех моих расходов… А его милая жена тоже делает себе имя, она художница. Рисует, в основном кувшины с увядшими цветами и сломанные расчески на подоконниках…

“Окончательно спятила старушка”, — с неприязнью подумал инспектор Креддок.

— Пойдемте к управляющему в комнату, — сказал Райдес­дейл. — Там удобнее разговаривать.

Мисс Марпл, волнуясь, пошла за ними в приемную мистера Роуландсона.

— Итак, мисс Марпл, что вы можете нам рассказать? — спросил шеф полиции.

Мисс Марпл подошла к сути дела неожиданно кратко.

— Чек, — сказала она. — Он его переправил.

— Он?


— Молодой человек, сидевший за той конторкой, он вроде бы инсценировал налет и застрелился.

— Вы говорите, он подделал чек?

— Да, вот посмотрите. — Она вытащила его из сумки и положила на стол. — Сегодня утром его вместе с остальными прислали из байка. Можете убедиться сами, было семь фунтов, а он сделал семнадцать. Поставил единичку и дописал “надцать”. А чтобы было не подкопаться, поставил высокохудожественную кляксочку и запачкал все слово. Мастерская работа. Думаю, у него была достаточная практика. И чернила те же самые, потому что я выписывала чек прямо за конторкой. Должно быть, он частенько проделывал это и раньше, как вы считаете?

— Но на этот раз не на того нарвался, — заметил сэр Генри.

Мисс Марпл кивнула.

— Да. Боюсь, он не очень преуспел бы в этом деле. Я была совершенно неподходящей кандидатурой. Молодая деловая замужняя женщина пли влюбленная девушка — эти выписывают чеки на самые различные суммы и никогда не проверяют свои чековые книжки. Но старуха, считающая каждый пенни, старуха со своими закоренелыми привычками — это совершенно не тот вариант. Я никогда не выписываю чеков на семнадцать фунтов. Двадцать — это круглая цифра, я откладываю двадцать фунтов на прислугу и книги. А на карманные расходы обычно отвожу семь, раньше было пять, но с тех пор цены так подскочили! Ну вот, стало быть, в первую же неделю моего пребывания здесь я обнаружила ошибку в счете. Я указала на нее этому молодому человеку, он рассыпался в извинениях и, похоже, очень расстроился; но про себя я подумала: “Жуликоватые у тебя глаза, мой милый”.

— Руди Шерц во всех отношениях был плохим человеком, — сказал Райдесдейл. — Мы выяснили, что он стоял на учете в швейцарской полиции.

— Его часто видели с рыжей официанткой из гриль-бара, — сказала мисс Марпл. — К счастью, как мне кажется, ее сердце не разбито. Ей просто хотелось чего-нибудь новенького, а он имел привычку дарить ей цветы и шоколадки, чего редко дождешься от английских парней. Она рассказала вам все, что знала? — спросила мисс Марпл, неожиданно повернувшись к Креддоку. — Или не совсем все?

— У меня нет полной уверенности, — осторожно сказал Креддок.

— Она очень встревожена, — сказала мисс Марпл. — Сегодня утром принесла мне вместо селедки лососину и забыла кувшин с молоком. А ведь она отличная официантка. Да, несомненно, встревожена. Но, надеюсь, вы сможете убедить ее рассказать все, что она знает. Это может быть очень важно, вдруг он рассказал ей, кто это был?

Райдесдейл удивленно посмотрел на нее.

— Как кто?

— О, я так плохо выражаю свои мысли! Я хочу сказать, кто его на это подбил.

— Значит, вы считаете, что его подговорили?

— Конечно… ведь что мы имеем? Смазливого юношу, который норовит урвать помаленьку то тут, то там, подделывает чеки на небольшие суммы, возможно, крадет мелкие драгоценности, если кто-нибудь оставит их на видном месте, возможно, берет понемножку чужих денег из ящика. Все это по мелочам. Ему хватает на карманные расходы, на одежду и на девушек. И чтобы он вломился в дом, держал в страхе всю честную компанию и вдобавок в кого-то стрелял?! Да никогда в жизни он бы такого не сделал, никогда! Не тот он был человек. Это нелепо.

Креддок задумался. То же самое говорили Летиция Блеклок и жена пастора: “Это нелепо”. И вот теперь старая киска сэра Генри сказала ту же фразу, и в голосе ее звучала непоколебимая уверенность.

— Тогда, может, вы расскажете нам, мисс Марпл, — сказал он, и неожиданно его тон стал враждебным, — что же на самом деле произошло.

Она удивленно повернулась к нему.

— Но откуда мне знать? Конечно, можно строить догадки, но ведь это недостоверные факты.

— Джордж, — сказал Райдесдейл, — если я дам мисс Марпл почитать показания свидетелей из Чиппинг Клеорна, это ведь будет против правил?

— Это будет против всяческих правил, — сказал Райдес­дейл, — но я пришел сюда не для того, чтобы соблюдать правила. Она может прочесть.

Пока мисс Марпл читала, все молчали. Наконец она отложила записи.

— Очень интересно, — вздохнув, начала она. — Какие разные вещи люди говорят… и думают. Что они видят… или думают, что видят. Да, очень сложно, ведь почти все ужасно банально, а если что-нибудь небанально, очень трудно выявить, что именно… Это как иголка в стоге сена.

Креддок был разочарован, хваленая мисс Марпл оказалась способной лишь на мелкие банальные обобщения. Он почувствовал раздражение и довольно грубо сказал:

— Суть дела в том, что факты неопровержимые. Какими бы разноречивыми ни были детали, в основном все говорят одно и то же. Они видели человека в маске, он держал пистолет и фонарь, открыл дверь и приказал им поднять руки, и как бы они ни передавали его слова: “Руки вверх” или “Кошелек или жизнь” — в зависимости от того, какая фраза ассоциируется у них с налетом, они его видели, и это самое главное.

— Но ведь, — мягко сказала мисс Марпл, — на самом деле они не могли, они ничего не могли увидеть…

У Креддока перехватило дыхание. Не в бровь, а в глаз! Значит, все-таки она проницательна. Он испытывал ее своей тирадой, но она не попалась на удочку. Факты пока что оставались фактами, а случившееся — случившимся, но она так же, как он, поняла, что люди, видевшие грабителя в маске, на самом деле не могли его видеть.

— Если я правильно себе представляю, — продолжила мисс Марпл, — света не было ни в холле, ни на лестничной площадке?

— Не было, — сказал Креддок.

— В таком случае, если человек стоял в дверях и направлял яркий свет на людей в комнате, никто ничего не видел, кроме этого света, так?

— Так. Я проверял.

— Значит, если они говорят, что видели мужчину в маске и прочее, то, сами того не осознавая, пересказывают то, что увидели после, когда свет зажегся. А это лишний раз подтверждает предположение, что Руди Шерц был, так сказать, “подставным лицом”.

Райдесдейл уставился на нее в изумлении.

— Уж не считаете ли вы, что кто-то подучил его пойти и устроить пальбу в комнате, битком набитой народом?

— Я думаю, ему сказали, что это шутка, — ответила мисс Марпл. — И конечно, хорошо заплатили. За то, что он поместит объявление в газете, разузнает планировку усадьбы, а потом в назначенный час явится туда, наденет маску и черный плащ, распахнет дверь, взмахнет фонарем и крикнет: “Руки вверх!”

— И выстрелит?

— О нет, нет, — сказала мисс Марпл. — У него вовсе не было пистолета.

— Но все говорят… — начал было Райдесдейл и осекся.

— Вот именно, — сказала мисс Марпл. — На самом деле пистолета в его руках никто не видел. И не мог увидеть, даже если б он и был. А мне сдается, его и не было. Думаю, после того как он скомандовал “Руки вверх!” — кто-то другой бесшумно подошел к нему в темноте и выстрелил дважды через его плечо Руди Шерц до смерти перепугался, обернулся, и тогда тот, другой, застрелил его и бросил пистолет рядом с ним…

Мужчины посмотрели на нее. Сэр Генри мягко заметил.

— Это лишь одна из возможных версий.

— Но кто этот мистер Икс, подошедший в темноте? — спросил начальник полиции.

— Вы должны выяснить у мисс Блеклок, кто хотел убить ее.

“Счет в пользу Доры Баннер, — подумал Креддок. — Вечное состязание инстинкта и интеллекта”.

— Стало быть, вы считаете, что это преднамеренное покушение на мисс Блеклок? — спросил Райдесдейл.

— По всей видимости, да, — сказала мисс Марпл. — Хотя есть кое-какие загвоздки. Но сейчас меня прежде всего интересует, не проговорился ли он кому-нибудь. Тот, кто договаривался с Руди Шерцем, несомненно, изо всех сил старался заставить его держать язык за зубами, но если Шерц все-таки проговорился, то только этой девушке, Мирне Хэррис.

— Я сейчас же поговорю с ней, — сказал, поднимаясь, Кред­док.

Мисс Марпл кивнула.

— Пожалуйста, инспектор. Когда вы поговорите, у меня станет легче на душе. Потому что едва она расскажет вам все, что знает, она будет в гораздо большей безопасности.

— Простите меня, пожалуйста, простите, — сказала Мирна Хэррис. — Как мило с вашей стороны, что вы не в претензии. Но понимаете, мама у меня такая Она по каждому пустяку нервничает. А выглядело все так, будто я пособница преступления, боже, слова-то какие!.. — Она тараторила без передышки. — Я хочу сказать, я боялась, вы никогда не поверите, я действительно думала, что это просто шутка.

Инспектор Креддок еще раз повторил все заверения, благодаря которым ему удалось сломить Мирнино сопротивление.

— Я все скажу. Но вы обещаете ни к чему меня не привлекать, если можно? Все началось, когда Руди отменил свидание. Мы собирались пойти в кино, а он сказал, что не может, и поэтому я говорила с ним очень сухо, потому что, в конце концов, это была его идея, и мне совсем не улыбается, чтобы меня донимали иностранцы. А он сказал: “Я не виноват”, а я сказала: “Знаю твою песенку”, а он сказал, что вечером будет потеха и что он в накладе не останется, и вообще, как мне понравятся часики в подарок? А я сказала: “Что значит “потеха”?” А он сказал: “Ты никому не говори, но тут в одном месте будет вечеринка, и мне надо изобразить налетчика”. И показал, какое объявление поместил в газете Вообще он говорил довольно презрительно. Он сказал, что это детские шуточки, но вообще-то очень похоже на англичан. Они никогда по-настоящему не взрослеют, а я, конечно, сказала: “С какой стати ты так о нас говоришь…” И мы немножко поспорили, но потом помирились. Только вы, сэр, можете понять, что когда я прочитала обо всем и узнала, что это была вовсе не шутка, что Руди кого-то застрелил, а потом и сам застрелился… боже, я не знала, что и делать. Я подумала: если скажу, что заранее знала о его планах, все решат, что я и в остальном участвовала. Но ведь действительно, когда он мне рассказывал, это казалось шуткой. Он тоже так думал, могу поклясться. А я даже не знала, что у него есть пистолет. Он ничего не говорил о пистолете.

— А он сказал, кто устраивал вечеринку?

— Ни словечка не сказал, кто его подговорил. Я думаю, никто его и не подговаривал. Все его рук дело.

— И не назвал никакого имени? Хотя бы сказал, кто это: он или она?

— Ничего не сказал, только что это будет жуткий сюрприз. “Вот уж я посмеюсь, когда увижу их лица”. Так он сказал.

— Это только умозрительная теория, — сказал Райдесдейл, по дороге в Меденхэм. — Она абсолютно ничем не подтверждается. Может, отбросим ее как досужие домыслы старой девы?

— Я бы не стал этого делать, сэр.

— Но это бездоказательно. Некий таинственный Икс, внезапно появляющийся в темноте за спиной нашего швейцарского молодчика. Откуда он взялся? Кто он? Где он был до того?

— Он мог пройти через черный ход, — сказал Креддок, — как прошел тот же Шерц. Или, — медленно добавил он, — прийти из кухни.

— Вы хотите сказать, она могла прийти из кухни?

— Да, сэр, не исключено. Эта девица не внушает мне доверия. Очень уж она мерзкая. Все ее вопли, истерики могут обернуться чистым притворством. Она могла обработать парня, в нужный момент впустить в дом, все обстряпать, застрелить его, примчаться обратно на кухню, схватить приборы и замшу и начать ломать комедию с воплями.

— Против всего этого один факт: мистер… как бишь его… ну да, Эдмунд Светтенхэм вполне однозначно показал, что ключ торчал в замке с наружной стороны и оп повернул его, чтобы ее выпустить. Может, есть еще какая-нибудь дверь в этой половине дома?

— Да, там есть еще дверь на черный ход и кухню, прямо под лестницей, но, похоже, ручка сломалась недели три тому назад, и до сих пор ее не удосужились починить. А со сломанной ручкой дверь открыть невозможно. Так мне сказали, и, наверно, это правда. Штырь и две ручки лежали на полочке в холле, за дверью, на них был толстый слой пыли, но, конечно, профессионал сумел бы открыть эту дверь.

— Поинтересуйтесь-ка делом этом девицы. Посмотрите, в порядке ли ее документы. Но вообще, сдается мне, это все слишком умозрительно.

Начальник полиции снова испытующе взглянул на подчиненного. Креддок спокойно ответил:

— Я знаю, сэр, и, разумеется, если вы считаете, что дело пора закрывать, мы его закроем. Но я был бы вам очень обязан, если смог бы поработать над ним еще немного.

К вящему его удивлению, шеф спокойно и одобрительно сказал:

— Молодец!

— Надо проверить пистолет. Если теория верна, пистолет не принадлежал Шерцу, тем более что никто не может определенно сказать, был у Шерца пистолет или нет.

— Он германского производства.

— Я знаю, сэр. Но у нас сейчас полным-полно иностранных пистолетов. Все американцы привозили с войны трофейное оружие, англичане от них тоже не отставали. Ставку на это делать нельзя.

— Справедливо. А какие еще зацепки?

— Должен быть мотив преступления. Если теория мисс Марпл хоть в чем-то верна, значит, происшедшее в пятницу не было простой шуткой или обычным налетом. Кто-то пытался убить мисс Блеклок. Возникает вопрос “почему?”. И сдается мне, что если кто и может ответить на сей вопрос, то только сама мисс Блеклок.

— Я понял, что она без энтузиазма восприняла эту идею?

— Она восприняла без энтузиазма идею, что ее пытался убить Руди Шерц. И была совершенно права. Но теперь дело другое, сэр.

— Почему?

— Этот кто-то может попытаться еще раз.

— Это, конечно, подтвердило бы правильность вашей теории, — сухо сказал Райдесдейл. — Кстати, вы бы позаботились о мисс Марпл. Полагаю, она намерена поселиться в Чиппинг Клеорне у пастора и два раза ездить в Меденхэм Уэллс на лечение. По-моему, мисс Марпл не прочь повынюхивать, что к чему насчет убийства…

— Мне бы не хотелось, чтобы она туда приезжала, — серьезно сказал Креддок.

— Будет путаться под ногами?

— Дело в другом, сэр. Она милая старушка. Не хотелось бы, чтобы с ней что-нибудь стряслось…



КСТАТИ О ДВЕРИ

— Извините, что снова беспокою вас, мисс Блеклок…

— О, полно! Раз следствие затянулось на неделю, то, очевидно, вы надеетесь получить еще какие-то показания?

Инспектор Креддок кивнул.

— Руди Шерц не был сыном владельца отеля “Альпы” в Монтре. Похоже, он начал свою карьеру с санитара в бернской больнице. У многих пациентов стали пропадать мелкие драгоценности. Потом он работал под другим именем официантом на одном из небольших зимних курортов. Специализировался на подделке счетов, причем в дубликате указывал услуги, которых не было в оригинале. Разницу, естественно, прикарманивал. После этого работал в универмаге в Цюрихе. И похоже, обворовывал не только покупателей.

— Значит, он действительно был нечист на руку? — спросила мисс Блеклок. — И я была права, подумав, что раньше его не встречала?

— Совершенно правы. Нет сомнения, что ему на вас указали в “Ройал Спа”, а он притворился, что узнал вас. Он приехал к нам с кипой сфабрикованных документов и устроился на работу в “Ройал Спа”.

— Подходящее место для поживы, — сухо сказала мисс Блеклок. — Отель очень дорогой, в нем останавливается много зажиточных людей. Все это я понимаю. Но зачем Шерцу понадобилось приезжать в Чиппинг Клеорн? Неужели он рассчитывал что ему от нас больше корысти, чем от “Ройал Спа”?

— Вы совершенно уверены, что в доме нет никаких ценностей?

— Конечно, нет. Я бы знала. Смею вас заверить, инспектор, что у нас нет неизвестной картины Рембрандта или чего-нибудь такого.

— Тогда, выходит, он покушался на вашу жизнь. Кстати, мне бы хотелось побольше узнать о молодой особе, которую зовут Мици.

— Вид на жительство и документы у нее в полном порядке.

— Не сомневаюсь, — сухо сказал инспектор. — Документы Шерца тоже были в полном порядке.

— Но с какой стати Руди Шерцу вздумалось меня убить?

— За спиной Шерца мог стоять кто-то другой, — сказал Креддок. — Об этом вы не подумали?

Он сказал “за спиной” в переносном смысле, хотя у него и промелькнуло, что, если теория мисс Марпл верна, выражение будет правильным и в прямом его значении. Но как бы там ни было, на мисс Блеклок это не произвело впечатления.

— Вопрос остается в силе, — сказала она. — Зачем кому-то меня убивать?

— Вот я и хочу, чтобы вы ответили на этот вопрос, мисс Блеклок.

— Но откуда я возьму ответ? Какой вздор! У меня нет вра­гов. С соседями я всегда жила мирно. Я не ведаю ничьих тайн. Да сама мысль смешна! А если вы намекаете на то, что здесь замешана Мици, так это тоже абсурд. Как вам уже говорила мисс Баннер, Мици до смерти перепугалась, прочитав объявление в “Газете”. Она тут же хотела собрать вещи и уехать.

— Это мог быть и ловкий маневр. Она прекрасно знала, что вы заставите ее остаться.

— Ну конечно, если что-то вбить в голову, то на любое возражение найдется ответ. Однако уверяю вас, если бы Мици вдруг ни с того ни с сего меня возненавидела, она просто бы подсыпала мне чего-нибудь в еду и не стала ломать комедию… Мне кажется, у полиции предубеждение против иностран­цев. Мици, может, и лгунья, но не убийца. Можете идти запугивать ее и дальше, но если она в порыве негодования возьмет расчет или запрется у себя в комнате и закатит истерику, я заставлю готовить обед вас.

Креддок пошел на кухню. Он задал Мици те же самые вопросы и получил те же самые ответы.

Да, она заперла входную дверь сразу после четырех. Нет, она не всегда это делала, но в тот вечер она нервничала из-за “ужасный объявления”. Запирать черный ход не имело смысла, потому что мисс Блеклок и мисс Баннер выходили через него закрыть уток и покормить цыплят, а мисс Хаймес — возвращаясь с работы.

— Миссис Хаймес сказала, что она заперла дверь в пять тридцать.

— А вы верить… да-да, вы верить…

— А почему бы и нет?

— Что вам разница, что я думаю? Вы мне не поверите.

— Считай, что я даю тебе такую возможность. Так ты думаешь, миссис Хаймес не запирала ту дверь?

— Думаю, она была очень осторожная, чтобы не запирать ее.

— Что ты имеешь в виду?

— Тот парень, он работать не один. Нет, он знал, куда идти, знал, что, когда она приходил, дверь открытая, о такая удобно открытая!

— Что ты хочешь сказать?

— А какой польза, что я говорю? Вы не будете слушать. Вы будете сказать, что я бедный беженка, я не говорю правда. А эта английская леди с белый волосы, о нет, она никогда не говорить неправда, она такая английская, такая честная. И вы верите она, а не я. Но я могла рассказать немного. О да, могла!

Она грохнула кастрюлей о плиту.

— Мы обращаем внимание на все, что нам говорят, — сказал он.

— Но я ничего не скажу. Зачем? Вы как во все места. Преследуете и презираете бедные беженцы. Если я говорю, что неделя назад, когда этот парень приходить просить деньги у мисс Блеклок, и она его посылать домой… Если я говорю, что потом я слушала, что он говорил с миссис Хаймес… Да-да, с ней около оранжерея, вы опять говорите, что я это придумать?

“Вполне вероятно”, — подумал Креддок, а вслух сказал:

— Но ты же не могла слышать, о чем они говорили внутри!

— И вы ошибались! — торжествующе взвизгнула Мици. — Я ходить собирать крапива, она делать такой хороший суп. Вот я ходила и слышала: они там говорят. Он говорит: “Но как я могу прятаться?” А она говорит: “Я тебе покажу”. А потом говорит: “Четверть шестого”. А я думала: “Ага, так ты ведешь себя, моя леди! Идешь с работа и бежишь к мужчина. Несешь его в дом. Наверно, мисс Блеклок это не очень нравиться. Она тебя выгонять быстро. Я думала, я буду смотреть, слышать, а потом рассказываю все мисс Блеклок. Но сейчас я понимаю, что думала неправильно. Она с ним планировала не любовь, она с ним планировала ограбить и убивать. Но вы говорите, что я все придумывала. Злая Мици, вы говорите. Я буду садить ее тюрьма.

Креддок призадумался. Она могла и сочинять. Но могла и не сочинять. Он осторожно спросил:

— А ты уверена, что она разговаривала с Руди Шерцем?

— Конечно. Он выходил, я видел, что он пошел по дорожка оранжерея. А я в тот момент, — вызывающе добавила Мици, — выходила смотреть, если выросла молодая крапива.

“Интересно, — подумал Креддок, — что за молодая крапива может быть в октябре?” Но он понимал, что Мици просто наспех выдумала причину, чтобы скрыть свои шпионские намерения.

— А больше ты ничего не слышала?

Мици посмотрела удрученно.

— Эта мисс Баннер с ее длинный нос начинала меня звать: “Мици, Мици!” И я должна уходить. Она такая вредная! Все лезет. Говорит, будет меня научить готовить. Ее готовление! В ней, да, везде, везде вода, вода, вода!

— А почему ты в прошлый раз ничего не сказала? — строго спросил Креддок.

— Потому что не помнила… Я не думала… Я потом решила, что они имели план… он и она.

— А ты уверена, что это была миссис Хаймес?

— Очень уверена. Она воровка, эта миссис Хаймес. Она воровает и показывает воры хорошие дом. Что она получает за работа в саду, для такая леди не хватает, нет. Ей надо ограбливать миссис Блеклок, которая была с ней такая добрая.

— А вдруг, — сказал инспектор, — мне сообщат, что это тебя видели с Руди Шерцем, тогда как?

— Если они кто-нибудь видят меня с ним, это ложь, ложь, ложь, — презрительно сказала она. — Говорить ложь о кого-нибудь просто, но в Англии это надо доказывать. Мисс Блек­лок так мне говорила, и это правда или нет? Я не разговариваю с воры и убийцы. Никакой английский полицейский это не может говорить. Но как я могу готовить, если вы всегда здесь говорить, говорить, говорить? Уходите из моя кухня, пожалуйста. Я хочу делать сейчас очень осторожный соус.

Креддок послушно вышел. Его подозрения насчет Мици слегка поколебались. Он решил поговорить с Филлипой Хаймес. Во время допроса она показалась ему спокойной, хорошо воспитанной молодой женщиной. Он ее не подозревал.

Креддок прошел через холл и, задумавшись, попытался открыть не ту дверь. Мисс Баннер, спускавшаяся с лестницы, поспешно указала ему дорогу.

— Не в ту, — сказала она. — Та дверь не открывается. В следующую налево. Запутаться можно, да? Столько дверей!

— Многовато, — согласился Креддок, оглядывая узкий холл.

Мисс Баннер любезно принялась перечислять:

— Вот эта первая — в гардеробную, за ней в чулан, затем в столовую, это по нашей стороне. А по той — фальшивая дверь, в которую вы сейчас пытались войти, потом настоящая дверь в гостиную, потом в кладовку с фарфором, потом в маленькую оранжерейку и в конце черный ход. Запутаться можно. Особенно в этих двух, они так близко друг от друга. Я тоже частенько по ошибке толкалась не в ту дверь. Обычно ее стол загораживал, но его отодвинули.

Креддок почти машинально заметил тонкую горизонтальную полоску на двери, которую только что пытался открыть. Теперь он понимал, что это след от стола. Смутная мысль шевельнулась в его мозгу, и он спросил:

— Отодвинули? Когда?

— Дней десять назад, от силы недели две.

— А почему его отодвинули?

— Не помню. Кажется, из-за цветов. Вроде бы Филлипа поставила их в большую вазу, она просто очаровательно составляет букеты — осенние цветы, веточки, ветки, и букет получился такой большой, что цеплялся за волосы, поэтому Филлипа сказала: “А почему бы не отодвинуть стол подальше, и цветы будут красивей смотреться на фоне голой стены, а не этой двери”.

— Но ведь на самом деле дверь нефальшивая? — спросил Креддок.

— Нет-нет, она настоящая. Она ведет в маленькую гостиную, но, когда комнаты соединили, две двери стали не нужны, и одну закрыли.

— Закрыли? — снова осторожно попытался выяснить Кред­док. — Вы хотите сказать: заколотили? Или просто заперли?

— Думаю, закрыли на ключ и на засов.

Он увидел наверху засов и попробовал отодвинуть его. Засов легко поддался, слишком легко…

— А когда ее открывали в последний раз? — спросил он мисс Баннер.

— Должно быть, давным-давно. С тех пор, как я здесь, ни разу, а то бы я знала.

— А где ключ?

— Там, в холле, стол, и в ящике полно ключей. Наверно, он там.

Креддок пошел за ней и увидел уйму ржавых ключей в глубине ящика. Он внимательно рассмотрел каждый, выбрал один, с виду отличавшийся от остальных, и вернулся к двери. Ключ сразу вошел в замочную скважину и легко повернулся. Он толкнул дверь, она бесшумно открылась.

— Осторожней, — воскликнула мисс Баннер, — с той стороны может быть что-нибудь прислонено. Мы же никогда ее не открывали.

— Мисс Баннер, эту дверь открывали совсем недавно. Замок и петли смазаны.

— Но кто мог ее открыть? — удивленно спросила она.

— Вот это я и должен выяснить, — мрачно сказал Креддок. А про себя подумал: “Икс с улицы? Как бы не так! В тот вечер Икс был здесь, в доме, в гостиной”.

ПИП И ЭММА

На этот раз мисс Блеклок слушала его более внимательно. Она была умной женщиной и сразу ухватила самую суть.

— Да, — спокойно сказала она, — это меняет дело… Никто не имел права открывать ту дверь. Но никто и не открывал, насколько мне известно.

— Поймите же, — настаивал инспектор, — когда погас свет, кто-то из сидевших в комнате мог проскользнуть в ту дверь, подкрасться к Шерцу сзади и выстрелить в вас.

Мисс Блеклок сказала с расстановкой:

— И вы верите, что кто-то из этих заурядных людей, один из моих милых соседей, проскользнул туда и пытался меня убить? Но почему меня? За что, скажите, бога ради!

— По-моему, это вы должны ответить, мисс Блеклок.

— Но я не могу, инспектор. Уверяю вас.

— Что ж, начнем сначала. Кто получит наследство после вашей смерти?

После некоторого колебания мисс Блеклок ответила:

— Патрик и Джулия. Дора Баннер получит обстановку и небольшой годовой доход. Но в общем-то мне нечего особо оставить. У меня были вклады в немецких и итальянских ценных бумагах, но они обесценились, да и налоги нынче высокие, а проценты низкие, так что убивать меня никакого толку, уверяю вас… большую часть денег я положила в банк год назад.

— И все-таки кое-какие средства у вас есть, мисс Блеклок, и ими завладеют ваши племянник с племянницей.

— Стало быть, Патрик с Джулией замыслили меня убить? Просто не верится. Да они не так уж и нуждаются.

— Вы точно знаете?

— Нет. Только с их слов… Но я решительно отказываюсь их подозревать. Может, когда-нибудь и появится смысл убивать меня, не только не сейчас.

— Что вы имеете в виду, мисс Блеклок? — ухватился за ее слова инспектор.

— То, что когда-нибудь, возможно и весьма скоро, я стану очень богатой. Двадцать с лишним лет назад я была секретаршей и близким другом Рэнделла Гедлера.

Креддок заинтересовался. Рэнделл Гедлер был одним из крупнейших магнатов в финансовом мире. Его дерзкие спекуляции и довольно театральная известность сделали его человеком, которого нелегко забыть. Он умер, если Креддока не подводила память, в 1937 или 1938 году.

— Вы, вероятно, слышали о нем? — сказала мисс Блеклок.

— О да. Он ведь был миллионером?

— Даже мультимиллионером, хотя его финансы не были стабильны. Он всегда вкладывал большую часть денег в какое-нибудь рискованное предприятие. За последние двенадцать лет у кого-кого, а у меня была прекрасная причина убить миссис Гед­лер.

— Простите, а миссис Гедлер негодовала на мужа, что он так распорядился капиталом?

— Не нужно стараться быть таким учтивым. Вы ведь хотите узнать, была ли я любовницей Рэнделла Гедлера, не так ли? Нет, не была. И вряд ли Рэнделл когда-либо вздыхал по мне. Он любил Белль, свою жену, и продолжал любить до самой смерти. Думаю, его шаг объясняется благодарностью. Видите ли, инспектор, давным-давно, когда Рэнделл еще не твердо держался на ногах в деловом мире, он вдруг очутился на грани банкротства. Речь шла всего о нескольких тысячах. Он сделал важный ход, очень рискованный и дерзкий, как и все его планы, но у него не хватало денег, чтобы довести операцию до конца. Я выручила его. У меня было немного своих денег. Я верила в Рэнделла. И отдала ему все до последнего пенса И план удался. Через неделю Рэнделл стал баснословно богат.

После этого он обращался со мной как с младшим партнером. Какие чудесные времена были! — вздохнула она… — А потом умер отец, моя сестра осталась беспомощной калекой. Мне пришлось все бросить и ухаживать за ней. Рэнделл через пару лет тоже умер. За время нашего сотрудничества я скопила вполне приличное состояние и не ожидала, что он мне оставит что-нибудь, но я была до глубины души тронута и очень горда, да, горда, когда выяснилось, что, если Белль умрет раньше меня (а она из тех хрупких созданий, о которых говорят, что они не жильцы), я буду единственной наследницей. Думаю, бедняга действительно не знал, кому завещать наследство. Белль милая, она пришла в восторг. Она действительно прекрасная женщина. Живет в Шотландии. Я не виделась с ней много лет, мы только посылаем друг другу открытки на рождество. Перед началом войны мы с сестрой поехали в санаторий в Швейцарию. Там сестра и умерла от туберкулеза… Я вернулась в Англию только год назад.

— Значит, вы можете разбогатеть. А как скоро?

— От сиделки, ухаживающей за Белль, я знаю, что Белль быстро угасает. Это может случиться… через несколько недель. — Она печально добавила: — Но теперь деньги не имеют для меня такой цены. Запросы у меня маленькие, мне вполне хватает того, что у меня есть. Раньше я бы с удовольствием тряхнула стариной и поиграла на бирже, но теперь… Итак, вы понимаете, инспектор, что, замысли Патрик с Джулией меня убить из-за денег, с их стороны было бы безумием не подождать несколько недель.

— Так-то оно так, мисс Блеклок, но что будет, если вы умрете раньше миссис Гедлер? К кому тогда перейдет наследство?

— К законному потомству, или как там у вас называется, к детям Сони, единственной сестры Рэнделла. Рэнделл с ней рассорился. Она вышла замуж за человека, которого он считал мошенником.

— А он действительно был мошенником?

— Отпетым. Но, очевидно, женщины находили его привлека­тельным. Он был то ли грек, то ли румын… Как же его звали?.. А, Стэмфордис, Дмитрий Стэмфордис.

— Когда она вышла за него замуж, Рэнделл исключил ее из завещания?

— О нет! Соня сама была очень богата Рэнделл уже успел поместить на ее имя крупную сумму денег так, чтобы муж не мог до них добраться. Но, наверно, юристы уговаривали его указать наследника на случай, если Белль меня переживет, и он после долгих колебаний назвал Сониных детей.

— Значит, от этого брака были дети?

— Да. Пип и Эмма. — Она рассмеялась. — Конечно, звучит очень смешно. Все, что я о них знаю, — это что Соня однажды написала Белль после свадьбы, прося передать Рэнделлу, что очень счастлива, что у нее недавно родились близнецы и она назвала их Пипом и Эммой. Насколько я в курсе, больше писем не было. Но, конечно, Белль сможет рассказать вам больше.

— Вы ошибались, мисс Блеклок, когда говорили, что ни у кого нет оснований желать вашей смерти. По крайней мере, два человека в этом жизненно заинтересованы. Сколько лет сейчас братцу и сестрице?

— Думаю, лет двадцать пять–двадцать шесть. — Лицо ее посерьезнело. — Но вы же не думаете, что…

— Я думаю, кто-то стрелял в вас, пытаясь убить. Думаю, этот человек или люди могут повторить свою попытку. Мне бы хотелось, чтобы вы вели себя очень осторожно, мисс Блеклок, постарайтесь.

Филлипа Хаймес разогнула спину и откинула прядь волос со вспотевшего лба. Она пропалывала цветочный бордюр.

— Я вас, слушаю, инспектор.

— Сегодня утром мне было сделано одно заявление. Оно касается вас.

Филлипа приподняла брови.

— Миссис Хаймес, вы утверждаете, что Руди Шерц вам незнаком?

— Да.

— И впервые вы увидели его уже мертвым? Так ли это?



— Разумеется. Я никогда его раньше не видела.

— А мне сказали, что у вас был разговор с Руди Шерцем в оранжерее Литтл Педдокса. Он спросил, где ему спрятаться, а вы ответили, что покажете место, и назвали время: четверть седьмого. Как раз в четверть седьмого Рули Шерц должен был добраться от автобусной остановки до усадьбы в день налета.

На мгновение воцарилось молчание. Потом Филлипа презрительно хохотнула.

— Я догадываюсь, кто вам сказал. Очень неуклюжая ложь. По каким-то причинам Мици ненавидит меня больше, чем остальных.

— Значит, вы отрицаете?

— Конечно. Я ни разу в жизни не встречала Руди Шерца, да меня и дома не было в то утро. Я была здесь, на работе.

— В какое утро?

Секундная заминка.

— Каждое утро. Я прихожу сюда каждое утро И не ухожу до часу дня. — Она презрительно добавила: — Не стоит слушать Мици. Она все время лжет.

МИСС МАРПЛ ПРИХОДИТ К ЧАЮ

Если Летиция Блеклок и была немного рассеянной, когда миссис Хармон вместе со своей гостьей пришли к чаю, то мисс Марпл, та самая гостья, вряд ли это заметила, поскольку видела хозяйку дома в первый раз. Мисс Марпл оказалась одной из тех пожилых дам, которые обожают истории про грабителей.

— Они куда угодно могут проникнуть, моя дорогая, — уверяла она хозяйку. — Столько появилось новых американских способов! Но я придерживаюсь старых обычаев. Крючок и глазок. Они могут взломать замок и вытащить засов, но перед медным крючком и глазком они бессильны. Вы когда-нибудь пробовали?

— Боюсь, мы плохо разбираемся в замках и засовах, — Содро сказала мисс Блеклок. — У нас нечем поживиться.

— Наверно, налет был очень страшный? — спросила мисс Марпл.

— Я чуть не умерла. — сказала Банч.

— Да, мы поволновались, — призналась мисс Блеклок.

— Это прямо провидение, что он споткнулся и застрелился. Грабители пошли теперь такие жестокие! А как он пробрался в дом?

— Боюсь, мы плохо запираем двери.

— О, Летти! — воскликнула мисс Баннер. — Я забыла тебе сказать, что инспектор сегодня утром вел себя странно. Он настоял, чтобы открыли вторую дверь, ну ту, что никогда не от­крывают. Он выспросил все про ключ и сказал, что дверь недавно смазали. Но я не могу понять зачем, ведь…

Она слишком поздно заметила, что мисс Блеклок делает ей знаки, прося успокоиться, и застыла с разинутым ртом.

— О, Летти, я… прости… я хотела сказать, я… извини меня, Летти, боже, какая я глупая!

— Ничего, — сказала мисс Блеклок, но видно было, что она раздражена. — Только мне кажется, что инспектору не понравится, если об этом буду г. говорить. А я и не знала, что ты была там, когда он занимался экспериментированием. Но вы понимаете, правда, миссис Хармон?

— О да, — сказала Банч. — Мы не пророним ни звука, правда, тетя Джейн? Но хотела бы я знать, зачем он…

Она впала в глубокую задумчивость. Мисс Баннер ерзала на стуле, и вид у нее был несчастный, наконец ее прорвало:

— Я все время ляпаю не то. Боже, какая мука тебе со мной жить, Летти!

Мисс Блеклок быстро ответила:

— Ты для меня величайшая радость, Дора. Да и вообще в таком крошечном местечке, как Чиппинг Клеорн, на самом деле нет секретов.

— Это правда, — сказала мисс Марпл. — Слухи распространяются здесь самыми невероятными способами.

— О! — вдруг сказала миссис Хармон. — Я поняла! Ну конечно, если та дверь тоже открывается, кто-то мог пробраться сюда в темноте и устроить налет… только никто этого, естественно, не сделал, потому что налетчик был из “Ройал Спа”, правда же? Ничего не понимаю, — вновь нахмурилась она.

— Значит, это было здесь? — спросила мисс Марпл и добавила извиняющимся тоном: — Боюсь, вы сочтете меня ужасно любопытной, мисс Блеклок, но это действительно потрясающе! Прямо как в газетах, а тут случилось со знакомыми… Я просто жажду услышать что-нибудь и представить, как все было, если вы понимаете, что я имею в виду…

Мисс Марпл тут же услышала пространный и сбивчивый рассказ Банч и мисс Баннер, он изредка прерывался поправками и уточнениями мисс Блеклок.

Вошел Патрик, добродушно поддержал компанию и даже исполнил роль Руди Шерца.

— А тетя Летти стояла здесь… в углу возле прохода пот аркой. Станьте там, тетя Летти.

Мисс Блеклок послушно встала, после чего мисс Марпл продемонстрировали следы от пуль.

— Какое чудесное, просто божественное спасение! — изумленно сказала мисс Марпл.

— Я как раз хотела предложить гостям сигареты. — Мисс Блеклок кивнула на большую серебряную сигаретницу на столе.

— Люди так неосторожно курят, — неодобрительно отозвалась мисс Баннер. — Никто не ценит хорошую мебель, не то что раньше. Только взгляните, какую жуткую подпалину оставили, надо же — положить сигарету прямо на стол. Позор!

Мисс Блеклок вздохнула:

— Боюсь, мы слишком много думаем о вещах.

Мисс Баннер любила вещи подруги так страстно, будто они были ее собственные. Банч Хармон находила эту черту очаровательной.

— Чудный столик, — вежливо сказала мисс Марпл. — А какая прелестная на нем фарфоровая лампа!

И опять мисс Баннер восприняла похвалу так, словно не мисс Блеклок, а она была владелицей лампы.

— Правда восхитительно? Дрезденский фарфор. У нас таких две. Вторая, кажется, в кладовке.

— Ты все в доме знаешь, Дора… или думаешь, что знаешь, — добродушно сказала мисс Блеклок. — Ты заботишься о моих вещах больше, чем я сама.

Мисс Баннер зарделась.

— Я люблю красивые вещи, — сказала она.

— Должна признаться, — сказала мисс Марпл, — что те немногие вещи, которые у меня есть, тоже мне очень дороги. Столько воспоминаний с ними связано. И то же самое фотографии. Сейчас люди мало фотографируются. А я люблю собирать фотографии племянников, племянниц с тех пор, когда они были в пеленках, и смотреть, как они взрослеют.

— У вас есть и моя жуткая карточка, мне там три года, — сказала Банч. — Я там с фокстерьером, такая косоглазая.

— Наверно, у вашей тетушки много ваших фотографий, — сказала мисс Марпл, поворачиваясь к Патрику.

— О, мы всего лишь дальние родственники, — сказал Патрик.

— По-моему, Элинор посылала мне одну твою детскую фотографию, Пат, — сказала мисс Блеклок. — Но боюсь, она не сохранилась. Я даже не помнила, сколько у твоей матери детей и как их зовут, пока она не написала, что вы приедете.

— Еще одна примета времени, — сказала мисс Марпл. — Сейчас люди часто даже незнакомы со своими молодыми родственниками. В старые добрые времена, когда так чтились семейные связи, это было бы невозможно.

— В последний раз я видела мать Пата и Джулии на свадьбе тридцать лет назад, — сказала мисс Блеклок. — Она была очень хорошенькой девушкой.

— И поэтому у нее такие хорошенькие дети, — ухмыльнулся Патрик.

— У вас такой прелестный старинный альбом, — сказала Джулия. — Помните, тетя Летти, мы его смотрели на днях. А какие там шляпки!

— А какими умными мы считали себя! — вздохнула мисс Блеклок.

— Не стоит расстраиваться, тетя Летти, — сказал Патрик. — Когда лет тридцать спустя Джулия наткнется на свою фотографию, вряд ли она решит, что выглядит, как роза…

— …Вы нарочно это делали? — сказала Банч, когда они с мисс Марпл возвращались домой. — Нарочно завели разговор про фотографии?

— Ну да, моя милая, ведь как любопытно, что мисс Блеклок не знает в лицо ни одного из своих племянников… Думаю, инспектора Креддока это заинтересует.



УТРЕННИЕ ХЛОПОТЫ В ЧИППИНГ КЛЕОРНЕ

Литтл Педдокс остался на попечении сержанта Флетчера.

У Мици был выходной. В этот день она всегда уезжала в одиннадцать часов в Медденхэм Уэллс. С разрешения мисс Блек­лок сержант Флетчер осматривал дом. Мисс Блеклок с Дорой спустились в деревню.

Флетчер работал быстро. Кто-то смазал и подготовил дверь, и кто бы это ни был, он сделал это, чтобы незаметно покинуть гостиную, едва свет погаснет, Мици эта дверь не понадобилась, поэтому Мици исключалась.

Кто же оставался? Соседи, думал Флетчер, тоже исключались. Он не мог представить, как они ухитрились бы смазать дверь. Оставались Патрик и Джулия Симмонсы, Филлипа Хаймес и, возможно, Дора Баннер. Симмонсы были в Мильчестере. Филлипа Хаймес на работе.

И все-таки, думал Флетчер, кто-то из домашних смазал ту дверь. Ход его мыслей прервал шум. Ои быстро подошел к краю лестницы и посмотрел вниз.

Через холл шла миссис Светтенхэм. В руке у нее была корзинка. Она заглянула в гостиную, прошла через холл и направилась в столовую. Вышла оттуда уже без корзинки.

Сержант Флетчер пошевелился, половица скрипнула, и миссис Светтенхэм обернулась. Она задрала голову и спросила:

— Это вы, мисс Блеклок?

— Нет, это я, миссис Светтенхэм, — сказал Флетчер.

Миссис Светтенхэм слабо вскрикнула:

— Боже! Как вы меня напугали! Я подумала, это еще один грабитель.

Флетчер спустился к ней.

— Похоже, дом не слишком надежно защищен от грабителей, — сказал он. — И что, каждый вот так может прийти и уйти, когда ему вздумается?

— Я просто принесла айвы из нашего сада, — объяснила миссис Светтенхэм. — Мисс Блеклок хотела сварить айвовое желе, но у нее нет айвы. Я оставила корзинку в столовой.

Она улыбнулась.

— О, понимаю, вы хотите узнать, как я вошла? Очень просто — через черный ход. У нас так принято, сержант. Никому и в голову не приходит запирать двери до темноты.

Она добавила, направляясь к выходу:

— Не смею вас больше задерживать. У вас, наверно, много дел. Еще что-то должно случиться, да?

— Почему, миссис Светтенхэм?

— Вы здесь, я и подумала, что, наверное, все-таки шайка орудует. Вы скажете миссис Блеклок про айву, хорошо?

Миссис Светтенхэм ушла. Флетчера словно мешком по голове огрели. Совсем недавно он считал, что дверь смазал кто-то из домашних. Теперь он видел, что ошибался. Постороннему стоило лишь дождаться, пока Мици уедет на автобусе, а Летиция с Дорой Баннер уйдут. Это было проще простого. И значит, он не мог исключить ни одного из присутствующих в тот вечер в гостиной.

— Мергатройд!

— Да, Хинч?

— Знаешь, я тут думала…

— И что?


— Да уж пришлось поломать голову. И знаешь, Мергатройд, то, что случилось тогда вечером, — сплошная липа.

— Липа?


— Ага. Ну-ка, Мергатройд, заколи волосы и возьми этот со­вок. Представь, что у тебя пистолет.

— Ой, — нервно сказала мисс Мергатройд.

— Прекрасно. Да не бойся, он не кусается. Подойди к двери. Ты грабитель. Стань там. Теперь ты должна войти в кухню и проделать все эти глупости. Возьми фонарь. Включи его.

— Но как же средь бела дня!..

— А воображение у тебя на что. Мергатройд? Ну, включай.

Мисс Мергатройд, зажав фонарь под мышкой, довольно неуклюже все проделала.

— Так, — сказала мисс Хинчклифф, — ну, поехали. Вспомни, как ты в Институте благородных девиц играла Гермию из “Сна в летнюю ночь”. Играй же. Вложи всю душу. “Руки вверх!” — вот твой текст, и не надо портить его никакими “пожалуйста”.

Мисс Мергатройд послушно подняла фонарь и, размахивая пистолетом, пошла к двери на кухню.

— Руки вверх! — пискнула она и раздраженно добавила: — Господи, как трудно, Хинч.

— Почему?

— Из-за двери. Она не фиксируется, того и гляди ударит, а у меня обе руки заняты.

— То-то и оно, — проникновенно произнесла мисс Хинчклифф, — а дверь в гостиной Литтл Педдокса тоже все время распахивается. Она не совсем такая, как у нас, но тоже все время ходит туда-сюда. Поэтому Летти Блеклок и купила тот чудный тяжелый фиксатор для стеклянных дверей. В жизни не видела подобного фиксатора, не каждый день встретишь стеклянный пузырь такого размера.

— Может, грабитель тоже вставил в дверь фиксатор, чтоб она не открывалась?

— Где твои здравый смысл, Мергатройд? Как бы он умудрился? Распахнул бы дверь, сказал: “Простите, я сейчас”, нагнулся, поставил фиксатор, а потом вернулся бы к делу и сказал: “Руки вверх!”? Попытайся-ка придержать дверь плечом.

— Все равно очень неудобно, — пожаловалась мисс Мергатройд.

— То-то и оно, — сказала мисс Хинчклифф. — Пистолет, фонарь да еще и дверь придерживать — не слишком ли много на одного? А если да, что из этого следует?

Мисс Мергатройд даже не попыталась ничего предположить. Она лишь вопросительно и восхищенно взглянула на подругу, ожидая, что та ее просветит.

— Мы знаем, что у него был пистолет, поскольку он из него стрелял, — сказала мисс Хинчклифф — И фонарь, поскольку все его видели, если только это был не массовый гипноз… Значит, вопрос в следующем, придерживал ли кто-нибудь ему дверь?

— Но кто?

— Да хотя бы ты, Мергатройд. Насколько я помню, ты стояла как раз за дверью, когда погас свет. — Мисс Хинчклифф добродушно рассмеялась — А ты ведь крайне подозрительная личность, разве нет, Мергатройд? Но кто додумается обратить на тебя внимание? Ладно, давай сюда совок, слава богу, эго не настоящий пистолет, а то бы ты сейчас застрелилась!

— Крайне странно, — пробормотал полковник Истербрук.

— В чем дело, милый?

— Поди-ка сюда на минуточку.

— Что случилось, милый?

Миссис Истербрук показалась в дверях гардеробной полковника.

— Помнишь, я показывал тебе пистолет?

— О да, Арчи, такая мерзкая черная штука.

— Ну. Сувенир из Азии. Он лежал в этом ящике, помнишь?

— Помню.

— А теперь его тут нет

— Как странно, Арчи!

— Ты его не трогала?

— Ты что, я даже прикоснуться к нему боюсь!

— Может, это старая грымза, как бишь ее…

— Да ты что? Миссис Батт в жизни бы такого не сделала. Спросить у нее?

— Нет, лучше не надо. Разговоры пойдут всякие. Лучше скажи, ты помнишь, когда я тебе его показывал?

— Да где-то неделю назад. Ты ворчал, что тебе плохо постирали воротнички в прачечной, выдвинул ящик, а там в глубине лежал пистолет, и я спросила, что это?

— Точно. Где-то неделю назад. А ты не помнишь число?

Миссис Истербрук задумалась.

— Ну да, — сказала она. — В субботу. Мы еще собирались пойти в кино, но не пошли.

— Гм… а ты уверена, что не раньше? Может, в пятницу или даже на позапрошлой неделе?

— Нет, милый. Я прекрасно помню. Это было тридцатого, в субботу. Просто из-за того несчастья кажется, что все было так давно. Я даже могу сказать, почему запомнила. Потому, что это случилось на следующий день после налета у мисс Блеклок. Я увидела пистолет, и он напомнил мне вчерашнюю пальбу.

— Уф, — сказал полковник Истербрук, — прямо гора с плеч свалилась.

— Но почему, Арчи?

— А потому, что если бы пистолет исчез перед налетом, то его мог стащить этот проходимец Шерц.

— Но откуда ему было знать, что у тебя есть пистолет?

— Гангстеры добывают сведения самыми невероятными способами. Они все про всех знают.

— Какой ты умный, Арчи!

— Ха! Да уж кое-что повидал на своем веку. Но раз ты точно помнишь, что видела пистолет после налета, тогда все в порядке. Ведь не мог же он стрелять из моего пистолета?

— Конечно, не мог.

— Слава богу. А то пришлось бы заявлять в полицию. Пришлось бы отвечать на массу нескромных вопросов. Никуда не денешься. А я в свое время не удосужился получить разрешение на ношение оружия… Но все же куда запропастился проклятый пистолет?

— Может, его миссис Батт взяла. Правда, она всегда казалась мне такой порядочной женщиной, но, наверно, после налета она занервничала и решила, что пистолет в доме не поме­шает. Но, конечно, миссис Батт не сознается. Да я и не буду спрашивать. Она ведь может обидеться. А куда мы без нее? Дом такой большой… Я одна просто не справлюсь.

— Конечно, — сказал полковник, — лучше ничего не спрашивать.

УТРЕННИЕ ХЛОПОТЫ В ЧИППИНГ КЛЕОРНЕ

(ПРОДОЛЖЕНИЕ)

Мисс Марпл вышла из ворот дома священника и пошла вниз по узенькому переулку, ведущему на главную улицу. Она прошла бар “Красная корова” и лавку мясника и на минутку остановилась заглянуть в витрину антикварного магазинчика мистера Элиота. Он находился рядом с чайной “Синяя птица” и кафе.

Оглядывая витрину, мисс Марпл краем глаза заметила, что мисс Дора Баннер входит в “Синюю птицу”, и тут же решила, что, поскольку ветер такой холодный, отнюдь не помешает выпить с утра чашечку кофе.

Мисс Марпл, слегка прищурившись, вглядывалась в полумрак “Синей птицы”. Вдруг у нее над ухом раздался голос Доры Баннер:

— Доброе утро, мисс Марпл. Присаживайтесь ко мне. Я одна.

— Спасибо.

Мисс Марпл благодарно опустилась на неуклюжее фирменное кресло.

— Такой сильный ветер, — пожаловалась она, — а у меня ревматизм, я не могу быстро ходить.

— Представляю. У меня как-то был ишиас, так почти все время я просто умирала.

Дамы принялись жадно обсасывать ревматизм, ишиас и невриты. Хмурая девица в розовом халате с синими птицами, зевая, с устало-терпеливым видом приняла заказ на кофе и пирожное.

— Здесь очень хорошие пирожные, — сказала мисс Баннер заговорщическим шепотом.

— Меня заинтересовала та прехорошенькая девушка, которую мы встретили, когда уходили от мисс Блеклок, — сказала мисс Марпл. — Кажется, она ухаживает за цветами или работает в поле. Как ее зовут — Хаймес?

— Да-да, Филлипа Хаймес. Мы зовем ее “наша квартирантка”. — Мисс Баннер рассмеялась над своей шуткой. — Она приятная спокойная девушка. Настоящая леди, ну, вы понимаете, о чем я…

— Любопытно. Я знала одного полковника Хаймеса, он был в индийской кавалерии. Может, это ее отец?

— Она Хаймес по мужу. Вдова. Ее мужа убили где-то то ли в Сицилии, то ли в Италии. Но, конечно, это мог быть его отец.

— А нет ли там небольшого романчика? — лукаво предположила мисс Марпл. — С тем высоким юношей?

— С Патриком? Вы думаете? Нет, мне кажется…

— Я имела в виду того юношу в очках. Я его тут видела.

— Ах, конечно! Вы об Эдмунде Светтенхэме. Тсс… Вой там в углу его мать, миссис Светтенхэм. Право, не знаю. Вы думаете, Филлипа ему нравится? Он такой странный молодой человек, порой говорит совершенно неслыханные вещи. А все почему-то считают его умным, — сказала мисс Баннер с явным неодоб­рением.

— Ум — это еще не все, — покачала головой мисс Марпл. — А вот и наш кофе.

Хмурая девица грохнула на стол поднос. Мисс Марпл и мисс Баннер принялись потчевать друг друга пирожными.

— Как интересно, что вы с мисс Блеклок вместе учились в школе. Вот уж действительно старая дружба.

— Правда, — вздохнула мисс Баннер. — Мало кто так верен своим друзьям, как дорогая мисс Блеклок. О боже, как давно все было! Такая хорошенькая девушка, она так любила жить. Как все это грустно!

Мисс Марпл вздохнула и покачала головой, хотя абсолютно не понимала, что же здесь грустного.

— Жизнь тяжела, — пробормотала она.

— И бремя печалей на сердце легло, — прошептала мисс Баннер, и глаза ее затуманились от слез. — Я всегда вспоминаю это стихотворение. Истинное терпение, истинное смирение. Такое мужество и стойкость должны быть вознаграждены. Мисс Блек­лок достойна величайшего счастья.

— Деньги, — сказала мисс Марпл, — могут существенно облегчить жизнь.

Она со спокойным сердцем позволила себе отпустить это замечание, поскольку считала, что мисс Баннер намекает на изобилие в доме мисс Блеклок в ближайшем будущем. Однако мисс Баннер вдруг резко настроилась совсем на другой лад.

— Деньги! — с горечью воскликнула она. — Знаете, я думаю, что по-настоящему понять, что значат деньги, а скорее даже их отсутствие, можно только на собственном опыте.

Мисс Марпл сочувственно закивала. Мисс Баннер продолжала:

— Я часто слышала, что люди говорят: “Я предпочел бы вообще не обедать, чем обедать без цветов на столе”. Но как часто эти люди сидели без обеда? Они не представляют, что это такое, надо пережить это на собственном опыте… Голод. Когда есть только хлеб, банка мясной пасты и остатки маргарина. И ты годами сидишь на этом и сходишь с ума, мечтая о хорошем куске мяса с овощами. А одежда! Штопаная-перештопаная, живого места не осталось, а все убеждаешь себя, что незаметно. А поиски работы! И везде тебе говорят, что ты слишком стара. А когда вдруг подворачивается место, силы уже не те. И ты падаешь в обморок и снова оказываешься на улице. А квартплата! Вечная квартплата, и обязательно надо платить, а не то тебя выселят. По нынешним ценам на жизнь остается совсем чуть-чуть. На одну пенсию не очень-то разживешься, не очень.

— Понимаю вас, — сочувственно сказала мисс Марпл.

— Я написала Летти. Случайно увидела ее имя в газете. Там говорилось про благотворительный завтрак в пользу мильчестерской больницы. Так прямо черным по белому и стояло: “Мисс Летиция Блеклок”. И я вдруг вернулась в прошлое. Я сто лет ничего о ней не слышала. Она была секретаршей одного богатейшего человека, вы знаете, Гедлера. Она всегда была умной девушкой, из тех, кто преуспевает в жизни, не очень хорошенькой, но зато с сильным характером. Ну, я и подумала… подумала, что, может, она помнит меня. Ведь она — единственная, кого я могла попросить о небольшой услуге. Я хочу сказать… те, кого знаешь с детства, с кем училась в школе, они ведь не подумают про тебя, что ты попрошайка, вымогающая в письмах деньги.

На глаза Доры Баннер навернулись слезы.

— А потом приехала Летти и забрала меня. Она сказала, ей нужен кто-то в помощь по дому. Конечно, я очень удивилась… А сколько в ней доброты, сочувствия! II она так хорошо помнит старые времена. Я на все для нее готова, на все. И я очень стараюсь, но, боюсь, подчас я многое путаю… память не та стала. Я ошибаюсь. Все на свете забываю и говорю глупости. Но она само терпение. И что самое трогательное — она постоянно делает вид, будто от меня ей польза. Истинная доброта, правда?

Мисс Марпл ласково сказала:

— Да, это истинная доброта.

— Я все время волновалась, еще до того, как приехала в Литтл Педдокс: что со мной станется, если с мисс Блеклок что-нибудь случится? Ведь вокруг столько несчастных случаев, эти машины носятся как угорелые, никто не застрахован, правда? Но, разумеется, я ничего не говорила, хотя она, наверно, догадывалась. Однажды она сказала, что оставит мне небольшой годовой доход и, что для меня куда более ценно, всю свою чудесную обстановку. Я была поражена. Но она сказала, что никто не умеет ценить вещи так, как я, и это истинная правда, я просто из себя выхожу, если на моих глазах бьют фарфор или оставляют на столе следы от мокрых стаканов. Я действительно забочусь о ее вещах.

Я вовсе не так глупа, как кажется, — простодушно продолжала мисс Баннер. — И прекрасно вижу, как Летти обводят вокруг пальца. Некоторые, не буту называть имен, занимаются чистым надувательством. Наша дорогая мисс Блеклок излишне доверчива.

Мисс Марпл покачала головой.

— Вы ошибаетесь.

— О нет. Мы с вами, мисс Марпл, мы знаем жизнь. А мисс Блеклок…

Мисс Марпл подумала, что мисс Блеклок, как секретарша крупного финансиста, тоже должна была бы знать жизнь. Но, возможно, Дора Баннер имела в виду то, что Летти Блеклок всегда жила в комфорте, а люди, живущие в довольстве, не знают бездн человеческой души.

— Ох уж этот Патрик! — вдруг так резко сказала мисс Баннер, что мисс Марпл подпрыгнула. — Насколько мне известно, он, по крайней мере, два раза вытягивал из нее деньги. Прикинулся, будто попал в передрягу. Залез в долги. В общем, обычная песенка. А она слишком щедрая. Когда я ее упрекаю, у нее один ответ: “Мальчик молод, Дора. В юности можно и побезумствовать”.

— Что ж, здесь есть доля истины, — сказала мисс Марпл. — Тем более он такой красивый молодой человек.

— Человек делами красен, — сказала Дора Баннер. — А он очень любит поднимать всех на с.меч. Я, например, для него только объект для насмешек, не больше. Ему, по-моему, и в голову не приходит, что у других людей тоже есть какие-то чувства.

— Молодежь этим частенько грешит, — сказала мисс Марпл. Мисс Баннер вдруг подалась вперед с таинственным видом.

— Вы ведь никому ни словечком не обмолвитесь, дорогая? — спросила она. — Понимаете, я никак не могу избавиться от ощущения, что он замешай в том ужасном деле. Я думаю, или он, или Джулия были знакомы с тем молодым человеком. Мисс Блеклок я, конечно, даже и не заикаюсь, она с меня голову снимет. И потом это неудобно — ведь он ее племянник. Но раз тот швейцарец застрелился, Патрик должен чувствовать моральную ответственность, правда же? То есть если он его подбил, конечно. В общем, я совсем запуталась. И все столько шумят о второй двери в гостиную! А меня другое беспокоит — то, что сыщик сказал, будто ее смазали. Потому что, понимаете, я видела…

Она запнулась.

Мисс Марпл помолчала, подбирая слова.

— Да, сложное положение, — сочувственно сказала она. — Естественно, вы не хотите, чтобы это дошло до полиции.

— Вот именно, — вскричала Дора Баннер, — я ночи напролет лежу и думаю, думаю… Понимаете, я тут на днях натолкнулась в кустах на Патрика. Он стоял там и держал в руках перышко и баночку… из-под масла. А увидев меня, отскочил с виноватым видом и сказал: “Я вот как раз думал: откуда это взялось?” Он, конечно, парень сообразительный. Наверно, на ходу придумал, когда я его застукала. Да и вообще, подумайте, как можно найти такое в кустах, если не искать намеренно, если не знать, что это там. Но, конечно, я ничего не сказала. Но я на него так посмотрела! Ну, вы понимаете…

Дора Баннер протянула руку, взяла кусок розового, словно лососина, торта и рассеянно надкусила.

— А в другой раз я случайно услышала одни их серьезный разговор с Джулией. Они вроде бы ссорились. Он сказал: “Если б я знал, что ты с этим связана!” А Джулия ему в ответ: “Ну и что ж, мой маленький братец, ты будешь теперь делать?” Но тут, как назло, скрипнула половица, и они меня заметили. Мне ничего не оставалось, как весело спросить: “Да вы никак ссоритесь?” А Патрик сказал: “Да я убеждаю Джулию не связываться с купонами на одежду на черном рынке”. У него очень гладко получилось, но я не поверила, что они об этом разговаривали. Я считаю, что лампой в гостиной орудовал Патрик, то, что погас свет, его рук дело, потому что я прекрасно помню, что это был пастух, а не пастушка. А на следующий день…

Она осеклась и покраснела. Мисс Марпл обернулась и увидела, что сзади стоит мисс Блеклок.

— Попиваем кофе и сплетничаем, Банни? — спросила мисс Блеклок, и в голосе ее прозвучал укор. — Доброе утро, мисс Марпл. Холодно, правда?

— Мы как раз говорили о купонах на одежду, — поспешно сказала мисс Баннер. — Их не хватает.

Дверь с грохотом распахнулась, и в “Синюю птицу” влетела Банч Хармон.

— Привет, — сказала она. — Я опоздала?

— Ну почему же, дорогая, — сказала мисс Марпл. — Садись, выпей кофейку.

— Мы должны идти, — сказала мисс Блеклок. — Ты все купила, что нужно, Банни?

Она говорила уже более милостиво, но в глазах еще таился упрек.

— Да-да, спасибо, Летти. Я только забегу по пути в аптеку, куплю еще аспирин и лейкопластырь.

Когда дверь за ними закрылась, Банч спросила:

— О чем вы тут беседовали?..

ЭКСКУРС В ПРОШЛОЕ

Проведя ночь в поезде, инспектор Креддок наконец сошел на маленькой станции в Хайленде.

Сначала он поразился тому, что богатая мисс Гедлер, имевшая возможность поселиться в фешенебельном квартале Лондона, купить поместье в Хэмпшире или виллу на юге Франции, почему-то предпочла уединенную жизнь в Шотландии. Ведь она наверняка здесь была лишена общества друзей и многих развлечений. Как ей не одиноко? Или она настолько больна, что не обращает внимания на то, что ее окружает?

Его ждала машина с пожилым шофером. Утро было солнечное, и всю дорогу, все двадцать миль, инспектор наслаждался, хотя совсем недавно недоумевал, почему миссис Гедлер предпочла одиночество. Он спровоцировал шофера на разговор, который частично объяснил ему, что к чему.

— Она здесь в детстве жила, сэр. Эх, она ведь последняя в роду. Им с мистером Гедлером было здесь лучше всего, хоть он редко когда мог вырваться из Лондона Но уж если приезжал, то они резвились, точно дети малые…

Едва на горизонте показались стены средневековой крепости, Креддок почувствовал, что время будто отступает назад. Его встретил пожилой дворецкий, и после того, как Креддок умылся и побрился, его провели в комнату, где подали завтрак.

После завтрака пришла высокая пожилая женщина в медицинском халате, она назвалась сестрой Мекклелланд и заговорила приветливо и со знанием дела.

— Моя подопечная готова принять вас, мистер Креддок. Она очень ждала встречи с вами.

— Постараюсь не волновать ее, — пообещал Креддок.

— Однако лучше я заранее предупрежу вас о том, что про­изойдет. Сначала вам покажется, что миссис Гедлер чувствует себя нормально. Она будет охотно с вами беседовать, а потом, совершенно неожиданно, ее силы иссякнут. Тогда вам следует сразу же выйти и послать за мной. Видите ли, мы почти все время держим ее на морфии. Весь день она дремлет. Готовя ее к вашему посещению, я дала ей сильные стимуляторы. По едва их действие прекратится, она впадет в полубессознательное состояние.

— Понимаю, мисс Мекклелланд. А вы не могли бы мне сказать, каково в действительности состояние миссис Гедлер?

— Она умирает, мистер Креддок. Ей осталось жить всего несколько недель. Может, вы сочтете странным, если я скажу, что на самом деле она умерла уже много лет тому назад, но это правда. Миссис Гедлер поддерживала только ее огромная любовь к жизни и ее радостям. Наверно, вы удивлены, что я так говорю об инвалиде, который пятнадцать лет не выходит из дому, и все же это правда. Миссис Гедлер никогда не была сильной женщиной, но у нее потрясающая воля к жизни. — Она добавила с улыбкой: — А кроме того, она очень обаятельна, сами убедитесь.

Креддока провели в большую спальню с зажженным камином, на кровати под балдахином лежала старуха Ее белые волосы были аккуратно уложены, шея и плечи укутаны бледно-голубой ажурной шерстяной шалью.

— Что ж, любопытно, — сказала она. — Нечасто меня навещает полиция. Я слышала,. Петиция Блеклок не сильно пострадала во время покушения? Как там моя дорогая Блеки?

— Прекрасно, миссис Гедлер. Она передавала вам огромный привет.

— Давно я ее не видела… Вот уже многие годы мы лишь обмениваемся поздравлениями с рождеством. Я просила ее заехать, когда она вернется в Англию после смерти Шарлотты, но она сказала, что через столько лет это будет мучительно, и, наверно, была права… Блеки всегда была очень разумной… Я полагаю, — пронзительно взглянула на него Белль, — вы хотите спросить о деньгах? После моей смерти деньги по завещанию Рэнделла перейдут к Блеки. Разумеется, у Рэнделла и в мыслях не было, что я его переживу. Он был крупным сильным мужчиной, никогда не болел, а у меня всегда была уйма болячек, я только п делала, что хныкала, и ко мне постоянно ходили доктора с кислыми минами.

— Не думаю, что к вам подходит слово “хныкать”, миссис Гедлер.

Старая дама фыркнула.

— Я не в том смысле. Сама я никогда себя особо не жалела. Но считалось само собой разумеющимся, что раз я слабее, то уйду из жизни первой. Однако расчет не оправдался…

— Но почему ваш муж распорядился деньгами именно так?

— Вы хотите спросить, почему он оставил их именно Блеки? Нет, вовсе не из-за того, о чем вы, очевидно, подумали. Вы, полицейские, все не так понимаете! Рэнделл в жизни не был влюблен в Блекл, а она в него. Дело в том, что у Блеки воистину мужской склад ума. У нее нет никаких женских слабостей, По-моему, она вообще никогда не влюблялась. Она, правда, слегка подкрашивалась, но только потому, что так было принято, а вовсе не для того, чтобы выглядеть красивей. — В ее голосе зазвучала жалость. — Она никогда не понимала, как забавно быть женщиной.

Креддок с интересом посмотрел на хрупкое создание, казавшееся крошечным на такой огромной постели. Он осознал, что Белль Гедлер действительно наслаждалась — до сих пор — тем, что родилась женщиной. Она подмигнула ему.

— Я всегда считала, — сказала она, — что быть мужчиной безумно скучно. — Потом задумчиво произнесла: — Мне кажется, Рэнделл относился к Блеки как к младшему братишке. Он доверял ее мнению, она всегда оказывалась права. Она не один раз выручала его из беды.

— Мисс Блеклок рассказывала, как однажды помогла ему деньгами.

— И этим тоже, но я имела в виду нечто большее. Спустя столько лет можно открыть правду. Рэнделл не мог отличить честную сделку от бесчестной. Он был не настолько тонок. Бедняга не мог распознать, где ловкая махинация, а где просто надувательство. Блеки не давала ему сбиться с пути истинного. Одна из черт Летиции Блеклок — ее удивительная прямолинейность. Она никогда не совершит бесчестного поступка. Она очень хорошая. Я ею всю жизнь восхищалась. У девочек было тяжелое детство. Их отец был старый деревенский врач, упрямый как осел в ужасно ограниченный — сущий домашний ти­ран. Летиция порвала с ним, приехала в Лондон и стала учиться на общественного бухгалтера. Вторая сестра была калекой, у нее было какое-то увечье, и она ни с кем не встречалась и не выходила из дому. Поэтому когда старик умер, Летиция все бросила и уехала ухаживать за сестрой. Рэндалл рвал и метал, но поделать ничего не смог. Если Летиция считала что-то своим долгом, она его выполняла, и никто не мог ее переубедить.

— Это случилось задолго до смерти вашего мужа?

— Кажется, года за два. Но завещание Рэнделл составил еще до того, как она бросила фирму, и не стал его менять. Он сказал мне: “Ведь у нас нет детей (Наш малыш умер, когда ему было два года) Пусть после нашей смерти деньги достанутся Блеки. Она будет играть на бирже и пустит их в рост”

Понимаете, — продолжала Белль Гедлер, — Рэнделл обожал сам процесс делания денег, ему не стоило нравились деньги, сколько острые ощущения, волнения, риск. И Блеки это тоже любила. Она так же была охоча до приключений и имела те же жизненные принципы. Бедняжка, у нее никогда не было обыкновенного человеческого счастья: она не влюблялась, не интересовала мужчин, не кокетничала с ними. И семьи у нее не было, и детей, в общем, она не жила по-настоящему.

Креддок подумал: как странно, что женщина, жизнь котором была омрачена болезнью, женщина, лишившаяся единственного ребенка, потерявшая мужа, оставшаяся одинокой вдовой, женщина, много лет прикованная к постели, может быть такой снисходительной и так сочувствовать другим.

Она кивнула.

— Знаю, о чем вы думаете. Но у меня было все, ради чего стоит жить, это можно отнять, но оно у меня все-таки было! Я была хорошенькой и веселой девочкой, вышла замуж за любимого человека, и он любил меня всю жизнь. Мой малыш умер, но все же он пробыл со мной два года, два прекрасных года. Я испытала много физических страданий, но если вы испытывали что-нибудь подобное, то можете представить, какое это наслаждение, когда боль тебя на время отпускает. И все всегда были ко мне добры… Я действительно счастливая женщина.

Креддок заметил некоторый пропуск в ее воспоминаниях.

— Миссис Гедлер, вот вы только что сказали, что ваш муж оставил наследство мисс Блеклок, поскольку больше его некому было завещать. Но ведь это не совсем точно? У него есть сестра, не так ли?

— Ах, вы о Соне? Но они давно рассорились и порвали всяческие отношения.

— Он не одобрял ее брак?

— Да, она вышла замуж за этого… как его звали?

— Стемфордиса.

— Да-да Дмитрия Стемфордиса. Рэнделл считал его мошенником. Они невзлюбили друг друга с первого взгляда. Но Соня была влюблена в Дмитрия и твердо решила выйти за него за­муж. А почему бы и нет? У мужчин на этот счет странные идеи. В двадцать пять лет Соня не была уже глупой маленькой девочкой и прекрасно понимала, что делает. Наверно, Стемфордис действительно был мошенником, самым настоящим, по-моему, за ним числитесь какие то темные делишки, и Рэнделл подозревал, что он живет под чужой фамилией. Соня обо всем знала. Рэнделл уверял, что Дмитрий женится на деньгах, но это неправда Соня была красива, очень красива. И она была сильной личностью. Если бы брак не удался, если б Дмитрий стал с ней плохо обращаться или изменять, она бы порвала с ним и бросила его. Она была богата и могла сама строить свою жизнь.

— Значит, они так и не помирились?

— Нет. Рэнделл с Соней вообще не больно-то ладили. Она обиделась на то, что он помешал ее браку, и сказала: “Что ж, прекрасно! Ты совершенно невозможный человек и больше никогда обо мне не услышишь”.

— Но вы все-таки услышали о ней?

Белль улыбнулась.

— Я его не видела, но через восемнадцать месяцев получила от нее письмо. Помнится, она написала из Будапешта, но обратного адреса не дала. Она просила меня сказать Рэнделлу, что бесконечно счастлива и у нее родилась двойня.

— Она писала, как назвала детей?

Белль снова улыбнулась:

— Она написала, что они родились чуть позже полуночи и что она собирается назвать их Пипом и Эммой. Но, конечно, она могла и шутить.

— И больше вы о ней ничего не слышали?

— Нет. Она говорила, что они всей семьей собираются ненадолго в Америку. Больше от нее не было ни слуху ни духу.

— Скорее всего письмо не сохранилось?

— Боюсь, что нет… Я прочитала его Рэнделлу, он проворчал только: “Она еще пожалеет, что вышла за этого типа”. Это были его единственные слова в ее адрес. И мы совершенно о ней забыли. Она как-то выпала из нашей жизни.

— Но при условии, что вы переживете мисс Блеклок, мистер Гедлер оставил наследство ее детям, так?

— О, это моих рук дело. Когда он рассказал мне о завещании, я возразила: “А представь, что Блеки умрет раньше меня?” Он ужасно удивился. Я сказала: “Конечно-конечно, Блеки здоровая как лошадь, а я создание хрупкое, но бывают же несчастные случаи, вот кирпич на голову возьмет и упадет”. — “Но больше некому оставить, абсолютно некому”, — сказал он. А я сказала: “Почему? Есть же Соня”. Он тут же возразил: “Чтобы этот тип прикарманил мои денежки? Ни за что!” — “Но у них есть дети. Пип и Эмма, а может, и еще кто-ни­будь”, — сказала я. Он поворчал, но в завещание их вставил.

— И с тех пор, — медленно проговорил Креддок, — вы ничего не слышали о своей золовке и ее детях?

— Ничего… может, их уже нет в живых, а может, они живут где-то.

“Может, даже в Чиппинг Клеорне”, — подумал Креддок. В глазах Белль появилась тревога, словно она прочитала его мысли.

— Нельзя, чтобы они причинили Блеки зло. Блеки хорошая, действительно хорошая… Вы не должны допустить, чтобы с ней случилось несчастье, — сказала она.

Внезапно голос ее угас. Креддок увидел, как серые тени появились вокруг ее рта и под глазами.

— Вы устали, — сказал он. — Я пойду.

Она кивнула.

— Пришлите ко мне Мэк, — прошептала она, — Устала я… — Она слабо шевельнула рукой. — Позаботьтесь о Блеки… с Блеки ничего не должно случиться… позаботьтесь о ней.

— Я сделаю все, что в моих силах, миссис Гедлер. — Он встал и пошел к двери.

Ее голос протянулся за ним, как тонкая нить.

— Это ненадолго… пока я не умру… она в опасности… позаботьтесь о ней…

Креддок чувствовал, что съездил не напрасно. Призрачные близнецы Пип и Эмма оказались не такими уж призраками. “Что мы имеем? — думал он. — Брата и сестру, воспитывавшихся где-то в Европе. А что, если они приехали в Англию нищими или почти нищими? Что им тогда делать? Естественно, разузнать про богатых родственников. Их дядя, владевший огромным состоянием, умер. Перво-наперво они, вероятно, поинтересуются дядиным завещанием. Вдруг им или их матери тоже что-нибудь перепало? Они пойдут в Сомерсет-Хаус и познакомятся с завещанием дяди и, возможно, узнают о существовании мисс Летиции Блеклок. Затем наведут справки о вдове Рэнделла Гедлера. Она инвалид, живет в Шотландии, и, как выясняется, жить ей осталось недолго. Если Летиция Блеклок умрет раньше ее, они завладеют огромным состоянием. Что из этого следует?”

Креддок подумал: “Нет, в Шотландию они не поедут. Они выяснят, где живет сейчас Летиция Блеклок, и поедут туда. Но выдадут себя за других… А как они поедут: поодиночке или вместе? Эмма… Хотел бы я знать… Пип и Эмма… Голову даю на отсечение, что или Пип, или Эмма, или даже оба вместе находятся сейчас в Чиппинг Клеорне”.

ДИВНАЯ СМЕРТЬ

На кухне мисс Блеклок отдавала указания Мици:

— Надо приготовить сандвичи с сардинами и сандвичи с помидорами. И немного лепешек. Они у тебя хорошо получаются. И я хотела бы, чтобы ты сделала свой фирменный торт.

— Значит, мы имеем праздник?

— У мисс Баннер день рождения, и к чаю придут гости.

— Когда такой старый, не устраивает день рождений. Лучше забыть день рождений.

— Ну а ей не хочется забывать. Она получит подарки, и потом, устроить небольшое торжество очень даже приятно.

— Вы так сказать и тот раз. А что получилось?

— Ну, на этот раз такого не случится.

— Почему вы знаете, что случится в этот доме? Я весь день дрожу от страх, а весь ночь закрою дверь и смотрю даже гардероб, если там кто-то есть.

— Таким образом ты обеспечиваешь свою безопасность, — холодно сказала мисс Блеклок.

— Вы хотите, чтобы я приготовить… — Мици произнесла нечто, прозвучавшее для уха англичанки мисс Блеклок как “швицебзр”, словно две кошки зашипели друг на друга.

— Да-да. Он такой вкусный!

Лицо Мици расплылось в улыбке.

— Хорошо, я приготовляю вкусный торт, очень вкусный. Он будет так вкусный, так вкусный, он будет во рту растопиться. А наверх я положу глазурь шоколадный глазурь. у меня он очень вкусный получаться, и напишу “С лучший пожелания”. Этот англичане со свой торты, они как песок, они никуда не кушают торт, как мой. Дивный, скажут они, дивный… Ее лицо опять помрачнело.

— Ах этот мистер Патрик! Он называл его “Дивная смерть” Мой торт! Я не хочу, чтобы так называть мой торт!

— Но это был комплимент, — сказала мисс Блеклок. — Он имел в виду, что ради того, чтобы отведать твоего пирога, стоит умереть.

Мици с сомнением глянула на нее.

— Знаете, мне не нравится, когда говорят “смерть”. Они не будут умирать потому, что есть мои пирог, а наоборот, будут лучше…

— Ну разумеется.

Мисс Блеклок со вздохом облегчения вышла из кухни, беседа закончитесь удачно А ведь от Мици всего можно было ожидать.

— Ха! — трагически воскликнул Патрик, когда гости расселись за столом. — Что я вижу? “Дивная смерть”!

— Тсс, — сказала мисс Блеклок. — Не дай бог, Мици услышит. Она сердится, когда ты так называешь ее торт.

— И все же это воистину “Дивная смерть”! Это именинный пирог Банни?

— Да, — сказала мисс Баннер, — у меня сегодня просто чудный день рождения.

Ее щеки пылали от возбуждения с того мига, как полковник Истербрук вручил ей маленькую коробочку конфет и с поклоном провозгласил: “Сладкое наисладчайшей!”

Они воздали должное яствам и, откушав па десерт крекеров, поднялись из-за стола.

— Что то мне не по себе, — сказала Джулия — А все торт. Помню, в прошлый раз я чувствовала себя так же.

— Но он того стоит, — засмеялся Патрик.

— Иностранцы действительно смыслят в кондитерских изделиях, — сказала мисс Хинчклифф. — А вот простого пудинга не могут приготовить.

— Что, взяли нового садовника? — спросила мисс Хинчклифф у мисс Блеклок, когда они возвратились в гостиную.

— Нет, а почему вы решили?

— Да один мужик шнырял тут возле курятника. Вид у него, правда, был довольно пристойный, армейская выправка.

— Ах этот! — сказала Джулия — Это наш сыщик.

Миссис Истербрук уронила сумочку.

— Сыщик? — воскликнула она. — Но… но почему?

— Не знаю, — сказала Джулия. — Он здесь ходит кругами и следит за домом. Наверное, защищает тетю Летти.

— Какая чушь! — сказала мисс Блеклок. — Покорнейше благодарю, я и сама могу себя защитить.

— Но ведь все давно кончено, — вскричала миссис Истербрук. — Я как раз хотела спросить, почему они не закрыли дело?

— Полиция не удовлетворена, — сказал ее муж. — Вот что это значит.

— А чем они не удовлетворены?

Полковник Истербрук покачал головой, показывая, что он может поведать куда больше, коли сочтет нужным. Эдмунд Светтенхэм, недолюбливавший полковника, сказал:

— По правде говоря, мы тут все под подозрением. Нас подозревают в том, что мы здесь намеренно шляемся, собираясь при первой же возможности совершить убийство.

— Пожалуйста, не надо, мистер Светтенхэм, — закричала Дора Баннер. — Я уверена, что никто из нас не смог бы убить нашу дорогую, драгоценную Летти.

На мгновение все страшно смутились. Эдмунд побагровел и пробормотал:

— Я пошутил.

Затем все снова рассыпались в благодарностях хозяйке.

— Ты повеселилась, Банни? — спросила мисс Блеклок, когда ушел последний гость.

— О да! Но у меня ужасно болит голова. Наверно, от перевозбуждения.

— Это от торта, — сказал Патрик. — Меня тоже мутит. А вы еще целее утро не отрывались от шоколада.

— Наверно, я пойду лягу, — сказала мисс Баннер. — Приму пару таблеток аспирина и попытаюсь заснуть.

Мисс Баннер пошла наверх.

— Мне пойти закрыть уток, тетя Летти?

Мисс Блеклок строго взглянула на Патрика.

— Если дашь честное слово, что крепко запрешь дверь.

— Запру. Клянусь, что запру.

— Выпейте черри, тетя Летти, — сказала Джулия. — Как говаривала моя старушка няня: “Это утихомирит ваш желудок”. Жуткая фраза, но она удивительно подходит к данному моменту.

— Пожалуй, ты права. Откровенно говоря, я просто не привыкла к такой роскоши. О Банни, как ты меня напугала! В чем дело?

— Не могу найти аспирин, — безутешно сказала мисс Бан­нер.

— Возьми мой, дорогая. Он там, около моей кровати.

— У меня на трюмо стоит флакончик, берите, — предложила Филлнпа.

— Спасибо… большое спасибо. Возьму, если не найду свой. Но он где-то здесь, я точно знаю. Новый пузырек. Куда я его задевала?

— Да их в ванной полно, — нетерпеливо сказала Джулия. — Этот дом просто ломится от аспирина.

— Меня просто раздражает моя рассеянность, что я все теряю, — ответила мисс Баннер, поднимаясь обратно по лестнице.

— Бедная старенькая Банни, — сказала Джулия, поднимая бокал. — Как вы считаете, может, дадим ей чуточку черри?

— Не стоит, — сказала мисс Блеклок. — Она сегодня и без того перевозбуждена, он ей не поможет.

— Филлипа, дорогая, я хочу с тобой поговорить.

— Да, мисс Блеклок.

Филлипа Хаймес подняла на нее чуть удивленные глаза.

— Я замечаю, что в последнее время у тебя расстроенный вид. Что-нибудь случилось?

— О нет… ничего, мисс Блеклок. Что может случиться?

— Ну, не знаю. Я подумала, может, вы с Патриком…

— С Патриком? — На этот раз Фнллнпа действительно удивилась.

— Ну значит, нет. Пожалуйста, прости меня, если я допустила бестактность. Но вы так часто бывали вместе… Не думаю, что из Патрика получился бы хороший муж. Во всяком случае, в ближайшем будущем.

Лицо Филлипы окаменело.

— Я никогда больше не выйду замуж, — сказала она.

— О нет, выйдешь когда-нибудь, дитя мое. Ты молода. Но мы не будем это обсуждать. Значит, других поводов для расстройства у тебя нет? Никаких проблем… например, денежных?

— Нет. Все в порядке.

— Я знаю, ты порой тревожишься, сможет ли твой малыш учиться. Поэтому я хотела тебе кое-что сказать. Сегодня днем я ездила в Мильчестер к мистеру Беддингфелду, моему юристу. В последнее время все стало так шатко, что я решила составить новое завещание… на всякий случай. Кроме того, что завещано Банни, все остальное переходит к тебе, Филлипа.

— Что? — резко повернулась Филлипа, уставившись на нее. — О нет, что вы… И вообще почему? Почему мне?

— Наверно, — необычным тоном сказала мисс Блеклок, — потому, что больше некому.

— Но есть Патрик и Джулия!

— Да, есть Патрик и Джулия, — в голосе мисс Блеклок продолжали звучать странные нотки.

— И они ваши родственники.

— Очень дальние. Они не имеют права ничего от меня требовать.

— Но… я тоже не хочу… не знаю, что вы обо мне думаете… О нет, я не хочу этого.

Взгляд ее был скорее враждебным, чем благодарным.

— Я знаю, что делаю, Филлипа. Я к тебе привязалась. И потом, у тебя растет мальчик… Если я умру сейчас, тебе достанется не очень много… но через несколько недель все будет иначе. — Она твердо выдержала взгляд Филлипы.

— Но вы же не собираетесь умирать! — запротестовала Филлипа.

— Нет, если приму меры предосторожности.

— Предосторожности?

— Да. Подумай над этим… И больше не беспокойся.

Мисс Блеклок вышла из комнаты. Филлипа услышала, что она разговаривает в холле с Джулией.

Через несколько секунд Джулия вошла в гостиную.

— Прекрасно сыграно, Филлипа, — сказала она с упреком. — Темная ты лошадка, темная…

— Значит, ты слышала.

— Слышала. Полагаю, так оно было и задумано.

— Что ты хочешь сказать?

— Наша тетя Летти далеко не дура… Но уж с тобой-то, теперь во всяком случае, все в порядке, Филлипа. Ты неплохо устроилась, да? — О Джулия… я не хотела… совсем не хотела…

— Разве? Да нет, конечно, ты хотела. Ты всей душой против, не так ли? Нет, не так, ты очень даже нуждаешься в деньгах. Но запомни: если кто-нибудь укокошит теперь тетю Летти, подозрение падет прежде всего на тебя.

— Но я не стану этого делать. Какой идиотизм убивать ее сейчас, когда… стоит только подождать…

— Значит, ты имеешь понятие об этой старой миссис, как там ее, которая отдает концы в Шотландии? Любопытно… Да, Филлипа, я все больше убеждаюсь, что ты и впрямь очень темная лошадка.

— Я вовсе не хочу лишать вас с Патриком вашей доли.

— Неужто, моя милочка? Извини, но я тебе не верю.



ВОЗВРАЩЕНИЕ ИНСПЕКТОРА КРЕДДОКА

Прибыв в Мильчестср, инспектор Креддок направился к Райдесдейлу, который внимательно выслушал его доклад.

— Стало быть, Пип и Эмма? — задумчиво проговорил Райдесдейл. — Интересно…

— Патрик н Джулня Симмонс как раз того возраста, сэр. Если б нам удалось установить, что мисс Блеклок не видела их с тех пор, когда они были совсем детьми.

Райдесдейл слегка причмокнул и сказал:

— Наша союзница мисс Марпл установила это для нас. На самом деле, мисс Блеклок не видела их до последних двух месяцев.

— Тогда, сэр, они наверняка…

— Не все так просто, Креддок. Мы все проверили. Из того, что удалось узнать, выходит: Патрика и Джулию следует исключить. Его характеристика из морских частей подлинная. Кстати, вполне приличная, единственный недостаток, на который в ней указывается, — это “тенденция к неповиновению”. Мы снеслись с Каннами, и возмущенная миссис Симмонс ответила, что, разумеется, ее дети пребывают сейчас в Чиппииг Клеорне у своей родственницы Летиции Блеклок. Вот такие дела!

— А миссис Симмонс настоящая?

— Она была миссис Симмонс многие годы. Это единственное, что я могу сказать, — сухо ответил Райдесдейл.

— Что ж, вполне неоднозначно. Только… они так подходят! Того же возраста. И мисс Блеклок их лично не знает. Лучших Пипа и Эмму нам не сыскать.

Начальник полиции задумчиво кивнул и пододвинул Креддоку бумагу.

— Мы тут раскопали кое-что про миссис Истербрук.

Инспектор поднял брови.

— Очень интересно, — заметил он. — Ловко же она одурачила старого болвана. Но, как я понимаю, с нашим делом это не связано.

— Очевидно, нет.

— А вот что касается миссис Хаймес… — Брови Креддока снова полезли вверх. — Думаю, стоит по-новому побеседовать с юной леди, — сказал он.

— А вы считаете, здесь есть какая-то связь?

— Вполне возможно. Конечно, не прямая.

Оба помолчали.

— А как Флетчер справляется?

— Флетчер проявил исключительную активность. С разрешения мисс Блеклок он каждый день производил обыск вокруг дома, но не нашел ничего существенного Затем он решил выяснить, у кого была возможность смазать дверь. Проверял, кто остается дома в те дни, когда девушка-иностранка отсутствует. Это оказалось несколько сложнее, чем мы думали, потому что, как выяснилось, она ходит гулять почти каждый день. Обычно она спускается в деревню выпить чашку кофе в “Синей птице”. Так что, когда мисс Блеклок и мисс Баннер нет дома, а это тоже происходит почти каждый день, — они ходят собирать ежевику, — путь совершенно свободен.

— А они всегда оставляют двери открытыми?

— Раньше оставляли. Сейчас, думаю, нет.

— Ну и каковы результаты изыскании Флетчера? Кто бывает в доме, когда хозяева уходят?

— Практически все.

Райдесдейл взглянул на лежащий перед ним листок.

— Мисс Мергатройд была там — присматривала за курицей. Потом приходила миссис Светтенхэм забрать конину, которую мисс Блеклок оставила для нее на кухонном столе. Мисс Блек­лок ездила на машине в Мильчестер, а когда она ездит на машине в Мильчестер, она всегда привозит конину для миссис Светтенхэм. Для вас это звучит вполне нормально?

Креддок поразмыслил.

— А почему бы мисс Блеклок не завезти миссис Светтенхэм конину на обратном пути из Мильчестера?

— Не знаю почему, но она этого не сделала. Миссис Светтенхэм говорит, что мисс Блеклок всегда оставляет конину на кухонном столе, а ей (то есть миссис Светтенхэм) удобней забирать ее, когда Мици нет дома, потому что порой Мици бывает с ней весьма груба.

— Что ж, концы с концами сходятся. А кто следующий?

— Мисс Хинчклифф. Говорит, что в последнее время там не бывала. Однако это не так. Мици виде па, как она выходила через черный ход, то же самое видела миссис Батт — местная жительница. Потом мисс Хинчклифф признала, что, может, и заходила, но не помнит. И не может вспомнить, зачем приходила. Говорит, что, вероятней всего, забегала просто так.

— Довольно странно.

— Ну, это в ее стиле. Дальше у нас миссис Истербрук. Она выгуливала своих собачек и по дороге заглянула узнать, не даст ли ей мисс Блеклок выкройку, но мисс Блеклок не оказалось дома. Она говорит, что немного ее подождала.

— Вот именно. А тем временем могла все вокруг вынюхать. Или смазать дверь. А что полковник?

— Занес как-то книгу про Индию, мисс Блеклок изъявила желание ее прочитать. По ее словам, она пыталась отбрыкаться, но ничего не вышло. Был ли там Эдмунд Светтенхэм, мы не знаем. Он вообще личность неясная. Говорит, что порой заглядывал туда, разыскивая мать, но в последнее время, кажется, не заглядывал.

— Всего этого действительно недостаточно, чтобы делать какие-либо заключения.

— Да.

Райдесдейл сказал с легкой ухмылкой:



— Мисс Марпл тоже проявила активность. Флетчер сообщил, что она пила утром кофе в “Синей птице”. Ее приглашали на черри в Боулдерс и на чай в Литтл Педдокс. Она была восхищена садом миссис Светтенхэм к заходила посмотреть на индийские диковинки полковника Истербрука.

— Может, хоть мисс Марпл нам скажет, настоящий он полковник или нет?

— Уж она бы знала, если он ненастоящий… Все-таки думаю, с ним вес в порядке, хотя нам предстоит это еще проверить.

— А пока суд да дело, — Креддок запнулся, — как вы считаете, мисс Блеклок согласится уехать?

— Из Чиппинг Клеорна?

— Да. Она могла бы прихватить с собой свою верную Банни и отбыть в неизвестном направлении. Почему бы ей не съездить в Шотландию и не пожить у Белль Гедлер?..

— Поселиться там и ожидать смерти Белль? Не думаю, что она на это пойдет. Любой мягкосердечной женщине не понравилось бы подобное предложение.

— Но если она спасет свою жизнь…

— Бросьте, Креддок, укокошить кого-нибудь вовсе не так легко, как вам кажется.

— Неужели, сэр?

— Ну, в известном смысле довольно легко, тут я согласен. Существует тысяча способов. Однако убить так, чтобы остаться вне всяких подозрений, отнюдь не просто. А все они должны сейчас понимать, что они под подозрением. Оригинальный, продуманный план провалился. Нашему неизвестному убийце придется придумать что-то новенькое.

— Но надо учитывать и фактор времени, сэр. Миссис Гед­лер умирает — и это может произойти в любой момент. Следовательно, убийца не может себе позволить долго ждать.

— Верно.

— И еще одно, сэр. Он… или она… должны знать, что мы проверяем каждого.

— И что это отнимает много времени, — вздохнул Райдесдейл.

— Вот вам другая причина для спешки. Уверен, сэр, опасность весьма реальна. На карту поставлены большие деньги. Если Белль Гедлер умрет…

Он оборвал себя на полуслове, потому что вошел полицейский.

— Констебль Легг на проводе из Чиппинг Клеорна, сэр.

— Давайте его сюда

Инспектор Креддок, наблюдавший за шефом полиции, увидел, что лицо его посуровело и застыло.

— Очень хорошо, — рыкнул Райдесдейл. — Инспектор Креддок отбудет к вам немедленно.

Он положил трубку.

— Неужели… — запнулся Креддок Райдесдейл покачал головой.

— Нет. Это Дора Баннер, — сказал он. — Она хотела выпить аспирина. И очевидно, взяла пузырек, стоявший возле постели Летиции Блеклок. В нем оставалось всего несколько таб­леток. Она взяла две, а третью оставила. Врач забрал ее и отправил на экспертизу. Он утверждает, что это вовсе не аспирин.

— Она мертва?

— Да, ее нашли мертвой в постели сегодня утром. Умерла во сне. Врач говорит, что это неестественная смерть, хоть здоровье ее было в плохом состоянии. Он подозревает отравление наркотиками. Вскрытие назначено на сегодняшний вечер.

— Таблетки аспирина возле постели Летиции Блеклок. Умный, ох, умный дьявол! Патрик рассказывал, что мисс Блеклок выбросила початую бутылку черри и откупорила новую. Не думаю, что ей пришло бы в голову сделать то же самое с аспи­рином. Кто находился дома в последний и предпоследний день? Таблетки не могли храниться дольше.

Райдесдейл взглянул на него.

— Вчера там были все наши красавчики, — сказал он. — У мисс Баннер был день рождения. Любой из них мог прокрасться наверх и совершить этот мерзкий подлог. И, разумеется, то же самое мог проделать любой из домочадцев в любое удобное ему время.

АЛЬБОМ

Дожидаясь мисс Блеклок, мисс Марпл оглядела гостиную, гадая, что же имела в виду Дора Баннер, сказав в то утро в “Синей птице”, что, по ее мнению, Патрик орудовал с лампой, чтобы “выключить свет”. С какой лампой? И как он с ней “орудовал”?

Мисс Марпл решила, что, должно быть, Дора имела в виду маленькую лампу, стоявшую на столике возле прохода под аркой. Она еще говорила про пастуха с пастушкой, а этот светильник тончайшего дрезденского фарфора как раз был сделан в виде пастуха в голубом кафтане и розовых штанах. В руках он держал подсвечник, который впоследствии приспособили под электрическую лампу. Что еще говорила Дора Баннер? “Это была пастушка, я точно помню. А назавтра…” Теперь это явно был пастух.

Мисс Марпл вспомнила: когда они с Банч приходили на чай, Дора Баннер обмолвилась про то, что лампа парная. Естественно, раз пастух, так и пастушка. И в день налета на столе стояла пастушка… А на следующее утро — другая лампа, та, которая стояла здесь и по сей день, пастух. За ночь ее подменили. И у Доры Баннер были основания считать, что подменил ее Патрик.

Но почему? А потому, что, если бы осмотрели ту лампу, сразу стало бы ясно, как Патрик умудрился выключить свет. Как ему удалось? Мисс Марпл внимательно посмотрела на лампу, стоявшую напротив нее. Шнур был протянут через стол к розетке. На середине шнура — маленький грушеобразный выключатель. Это ни о чем не говорило мисс Марпл, поскольку в электричестве она разбиралась слабо.

Где же пастушка, гадала она. В нежилой комнате, или где-нибудь на свалке, или… в кустах, где Дора Бан­нер наткнулась на Патрика, держащего в руках перышко и баночку из-под масла? Мисс Марпл решила высказать все эти соображения инспектору Креддоку.

В самом начале мисс Блеклок скоропалительно сделала вывод, что объявление — дело рук Патрика. Интуиция часто оправдывалась, во всяком случае, мисс Марпл в это верила.

Патрик Симмонс…

Красивый юноша. Обаятельный. Нравящийся женщинам. Может ли Патрик Симмонс оказаться Пипом? Но ведь во время воины он был на флоте. Полиция могла запросто это проверить. Только вот… подчас… бывают самые невообразимые перевоплощения.

Открылась дверь, и вошла мисс Блеклок. Мисс Марпл подумала, что она выглядела сейчас гораздо старше своих лет. Куда девалась ее жизненная сила и энергичность?

— Ради бога, извините, что беспокою вас, — сказала мисс Марпл, — но у пастора умирает прихожанин, а Банч нужно было срочно отвезти ребенка в больницу. Пастор написал вам записку.

Она протянула записку мисс Блеклок.

— Садитесь, мисс Марпл. Спасибо, что принесли, вы очень любезны.

Она внимательно прочла.

— Священник очень чуткий человек, — спокойно сказала она. — Он не выражает никаких бессмысленных соболезнований… Передайте ему, что приготовления будут очень кстати. Ее любимый… ее любимый псалом был…

Внезапно ее голос прервался.

Мисс Марпл мягко сказала:

— Я, конечно, чужой человек, но поверьте, мне очень жаль. И тут вдруг Летиция Блеклок не удержалась и зарыдала.

Ее плач был жалобным, и в нем звучало безутешное горе и какая-то обреченность Мисс Марпл сидела не шелохнувшись. Наконец мисс Блеклок выпрямилась.

— Извините, — сказала она, — на меня просто… просто нашло. Какая утрата! Понимаете, она была единственной ниточкой, связывавшей меня с прошлым. Единственной, кто… кто помнил. Теперь она ушла, и я осталась совсем одна.

— Как я вас понимаю! — сказала мисс Марпл. — Человек остается один, когда уходит последний, кто помнит его в молодости. У меня тоже есть племянники и племянницы, и добрые друзья, но нет никого, кто помнил бы меня молодой, никого из тех времен. Я уже давно совсем одна.

Они обе посидели молча.

— Вы все прекрасно понимаете, — сказала Летиция Блек­лок. Она поднялась и подошла к письменному столу. — Мне надо черкнуть пару строк пастору. — Она держала ручку негнущимися пальцами и медленно выводила каждую букву. — Артрит замучил. Подчас я вообще не могу написать ни слова.

Она заклеила конверт и надписала его.

— Если вам не трудно, будьте любезны, захватите конверт с собой.

В холле послышался мужской голос.

— Это инспектор Креддок, — сказала мисс Блеклок.

Она подошла к зеркалу, висевшему над камином, и припудрила лицо.

Вошел Креддок. Он неодобрительно глянул на мисс Марпл.

— О, — сказал Креддок, — значит, вы здесь.

Стоявшая у камина мисс Блеклок обернулась.

— Мисс Марпл любезно принесла мне записку от священника.

Мисс Марпл засуетилась:

— Ухожу… ухожу. Не буду вам мешать.

— Вы были здесь вчера в гостях?

Мисс Марпл нервно сказала:

— Нет, не была. Мы с Банч ездили в гости к одним нашим друзьям.

— Тогда вам нечего мне сообщить. — Креддок недружелюбно распахнул дверь, и мисс Марпл, довольно смущенная, вышла из гостиной.

— Эти старухи везде свой нос суют, — сказал Креддок.

Немного помедлив, он добавил:

— Мы обязаны были предотвратить смерть мисс Баннер.

— Но как? Не представляю себе.

— Конечно, это нелегко. Но сейчас мы должны действовать быстро. Чьих это рук дело, мисс Блеклок? Кто дважды покушался на вашу жизнь и, возможно, попытается сделать это и в третий раз, если мы ему не помешаем?

Мисс Блеклок поежилась:

— Не знаю, инспектор…

— Я связался с миссис Гедлер. Она помогла мне, насколько это было в ее силах. Правда, не слишком многим. Ваша смерть сыграла бы на руку нескольким людям. Прежде всего Пипу и Эмме. Патрик и Джулия Симмонс примерно того же возраста, однако их прошлое более или менее ясно. Но как бы там ни было, мы не можем ограничиваться только ими. Скажите, пожалуйста, мисс Блеклок, если бы вы сейчас увидели Соню Гедлер, вы бы ее узнали?

— Соню? Конечно… — Она вдруг осеклась. — Нет, — медленно сказала она. — Наверно, нет. Слишком много лет прошло. Тридцать лет. Сейчас она уже пожилая женщина.

— А какой вы ее помните?

— Соню? — Мисс Блеклок немного подумала. — Она была довольно маленького роста, смуглая.

— А какие-нибудь особые приметы? Может, что-то в поведении?

— Нет-нет, по-моему, нет. Она была веселой… очень веселой.

— А у вас нет ее фотографий?

— Сониных? Дайте подумать… Да нет, отдельных фотографий нет. Были какие-то общие снимки… в альбоме… там, наверно, есть и она.

— Ага. А можно мне взглянуть?

— Конечно. Куда же я подевала альбом?

— Мисс Блеклок, скажите, пожалуйста, допускаете ли вы, хотя бы теоретически, что миссис Светтенхэм — это Соня Гедлер?

— Миссис Светтенхэм? — Мисс Блеклок посмотрела на нега с искренним удивлением. — Но ее муж состоял на государственной службе где-то в Индии, а потом в Гонгконге.

— Вы исходите из того, что она вам сама про себя рассказывала?

— Если дело оборачивается так, то не знаю… Но неужто миссис Светтенхэм?.. Господи, какой вздор!

— А Соня Гедлер никогда не пыталась играть? Скажем, в любительских спектаклях?

— Как не пыталась! Пыталась. И у нее неплохо выходило.

— Вот видите! И еще одно. Миссис Светтенхэм носит парик. По крайней мере, — поправился инспектор, — так утверждает миссис Хармон.

— Да-да, мне казалось, что у нее парик. Эти ее пепельные кудряшки такие ненатуральные. Но, по-моему, все-таки это вздор. Она очень приятная женщина, а порой бывает даже очень забавной.

— Еще есть мисс Хинчклифф и мисс Мергатройд. Кто-нибудь из них может оказаться Соней Гедлер?

— Мисс Хинчклифф слишком высокая. Она ростом со среднего мужчину.

— А мисс Мергатройд?

— Ах… что вы, уверена, что мисс Мергатройд не Соня.

— Но вы ведь не очень хорошо видите, мисс Блеклок?

— Да, у меня близорукость, вы на это намекаете?

— Именно на это. А теперь я все же хотел бы взглянуть на фотографию Сони Гедлер.

— Я постараюсь найти альбом.

— Пожалуйста, поищите его сейчас.

— Как, прямо сию минуту?

— Я был бы вам весьма признателен.

— Хорошо. Так… дайте подумать. Я видела этот альбом, когда мы убирались в книжных шкафах. Помогала мне Джулия. Помню, она еще потешалась над платьями тех вре­мен… Мы поставили книги на полку в гостиной. А куда мы положили альбомы и большую подшивку “Арт Джорнал”? Совсем память стала дырявая! Может, Джулия помнит? Она сегодня дома.

Инспектор отправился на поиски Джулии. Внизу ее нигде не было. Он спросил у Мици, где мисс Симмонс, и Мици сердито ответила, что это не ее забота.

Стоя под лестницей, инспектор позвал: “Мисс Симмонс!” — и, не услышав ответа, начал подниматься. Он столкнулся с Джулией неожиданно. Она выходила из двери, за которой в глубине виднелась спиральная лесенка.

— Я была на чердаке, — сказала она. — Что случилось?

Инспектор Креддок объяснил.

— А, те старые альбомы с фотографиями? Да, я прекрасно их помню. Мы засунули их в большой шкаф в кабинете. Я сейчас поищу.

Она спустилась и толкнула дверь в кабинет. Возле окна стоял большой шкаф. Джулия открыла дверцу и выгребла кучу всякой всячины.

— Сколько же здесь хлама, — сказала она. — Старики никогда ничего не выбрасывают.

Инспектор опустился на колени и поднял с нижней полки пару старинных альбомов.

— Эти?


— Да.

Мисс Блеклок вошла и стала рядом с ними.

— Ах, вот куда мы их положили. А я не могла вспомнить. Креддок перенес альбомы на стол и начал перелистывать.

— Наверно, на этой странице, — сказала мисс Блеклок. — Или на второй… а может, на третьей. Другой альбом сделан уже после того, как Соня вышла замуж и уехала. — Она перевернула страницу. — Должно быть тут. — И осеклась. На странице было несколько пустых мест. Креддок наклонился, стараясь разобрать размытую подпись: “Соня… я… Р.Г.” Чуть дальше: “Соня и Белль на пляже”. А на противоположном листе слова: “Пикник в Скайне”. Она перевернула следующую страницу: “Шарлотта, я, Соня, Р.Г.”.

Креддок встал.

— Кто-то отклеил фотографии, и, очевидно, не так давно.

— Когда мы смотрели альбом, они были. Правда, Джулия?

— Я не очень внимательно смотрела, но, кажется, вы правы, тетя Летти, здесь не было пустых мест.

Креддок помрачнел.

— Кто-то, — сказал он, — убрал из этого альбома все снимки Сони Гедлер.



ПИСЬМА

— Простите, что снова беспокою вас, мисс Хаймес.

— Ничего, — холодно сказала Филлипа.

— Может, нам пройти в ту комнату?

— В кабинет? Ладно, если вы хотите, инспектор. Но там очень холодно. Там нет камина.

— Неважно. Я вас долго не задержу. И потом тут нас вряд ли смогут подслушать.

— А что, это важно?

— Не для меня, миссис Хаймес. Для вас… Кажется, вы говорили мне, миссис Хаймес, что вашего мужа убили на войне в Италии?

— Ну и что?

— А разве не проще было сказать правду, что он дезертировал?

Креддок увидел, что она побелела и стиснула руки.

— Что вы намерены теперь делать? Рассказать всему свету? — спросила она.

— А разве никто не знает?

— Здесь никто. Гарри, — ее голос дрогнул, — мой сын ничего не знает. И в не хочу, чтобы он когда-нибудь узнал об этом.

— И все же расскажите ему обо всем. Если он сам узнает, ему будет очень плохо. Или вы и дальше будете рассказывать ему сказки про отца, который погиб как герой…

— Я этою не делаю. Его отец был… был убит на войне. В конце концов, какое это имеет значение… для нас.

— Но ваш муж ведь до сих пор жив?

— Возможно. Откуда мне знать?

— Когда вы его видели в последний раз, миссис Хаймес?

Филлипа торопливо ответила:

— Я не видела его много лет.

— Вы говорите правду? Вы точно не видели его, допустим, две недели тому назад?

— На что вы намекаете?

— Я не верил, что вы встречались в оранжерее с Руди Шерцем. Однако рассказ Мици звучал весьма убедительно. Думаю, миссис Хаймес, что мужчина, ради которого вы в то утро ушли с работы, был ваш муж.

— Ни с кем в оранжерее я не встречалась.

— Может, ему нужны были деньги и вы их ему дали?

— Я же сказала, я его не видела и ни с кем в оранжерее не встречалась.

— Среди дезертиров довольно часто попадаются отчаянные люди. Иногда они участвуют в ограблениях. В налетах. В общем, в подобных вещах. И нередко у них есть иностранные пистолеты, они привозят их с собой из-за границы.

— Я не знаю, где мой муж. Я не видела его уже много лет.

— Это ваше последнее слово, миссис Хаймес?

— Да, больше мне нечего сказать.

Креддок ушел от Филлипы злобный. Он был совершенно уверен, что Филлипа лгала, но доказать ей это ему не удалось.

О бывшем капитане Хаймесе Креддок располагал скудными сведениями. Послужной список его был неудовлетворительным, но это не давало оснований считать Хаймеса преступником.

И уж во всяком случае, Хаймес никак не мог смазать дверь.

Креддок стоял в раздумье, глядя на лестницу, как вдруг ему пришла в голову мысль: а что делала Джулия на чердаке?..

Он бегом спустился на первый этаж, открыл дверь, из которой вышла Джулия, и поднялся по узенькой лестнице на чер­дак.

Там стояли кованые сундуки, старые чемоданы, поломанная мебель…

Креддок подобрался к сундукам и открыл крышку одного из них. Одежда. Старомодные добротные женские платья. Наверно, мисс Блеклок и ее покойной сестры.

Он открыл другой сундук.

Занавеси.

Открыл маленький кожаный чемоданчик. Там были бумаги и старые, пожелтевшие от времени письма.

Креддок взглянул на крышку чемоданчика, на ней стояли инициалы ШЛБ. Он решил, что чемоданчик принадлежал Шарлотте, сестре Летиции. Развернул одно из писем. Оно начиналось так: “Дорогая Шарлотта! Вчера Белль почувствовала себя лучше и смогла поехать на пикник. Рэнделл Гедлер взял выходной. Дела с основанием предприятия в Эсвогеле идут превосходно. Льготные акции выше нормы”.

Он пропустил остальное и посмотрел на подпись: “Твоя любящая сестра Летиция”.

Креддок взял другое письмо:

“Милая Шарлотта! Я хочу, чтобы ты все-таки иногда виделась с людьми. Знаешь, ты все преувеличиваешь На такие недостатки, как у тебя, люди вообще не обращают внимания Ты напрасно считаешь это уродством”.

Креддок вспомнил, что Белль Гедлер говорила насчет какого-то уродства у Шарлотты Блеклок. В конце концов, Летиции пришлось бросить работу и ухаживать за сестрой. Все письма были взволнованными и пронизаны нежностью и любовью к несчастной калеке. Она пространно описывала свои каждодневные дела со всеми подробностями, которые могли заинтересовать больную девушку. И Шарлотта хранила письма

Внезапно Креддок заволновался. Может, разгадка здесь! Может, в письмах есть что-то, о чем сама Летиция Блеклок давно позабыла? Ведь они беспристрастная картина прошлого, и в них может таиться разгадка, благодаря которой он выявит убийцу. И фотографии, возможно, в письмах есть фотографии Сони Гедлер, о которых не знает тот, кто вынул их из альбома

Инспектор Креддок аккуратно сложил письма, закрыл чемоданчик и пошел вниз.

Внизу стояла Летиция Блеклок и с изумлением глядела на него.

— Так это вы были на чердаке? А то я слышу шаги и ни как не могу понять, кто…

— Мисс Блеклок, я нашел здесь кое-какие письма, вы писали их Шарлотте много лет назад. Вы позволите мне взять их с собой?

От возмущения мисс Блеклок даже побагровела.

— Это необходимо? Но почему? Какой вам от них прок?

— Там могут быть снимки Сони Гедлер или описание ее характера, какие-нибудь намеки или эпизоды, которые могут мне помочь.

— Но это частная переписка, инспектор.

— Я знаю.

— Думаю, вы все равно их заберете… Наверно, у вас есть полномочия, а если нет, то вы легко их получите. Забирайте! Но о Соне вы почти ничего не найдете. Она вышла замуж и уехала всего через год или через два после того, как я начала работать на Рэнделла Гедлера.

Креддок сказал, как бы оправдываясь:

— Мы должны перепробовать все. Уверяю вас, опасность очень реальна.

— Знаю Банни умерла оттого, что приняла таблетку, пред назначавшуюся для меня. В следующий раз это может быть Патрик, или Джулия, или Филлипа, или Мици, у которых вся жизнь еще впереди. Они выпьют бокал вина, налитый мне, или съедят шоколад, посланный мне в подарок. О, забирайте письма. А после сожгите. Они интересны только для меня и Шарлотты. Все это давно кончено… ушло, минуло. Этого уже никто не помнит.

Она поднесла руку к ожерелью из фальшивого жемчуга. Креддок подумал, что оно совершенно не вязалось с ее твидовым пиджаком и юбкой.

На следующий день инспектор зашел к священнику.

Мисс Марпл вязала, пододвинув кресло к камину. Банч ползала по полу, раскраивая материал.

Банч села, откинула с глаз космы волос и выжидательно посмотрела на Креддока.

— Не знаю, может, я нарушаю устав, — сказал Креддок, обращаясь к мисс Марпл, — но мне хотелось, чтобы вы прочитали это письмо. Письма очень трогательные, мисс Блеклок всячески старалась поддержать в сестре интерес к жизни и поправить ее здоровье.

Мисс Марпл развернула хрупкую бумагу.

“Дорогая Шарлотта!

Я не писала тебе целых два дня, потому что дома у нас жуткие сложности. Соня, сестра Рэнделла (помнишь ее? Она еще заезжала за тобой на машине. Как бы я хотела, чтобы ты побольше появлялась на людях!), — так вот, Соня объявила о своем намерении выйти замуж за Дмитрия Стемфордиса. Я видела его всего один раз. Он очень импозантный мужчина, но, по-моему, не внушает доверия. Рэнделл Гедлер его терпеть не может, считает мошенником и плутом. Белль целыми днями валяется на диване и только безмятежно улыбается. Соня лишь на первый взгляд такая бесстрастная, а на самом деле характер у нее бешеный, она с Рэнделлом Г. на ножах, вчера я по-настоящему испугалась, как бы она его не убила!

Я старалась изо всех сил. Я говорила и с Соней, и с Р.Г., и вроде бы убедила их собраться и трезво все обсудить, они собрались, и все началось сызнова! Ты даже представить не можешь, насколько это утомительно. Р.Г. все выяснил, похоже, Стемфордис действительно нежелательная кандидатура.

Дела опять же запущены. Все лежит на мне, и в каком-то смысле это неплохо, потому что Р.Г. предоставляет мне свободу действий. Вчера он сказал мне: “Слава тебе, господи, хоть один нормальный человек остался! Блеки, ты ведь никогда не влюбилась бы в мошенника?” Я сказала, что вообще вряд ли могу влюбиться. Р.Г. сказал: “Давай-ка начнем еще одну новую игру”. Но порой он так рискует, что буквально ходит по лезвию бритвы. “Ты твердо решила не дать мне сбиться с пути истинного, Блеки?” — сказал он мне однажды. А ведь я именно это и делаю. Я просто не могу понять, как люди не видят, что честно, а что нет. Но Р.Г. совершенно искренне не видит. Он знает только, что законно, а что противозаконно. Белль над всем этим смеется. Она считает, что страсти вокруг Сониного замужества слишком раздуты. “У Сони есть деньги, — говорит она, — почему бы ей не выйти за кого она хочет?” Я сказала, что это может оказаться непоправимой ошибкой, а Белль ответила: “Замужество по любви никогда не может оказаться ошибкой… даже если потом раскаешься”. Еще она сказала: “По-моему, Соня только из-за денег не хочет рвать с Рэнделлом. Соня очень любит деньги”.

Вот пока и все. Как там папа? Я не пишу, чтобы ты передавала ему привет, но если сочтешь, что лучше передать, то передай. Чаще ли ты стала выходить на люди? Право, дорогая, ты не должна быть такой затворницей.

Соня передает тебе привет. Только что она вошла ко мне в комнату, она похожа на разъяренную кошку, выпускающую когти. Наверно, они с Р.Г. снова поругались. Вообще-то Соня порой просто выводит из себя. Не знаешь, куда глаза девать под ее холодным пристальным взглядом.

Тысячу поцелуев, моя милая. Взбодрись. Курс лечения йодом может вызвать серьезные сдвиги. Я выясняла про это лекарство, и, похоже, оно дает хорошие результаты.

Любящая тебя сестра Летиция”.

Мисс Марпл сложила письмо и отдала его Креддоку.

— Ну, что вы о ней думаете? — спросил Креддок. — Какое у вас создалось впечатление?

— О ком? О Соне? Сами понимаете, трудно судить о чело веке по чужим словам… Она самостоятельна… По-моему, это главное. И хотела взять от жизни все самое лучшее.

— Она похожа на разъяренную кошку, выпускающую когти, — прошептал Креддок. — Знаете, это мне кого-то напоминает…

— А это письмо не напомнило вам ни о ком в Сент Мери Мид? — спросила Банч.

— Да вроде бы нет, дорогая… Правда, отец Летиции, доктор Блеклок, наверно, был немного похож на мистера Кертиса, служителя веслеанской церкви. Он не разрешил своей дочери поставить пластинку для исправления зубов. Сказал, что богу угодно, чтобы ее зубы торчали вперед. “Но ведь вы, — сказала я ему, — подстригаете бороду и волосы. А может, богу угодно, чтобы вы совсем обросли”. А он сказал: “Это совсем другое дело”. Истинно мужская логика. Но нам от этого никакого проку.

— Знаете, а мы ведь так и не нашли, чей это был пистолет Руди Шерцу он не принадлежал. Эх, знать бы, у кого в Чиппинг Клеорне был пистолет до налета!

— У полковника Истербрука есть пистолет, — сказала миссис Хармон. — Он лежит в ящике для воротничков.

— А вы откуда знаете, миссис Хармон?

— Мне рассказала миссис Банч. Она приходит к нам убираться два раза в неделю. Она сказала, что раз он военный, то вполне понятно, что у него есть пистолет и что он ему при годится, если к нему вздумают залезть грабители.

— А когда она вам это сказала?

— Где-то полгода назад.

— Значит, полковник Истербрук? — пробормотал Креддок

— Это похоже на игру в рулетку на ярмарке, — сказала Банч, — она так же крутится и каждый раз останавливается на другом месте.

— Не травите душу, — сказал Креддок.

— Как-то полковник Истербрук занес в Литтл Педдокс книгу и вполне мог тогда смазать дверь. Однако он честно признался, что был там.

— В отличие от мисс Хинчклифф.

— Вы должны делать скидку на то, в какие времена мы живем, инспектор, — сказала мисс Марпл. — Вы все-таки полицейский. А люди не могут рассказать полиции всего, правда?

— Не понимаю почему, — сказал Креддок. — Разве что если они замешаны в каком-нибудь преступлении.

— Она имеет в виду масло, — сказала Банч, ползая вокруг ножки стола и пытаясь поймать улетевший кусок выкройки. — Масло, зерно для кур и сметану, а иногда и кусочек бекона.

— Покажи инспектору ту записку мисс Блеклок, — сказала мисс Марпл. — Она написана довольно давно, но читается как первоклассный детектив.

— Вы об этой, тетя Джейн?

Мисс Марпл взяла записку.

— Да, именно о ней.

Она протянула ее инспектору.

“Я все выяснила: в четверг, — писала мисс Блеклок. — В любое время после трех. Если будет что-нибудь для меня, оставьте где обычно”.

Банч рассмеялась. Мисс Марпл следила за выражением лица инспектора.

Жена пастора начала объяснять:

— В четверг на местных фермах готовят масло. Кто хочет, может его купить. Обычно мисс Хинчклифф объезжает фермы и покупает его. Она с фермерами на короткой ноге, может, из-за того, что у нее тоже свиньи. Но понимаете, все это делается втихую, это как бы товарообмен между местными жителями. Кто-то получает масло, а взамен дает еще что-нибудь, а когда режут свиней — кусочек свинины. И частенько с животными что-то “случается” и их приходится убивать. Ну, вы меня понимаете. Но, конечно, полиции об этом не стоит говорить. По-моему, добрая половина таких сделок противозаконна, только никто не может сказать наверняка, потому что все так запутанно. Я думаю, Хинч принесла в Литтл Педдокс фунт масла или еще что-нибудь и оставила “где обычно”. Кстати сказать, это в яшике для муки, под шкафом. Никакой муки там нет.

Креддок вздохнул.

— Рад был увидеть вас, милые дамы, — сказал он.

— А потом эти купоны на одежду, — сказала Банч. — Обычно их не покупают. Считается нечестно. Все происходит без денег. Но миссис Батт, миссис Финч, миссис Хиггнис и другим женщинам нравятся красивые шерстяные платья и малоношеные зимние пальто, и вместо денег они платят талонами на одежду.

— Лучше не продолжайте, — сказал Креддок. — Все это противозаконно.

— Значит, надо отменить такие глупые законы, — сказала Банч.

— Хотел бы я знать, как на самом деле выглядит Соня. В письмах было несколько фотографий, но никого похожего на нее, — сказал Креддок.

— Разве вам известно, на кого она похожа?

— Мисс Блеклок сказала, что она была маленького роста и смуглая. Правда, один снимок мне кого-то смутно напомнила. Высокая светловолосая девушка с пучком на затылке. Но я не знаю, кто она. Во всяком случае, не Соня. Как вам кажется миссис Светтенхэм была в юности смуглой?

— Не очень, — сказала Банч. — У нее голубые глаза.

— Я рассчитывал, что там будет фотография Дмитрия Стемфордиса, но тщетно… Ну, — он взял письмо, — извините, что в нем нет ничего интересною для вас, мисс Марпл.

— О, что вы, напротив, — сказала мисс Марпл. — Там очень даже много любопытного. Да вы вчитайтесь, инспектор… особенно в то место, где она пишет, что Р.Г. выяснил про Дмитрия Стемфордиса.

Креддок удивленно уставился на нее. Зазвонил телефон.

Банч поднялась с пола и вышла в холл. Затем она вернулась в комнату и сказала Креддоку:

— Это вас.

Слегка удивленный инспектор вышел, не забыв, однако, плотно закрыть за собой дверь.

— Креддок? Это Райдесдейл.

— Слушаю, сэр.

— Я тут просматривал дело. Как я понял, в разговоре с вами Филлипа Хаймес решительно утверждала, что не видела мужа с тех пор, как он дезертировал?

— Так точно, сэр. Она все категорически отрицала. Но, по-моему, говорила неправду.

— Совершенно с вами согласен. Помните, случай, происшедший дней десять назад? Мужчину переехал грузовик… потерпевшего отвезли в Мильчестерский госпиталь с сотрясением мозга и переломом таза.

— Вы про пария, который вытащил ребенка из-под колес грузовика, а сам под него угодил?

— Да. При нем не было никаких бумаг, и никто не пришел его опознать. Похоже было, что он в бегах. Прошлой ночью этот парень умер, так и не придя в сознание. Но его опознали, он дезертировал из армии, его имя Рональд Хаймес, бывший капитан, служивший в Южном Лоамширесе.

— Муж Филлипы Хаймес?

— Да. Кстати, при нем был использованный билет в Чиппинг Клеорн и довольно приличная сумма денег.

— Значит, он получил деньги от жены? Я всегда думал, что Филлипа разговаривала с ним, когда Мици их подслушала. Конечно, Филлипа все начисто отрицала. Но, сэр, ведь несчастным случай произошел раньше, чем…

Райдесдейл подхватил его мысль:

— Вот именно, его положили в больницу двадцать восьмого, а налет на Литтл Педдокс был совершен двадцать девятого. Так что к нему он не имеет никакого отношения. Но жена его, разумеется, ничего не знала о несчастном случае. И все это время могла думать, что он замешан. И молчала, понятное дело, — ведь он ее муж.



Каталог: anto
anto -> Максим Викторович Толмачёв
anto -> Авраам Линкольн Загадка Трэйлоров: дело по обвинению в убийстве
anto -> В близо шестдесетгодишната история на нато има няколко събития, предизвикали основни промени в посоката на развитие на Алианса
anto -> Л. Н. Толстой. Христианский анархизм издание „посредника
anto -> Андреев Леонид Николаевич. Кусака. Блок Александрович. Незнакомка. Блок Александрович. Стихотворения книга
anto -> Пластична зона на срязване и разломи на крехко разрушаване в югозападния склон на златишко-тетевенска планина
anto -> В. С. Гроссман … Стал я знаком с кочегаром Иваном он большой, белоголовый, лицо его кажется жестоким, у него светлые усики, светлые глаза. Он молод, силен, иногда угрюм. Лицо у него круглое, большое, белое и румян
anto -> Окружное послание собора архиереев русской православной церкви за границей ко всем верным чадам русской православной церкви, в рассеянии сущим
anto -> Биография и творчество


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет