Впоискахутраченногомышлени я “изглубин ы”



бет10/19
Дата28.04.2016
өлшемі3.64 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   19
ШУНКАР СУПИХАНОВ

ВЕЛИКИЕ ПРОТЕСТАНТЫ

( Очерки протестантизма )

Памяти Митрополита Питирима посвящаю…


РАДУГА НАД ФРАНКЕНХАУЗЕНОМ.

/ К 500 – летию со дня рождения Томаса Мюнцера. /

Єще при жизни об этом человеке ходили легенды: одни называли его

«пророком», другие – «дьяволом во плоти».

Время, в которое он жил, было действительно легендарным – эпоха Реформации, её начало. Толчок ей дал Мартин Лютер / 1483 – 1546 /. Камешек, брошенный молодым августинским монахом в «огород» римско-католической церкви в 1517 году, когда со своими 95 тезисами он выступил против практики продажи индульгенций в Германии, вызвал взрыв такой мощной силы, который будет сотрясать всю Европу весь 16 век. Сам Лютер едва ли мог предположить, что своими богословскими диспутами и реформами существующей церкви станет родоначальником новой ветви в христианстве – протестантизма, что это движение охватит вскоре всю Западную Европу, вовлечет в себя самые различные социальные силы, слои и группы, что этот процесс породит новые духовные и социально – политические структуры, действие которых будет ощутимо и через столетия после его смерти. И всего менее Лютер ожидал, что развязанный им процесс религиозно – церковных реформ может перерасти в религиозно – общественное движение, в Крестьянскую войну в Германии, во главе которой станет Томас Мюнцер.

Но в жизни всегда так бывает: часто в итоге получается не совсем то, чего хочешь. И реформа, проводимая Лютером «сверху» вызвала в Германии встречную реформу «снизу», так называемую «народную реформацию». Бывший союзник Лютера становится его заклятым врагом, «воплощением дьявола». Сегодня, когда ожесточенные споры о Мюнцере не стихают, словно рождены только вчера, когда каждый, как одеяло, тянет его на свою сторону, мы не имеем права руководствоваться преданиями или «партийными интересами» и должны попытаться не судить, а понять «феномен Мюнцера».

Томас Мюнцер /Thomas Muentzer/ родился ок. 1490 года в немецком городе Штольберг / Гарц / в семье ремесленника. Он вырос и учился в Кведлинбурге, Лейпциге и Франкфурте-на-Одере. Молодой магистр богословия, хорошо знавший древние языки, античную и современную ему литературу, богословие и философию, Мюнцер обладал редким даром проповедника, умевшего связывать содержание Священного писания с текущими вопросами жизни, Священную и современную историю. Особенное влияние на его духовное развитие имели учения И.Флорского, И.Таулера, И.Экхарта и др. Глядя на его портреты, сделанные К. Ван Зихемом, как-то не верится, что этот задумчивый человек с несколько скорбным выражением лица, настороженно ушедший в себя, есть именно тот Мюнцер, чье слово поднимало тысячи людей, готовых идти за ним на смерть.

В 1519 году в Лейпциге состоялось знакомство Мюнцера с Лютером и Андреасом Боденштейном / Карлштадтом /. Лютер приехал на диспут с И.Экком. Впервые на лейпцигском богословском диспуте виттенбержец открыто выступил против непогрешимости римского престола, выдвигая девиз: «Только Писание!». Этим авторитет католической церкви ставился под вопрос, ибо на первый план выдвигался авторитет Библии.

Она должна быть абсолютным авторитетом для каждого христианина. Своими взглядами на истинную веру Лютер сразу понравился Мюнцеру. Между ними возникло чувство взаимной симпатии. По рекомендации Лютера Мюнцер получает место священника в церкви св.Марии в городе Цвиккау. Лютер сразу оценил духовные возможности своего молодого друга, которые тот на месте может применить в общем деле евангелического обновления. В 1520 году Мюнцер начинает свою проповедническую деятельность.

Общественно-политическая ситуация в этом южно-немецком городе была весьма напряженной и острой. Евангелическое обновление здесь городским ремесленным людом воспринималось как обновление социальное, которое бы основывалось на идеях христианской справедливости и братства. Это придавало движению сильную антиклерикальную, критически-социальную окраску. Томас Мюнцер, как и «пророки в Цвиккау» /Н.Шторх, М.Штюбнер / быстро нашли общий язык. Здесь как нельзя более кстати пришелся мюнцеровский темперамент проповедника, его радикально – реформаторские устремления и чувство глубочайшего сострадания к проблемам городской бедноты. Уже в первых своих выступлениях перед мирянами в мае 1520 года он призывает к окончательному разрыву с римско-католической церковью, лицемерно заботящийся о своем благополучии, а не о нуждах паствы, следуя скорее прописям накопительской, стяжательской морали, чем заповедям о бедности и благодати и заботе о спасении душ.

Надо сказать, что граничащий с Чехией Цвиккау давно находился под влиянием идей Яна Гуса и таборитов и потому слова Мюнцера падали не на каменистую почву. Сам он все более приходил к мысли не только о реформе христианской церкви как таковой, реформе в богослужении и вероисповедании, но и о необходимости проведения радикальных реформ в обществе в духе христианских ценностей где бы упование на спасение претворялось людьми уже здесь и сейчас, на земле.

Проповеди Мюнцера еще больше накаляют страсти в городе, и магистрат переводит его в церковь св.Екатерины. Но это все равно, что выпустить щуку в реку, ибо как раз в этом храме собирались беднейшие из горожан, выразителем, чьих интересов и чаяний Мюнцер себя чувствовал. С еще большим энтузиазмом и вдохновением он призывает христиан к избранничеству в мире на страдание, на тот крестный путь, который они должны пройти по земле, чтобы быть достойными искупительной крови Христа, пролитой Им на Голгофе. Мюнцер проповедует «горького Христа», чье страдание и смерть не были пассивным умиранием, но по своей сути являли действенное и активное жертвоприношение во имя спасения людей и мира. Ради их спасения Он умер и в этом был смысл Его воскресения в людях. Любя их, Он взошел на лобное место.

Тем самым Мюнцер проповедовал не самоуспокоенность и самоустранение людей в вере, которая бы уводила их от нужд мира в расчете на «дешевую милость», но звал их к активной духовно-преобразовательной деятельности внутри себя и в миру на началах христианской любви, к мужественному принятию на себя зла мира и победы над ним.

В этом он сознательно следовал примеру ветхозаветных пророков, которые не говорили «Бог сказал», а «Бог говорит»...

Господь говорит в нас, Он живет, требует, волнует... Он не дает милости «задаром», не открывается верующему в удобной келье уединения от мира, Его милосердие не снотворная пилюля. Нет, впервые Он открывается и приходит к человеку только в готовности последнего разделить Его страдания и любовь к людям. Бог постигается как непрерывно присутствующий Дух Святой, а не как факт прошедшей истории. И потому человек верующий должен быть продолжателем дел Христовых в мире, потому он и «христианин», и его деятельная, жертвенная робота и служение должны быть соучастием в строительстве Царства Божьего на земле, начатого Христом. И это «Тысячелетнее Царство» добра и справедливости должно осуществляться христианами уже здесь и сейчас.

Хилиастичность воззрений Мюнцера, его милленаризм, вызвали острое неудовольствие городских властей, и он был вынужден покинуть Цвиккау, Германию, не пробыв проповедником и года. В апреле 1521 года он бежит в Богемию, в Прагу. В том же году, когда Лютер в Вормсе перед рейхстагом отстаивал свои убеждения, отказываясь признать их ложными, Мюнцер публикует свой «Пражский манифест». Знаменательное совпадение, маркирующее начало расхождений обоих.

В своем «Манифесте» Мюнцер выступает с новым пониманием Библии и сущности Слова Божьего. В отличие от Лютера он не отождествляет их и потому идет дальше Лютера, правда, уже, так сказать, внутри самого протестантизма. Слово для Мюнцера не «мертвый текст», не «буква», не «»пергамент, но Живое Слово Господне, которое слышит и безграмотный простолюдин. Оно есть внутренний голос, видение Бога в религиозном опыте верующего, а не только зафиксированный чернилами текст Священного Писания. Не Библия окончательный и последний авторитет, а Слово Божие, существующее и помимо Библии, а не только в ней. Употребляя трюизм, можно сказать, что для Мюнцера- демократа Слово, догмат веры есть не «догма, а руководство к действию», есть само действующее, «свершающееся Слово». Он протестует против буквалистского понимания Слова и Библии, против «книжного» прочтения и «филологической веры». Слово Божье есть источник и соответствующего действия, иначе верующий вообще не понимает его и похож по остроумному замечанию С.Кьеркегора на человека, который вместо того, чтобы читать направленное именно ему послание, считает в нем буквы.

Обожествление Библии уводит верующего от Бога, ибо подменяет Его текстами, а веру – начетничеством, ложной мудростью книжников. Бог животворит текст, но не может отождествлятся с ним, ибо человек верит в Бога-Слово, а не в тексты Священного писания как таковые. Иными словами, Мюнцер требует неформального отношения к Библии, к Слову в ней сказанному, т.е. требует понимания смысла Слова, который раскрывается не столько в умствовании над ним, сколько в претворении этого Слова Божьего в делах. Только тогда, когда действие его будет совпадать со значением, человек постигнет смысл Слова.

Прав ли был здесь Мюнцер и было ли его слово о Слове, действительно, новым? Дело в том, что почти все представители Реформации в Германии полностью отождествляли Библию и Слово Божье, наследуя подход великих гуманистов, их призыв «Назад к источнику!» Они напрямую отождествляли тексты Священного писания, Библию со Словом. Такой подход, конечно, был оправдан, когда велась борьба против подмены авторитета Библии непогрешимостью папы, претендовавшим на абсолютный авторитет в делах веры.

Но все дело в том, что для христианина источником его веры является не Библия, не Папа, а Бог-Дух Святой, т.е. Слово, но не буква, хотя Оно и может раскрывать своё содержание через неё. И потому Слово есть не предмет для отвлеченного богословия, а живой источник жизни, жизни по вере, или как говорил Гёте о духе – «Жизнь жизни». Дух Господень «дышит там, где хочет» (Ин. 3, 8): и в Писании и вне его, потому человек верующий ощущает его присутствие везде и всегда, а не только в «Книге книг», т. е. Верит не по книжному, не в книгу, но в Бога-Отца, Бога-Сына и Бога-Духа Святого. Таким образом, Мюнцер лишь углубил лютеровское понимание, которое, естественно, в борьбе с Римом не могло страдать некоторой односторонностью, ибо спор был горячим и не сразу было ясно самому реформатору. Мюнцер расширил рамки нового подхода, но тогда такое «расширение» многим истинным лютеранам казалась крамолой, ересью, покушавшейся на авторитет Библии. Но у страха глаза велики! Мюнцер лишь «заострил» Лютера: «От книги к Слову, от Книги к живому голосу Божьему! – вот его девиз / 1, 34 /».

Самому Мюнцеру казалось, что он опровергает «филологов». На самом деле он их только корректировал, ибо в пылу полемики не обходится без преувеличений. Конечно, Лютер букву Писания понимал не буквалистски и, тем не менее, опасность эта сохранялась, как и для тех христиан, кто праведно исповедывает Слово Божье, но только... на словах, или как говорил Мюнцер, лишь «шевелением уст». Хотя и сам он зачастую впадал в другую крайность, уж чересчур вольно порой толкуя Библию.

В 1523 году Мюнцер возвращается после долгих скитаний на родину, в Германию, хотя существует предположение, что он посещал её и до этого, служа якобы в монастыре города Галле. Как бы там ни было именно на Пасху 1523 года он получает место священника в церкви св. Иоанна в тюрингском городе Альштедте. Начинается самый плодотворный и бурный период в его жизни. К этому надо прибавить, что в это время он женится на бывшей монахине, красавице Оттилии фон Герзен, что по тем временам было неслыханно, ибо он тем самым первым из евангелистов-священников нарушал предписанный католической церковью обет безбрачия для священнослужителей - целибат. Но Мюнцер во всём оставался верным себе и новому учению, допускавшему заключение такого брака. Через два года Лютер последует примеру и женится тоже на бывшей монахине, Катарине фон Бора. За все это Папа мог сжечь еретиков на костре инквизиции, но было уже поздно: сама Германия, а затем и вся Западная Европа занимались как костёр, в котором сгорала прежняя абсолютная власть римского Первосвященника.

Семьянином Мюнцер был неважным, потому что не здесь жили его мысли и планы, не устройством собственного счастья была занята его голова, а делами и заботами членов своей общины, своего народа. В Альштедте он продолжает проповедовать, пишет сочинения о реформе богослужения в немецко-евангелической церкви, занимается переводом псалмов на немецкий язык. И если Лютер первый, кто перевел Библию на настоящий литературный немецкий язык, понятный народу, то Мюнцер задолго до Лютера начал бороться за то, чтобы богослужение проводилось на немецком, народном языке, а не на латыни. И здесь он продолжает последовательно проводить те принципы, которые были им изложены в «Пражском манифесте». Слово Божие должно быть услышано и петься простым народом на родном языке, ибо только так оно может быть им воспринято и по-настоящему понято.

Оно должно стать ему родным и близким, а не чужим и иноземным, далеким от сердца верующего немца. И здесь, в переводе текстов псалмов, например, Мюнцер отличался от Лютера. Если последний пытался быть ближе к подлиннику, к тексту, то Мюнцер при переводе исходил из требования наиболее адекватного и точного перевода, передачи смысла псалмов. Для Мюнцера это были не просто «тексты», но суть содержание литургических песнопений, т.е. молитвы, которые были доступны сердцу простого человека. Месса должна стать «Немецкой мессой».

Слово Божье не к отдельному человеку только, но к общине верующих и потому, по Мюнцеру, подлинное преображение и спасение может свершиться только соборно. И потому в молитвенной жизни человек должен не отделяться от других, а максимально быть близким братьям по вере.

Как мы увидим дальше, такая трактовка литургии выходила далеко за рамки чисто религиозного истолкования, ибо у Мюнцера религиозное и социальное совпадало.

И если Лютер в дальнейшем будет стремиться к упрощению богослужения, то Мюнцер его опрощал. Секуляризация литургического богослужения мыслилась как его обмирщение, т.е. само богослужение выводилось за церковную ограду и стены, где фактически, община верующих совпадала с обществом, ибо само общество должно было строиться на началах христианской общины. И как бы сам Мюнцер не отказывался от тех обвинений, которые ему предъявляли, критикуя его, что он вынес «мессу на поля», мне кажется, в этих упреках есть крупица истины.

Точно также как вера, по Мюнцеру, есть непрерывное в пространстве и времени исповедание Христа, то и богослужение, т.е. служение Богу может рассматриваться как таковой процесс. Сам Мюнцер становился все больше не только, так сказать церковным, но и политическим проповедником и его «немецкая месса» была лишь лютеровским «всеобщим священством верующих» в действии. Вокруг стоящей в центре общества церкви шли, как сказал однажды Барт, концентрические круги.

Собственно, Мюнцер возвращал «украденную веру» народу Германии. И его христианская вера превращалась в веру и надежду на построение справедливого общественного устройства на земле. Он боролся против «злоупотреблением таинством Бога в церкви». Одиночки свое духовное богопознание, пусть даже мистическое, должны не скрывать это таинство, а раскрывать его общине. Помочь людям в этом он считал своим долгом и задачей проповедника. Это полностью совпадало с его практическими установками на социальную активность священства и антиклерикализм.

Может быть, моя точка зрения несколько преувеличивает дело, но из дальнейшего изложения станет ясно, что цели Мюнцера носили исключительно религиозно-социальный характер.

Следуя своим убеждениям полной открытости миру, Мюнцер обращается ко всем христианам, к немецкой знати в том числе. Он призывает князей к христианству служению Богу и народу, а не собственному карману. Так, в споре с графом Эрнстом І Мансфельдским он упрекает того в нехристианском отношении к подданным, потому что не отпускает своих крестьян на богослужения и проповеди, которые проводит Мюнцер. Мюнцер напоминает ему, что он поставлен на место проповедника не князем, а Богом и что сами князья, графья и крестьяне имеют одного господина - Господа Бога, которому они и должны служить, а значит относиться и друг к другу по-христиански. В этом споре Мюнцер заявил о себе как о первом поборнике принципов христианской демократии, заявил о той ответственности, которую все христиане несут за себя и мир перед Богом.

В этом споре аргументы Мюнцера были настолько неоспоримы, что он получил даже некоторую поддержку со стороны курфюрста Фридриха, что значительно укрепило его позиции в начале 1524 года.

Дальнейшее развитие идей Мюнцера мы находим в его работе «О сочиненной вере». Он обобщает и конкретизирует положения о своем понимании веры, развенчивает «сладенького Христа» книжников и «виттенбергских пап», почивающих в самомнении об оправданности перед Богом исключительно «только верой».

Мюнцер считает, что такая оправданность не оправдана, ибо путь «на небо очень узок» и требует от человека гораздо большего, чем «сочиненная вера». Бог открывается человеку в вере как жертвенной готовности принять на себя зло и грехи мира, страдания и кровь, как это сделал Христос: «Кто не умирает со Христом, не может воскреснуть!» / І,54 /. Книжная же вера уводит человека от жертвенного служения Богу на земле. Так ли это?

В противоположность авторитету «добрых дел» римско-католической церкви, которыми якобы только и спасается христианин и которыми, как известно, вымощена дорога в ад, стоить напомнить лишь о махинациях с индульгенциями, Лютер выдвигает тезис об абсолютном авторитете веры, которой человек как свободный христианин оправдывается перед Богом и спасается. В своем невольном увлечении этим тезисом Лютер превратил саму веру в дело, отодвигая на второй план сакральную деятельность, т.е. дела самой веры. Для Мюнцера это было неприемлемо, ибо смысл веры он видел в ее действенности, считая, что вера впервые открывается человеку только как деятельная вера. Противоречит ли он Лютеру? Я думаю, что речь здесь идет об акцентах, а не принципах: будет вера будут и дела веры! Мюнцер просто радикализирует учение Лютера о вере, требуя ее пресуществления в делах, требует активного вероисповедания, но это уже так или иначе - протестанская вера. Если можно так выразиться, Лютер - это теоретик веры, а Мюнцер - ее практик. Хотя внутри протестантизма их расхождения очень велики, если не сказать противоположны. Это же относится и к взгляду на учение о Царстве Божьем. О различии в понимании дел веры между Мюнцером и римско-католической церкви и говорить не приходится, оно очевидно, ибо если «вера без дел мертва», то тем более мертвы дела без веры.

В отличие от Лютера Мюнцер, убежденный сторонник и проповедник построения Царства Божьего на земле. Если для Лютера существует два Царства небесное и земное, то Мюнцер считает, что «Царство этого мира должно быть полностью подчинено Христу». Небо начинается на земле так же, как и земля существует для неба. С установлением этого Царства человек воистину обретает образ и подобие Божие. Ключи этого Царства вручены народу Богом, который стоит на стороне этого народа, заключив с ним союз. Люди лишь участвуют в построении Царства на земле, начатого Христом, человек уже на земле становиться приобщенным небесной благодати. Народ - вот представитель и носитель Божьей справедливости, которую он должен установить на земле. Мюнцер отождествляет Божественную и социальную справедливость, настаивает на соблюдении всеми людьми, как простым народом, так и знатью, заповедей Ветхого и Нового Заветов. И кто нарушает их, становится «безбожником». Сами власть имущие своей жадностью и крепостническим отношением к подданным делают из последних своих врагов. Не народное стремление к справедливости есть причина протеста, а угнетение и грабеж со стороны богачей. Поэтому Мюнцер в своих посланиях и проповедях к князьям, призывает последних жить по – христиански, иначе «меч Гедеона», врученный в руки народу Богом может обрушиться на их головы. И это будет меч гнева Господня.

Дело не ограничивалось только словами. Терпению, к которому призывал Лютер народ, приходит конец. Все больше крестьяне задумываются о вооруженном протесте против притеснителей. Их призывам не внемлют господа, Лютер отворачивается от «черни» и взгляды крестьян все больше устремляются к Мюнцеру. Ранним летом 1524 года он создает полувоенную организацию – «Союз», в который входило 500 человек, беднейших горожан Альштедта. Это было первое ядро, зародыш новых отношений, базировавшихся на христианских началах.

Эрнст Блох один из серьёзных исследователей биографии и воззрений Т.Мюнцера, назвал его «богословом революции». Я бы не стал злоупотреблять этим определением, так как оно из позднего лексикона человечества и, кроме того, искажает историческую и фактическую правду, ведет к обожествлению революции, что не соответствует взглядам самого Мюнцера. Революция, насильственное преобразование общественного устройства не были для него самоцелью. Целью было преображение мира, приближение торжества христианских идей и ценностей на земле. Мюнцер был далек от «коммунизма» и революции. В своих исканиях он в первую очередь подражал пророкам и Христу: Царство Небесное и Царство земное – одно, ибо первое начинается со второго и жизнь каждого христианина на земле есть начало его вхождения в Царствие Небесное. Небо и земля находятся в неразрывной взаимосвязи, поэтому построение Царства Божьего на земле есть свидетельство и знак союза Бога с людьми и людей с Богом. Только тот будет принят на небе, кто принял Бога на земле, продолжая дело начатое Христом во искупление и спасение людей и мира. Для Мюнцера важно примирить всех людей христианской любовью и добром и если кто из них противился этому, тот понесет наказание не только на небе, но и на земле.

Конечно, насилие – это вынужденная мера и поэтому Мюнцер не переставал в своих проповедях призывать христиан к обузданию своих эгоистических, земных страстей, звал их поделиться дарами с ближними своими. И если только князья не желают этого, не повинуются заповедям Христа и Моисея, то они грешат не только перед Богом, но и людьми.

В 1524 году на юге Германии вспыхивают крестьянские волнения. В июле того же года Мюнцер пытается усовестить князей, выступая перед курпринцем Саксонским и герцогом Иоганом с проповедью. Но последние остались глухи к его словам. Положение Мюнцера становится критическим, в нем верхушка видит подстрекателя и бунтовщика. Мюнцер тайно покидает Альштедт и отправляется в имперский город Мюльхаузен. Затем вместе со своими соратниками Генрихом Пфайффером он совершает поездку по южно-немецким областям, где встречается с восставшими крестьянами Шварцвальда, а также с Бальтазаром Хубмайером и Йоханнесом Окёлампадом.

Немецкое крестьянство в 16 столетии наследовало старогерманское право, основывающееся на началах свободного общинного самоуправления. Мировой порядок и гармония были нагляднейшим выражением и свидетельством такого права. Именно этот порядок, по мнению крестьян, должны были охранять государственные правители. Но рост городов, их централизация, расширение владений и господства немецких князей, бравших за основу своих действий право римское – все это входило в острое противоречие с крестьянскими представлениями о справедливости. Римское право закрепляло их бесправие и произвол начальства, а потому рассматривалось крестьянами как иноземное и чуждое германским обычаям и тем отношениям, которые установлены Богом. Поэтому борьбу за восстановление нарушенного порядка крестьяне рассматривали как священный христианский долг, как священную борьбу.

Конфликт становился неизбежным. Уже с 1513 по 1517 год по всей верхней Германии прокатилась волна стихийных выступлений крестьян против непомерных аппетитов клира и князей. Именно на этой волне Лютеру удалось найти союзников в народе и сбросить иго римского владычества. Но как только крестьяне всерьез заговорили о восстановлении социальной справедливости и своих прав, он начал критиковать такие требования как «плотские». Но крестьяне не требовали от господ «чужого», они просили их отдать им, вернуть, своё, призывали князей верить, а, следовательно, и жить по-христиански, т.е. следовать не букве, а духу христианской веры. И если мы рассмотрим, например, «12 статей» швабских крестьян, направленных к властям, то увидим, что требования крестьян не были такими же «плотскими».



Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   19


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет