Введение в социолингвистику



бет1/7
Дата17.04.2016
өлшемі1.5 Mb.
түріУчебное пособие
  1   2   3   4   5   6   7
on

БИБЛИОТЕКА

ФИЛОЛОГА


А.Д. ШВЕЙЦЕР Л.Б. НИКОЛЬСКИЙ

ВВЕДЕНИЕ В СОЦИОЛИНГВИСТИКУ

(Для институтов и факультетов иностранных языков)

Допущено Министерством просвещения СССР

в качестве учебного пособия

для студентов педагогических институтов

по специальности № 2103 «Иностранные языки»

МОСКВА «ВЫСШАЯ ШКОЛА» 1978



ПРЕДИСЛОВИЕ

Настоящая книга является первым учебным пособием по социо­лингвистике в советской языковедческой литературе.

Цель пособия — познакомить студента с методологическими ос­новами современной социолингвистики, с ее понятийным аппаратом и теоретическими положениями, а также с методами социолингви­стического анализа.

Пособие рассчитано прежде всего на студентов-филологов. Оно может быть использовано аспирантами и преподавателями при чте­нии курса «Введение в языкознание» и «Общее языкознание», а так­же может представить интерес для этнографов, историков, философов, интересующихся проблемами социолингвистики.

Учебное пособие «Введение в социолингвистику» отражает сов­ременный этап социолингвистических исследований, ведущихся как в Советском Союзе, так и за рубежом.

В последние 10—15 лет в нашей стране после некоторого спада в 50-е годы вновь с еще большим размахом развернулись исследова­ния проблем, связанных с взаимоотношением языка и общества. Об интересе, который проявляется к этой проблематике, и о серьезном внимании к ней свидетельствует быстрый рост публикаций по вопро­сам социолингвистики, например, В. А. Аврорин. Проблемы изучения функциональной стороны языка (К вопросу о предмете социолингви­стики). Л., 1975, Л. Б. Никольский. Синхронная социолингвистика (теория и проблемы). М., 1976, А. Д. Швейцер. Современная социо­лингвистика. Теория, проблемы, методы. М., 1976, Ю. Д. Дешериев. Социальная лингвистика. К основам общей теории. М., 1977, Соци­ально-лингвистические исследования. Под редакцией Л. П. Крысина и Д. Н. Шмелева, М., 1976. Научно-техническая революция и функ­ционирование языков мира. Под редакцией И. К. Белодеда, М., 1977, Социальная и функциональная дифференциация литературных язы­ков. Ответственные редакторы В. Н. Ярцева и М. М. Гухман, М., 1977, Языковая политика в афро-азиатских странах. Ответственный редактор Л. Б. Никольский, М., 1977 и др.

Бурно развивается социолингвистика также в тех странах (на­пример, в США), где исследования по проблеме «язык и общест­во» не имели давней традиции.

С середины 60-х годов социолингвистика вышла за националь­ные рамки. Стали регулярно проводиться международные конферен­ции, дискуссии и симпозиумы. Социолингвистическая проблематика заняла прочное место в программах мировых конгрессов ученых (XI Международный лингвистический конгресс в Болонье, 1972 г., VIII Всемирный социологический конгресс в Торонто, 1974 г., XII Международный лингвистический конгресс в Вене, 1977 г.) Стре­мительно растет объем издаваемой социолингвистической литературы. Выходят два международных социолингвистических журнала:

L Language in Society, Филадельфия, США, главный редактор Делл Хаймс; 2. Journal of the Sociology of Language. Голландия, Мутон, главный редактор Джошуа А. Фишман.

Современная социолингвистика существенно отличается от того | направления в языкознании, которое развивалось в 20-30 годы в I СССР и в Чехословакии (главным образом учеными из Пражского L лингвистического кружка) и в пределах которого разрабатывалась I тема «язык и общество». Главное отличие современной социолингви­стики от ее предшественницы состоит в том, что она формируется и развивается как междисциплинарное направление, вбирая в себя все новейшие достижения как языкознания, так и социологии и исполь­зуя в органической связи лингвистические и социологические i методы.

Пожалуй, именно этим объясняется большая заинтересованность в развитии социолингвистики, проявляемая не только языковедами, но и представителями социологических наук (этнографами, истори­ками, социологами).

Этой заинтересованности обязана социолингвистика своим раз­витием на современном этапе, хотя только успехами языкознания и социологии его нельзя объяснить.

Развитие социолингвистики обусловливает еще то обстоятельст-|( во, что эта дисциплина тесно связана с решением ряда важных прак-I тических проблем, возникших в послевоенный период.

Изменения в жизни многих народов, которые освободились от колониального гнета, социально-экономические преобразования в не­зависимых странах, повлекшие за собой изменения в социальной структуре и общую демократизацию общественной жизни, вовлече­ние всех стран в сферу воздействия научно-технической революции, породили ряд новых языковых проблем.

Если сформулировать их в общей форме, то эти языковые проб­лему сводятся к следующему:

СО В освободившихся странах, особенно в многонациональных, сложной и политически острой проблемой является ,решени£ водро-Га,,9.„5госУАаР£г,в_е_1!но.ма-2аь1К£, страны. Во многих странах эту функ­цию продолжает выполнять язык бывшей метрополии. Но потребность в средстве, обеспечивающем непосредственное общение, нужда в язы­ке для обучения значительных контингентом населения, не владею­щих западноевропейским языком, подготовка специалистов, способ­ных работать в различных национальных районах страны, ставят вопрос о замене языка бывшей метрополии одним или несколькими «исконными» языками страны. В то же время освободившиеся стра­ны крайне заинтересованы в приобщении к мировому научно-техни­ческому прогрессу и ожидают, что новые достижения науки и тех­ники позволят им избавиться от вековой отсталости. В этой обста­новке западноевропейский язык часто воспринимается как проводник научно-технического прогресса, что, естественно, упрочивает его по­зиции. В результате столкновения этих диаметрально противополож­ных потребностей решение языкового вопроса превращается в труд­нейшую задачу. Выдвижение местного языка или местных языков на господствующие позиции затруднено в связи с их «неподготовлен­ностью» для роли официального языка, языка школьного обучения, языка науки и техники, то есть требует ведения значительной линг­вистической работы по их «подтягиванию» до уровня западноевропей­ских языков. Становится необычайно актуальным сознательное регу­лирование языковых процессов.

6

2. В независимых странах в соответствии с уровнем их развития возникают различные по содержанию и характеру .языко_вые_щ)рбле-мы. Если, например, в большинстве развитых европейских стран су -щественными являются борьба за культуру речи и вопросы термине- £-логии, испытывающей трудности роста, то во многих афро-азиатских странах, где до недавнего времени существовали архаические ста­рописьменные языковые образования (санскритизированный хинди, арабизированяый фарси, китаизированный стиль японского языка) дополнительно ставится вопрос об их модернизации и демократи­зации, то есть о сближении их с современным народно-разговорным языком. Потребность в демократизации литературных языков значи­тельно возрастает по мере внедрения средств массовой коммуникации, поскольку радио, телевидение, кино предъявляют к языку прежде всего требования понятности «на слух». В свою очередь внедрение этих средств ускоряет процессы сближения, письменных, книжных и разговорных форм речи. Естественно, что и эти процессы не проходят без сознательного и регулирующего вмешательства об­щества.



О том, что развитие социолингвистики зависит от решения прак­тических языковых проблем, свидетельствует и ориентация социолинг­вистики в той или иной стране на специфический круг вопросов. До­статочно сказать, например, что для советской социолингвистики / наиболее актуальными социолингвистическими проблемами были и остаются проблемы многоязычия и ..двуязычия, отношения националь­ных языков и языка межнационального общения, языкового строи­тельства и языковой политики. Для немецкой социолингвистики , наиболее существенными является соотношение национального литера­турного языка, с одной стороны, диалектов, полудиалектов, социо­лектов, с другой. Чешские социолингвисты интересовались и продол­жают интересоваться функционально-стилистическими разновиднос­тями языка, теорией литературного языка и стилей.

Таким _д.бразом, развитие социолингвистики обусловливается в наше время двумя причинами — движением вперед двух наук — язы­кознания и социологии — , на стыке которых возникает социолингви- , стика, и практическими языковыми проблемами, возникающими в хо- '. де социально-экономических преобразований в жизни народов.

Под действием этих двух главных и некоторых других факторов развертываются социолингвистические исследования во многих стра­нах мира.

Вместе с гем усиление внимания к вопросам социальной обуслов­ленности языка в значительной мере определяется логикой развития самой науки о языке, преодолевающей ограниченность и изоляцио­низм «внутрилчнгвистической» ориентации и расширяющей контекст лингвистического анализа — психологический, экологический, со­циальный.

В отличие от некоторых других стран, где «социолингвистический бум» возник, по существу, на пустом месте, в нашей стране возрожде­ние интереса к социолингвистической проблематике представляет со­бой возобновление и продолжение традиции, восходящей к самому раннему периоду в истории советского языкознания, когда в трудах Б. А. Ларина, Е. Д. Поливанова, В. М. Жирмунского, М. В. Серги­евского, Л. П. Якубинского, К. Н. Державина и других видных со­ветских языковедов закладывались основы нового направления, став­шего, по словам М. М. Гухман «первым опытом построения марксист­ской социолингвистики» (31а, 3).

Советские языковеды и ныне играют ведущую роль в изучении кардинальных проблем социолингвистики, совершенствовании ее по­нятийного аппарата, постановке новых принципиальных вопросов и разработке многих актуальных социолингвистических проблем. Исхо­дя из марксистского понимания связей между языком и общест­вом, советские ученые создали ряд фундаментальных работ, значи­тельно обогативших социолингвистику.

Известных успехов достигла также социолингвистика в США, возникшая прежде всего как реакция на «микролингвистический изо­ляционизм» дескриптивизма. Все большее число американских язы­коведов, не удовлетворенных узостью внутриструктурного подхода к анализу языка, выходит за рамки «микролингвистического» анали­за, стремясь изучить язык в его социальном контексте.

Кроме того, стимулирует быстрое развитие американской социо­лингвистики необходимость решения некоторых внутренних языко­вых проблем (например, проблема языков иммигрантов, составляю­щих национальные меньшинства, и соотношения этих языков с анг­лийским — государственным языком, социально обусловленная диглоссия и существование социолектов, в том числе социолекта аме­риканских негров). Еще в большей степени обусловливают расширение социолингвистических исследований в США языковые проблемы стран Азии, Африки и Латинской Америки. Американские социолинг­висты принимают участие в работе многих комиссий и центров в стра­нах Азии, Африки и Латинской Америки, которые занимаются изуче­нием языковых проблем отдельных стран и целых регионов. В ре­зультате изучения этих проблем разрабатываются и даются прак­тические рекомендации государственным органам по использованию языков в государственном управлении и системе народного образо­вания, по развитию местных языков, по терминотворческой деятель­ности и т. д.

Немалое влияние на современную социолингвистику оказало и продолжает оказывать чехословацкое языкознание и в первую оче­редь сформулированный Пражской лингвистической школой подход к языку как к системе лингвистических знаков, имеющей социальный и функциональный характер. Пражцы также выдвинули и твердо отстаивали тезис, который гласит: «Нельзя упускать из виду мно­гообразные связи языка и реального мира». Концепция языка как функциональной системы, неразрывно связанной с обществом, обязы­вала рассматривать язык в тесной связи с социальными группами его носителей, учитывать при изучении функционального расслоения языка социальную стратификацию и воздействие внешних, социаль­ных факторов на речевую деятельность и эволюцию языковой си- • стемы.

Основные положения, высказанные в работах пражцев, послу­жили теоретической основой для исследований социальных проблем языка, которые ведутся в ЧССР в послевоенный период; см. подроб­нее (52а).

Видную роль в разработке теоретических проблем социолингви­стики играют немецкие ученые и, в особенности, ученые ГДР, уделяю­щие в своих трудах значительное внимание вопросам марксистской методологии социолингвистических исследований (152).

Ощутимый вклад в развивающуюся социолингвистику вносят канадские, корейские, мексиканские, японские, индийские ученые, ученые из стран Африки.

В настоящее время социолингвистика все еще находится на ста-

дйи своего формирования. Многие кардинальные проблемы этой дис­циплины в достаточной мере не выяснены. До сих пор, например, продолжаются острые дискуссии по поводу самого предмета со­циолингвистики, не нашел окончательного решения и ряд принципи­альных методологических вопросов, в частности, таких, как вопрос о природе причинных связей между социальными и языковыми явле­ниями. Еще находится в стадии разработки понятийный аппарат со­циолингвистики. Многие ключевые понятия трактуются далеко не однозначно. И вместе с тем нельзя не признать, что социолингвистика во всех странах все в большей мере завоевывает права гражданства. Это объясняется тем, что развитие социолингвистики и связанное с этим включение в лингвистический анализ еще одного измерения — социального дает возможность глубже проникнуть в саму природу языка, полнее выявить условия его функционирования и динамику его развития, позволяет представить в новом свете онтологическую картину языка как общественного явления.

Поэтому языковеды, в том числе и те, которые непосредственно не занимаются социолингвистической проблематикой, проявляют зна­чительный интерес к теоретическим положениям, проблемам, методам и исследовательским процедурам этой дисциплины.

Программа по общему языкознанию, курс которого читается в языковедных вузах, предусматривает знакомство студентов и аспи­рантов с темой «язык и общество». Однако чтение лекций по социо­лингвистике, которая целиком охватывает эту тему, и изучение ее теоретических постулатов, проблем и методов сопряжены со зна­чительными трудностями. Дело в том, что социолингвистическая ли­тература пока еще в значительной мере представлена отдельными статьями, разработками, исследованиями, существенно различающи­мися методологическими установками, теоретическими постулатами, методами и в ней довольно трудно ориентироваться.

Замысел написать пособие, в котором бы с правильных методо­логических позиций, исчерпывающим образом и в систематическом виде были изложены теоретические основы современной социолингви­стики, объединил наши усилия.

Каждый из нас уже опубликовал ряд работ, в том числе и мо­нографию (Л. Б. Никольский. Синхронная социолингвистика (тео­рия и проблемы), М., 1976; А. Д. Швейцер.. Современная социолингви­стика. Теория, проблема, методы. М., 1976), посвященную теоре­тическим проблемам социолингвистики. Взаимное знакомство с подго­товленными монографиями показало, что несмотря на разный фак­тический материал, некоторые различия в подходе к материалу и расхождения по отдельным вопросам, в целом концепции авторов близки, а монографии дополняют друг друга.

В результате совместного обсуждения ключевых проблем со­циолингвистики разногласия, существовавшие между нами, были преодолены, и была выработана единая концепция, которая и легла в основу вновь написанной нами книги. В пособии использованы ма­териалы, собранные авторами в результате многолетней исследова­тельской работы, в том числе и вышеуказанные монографии, а также наблюдения и выводы других исследователей, как советских, так и зарубежных.

Пособие состоит из предисловия и трех частей, которые распада­ются на разделы.

В первой части, названной «Методологические проблемы социо­лингвистики», излагаются методологические основы марксистской со-

цйолингвйстики и с этих позиций рассматривается взаимоотношение языка и социальной структуры, проблема языка как социального фактора, взаимоотношение языка и культуры, языка, социального статуса и роли.

Вторая часть, которая названа «Теоретические проблемы социо­лингвистики», посвящена главным проблемам данной дисциплины, а именно, проблеме предмета и статуса социолингвистики, описанию разновидностей социально-коммуникативных систем и их функцио­нированию (языковые ситуации, билингвизм и диглоссия), типологии языковой политики и социолингвистической интерпретации речевого поведения.

Третья часть — «Методы социолингвистических исследований» имеет целью познакомить читателя с методами сбора социолингви­стических данных, а также с приемами и процедурами социолингви­стического анализа. Пособие снабжено предметным указателем.



МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИОЛИНГВИСТИКИ

МАРКСИСТСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ И СОЦИОЛИНГВИСТИКА

Развитие социолингвистики самым непосредственным образом связано с изучением, оценкой и анализом соци­альных явлений и процессов. И это не случайно. Ведь целью социолингвистики является изучение комплекса проблем, связанных с социальной обусловленностью язы­ка, с функционированием языка в социальной среде, с влиянием социальных факторов на языковое развитие. Ни одна языковая дисциплина не может игнорировать общественной природы языка. Но для социолингвистики учет социальной сущности языка — не просто предпосыл­ка для решения других проблем. Изучение языка как общественного явления составляет — в самых общих чер­тах— саму сущность социолингвистического анализа.

Известно, что, будучи общественным явлением, язык обслуживает общество во всех сферах, является отраже­нием общественного сознания, реагирует на изменения во всех сферах общественной жизни и, наконец, сам соз­дается и формируется обществом [77, 419—449].

Более того, люди, используя язык в своей обществен­ной практике no-разному относятся к языку, к одним и тем же языковым явлениям и, предпочитая одни, от­вергают другие. Поскольку именно социальные факторы определяют различные социальные оценки языковых явлений, эти факторы также становятся предметом социо­лингвистического анализа.

Таким образом, в социолингвистике существует точка приложения социологической теории.

Органическая связь с социологией является основой любого современного социолингвистического направле­ния, но для советской социолингвистической школы, для социолингвистов социалистических стран, характерна четкая ориентация на марксистскую социологию, на со­циально-философское учение классиков марксизма. Как

И

пишут Р. Гроссе и А. Нойберт (ГДР), «основой научной социолингвистики может быть только марксистская тео­рия общества» [151, 3]. Именно в этой ориентации на марксистскую теорию общества и заключается основная методологическая установка марксистской социолингви­стики, отличающая ее от социолингвистики, опирающей­ся на буржуазную позитивистскую социологию.



В марксистской социологии выделяются различные теоретические уровни: социально-философский уровень, т. е. диалектика социальной жизни, выявляющая специ­фику проявления диалектико-материалистических зако­нов в сфере общества; уровень общесоциологической теории или, иными словами, уровень исторического мате­риализма, на котором исследуются наиболее общие зако­ны становления, развития и смены общественно-экономи­ческих формаций; теория социальной структуры общест­ва, изучающая взаимодействие и функционирование различных социальных систем и организмов (классов, социальных групп, социальных институтов) в рамках той или иной общественной структуры; теория различных социальных систем и организмов, исследующая специфи­ческие закономерности функционирования отдельных сторон и явлений социальной жизни; эмпирический уро­вень— исследование социальных фактов и их научная систематизация [78, 18].

Ориентация на высшие уровни социологической тео­рии— социально-философский и общесоциологический — является обязательной и необходимой для всех общест­венных наук. Социолингвистические теории, разрабаты­ваемые советскими учеными и учеными социалистических стран, опираются на принципиальные положения марк­систского учения об обществе, на марксистскую теорию классов и наций, на учение классиков марксизма о языке как об общественном явлении. Особое значение для со­циолингвистической теории имеет известное положение марксистской философии о диалектическом единстве двух основных функций языка — коммуникативной (ленинское определение языка как «важнейшего средства человечес­кого общения») и экспрессивной или функции выражения мысли (известное положение Маркса о языке как «непо­средственной действительности мысли»).

Однако методологическую базу социолингвистики образуют не только высшие уровни социологической теории. Следует иметь в виду, что эти уровни не только 12

взаимосвязаны и взаимообусловлены, но и имеют иерар­хическую структуру. Известный советский социолог Г. В. Осипов предупреждает против игнорирования иерархии уровней социального исследования, «перепры­гивания» с высших уровней прямо к эмпирическому ис­следованию, минуя опосредствующие звенья. Рассматри­вая на различных уровнях важнейшие социологические категории, необходимо «проанализировать формы их проявления в социальной структуре общества, в социаль­ных системах и организмах, в первичных коллективах общества, в мотивации и поведении индивидов — иными словами, построить систему теорий среднего уровня и пе­ревести концептуальные понятия в операциональные, доступные эмпирическому изучению, количественному измерению и т. д.» [78, 19].

Сказанное имеет самое прямое отношение к социо­лингвистике. Ведь социолингвистика имеет дело с рядом явлений, которые нельзя объяснить непосредственным действием общих законов общественного развития. Факторы, изучаемые на высших уровнях социологической теории, определяют эти явления не непосредственно, а лишь через опосредствующие звенья. Так, например, сис­темы форм вежливости в ряде восточных языков (напри­мер, в японском), возникшие в период феодализма, не исчезают с переходом к другой общественной формации; речевое поведение определяется не только социально-классовой принадлежностью собеседников, но их возрас­том, образованием, полом, профессией, родом занятий, а также социальной ситуацией речевого акта; социальная стратификация национального языка, его деление на ли­тературный язык, диалекты и полудиалекты, не соотно­сится однозначно с классовой структурой общества.

Именно поэтому марксистская социолингвистика ори­ентируется не только на социально-философский и обще­социологический уровни марксистской социологии, но и на теории социальной структуры общества, а также тео­рии различных социальных систем и организмов.

Так, например, основывая свои работы на блестяще разработанной К. Марксом марксистской интерпретации истории, которая, как писал В. И. Ленин, «впервые соз­дала возможность научной социологии» (В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 1, с. 138), советские социолингвисты в то же время берут на вооружение и такие частные со­циологические теории, как теория социального взаимо-

13

действия и теория социальных ролей. Опираясь на марк­систскую теорию классов, социолингвисты используют также достижения социологии личности и социологии ма­лых групп.



Используя методологическую базу марксистской социологии, социолингвистика строит свою собственную теорию, специфика которой определяется, прежде всего, специфическими чертами языка как общественного явле­ния. Развиваясь на стыке языкознания и социологии, социолингвистическая теория представляет собой не механическое соединение, а органическое сочетание двух ракурсов рассмотрения исследуемых явлений — социо­логического и лингвистического, поскольку эффектив­ный анализ социолингвистических проблем возможен лишь на основе синтеза достижений социологии и языко­знания в рамках единой теории, единого понятийного аппарата, единой системы исследовательских приемов.

Изучение языка как общественного явления, писал академик В. М. Жирмунский [38, 23], всегда занимало видное место в нашей лингвистической науке и с самого начала ее развития составляло ее методологическую спе­цифику. Активные поиски марксистско-ленинского реше­ния методологических проблем языкознания начались еще в 20-е и 30-е годы. В работах Л. П. Якубинского, Б. А. Ларина, В. М. Жирмунского, В. В. Виноградова, Н. М. Карийского, Р. О. Шор, Е. Д. Поливанова, М. В. Сергиевского, А. М. Селищева и других видных советских ученых ставились и частично решались на материале конкретных языков важнейшие социологиче­ские проблемы языкознания. Как справедливо отмечал Н. С. Чемоданов [105, 17], «многое, что в современных зарубежных работах по языкознанию рассматривается как новое и творческое, было в советском языкознании сформулировано и с той или иной степенью полноты освещено уже в публикациях 20-х и 30-х годов».

Вместе с тем многим работам того периода был при­сущ вульгарно-социологический подход к анализу свя­зей между языком и обществом. В частности, ряду интересных и для своего времени новаторских работ в области социальной диалектологии было свойственно излишне прямолинейное, механическое соотнесение ком­понентов национального языка с общественными класса­ми: собственно диалект рассматривался как язык кре­стьянства, полудиалект —как язык мелкой буржуазии,, 14

литературный язык — как средство общения господствую­щего класса [39, 22]. В дальнейшем стало ясным, что такая прямолинейная «классовая аттрибуция» не учитывала реальной сложности социального функционирования языка в условиях взаимодействия диалектного и литера­турного языка. Думается, что одной из причин такого рода ошибок было «перепрыгивание» с высших уровней анализа на низший уровень эмпирического наблюдения, попытка объяснить все непосредственным действием об­щих законов, игнорируя наличие опосредствующих

звеньев.

В настоящее время существуют благоприятные усло­вия для плодотворного сотрудничества лингвистов и со­циологов в рамках единой дисциплины. В противовес имевшим распространение в некоторых структуралист­ских школах упрощенческим концепциям, согласно кото­рым язык изображался в виде единой монолитной систе­мы, выдвинута более реалистическая теория «системы систем», позволяющая исследовать язык во всей его сложной пространственной и социальной вариативности. Минувшее десятилетие ознаменовалось возрождением интереса лингвистов всех стран к проблеме «язык и об­щество». С другой стороны, достижения современной социологии, совершенствующей свой теоретический аппа­рат и технику анализа, дают возможность более тонко и дифференцированно анализировать социальные фак­торы, оказывающие воздействие на язык.

Остановимся вкратце на некоторых методологичес­ких проблемах социолингвистики.




Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет