Язык как феномен национальной культуры народа являлся постоянным объектом внимания и исследования специалистов



бет1/3
Дата28.04.2016
өлшемі0.56 Mb.
  1   2   3
Введение

Язык как феномен национальной культуры народа являлся постоянным объектом внимания и исследования специалистов. Идея Гумбольдта о том, что язык есть выражение национального духа, становиться все более актуальной, особенно в наши дни, когда национальные проблемы столь остры и национальная проблематика явно вышла чуть ли не на самый первый план гуманитарного знания.

Отличительной особенностью гуманитарных наук наших дней – философии, истории, психологии, филологии и лингвистики – можно считать стремление определить специфику «русского менталитета», «английского менталитета», «английского благополучия», «американской системы ценностей» и так в отношении многих народов и национальностей. Эта тенденция не является искусственно надуманной, она диктуется временем, процессами, происходящими в современном мировом сообществе : растущим у людей ощущением взаимосвязанности, стремлением к взаимопониманию и к взаимопроникновению в духовные миры друг друга.

Язык не просто отражает мир человека и его культуру. Важнейшая функция языка заключатся в том, что он хранит культуру и передает ее из поколения в поколение. Именно поэтому язык играет столь значительную, если не сказать решающую, роль в формировании личности, национального характера, этнической общности, народа, нации.

Культура народа – это выражение его самобытности, его опыт и история. Именно поэтому культура одной нации отличается от культуры другого. Взаимодействие, «диалог» культур – это сложнейший процесс, который происходит постоянно и непрерывно, и результатом его является влияние культур друг на друга, заимствование друг у друга отдельных элементов, а иногда и полное слияние. Поэтому изучение поликультурного общества представляет особый интерес, так как по сути это есть изучение сосуществования изначально чуждых друг другу культур, их взаимопонимания , взаимодействия и влияния друг на друга.

Идеальной моделью поликультурного общества является общество американское, и изучение формирующих его сообществ, например, афро-американского сообщества, которое исторически было социально подчиненным, подразумевает сравнение его языка и культуры с языком и культурой доминирующего американского общества в целом. В сравнении ярче проявляются его характерные особенности, его специфические черты; изучение истории афро-американского сообщества объясняет существующие различия в системах ценностей и мировоззрении.

Актуальность данной работы определяется тем, что проблема взаимоотношения языка и культуры играет важнейшую роль как для совершенствования эффективности общения, так и для преподавания иностранных языков, их игнорированием объясняются многие неудачи в международных контактах и педагогической практике. В настоящее время, когда активно проходят процессы взаимодействия культур, невозможно недооценить важность социокультурной компетентности.

Целью данной работы является изучение афро-американского языка и культуры, их особенностей в сравнении с американским вариантом английского языка и американскими национальными ценностями, исследование степени воздействия культур друг на друга, то есть определение специфики афро-американской системы ценностей, специфики менталитета афро-американского народа.

Данная работа состоит из двух глав. В первой главе мы рассматриваем теории происхождения афро-американского варианта английского языка (AAVE – African American Vernacular English), и историю развития афро-американской субкультуры, затем сравниваем афро-американскую и евро-американскую системы ценностей.

Вторая глава посвящена изучению особенностей AAVE, его статуса и влияния афро-американской субкультуры и языка на язык и культуру евро-американцев.

В приложении приводится глоссарий афро-американских слов и выражений, а также американских лексических единиц, заимствованных из афро-американского английского языка.

Глава I. Роль афро-американского языка и культуры в контексте ценностей современного американского общества

1.Теории происхождения AAVE


Формирование AAVE происходило как формирование социально-этнического диалекта беднейших слоев афро-американского населения. Эта социально-коммуникативная система первоначально возникла на пересечении трех измерений – социально-классового, этнического и территориального, впоследствии, в связи с массовым переселением афро-американского населения с юга на север и запад, утратила свою территориальную специфику и превратилась в языковое образование с социально-этническими коррелянтами в структуре американского общества.

По вопросу о происхождении, структуре и социально-функциональных характеристиках AAVE существует обширная литература. Ее количество особенно возросло в 60-70-е гг, когда в связи с бурным подъемом движения афро-американцев за гражданские права социальные проблемы негритянского населения привлекли к себе внимание американского общества.

Особое место в этой литературе занимают попытки осмысления специфических особенностей AAVE. Так, на ранней стадии, «донаучной» стадии доминировали откровенно расистские суждения, согласно которым все специфические особенности афро-американской речи объяснялись «биологическими свойствами» афро-американцев, их якобы врожденной неспособностью овладеть литературной английской речью. Диаметрально противоположную точку зрения высказывали некоторые диалектологи, отрицавшие существование особого афро-американского диалекта. Речь афро-американцев, по их мнению, не отличается существенно от речи белых того же экономического и образовательного статуса и проживающих в том же районе.

В свое время широкое распространение получили получили взгляды американских диалектологов, считавших, что определяющим признаком афро-американского диалекта является сохранение некоторых архаичных черт восточноанглийских диалектов, оказавших , по их мнению, решающее влияние на формирование диалектов американского Юга. Но, как пишет А.Швейцер, «думается, что было бы неверно сводить формирование различительных особенностей Black English к консервации некоторых архаичных черт диалектной речи белого населения южных штатов»[Швейцер,83, 152]. Такая точка зрения представляется упрощенной хотя бы потому, что в диалектах American English архаические элементы сосуществуют с инновациями. Как будет показано ниже, это относится и к AAVE. Уязвимость теории «консервации» заключается и в том, что она преувеличивает роль контактных заимствований, по существу исключая возможность самостоятельного развития AAVE. Вместе с тем сторонники теории диалектного генезиса AAVE обратили внимание на ряд интересных параллелей между структурой диалекта афро-американцев и структурой диалектов не только США, но и Великобритании, хотя предложенная ими интерпретация этих параллелей не всегда была достаточно убедительной.


Пожалуй, наибольшее внимание привлекла к себе теория креольского происхождения AAVE, выдвинутая в 60-70-е гг [Bailey, 65; Stewart, 67; Dillard, 72]. По мнению сторонников этой теории, нынешний диалект возник на основе «релексификации»(т.е. замены лексического наполнения грамматических моделей без изменения последних) так называемого общего креольского языка плантаций, распространенного в ранний период колонизации Америки по всей территории Юга. По словам Швейцера, некоторые «креолисты» не только «драматизируют» различия между AAVE и речью белых, но и прямо утверждают, что AAVE соотносится с американским вариантом английского языка лишь на уровне поверхностных структур, тогда как его глубинная основа восходит к пиджину с африканской основой, подвергшемуся процессу креолизации[Швейцер,83,153]. Характерно в этом отношении заявление Б.Бейли : « Я склонен предположить, что южный афро-американский «диалект» отличается от других разновидностей южной речи, поскольку он обладает иной глубинной структурой, которая, несомненно происходит от некой пракреольской грамматической структуры» [Bailey,65,172].

Думается, что предположение о существовании креолизованных форм языка, или пиджинов, среди афро-американского населения колониальной Америки вполне правдоподобно, хотя приводимые «креолистами» документальные данные (в особенности карикатурное воспроизведение речи афро-американцев в литературных источниках) нельзя считать достаточно надежными (подробнее вопрос о надежности источников будет рассмотрен в следующем параграфе работы). Еще более сомнительно предположение о наличии general plantation creole, поскольку для такого единого языка отсутствовала предпосылка – реальная социальная общность всех его носителей.

Но наиболее уязвимой представляется попытка связать специфические черты нынешнего AAVE с наличием в нем креольского субстрата. Сторонники «креольской гипотезы» обычно ссылаются на такие признаки AAVE, как опущение связки перед прилагательными и существительными, использование be в качестве личной формы глагола, перфектная форма с done, широкое использование ain`t, гиперкорректные флективные формы и т.п. Однако анализ материала свидетельствует о том, что аналогичные признаки наблюдаются и во многих диалектах белого населения, другие являются элементами общеамериканского просторечия.

Можно предположить, что и сторонники и противники «креольской гипотезы» упускают из виду одно очень важное обстоятельство. Дело в том, что диалект афро-американского населения, сформировавшись под воздействием ряда социальных факторов, и в первую очередь сегрегации афро-американского населения, развивался не только как система, пассивно воспринимающая инновациии, исходящие извне, но и как самостоятельно функционирующее языковое образование, развивающееся с известной степенью независимости и, разумеется , в соответствии с общими тенденциями развития английского языка и его диалектов.По мнению Швейцера, «сам факт неуникальности признаков AAVE, их наличия в других подсистемах английского языка может свидетельствовать не только о контакте AAVE с этими подсистемами, но и о параллельном развитии, соответствующем общим тенденциям»[Швейцер, 83, 160].

Можно сделать вывод, что налицо взаимодействие нескольких движущих сил : давления системы, воздействия экстралингвистических факторов, других диалектных систем и в значительной мере влияния Standard English. Представляется обоснованным и вывод У.Лабова о том, что хотя «AAVE и обнаруживает внутреннее единство, его следует рассматривать как особую подсистему в рамках общей системы английского языка”[Labov, 72, 64].

2.Трудности исследования раннего AAVE

В настоящее время синхронический и диахронический статус AAVE исследуется тщательнее, чем статус какого-либо другого диалекта или варианта American English.В период с 60 по 70-е гг афро-американскому варианту американского языка было посвящено в пять раз больше статей и публикаций, чем любому другому. Однако Синглер в своей работе заостряет внимание на том, что данных, позволяющих изучить AAVE раннего периода, недостаточно : «A vexing problem in determining the age of particular AAVE features has been the general absence of data about earlier stages. Moreover, the data that have been available have often been suspect because of the circumstances under which they were gathered, because of questions as to whether or not the speakers were actually speaking AAVE, and the like.»[Singler, 98, 227].

В самом деле, информации о происхождении и раннем развитии AAVE чрезвычайно мало, и даже после пятидесяти лет тщательных исследований генезис AAVE является предметом разногласий между социолингвистами. Однако это не единственный спорный вопрос – исследователи также не могут прийти к общему мнению и по поводу более позднего развития AAVE, особенно по отношению к другим существующим вариантам английского языка. Изменялся ли AAVE отлично от них – т.н. теория расхождения – или по тому же пути, что и остальные варианты Standard English? Мнения различны и по поводу развития AAVE в XX веке, но существующие данные позволяют предположить, что вопросы изменения языка в последнем столетии являются менее спорными, чем вопросы раннего развития AAVE. Очевидно, что здесь дело не только в простом сборе данных – скорее, в надежности источников информации, методов исследования и обработки результатов проведенного анализа.

Однако два основных фактора заставили исследователей по-новому взглянуть на раннюю историю AAVE в последние два десятилетия. Во-первых, это появление письменных документов, относящихся к раннему AAVE. Различные сохранившиеся записи всегда принимались во внимание при проведении исследований, но тщательный их анализ поставил под сомнение подлинность многих из них. Во-вторых, было проведено повторное, детальное изучение развития языка эмигрировавших афро-американцев. Например, в 1820-х гг группа афро-американцев переселилась на полуостров Самана (Доминиканская Республика), « проживание в относительной изоляции позволило сохранить язык в практически неизмененном виде до настоящего времени»[Poplack, 99,64].Значительная часть афро-американского населения эмигрировала в Канаду в ранние 1800-е гг и также проживала в относительной изоляции в Новой Скотии. Анализ этих вариантов языка, проведенный Ш.Поплак и С.Таглиамонт и их исследовательской группой показал, что «островные варианты более сходны с European American English»[Poplack&Tagliamont, 2001, 142]. Этот вывод бросает новый вызов «креольской» теории происхождения и развития AAVE.

Обоснованность подобных результатов можно кратко изложить в трех пунктах :



  1. язык эмигрантов имеет сходство с афро-американским диалектом, характерным для того исторического периода, когда произошло переселение группы;

  2. в таких изолированных сообществах язык не подвергался сильным изменениям

  3. подобные сообщества не подвергались внешнему влиянию и были защищены от изменений, происходящих в AAVE.

В 1980-х гг были исследованы письменные документы и аудио-записи речи бывших рабов, включая письма, написанные полуграмотными афро-американцами в середине 1800-х гг( Montgomery&Fuller,96) и собрания специализированных текстов, как например, интервью с докторами hoodoo, записанные в 1930-х гг (Viereck, 88, Ewers, 96). Достоверность источников всегда являлась и является проблемой для исторической лингвистики, аналитикам ограничен доступ к сохранившимся материалам, не созданным непосредственно для лингвистических целей. Сложность существует и в отношении авторов письменных источников: во-первых, письменная речь всегда более формальна и по возможности лишена особенностей какого-либо конкретного варианта языка, во-вторых, умение писать поначалу было редкостью для афро-американцев, так как им запрещалось учиться. Таким образом, грамотные афро-американцы принадлежали к числу самых образованных, соответственно, в их письменной речи не было характерных черт и особенностей AAVE.

Документация, написанная от первого лица, принималась за основу при изучении AAVE, в связи с чем возникает ряд вопросов, которые Монтгомери классифицирует следующим образом:

1)вопросы авторства – действительно ли запись была сделана афро-американцем или сделана/продиктована не им;

2)вопросы представительства – являлся ли автор представителем сообщества, говорящего на AAVE [Montgomery, 99,78]

3)вопросы моделей – использовал ли автор выражения, свойственные его речи, либо были использованы литературные формы;

Но первые довоенные письменные документы, несмотря на все вопросы и трудности с интерпретацией, все же нельзя считать бесполезными. Монтгомери полагает, что «подобные записи могут дать возможность подойти ближе к проблеме изучения раннего варианта афро-американской речи»[Montgomery,99,85].

Помимо личных писем, изучаются судебные протоколы, газетные и журнальные статьи, записи, сделанные переписчиками. Кроме вопросов, касающихся документов, написанных от первого лица, существуют также вопросы относительно достоверности материалов, выполненных от третьего – записей секретарей, переписчиков и т.д. Стремление лишь выделить из первоисточников характерные афро-американские слова и выражения приводит с созданию своего рода стереотипов, выделяются специфические структуры языка – а они часто не являются характерными для большинства членов языкового сообщества – таким образом преувеличивается разница между вариантами языка и , как результат, представление о диалекте становится карикатурным.

Ниже приведены несколько примеров письменной речи диалекта, которые были тщательно изучены Вольфрамом. Пример 1 – запись разговора с рабом брата Дж. Вашингтона ( отрывок ), согласно Хеллиеру (Hellier,99, 87), имеются личные семейные письма и архивы, подтверждающие само существование раба Джереми и реальность описанных им событий. Пример 2 представляет собой запись проповеди (отрывок), пример 3 – отрывки из писем афро-американских рабов, автор одного из них неизвестен, автор второго – раб Джеймс, он описывает свои страдания. Пример 4 – отрывок протокола судебного заседания.

(1)Sample of Amanuensis Account

«…In de morning, we started by time it was light, and got up to Colonel Snigge`s to breakfast almost fifteen mile. De snow was up to our knees, and dare wornt no much of a road any how, and so we had hard work to get along, I tell you. But mass John so fond of he brodder George, and de old lady, he go foot sooner dan turn back…»

(2) Sample of Literary Dialect

«…Toney – I no like them, they be hypocrites. By and by they will all turn back again. This religion for white men, not for negro.

Sambo – Who tell you so, Toney?

Toney – Our overseer, he say all black people go to the devil…»

(3) Sample of Slave Letters

a) James Carter`s Account of his Sufferings, 1807

«…I ask my master if I might go with my father to look for my brother (.) he said no you must go to Dumfries after my horse (.) it appear that he had more regard for his horse then he had for my poor dead brother (.)»

b) «Releese us out of this Cruell Bondegg», letter dated 1723

«…my Riting is vary bad (.) I whope yr honour will take the will for the deede (.) I am but a poore Slave that writt itt and has no other time butt Sunday and hardly that att Sumtimes.»

(4) Sample of Court Record

«…Tom a free man of colour deposed that he came home & the prisoner was not at home (.) he push the Door go in (.) She (the prisoner) some after come home – say who here – tell him go away – I say No – no go way she say she shall go away – she look for knife to kill him – he thought she Jok (.) she say again – go away – he say he woudnt go away – she take him by the Throat pull him about & cut him with the knife…»

Сравнение грамматических, фонологических и лексических структур в данных четырех видах первоисточников показывает уровни представления диалекта в них. Как пишет Кули, « сравнение сделанных под диктовку записей и примеров литературного стиля диалекта позволяет с твердостью предположить, что представление об AAVE возникло под влиянием переписчиков, старающихся передать «истинный голос» афро-американцев» [Cooley,2000,65].

Тщательный анализ различных текстов заставляет пересмотреть методы реконструкции раннего AAVE. Во-первых, нужно признать существование «литературной традиции» представлять крайние версии AAVE, включая в них формы креольского языка, которые являются либо очень редкими, либо несуществующими в речи афро-американского населения. Этой традиции всегда придерживались, делая записи под диктовку, что заставляет усомниться в их точности. Например, анализ прим. 1 показывает, что данный текст схож с литературными вариантами проповедей и с пьесами куда более, чем с письмами, авторами которых были афро-американцы .

Учитывая это, можно сказать, что доказательства креольского статуса раннего AAVE, опирающиеся на подобные источники (например, в работах Дилларда (Dillard,72), кажутся не совсем обоснованными. Такого рода первоисточники, включая и письма, должны подтверждаться историческими, архивными материалами, теми способами, которыми традиционно устанавливается подлинность исторических документов. По словам Монтгомери, «сохранившиеся образцы раннего AAVE можно использовать в его реконструкции, но учитывая историю того периода, специфику социального положения их авторов, природу самого текста и цель его создания»[Montgomery, 99, 57].
Звукозаписывающие устройства стали доступными в 1930-е гг, поэтому не было возможности сделать записи речи афро-американцев, говорящих на более раннем AAVE. Все имеющиеся аудио-материалы были собраны в последние 75 лет, соответственно, самые ранние образцы принадлежат афро-американцам, родившимся незадолго до отмены рабства. «Подобные аудио-записи до сих пор не изучены до конца, часто их качество, их истинность вызывает сомнения»[Baileу, Maynor,91,75] из-за плохого качества оборудования. Например, половина 6-ти часовой записи речи бывших рабов непригодна для тщательного анализа. Кроме того, к аудио-материалу применимы «вопросы представительства» - является ли автор представителем сообщества, говорящего на AAVE. Многие интервью выдержаны в формальном стиле – соответственно, ответы респондентов не содержат характерных особенностей AAVE. Другая проблема заключается в том, исследователи по разному интерпретируют материал, делают противоположные выводы. Таким образом, немногочисленные аудио-записи речи афро-американцев, родившихся в середине 1800-х гг, едва ли могут помочь в изучении раннего AAVE.

3. История развития афро-американской субкультуры


Предки современных афро-американцев были привезены в Новый Свет в качестве рабов. За три столетия берегов Америк достигли около 10 миллионов африканцев, при этом почти столько же погибло, не выдержав нечеловеческих условий, в которых они находились на европейских кораблях.

Плантаторы штата Виржиния , первой постоянной английской колонии в Северной Америке, начали покупать рабов в начале 17-го века. В ранний период колонизации прибыло относительно немного африканцев, они были вынуждены работать на плантаторов, но все же затем были освобождены. Однако в 1860-х гг законом было предписано, что в рабстве должно быть исключительно черное население, белое же было навсегда от него освобождено.

В конечном счете, все англо-американские колонии приняли рабство по расовому признаку. Однако на плантациях к югу от Пенсильвании эта система стала наиболее прочной. В 18-м веке количество африканцев, привозимых в Северную Америку, невероятно возросло: 40% населения штата Виржиния и 60% населения штата Южная Каролина составляли рабы-африканцы. Более половины африканцев, привезенных в колониальную Америку, прибыло в период между 1720-ми гг и Войной за Независимость, но все «новоприбывшие» были приняты «местным» черным населением, которое уже стало называться афро-американским.

Рабство искореняло самобытность африканского народа, уничтожало его культурные ценности, но некоторые элементы культурного наследия все же были сохранены и даже получили развитие. Например, привезенные африканцами умения выращивать рис и пасти скот на открытых пастбищах помогли привить эти занятия в Южной Каролине. С годами культуры обеих рас, от языка и кулинарии до отношения к сверхъестественным вещам, глубоко проникли друг в друга.

Африканские религии были господствующими до появления афро-американской церкви. Это произошло в начале 17-го века, когда рабы начали принимать окружающий их мир, основную существующую религию и Бога. Благодаря усилиям европейских миссионеров, африканские обряды внешне стали похожими на христианские.

В-основном, первые афро-американские церкви были методистскими и баптистскими, но существовали также епископальные, пресвитерианские и католические. Баптистские и методистские священники в конце 18-го – начале 19-го веков приглашали как белых, так и черных слушателей на свои экспрессивные, эмоциональные службы, за образец проведения которых были приняты службы священников-американцев. Иногда афро-американцы читали проповеди специально для белых прихожан. Бурное развитие церкви получили в 19-м веке, когда Ричард Аллен (Richard Allen), Питер Спенсер (Piter Spencer) и другие афро-американские проповедники решили отделиться от «белой» церкви в поисках духовной свободы и независимости.

В некоторых районах революционные протестантские идеи некоторых рабовладельцев способствовали освобождению афро-американцев от рабства уже к 1800 году, но даже свободные афро-американцы на Юге были лишены почти всех прав, хотя немногим все же удалось добиться успеха.

После Войны за Независимость северные штаты постепенно искоренили рабство на своих территориях. Результатом этого стало усиление расизма и афро-американцам пришлось создавать собственные сообщества. В течение следующих десятилетий процветали идеи «демократии для белых» и в северных штатах распространялись законы, лишающие афро-американцев права голоса, запрещающие им работать в судебной системе и т.д. Постоянные бунты городского населения против соседства афро-американцев и разделение всех городских служб по расовому признаку стало типичной картиной для Севера США.

Рабовладельцы Юга осваивали новые территории к западу от прибрежных штатов, и хлопок стал доминирующей культивируемой культурой. Ближе к центральным районам афро-американцы были признаны вполне способными выращивать зерно и даже работать в промышленности.

Южные фермы и плантации являли картину жестокой эксплуатации рабов и их сильнейшего сопротивления одновременно. Рабам иногда удавалось добиться сокращения рабочего дня, который длился от рассвета до заката. В протестантских церквях, которые еще не были разделены, господствовали белые, считавшие, что рабство имеет библейские основы.

Часто рабы сбегали от владельцев, иногда решались на физическое выражение протеста, организовывались восстания на плантациях. Самым известным считается восстание, возглавляемое Натом Тернером, проповедником-баптистом, в 1831 году в штате Виржиния. Тогда погибли десятки белых и афро-американцев.

Плантаторы зависели от труда своих рабов, поэтому в их интересах было удовлетворять хотя бы некоторые их требования. Например, многие рабовладельцы позволяли рабам жить со своими супругами или, по крайней мере, навещать их. Эти незначительные уступки позволяли афро-американцам сохранять семьи в условиях, когда смерть хозяина, экономические неудачи или бессердечность плантаторов приводили к разлучению членов семей.

Но контроль над частной жизнью афро-американцев не приносил плантаторам никакой выгоды, и это было то, что давало рабам чувство независимости, именно так в 18-м веке зародилась афро-американская культура, которая расцвела в 19-ом, а впоследствии музыка, танцы, народный афро-американский юмор охватили всю Америку.

В 1830-х гг на севере страны было создано освободительное движение. Его сторонники переправляли рабов в районы, где жили свободные афро-американцы или за границу. Конфликт привел к Гражданской Войне, которая началась в 1861 году. Она закончилась отменой рабства, что одновременно дало возможность 180 тысячам афро-американцев официально записаться в армию, а также использовать бывших рабов в качестве чернорабочих.

После выхода XIII Поправки к Конституции в 1865 году афро-американцы начали искать лучшую работу, разыскивали членов своих семей, регистрировали браки, оформляли метрики, некоторые возвращались к своим бывшим владельцам, но уже получали деньги за свой труд.

Временные правительства, сформированные в штатах экс-Конфедерации, поддержали отмену рабства, но приняли «Кодекс для черных»(Black Codes) – законы, целью которых было убедить общество в том, что бывшие рабы по-прежнему остаются подчиненными, работниками сельскохозяйственных отраслей, рабочей силой, не имеющей права голоса.

В 1887 году Конгресс, где преобладали республиканцы, взял под контроль Реконструкцию Юга и распустил правительства штатов, принявших «Кодекс», а также приказал десяти штатам бывшей Кофедерации избрать делегатов конституционного собрания путем выборов, в которых далжны были принять участие свободные афро-американцы.

В двух штатах афро-американское население было преобладающим. Многие белые южане отказались от голосования из-за положения, которое они занимали во время существования Конфедерации, и это произвело временный эффект преобладания темнокожего населения еще в трех штатах. В двух штатах афро-американцы преобладали и в собрании. Все 10 штатов приняли законы, признающие афро-американцев полноправными гражданами.

Республиканская партия Юга была неустойчивой, в нее входили белые и афро-американцы, выходцы с Севера и коренные южане, богатые и бедные. Белые консерваторы пытались завоевать популярноть с помощью расистских высказываний. Они прибегали к обману на выборах, давлению на небогатых афро-американцев и применяли насилие по отношению к политическим противникам. Консерваторы, которые в конце концов приняли название Демократической партии, к 18877 году получили контроль над южными штатами.

Демократы основывали отдельные школы для белых и афро- американцев, но такая система не получила поддержки, и школ для совместного обучения не стало меньше. В южных районах, где белое население составляло меньшинство, афро-американцы стали побеждать на выборах. К 1890-му году каждый седьмой афро-американец, работающий в области сельского хозяйства, мог позволить себе покупку земли.

Время от времени афро-американцы и недовольные белые обьединялись, чтобы бросить вызов консервативным демократическим правилам. Но господствующие на Юге демократы принимали законы, запрещающие афро-американцам голосовать даже после 1890 года. Также было узаконено расовое разделение учреждений, различных служб и т.п. Самосуд был обычным явлением для Юга, когда десятки афро-американцев погибали от рук толпы.

Тем временем учителя афро-американцы появились в начальных школах южных штатов, открылись несколько десятков колледжей для афро-американцев. Большинство афро-американцев покинули протестантские церкви Юга во время Реконструкции, формируя новые направления. Новые церкви стали основными центрами общественной и культурной жизни афро-американцев Юга, распространялось влияние различных братских организаций. Все больше афро-американцев решались открыть свое дело. Многие переселялись в города и в северные штаты в поисках лучших возможностей, так как на Севере они могли быть полноправными гражданами. Переселяясь на запад , в Канзас и Оклахому, афро-американцы основывали города, население которых составляли только они сами.

К началу XX века расизм белых убедил афро-американских лидеров нового поколения в том, что афро-американцы должны создавать свои изолированные организации и сообщества. Особенно заметным этот процесс стал во время Первой Мировой Войны, когда тысячи афро-американцев перебрались в северные города, где экономика военного времени способствовала созданию новых рабочих мест.

Около полутора миллиона афро-американцев покинули Юг в период между 1910-м и 1940-м гг, затем более миллиона человек уезжало в северные штаты каждые десять лет в период между 1940-м и 1970-м гг, таким образом , половина афро-американского населения, которое исторически было населением Юга, перебралась на Север.

Во время Первой Мировой Войны по всей стране прокатилась волна бунтов белых американцев, но афро-американское население оказывало агрессивное сопротивление, количество убийств на городских улицах стало расти. Однако после окончания войны ситуация стала улучшаться, и наступил период возрождения афро-американской музыки, живописи и литературы в Гарлеме, «черных» районах Нью-Йорка и в других крупных городах.

Становилась популярной точка зрения Маркуса Гарвея, общественного лидера, который считал, что «белая» Америка никогда не примет афро-американцев. Гарвей выступал против объединения с евро-американцами, высказывал идеи об освобождении Африки от колониальных законов и создания там духовного центра и «рая на земле» для афро-американцев. В 1910-1920-х гг Гарвей создал свое движение рабочего класса, которое было преимущественно городским, и оно стало первым массовым движением афро-американцев. Однако «эмиграционизм» не вытеснил идеи достижения успеха в Америке. Миграции в северные города привели к тому, что афро-американцы стали составлять там большинство электората и начали занимать политические посты, в 1928 году в Чикаго был избран первый конгрессмен-афро-американец. Ф.Д.Рузвельт назначил на высокие государственные посты больше афро-американцев, чем любой другой предыдущий президент Соединенных Штатов Америки.

США собирались вступить в Первую Мировую Войну, когда угроза общественного лидера Ф.Рэндольфа организовать марш протеста заставила Ф.Д.Рузвельта предпринять несколько предварительных, но символически значимых мер, чтобы ликвидировать расовую дискриминацию в сфере оборонной промышленности. Однако во время войны воинские части были разделены по расовому признаку. Но создание элитных «черных» войск , размещение солдат-афро-американцев по всему миру, экономический бум военного времени предоставили афро-американцам огромное количество новых возможностей и усилили надежды на лучшее будущее. К 1950-му году афро-американцы вновь стали требовать прекращения расового разделения и дискриминации, на серьезную борьбу их вдохновило решение президента Г.Трумэна о разделении школ и воинских частей. В 1955-1956-м гг в штате Алабама был проведен бойкот разделенному городскому транспорту, длящийся около года. В 1960-м году была распространенной форма протеста, когда студенты-афро-американцы требовали обслуживания в кафе «только для белых». В результате проведенных акции протеста впервые за почти сто лет в Конгрессе прошли Акты о Гражданских Правах в 1964-м 1968-м гг и президент Л.Джонсон подписал их.

Та «американская культура», которая вызывает уважение всего мира, в-основном создавалась и вдохновлялась. Такие музыкальные жанры как спиричуэлс, рэгтайм, джаз, блюз, рок-н-ролл и рэп популярны повсюду, как и сопутствующие им стили. Афро-американцы стали народом, культуре которого подражает почти весь мир. Это триумф не только афро-американских музыкантов, но и поэтов, писателей, художников.

К началу XXI века десятилетия борьбы привели к исчезновению многих расовых барьеров. В настоящее время каждый восьмой американец имеет африканские корни. Треть афро-американцев представляет довольно обеспеченный средний класс и имеет возможности для улучшения своего положения. Однако другая треть живет в бедности в своих отдаленных районах и даже имеет свое мировоззрение. Оставшаяся треть афро-американского населения занимает позицию между первой и второй.

Заявления некоторых исследователей о том, что в настоящее время афро-американцы и евро-американцы отдалены друг от друга еще больше, чем раньше свидетельствуют о довольно узком взгляде на этот вопрос. Сама борьба афро-американцев за равенство говорит о контакте людей, которые когда-то вообще не слышали друг друга. Но эти улучшения, как и любые социальные реформы, оставили нерешенными множество проблем и породили новые дилеммы. Развитие афро-американской субкультуры в XXI в веке будет зависеть и от готовности общества в целом извлекать уроки из собственного исторического опыта и от признания того, что в отношениях сообществ и субкультур не должно быть соперничества. Как пишет О.Лорд : «Certainly there are very real differences between us of race, age, and sex. But it is not those differences between us that are separating us. […] By ignoring the past, we are encouraged to repeat our mistakes. The «generation gap» is an important social tool for any repressive society. If the younger members of a community view the older members as contemptible or suspect or excess, they will never be able to join hands and examine the living memories of the community, nor ask the all important question, «Why?» This gives rise to a historical amnesia that keeps us working to invent wheel every time we have to go to the store for bread.»[Audre Lorde, 84,87]

4. Ценности афро-американского сообщества в сравнении с системой ценностей американского общества

Человек живет среди людей, вещей, идей, смыслов. Разные люди, вещи, идеи по-разному значимы для человека, имеют для него различную цену. Мир человека – это мир ценностей. Ценностями являются не только драгоценности, то есть вещи, имеющие высокую цену, а если драгоценности, то с акцентом на первую часть этого слова : ценности – это то, что дорого для человека, то, что имеет для него значение. В широком смысле слова, под ценностями подразумевают обобщенные, устойчивые представления о чем-то как о предпочитаемом, как о благе, то есть о том, что отвечает каким-то потребностям, интересам, намерениям, целям, планам человека (или группы людей, общества).

В ценности чего-то или кого-то для человека отражается его отношение к чему-то или кому-то. Ценность – это не природное свойство чего-то, внешнего предмета, события или явления; в ценности отражено отношение индивида к предмету, событию или явлению; а именно, отношение, в котором проявляется признание этого чего-то как важного, значимого для человека.

В своем поведении, в принятии решений, в суждениях человек исходит из тех или иных ценностей, ориентируется на ценности. Важнейшие для индивида ценности определяют его «систему координат» - систему ценностных ориентаций. А ценностные ориентации, как показывают данные современной философской антропологии и психологии, представляют одну из важнейших потребностей человека.

Как и все люди, американцы не считают нормы и ценности своего общества «американскими». Они просто представляют, что те качества, которые являются ценными для них, представляют такую же важность для всего человечества. И в этом они глубоко заблуждаются, потому что иерархия ценностей американского общества необычна и отлична от ценностей другого национального общества.

В отличие от евро-американцев, афро-американцы не считают, что их система ценностей является общечеловеческой, так как сама история развития афро-американского сообщества не располагала к подобному менталитету, но способствовала тому, что большинство афро-американцев гордятся всем, что отличает их от евро-американцев. Их система ценностей не только не совпадает с американской, но и во многом диаметрально ей противоположна. При рассмотрении и сравнении этих культурных обществ, можно заметить, что афро-американская система ценностей более сходна с русской.

Самым ярким проявлением американской культуры является индивидуализм. С самого детства американцев учат воспринимать себя отдельными индивидами, быть ответственными за свои жизненные ситуации и свои судьбы.

Доктор Б.Спок в своей книге «Baby and Child Care» явно указывает на важность этой ценности : «In the United States…very few children are raised to believe that their principal destiny is to serve their family, their country, or their God (as the practice in some other countries). Generally children (in the United States) are given the feeling that they can set their own aims and occupation in life, according to their inclinations. We are raising them to be ragged individualists…»

Американцы признают : «Личность стоит на первом месте, мы не считаем это эгоистичным». Классический американский герой – это тот, кто добился успеха своими силами – self-made man.

Американцы очень рано становятся независимыми от своих родителей и живут отдельно от них, также, как и их престарелые родители предпочтут скорее жить в пансионате для престарелых, чем быть обузой для своих детей. Американцы не обременяют себя чувством обязанности перед родителями. Существует мнение, что если человек остался жить в своем родном городе, то это говорит о слабохарактерности и об отсутствии смелости, то есть об отсутствии индивидуализма.

Выражение «just like everyone else» (быть как все) в какой-то степени оскорбляет чувство собственного достоинства, так как чувство коллективизма не является ценностью для американцев.

Однако для афро-американцев более характерно именно это, их основной принцип – держаться вместе, по возможности помогая друг другу. Это объясняется историческими причинами – афро-американское общество всегда было социально подчиненным и социально зависимым, что заставляло всех его членов сплачиваться , чтобы выжить в условиях притеснения, сохранить свою культуру, бороться за свои права. Это обусловило непризнание индивидуализма как ценности, и «белой вороной» скорее будет считаться человек, отделившийся от коллектива.

Соперничество и конкуренция, как следствие индивидуализма, являются одной из доминирующих ценностей современного американского общества. Соперничество пронизывает американское общество. Как пример можно привести тот факт, что списывание совсем не практикуется в американских учебных заведениях. Кажется, что американские студенты чаще соревнуются, чем сотрудничают.

Так как американец постоянно стремится изменить свою судьбу (индивидуализм), он никогда полностью не приравнивает себя к какой-нибудь группе. В американском обществе каждый пытается выделиться.

И здесь можно заметить разницу отношений к соперничеству – для афро-американского сообщества не принципиально важно конкурировать друг с другом в достижении успеха, в продвижении по службе. Однако существует соперничество в плане «внешнего лоска» - все. Что могут увидеть и оценить окружающие, должно быть лучше : фасад дома, автомобиль, техника, одежда и даже прическа.

Равноправие тоже является одной из важнейших ценностей американского общества. «All men are created equal» - эти слова из Декларации Независимости знает каждый гражданин Америки и свято верит в истинность этих слов. Их пронизывает идея о том, что все должны иметь равные шансы на успех. Неважно, какое у человека первоначальное положение, он имеет возможность достигнуть высокого положения в обществе. Любой человек заслуживает элементарного уважения к себе.

Однако и здесь есть свои нюансы – для многих американцев все это применимо лишь к белому населению, остальная часть общества находится на другом, более низком уровне (all men are created equal, but some are more equal than others). По результатам опроса, проведенного в 2001 году, лишь один американец из пяти согласен, чтобы его дети учились вместе с детьми- афро-американцами . Поэтому равноправие является для афро-американцев важнейшей ценностью, оно было обретено после десятилетий борьбы, и отношение к нему особое.

Пожалуй, самым ценным качеством в американском человеке является стремление к достижениям, усердная работа, и, следовательно, материальное благополучие и богатство. Идеальным в американском обществе является «a hardworker», «workaholic» - трудоголик.

Американский народ придерживается протестантской этики в подходе к работе – только старательностью и упорным трудом можно добиться успехов в жизни, и у американцев возникает такое чувство, что каждый получает то, что заслуживает. Поэтому американцы склонны оценивать людей по их работе и должности.

Американцы уважают бизнесменов больше всех в мире. Желание заработать больше денег движет американский народ. Американцы искренне признаются в том, что любят богатых людей и сами хотят быть богатыми. Американцев часто критикуют за их практичность, но это качество является для них добродетелью.

Между тем в системе ценностей афро-американского общества отношение к работе и упорному труду отличается от американского представления – афро-американцы хотят быть богатыми, но при этом не хотят прилагать много усилий, чтобы добиться этого. Для многих из них желание разбогатеть является не целью, а скорее предметом мечтаний. Здесь можно обратить внимание на сходство с русским менталитетом, так же, как и в отношении к деньгам, отличном от отношения к ним американцев. Можно привести пример из книги С.Г.Тер-Минасовой, иллюстрирующий разницу в отношении к богатству у русскоязычных и англоязычных людей, чтобы понять, как относятся к нему афро-американцы, так как этот аспект полностью совпадает в обеих культурах :

«Разница в отношении к богатству у русскоязычных и англоязычных людей ярко проявляется в устойчивом английском сочетании «poor but honest» (бедный, но честный). В этом выражении союз «but» подразумевает некоторое исключение из общего правила : вообще-то все бедные нечестные, а этот бедный, но честный. Такое противопоставление противоречит менталитету русского народа, так как у русских нечестность ассоциируется с богатством, а не с бедностью : предполагается, что честным путем богатства не наживешь»[Тер-Минасова,2000,174].

Афро-американцы относятся к богатым и бедным также, как и русские. И потому в их обществе распространено отношение «бедный, но гордый». Бедность не считается отрицательным качеством человека (треть афро-американского населения живет в беднейших районах), это принимается как данность, и желание улучшить свое положение часто не подкрепляется силой воли, целеустремленностью и упорным трудом.

Время в американском обществе также является ценностным понятием. Американцы восхищаются организованным, пунктуальным человеком, внимательным к своему времени и времени других людей.

Отношение же афро-американцев ко времени несколько иное. Они не считают, что нужно постоянно куда-то бежать, ведь пункт назначения никуда не исчезнет, если добраться до него позже. Такое отношение ко времени практически совпадает с отношением к нему индейцев.

Вот что пишет американский антрополог Т.Х.Эдвард в своей книге «An Anthropology of Everyday Life» о том, что думают индейцы о стремлении американцев успевать везде и всюду : «Whites have a kind of devil inside who seemed to drive them unmercifully. That devil`s name is Time.»[Edward T.Hill,92,35]

Можно сделать вывод, что системы ценностей американцев и афро-американцев различны, и различия эти довольно глубоки, однако вполне объяснимы. У социально-подчиненного и социально-доминирующего обществ не может быть одинаковых культурных ценностей.

Афро-американский менталитет своеобразен , как менталитет любого другого общества, которое имеет свой вариант языка и свою культуру, принадлежащую только этому народу. Мы попытались определить специфику афро-американского мышления, прежде изучив историю развития данного сообщества в рамках развития американского общества в целом.



Глава II. Влияние языка и культуры афро-американцев на американский язык и культуру
1.Воздействие афро-американской субкультуры на культуру американского общества


Каталог: study
study -> Методические рекомендации по подготовке путевой информации и экскурсий
study -> 2 билет. Своеобразие и периодизация р/л 18 века.(в тетради) 3 билет. Творчество Капниста
study -> В любом языке ударение характеризуется силой, высотой, длительностью. Ни один из аспектов не существует самостоятельно
study -> Искусство в системе кул-ры. Его истоки. Специфика искусства
study -> 18. Сложные вопросы трактовки фонем
study -> 17. Поэтика новел Проспера Мериме
study -> 1. Эпоха романтизма. Основные черты романтического художественного мира
study -> Вопрос смысл понятия романтизм. Предпосылки. Романтизм
study -> Закона, в котором сказано: «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать»


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет