Ю. В. Трошкин Свитич, Луиза Григорьевна



бет2/24
Дата02.05.2016
өлшемі4.24 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

14

15


возникли через сто, а в России через двести лет после изобретения в XV в. И. Гутенбергом печатного станка. Подробный анализ разви­тия профессии в «печатное время» не входит в задачи данного курса. Этому посвящено несколько дисциплин по журналистике, читаемых на соответствующих факультетах в вузах.

И все-таки очень кратко проследим развитие журналистской профессии в России, ибо самые общие ее процессы отчетливо проявились в отечественном журнализме.

В России еще до появления петровских «Ведомостей» был обы­чай переводить и переписывать новости из заграничных источни­ков: немецких, голландских, польских, шведских и др. Они посту­пали в Посольский приказ, где дьяки и подьячие выбирали извес­тия, переводили их, заносили на длинные листы бумаги — свитки и из них составляли «Вестовые письма» или «Куранты» (от фр. courantтекущий). Источниками новостей служили также письма русских, живущих за границей или путешествующих там. Рукопис­ная газета готовилась для царей Михаила Федоровича, Алексея Михайловича. Эта так называемая газета, как правило, была в од-ном-двух экземплярах, читалась вслух царям и пряталась в приказ Тайных дел.

Петр I сам знал европейские языки, читал иноземные газеты, и ему незачем было издавать такого рода переводную газету. Зато остро требовалось издание, в котором он мог бы пропагандиро­вать свои преобразования, давать информацию о правительствен­ной политике, военных делах, новостях в стране и за рубежом. 15 декабря 1702 г. он подписал приказ о печатании первой русской газеты «Ведомости», и 17 декабря, 300 лет назад, вышел ее пер­вый номер. В разных учебниках, правда, встречаются разные даты, поскольку то был рубеж года. Одни считают временем выхода га­зеты печатание пробного номера, другие — первого номера; одни называют даты по старому стилю, другие — по новому. Сейчас мы празднуем День русской журналистики 14 января и считаем эту дату днем выхода первой русской печатной газеты в 1703 г.

Кто же выпускал первую газету и кто может носить имя первых русских журналистов? Сам Петр редактировал газету, писал для нее, отбирал материалы к очередным номерам, правил тексты, стараясь достичь доступности изложения. Однако первым офици­альным редактором был директор Печатного двора в Москве поэт Федор Поликарпов. В его задачи входило редактирование текстов, отбор материалов, обработка иностранных переводов, которые доставлялись из Посольского приказа. Он добывал известия из дру­гих ведомств, занимался корректурой, следил за версткой матери­алов в газете. 16

Начальник Монастырского приказа — И. А. Мусин-Пушкин со­бирал от приказов (государственных учреждений) сообщения об их деятельности и посылал на Печатный двор для публикации.

Когда «Ведомости» перевели в Петербург, редактором стал ди­ректор петербургской типографии Михаил Абрамов

В 1719 г. Коллегия иностранных дел, после гражданских реформ Петра пришедшая на смену Посольскому приказу, назначила от­ветственным за «Ведомости» переводчика Бориса Волкова. С ним стал работать и Яков Синявич, которого историки считают пер­вым русским репортером, потому что он давал хронику придвор­ной жизни и информацию о деятельности коллегий.

Положение литераторов в петровские времена было сродни подневольному. Их обязывали к назначенному сроку написать про­изведение в том жанре и направлении, как того желал царь или ближайшие придворные. «Исправных и податливых награждали деревнями с крестьянами, табакерками и червонцами, а... неис­правным делались внушения, замечания, выговоры, по их спинам иногда ходила историческая дубинка, по щекам раздавались... все­милостивейшие пощечины»*.

И после Петра литературный труд еще долго не изменял своей казенной организации. «Литераторы были чиновниками на жало­вании, литературная профессия — службою, литературные специ-\л алисты делились по департаментам и столам»**. г-1 Положение литератора, журналиста в России, особенно если '^ он защищал прогрессивные взгляды, было очень тяжелым. Еще в г,- XIX в. подсчитали, что верноподданные литераторы жили в сред--г нем 70 лет, а прогрессивные, выступавшие против беззаконий властей — много меньше. Все они познали на себе унизительное положение, гонение властей, преследование цензуры, «усекнове­ние» свободного вольнолюбивого слова. История знает имена вы­дающихся литераторов-журналистов, прекрасных публицистов. Радищев, Герцен, Пушкин, Белинский, Некрасов, Салтыков-Щедрин на себе испытали все тяготы тогдашнего подцензурного журнализма.

Эпоха начала журналистской профессии в России и других стра­нах — это эпоха персонального журнализма, когда газету или жур­нал издавал узкий круг лиц, а иногда и один человек, который-нередко являлся и учредителем, и владельцем, и издателем, и ре­дактором, и автором своего издания.

* Панов А. В. Некоторые неблагоприятные условия литературного труда в Рос­сии // Образование. 1900. № 7-8. С. 23.


УРНЫЙ труп R V*nc.CM}\ II Лепо 1

Г ; ■'''■; л ио тек а



' ■•'':;■•■ О Г' г к О Г в i

** Шишков С. Титгратурный труд п Рпггии // Псп" 1875. № 8. С. 3.

17


-ого

2-927

Массовым журнализм стал после отмены крепостного права. Массовым и по тиражам, по количеству читателей, и по числу журналистов в редакциях, когда последние постепенно становят­ся коммерческими предприятиями, финансируемыми не только официальными властями, но и частным капиталом. С развитием свободы предпринимательства и расширением рынка печатной продукции количество изданий резко возросло и стала широко распространяться провинциальная печать. Растет число газет и журналов, которые стараются удовлетворить интересы разнооб­разных групп читателей. Коммерческая выгода заставляет выпус­кать массовые бульварные газеты, рассчитанные на невысокий вкус обывателя. Увеличиваются рекламные отделы.

Соответственно этим изменениям и существованию разных типов изданий выделяются и два типа журнализма — солидный, серьезный и желтый, бульварный. Беспринципные, готовые на­житься на любом скандале и сенсации, пользующиеся пером как ключом к денежному сейфу, шантажисты и клеветники — таковы характеристики журналистов бульварной прессы.

Сотрудники редакций часто комплектовались из случайных людей, искавших в газете заработка. В России до начала XX в. не было ни одного учебного заведения, которое готовило бы журна­листов.

Правовое положение журналистов, как пишет об этом Б. И. Есин, было в то время жалким. «Ни в одном законе государства права представителей печати не были предусмотрены. Администраторы различного ранга могли потребовать недопущения в печати статей и заметок, казавшихся неугодными, предосудительными... Не уди­вительно, что такие условия толкали некоторых из них на унизи­тельные поступки, заставляли сводить личные счеты»*.

Особенно тяжело было работать в провинции: «Журналист ра­ботал по 15-ти часов в сутки и месяцами питался чаем да черствой колбасой»**. Нужных людей набирали к сезону подписки, а когда тираж был набран, могли снова уволить. Крайне бесправными и неуважаемыми были репортеры. В «Биржевых ведомостях», где от­дел хроникеров занимал второй этаж, а остальные редакции на­ходились на третьем, одно время висела табличка: «Хроникерам вход в редакцию воспрещен».

Очень выразительный портрет типичного скандального репор­тера Шлепкина написал А. Чехов в рассказе «Два газетчика». Этот Шлепкин может извлечь выгоду из любой темы, даже о выеден­ном яйце:

Чем, по-твоему, плохо выеденное яйцо? Масса вопросов! Во-первых, когда ты видишь перед собой выеденное яйцо, тебя охватывает негодова­ние, ты возмущен! Яйцо, предназначенное природою для воспроизведе­ния жизни индивидуума... понимаешь? жизни!., жизни, которая, в свою очередь, дала бы жизнь целому поколению, а это поколение тысячам будущих поколений, вдруг съедено, стало жертвою чревоугодия, прихо­ти! Это яйцо дало бы курицу, курица в течение всей своей жизни снесла бы тысячу яиц... — вот тебе, как на ладони, подрыв экономического строя, заедание будущего! Во-вторых, глядя на выеденное яйцо, ты радуешься: если яйцо съедено, то, значит, на Руси хорошо питаются... В-третьих, тебе приходит на мысль, что яичной скорлупой удобряют землю, и ты советуешь читателю дорожить отбросами. В-четвертых, выеденное яйцо наводит тебя на мысль о бренности всего земного: жило и нет его! В-пя­тых... Да что я считаю? На сто нумеров хватит!

Когда его коллега (по рассказу) Рыбкин, не дослушав прияте­ля, повесился оттого, что все «кругом друг друга едят, грабят, топят, друг другу в морды плюют», «Шлепкин сел за стол и в один миг написал: заметку о самоубийстве, некролог Рыбкину, фельетон по поводу частых самоубийств <...> и еще несколько других статей на ту же тему. Написав все это, он положил в карман и весело побе­жал в редакцию, где его ждали мзда, слава и читатели»*.

Нельзя, конечно, представлять дело таким образом, будто ре­портерские отделы были сплошь заполнены сомнительными лич­ностями. Дореволюционная журналистика знала замечательных репортеров-профессионалов (взять того же Гиляровского), масте­ров своего дела, умеющих быть «мобильными, находчивыми, ост­роумными и подчас смелыми людьми... Они умели анализировать психологические (но не социальные) мотивы поведения отдель­ных людей, они особенно гордились достоверностью своих мате­риалов»**.

Один из лучших российских журналистов, король фельетона Влас Дорошевич писал о профессии репортера с большим уваже­нием. Он отмечал, что она составляет «фундамент газетного дела», хотя за репортерами тянется дурная слава с тех времен, когда их, «грязных, нечесанных, немытых не пускали дальше передней»,




* Есин Б. И. Краткий очерк развития газетного дела в России XVIII—XIX веков. М., 1980.

** Волков А. И. По газетному морю. М., 1926. С. 78.

18

* Чехов А. П. Поли. собр. соч. М., 1946. Т. 4. С. 406.



** Есин Б. И. Краткий очерк развития газетного дела в России XVIII—XIX веков. С 49.

19


когда они «подслушивали разговоры, сидя под столом, потому что их никуда не пускали, и их никуда нельзя было пускать». Он говорил о необходимости поднять престиж профессии репортера, чтобы каждый из них мог громко, открыто, с гордостью и досто­инством сказать: «Я репортер»*.

Существенно изменилась профессия после Октябрьской рево­люции. Поменялся строй, изменилась журналистика, другими ста­ли требования к журналисту, который должен был стать идеоло­гическим проводником и пропагандистом решений партии. Есте­ственно, старые журналисты ушли из газет, их не взяли в штат, да многие из них и сами не захотели служить новой власти. Иные эмигрировали, кто-то нашел другую работу. Многие стали просто литправщиками, поскольку новые пролетарские кадры были ма­лообразованными. Газеты испытывали нехватку кадров. Небольшая группа блестящих публицистов ленинской школы ушла на партий­ную и советскую работу.

Кризис газетчиков был налицо. И тогда VIII съезд партии, со­бравшийся в 1919 г., особое внимание уделил комплектованию редакций кадрами. Он предложил всем партийным организациям выделить для обслуживания печати наиболее «стойких, энергич­ных и преданных работников». Начался активный учет бывших журналистов, перешедших на другую работу, и перевод их в ре­дакции.

Наряду с комплектованием штатов редакций, проводилось со­циологическое изучение состояния журналистских кадров, осо­бенно руководящих. Власти были озабочены выяснением стажа работы, партийности, образования и социального происхождения журналистов**. Одновременно развернулась работа по созданию школ и институтов (см. раздел «Журналистское образование»).

К середине 20-х годов, когда руководящие кадры газет были в основном укомплектованы, занялись улучшением репортерского состава редакций. В 1926-1927 гг. активно проводились социологи­ческие исследования репортеров, велись дискуссии о том, как ук­репить и поднять авторитет профессии.

К концу 30-х годов в количественном отношении редакции были уже укомплектованы и рядовыми сотрудниками, но остро стояла проблема повышения их грамотности и квалификации. Уро­вень образования был низкий. По исследованиям конца 20-х годов



* Дорошевич В. Репортер//Журналист. 1980. № 10. С. 78-80. ** См.: Свитич Л. Г., Ширяева А. А. Журналистское образование: Взгляд соци­олога. М., 1997.

20

только каждый десятый имел высшее образование, в столице — каждый четвертый. Не обходилось и без курьезов. Так, отвечая на вопросы профессионального журнала «Большевистская печать», некоторые журналисты утверждали, что «Медного всадника» на­писали Луначарский, Лермонтов, Чехов и даже Борис Годунов, а Александр Македонский, оказывается, был воеводой на Руси.

О специальном журналистском образовании и говорить было нечего. Даже в 1930 г., когда уже действовала сеть журналистских школ и институтов, только 7% опрошенных в более чем 300 ре­дакциях имели специальное образование. Опыт журналистской ра­боты у них тоже был невелик, и многие совмещали партийную работу с журналистской.

Трудились журналисты в первые годы после революции в очень тяжелых условиях. Рабочий день их длился 10 и более часов. Зачас­тую уездную газету выпускал один человек, который был и за редактора, и за корреспондента, и за корректора, и за выпускаю­щего, а иногда и за почтальона. Не хватало оборудования, транс­порта, денег.

Эмиль Финн вспоминает о работе в петроградской «Красной газете» в 1918 г.: «Трамваи тогда не ходили. Часто не было света. Помещения не отапливались, приходилось работать в пальто... От­мечу, что ни гонорара, ни зарплаты никто не получал, хотя они и начислялись. Деньги так быстро таяли в цене, что их даже молоч­ницы отказывались брать. Все — квартиры, транспорт, включая железнодорожный, телефон и прочее было бесплатным. Питались мы, подобно всем петроградцам, плохо. Нам выдавали карточки группы "Б", как и всем служащим. В месяц (в лучшем случае) давали по фунту (400 г) мяса (конины!), по фунту сахара и масла, два фунта муки или пшена, кусок душистого мыла, пачку нюха­тельного табаку. Были месяцы, когда муку заменяли овсом. В связи с этим в газете появилась рубрика "Как пользоваться овсом?"»*. Постоянная работа по повышению уровня журналистских кад­ров, развернутая система их подготовки (к 80-м годам уже 23 уни­верситета страны имели факультеты, отделения или специализа­ции по журналистике) привели к тому, что уровень образования журналистов стал очень высоким. К началу 90-х годов XX в. 95% работников редакций имели высшее и незаконченное высшее об­разование, более 50% — журналистский диплом (хотя в районных газетах этот показатель был в два-три раза ниже). Журналистская профессия стала весьма престижной, а журналистский корпус достаточно квалифицированным.

* Солдаты слова. М., 1976. С. 15-16.

21

Однако перестроечные процессы внесли свои коррективы, из­менив и представления о профессии, ее роли в жизни общества, как бы возвращая ее во времена, характерные для послерефор-менной журналистики XIX в. Из идеологизированной, воспита­тельно-пропагандистской, подчиненной партийной дисциплине журналистика становится коммерческой, зависимой от законов ин­формационного рынка. Резко увеличивается количество изданий, становятся разнообразнее типы изданий, рассчитанные на самые разные интересы различных групп аудитории. Коммерческий ха­рактер прессы порождает возникновение массовых бульварных из­даний, которые быстро набирают тиражи. Снова профессия ре­портера таких изданий, как и прежде, становится рискованной и скандальной. Хотя наряду с этим возникает целый ряд качествен­ных серьезных информационных и аналитических изданий, СМИ для деловых людей и элит.



Снова журнализм становится разнообразным, разножанровым, разностильным, разноменталитетным. История как бы делает спи­ралевидный виток развития профессии, которая из однообразной и идеологизированной снова становится коммерческой и разно-идейной. А идеологический диктат снова сменяется финансовым, и балом правят не столько идеи, сколько деньги и практическая выгода. Размываются этические, ценностные ориентиры профес­сии. Таким образом, можно выделить следующие характеристики современного российского журнализма как профессии:

  • профессия ищет свое лицо в новой медиареальности;

  • глобализировалась при помощи электронных и сетевых СМИ;

  • стала разнообразной, многообразной, многотипной;

  • стала интересней аудитории;

  • коммерциализировалась;

  • обульварилась, пожелтела;

  • переживает размывание этических и ценностных ориента­
    ции.

Итак, профессия медиаторов-информаторов эволюционировала от пророчествующих или транслирующих информацию медиато­ров, от единичных корреспондентов, сообщающих новости своим хозяевам, через государственных чиновников, состоящих на служ­бе у правителей, через корпорации сотрудников, занимающихся сбором и продажей новостей своим абонентам, до современного корпуса журналистов, одного из мощнейших информационных ин­ститутов, который порой не без основания называют четвертой властью, до журнализма, который благодаря электронным сетям и телевидению стал глобальным.

22

Однозначные тенденции информационной медиации на протя­жении длительных цивилизационных циклов не выявляются, пото­му что она циклична. Однако внутри определенного исторического отрезка можно выделить некие линейные эволюционные тенденции преобразования коммуникативно-информационной деятельности из:



  • пророческой — в реальную, земную;

  • индивидуальной — в коллективную;

  • элитарной — в массовую;

  • монологичной — в диалогичную;

  • устной — в письменную;

  • печатной — в электронную;

  • аксиальной (осевой) — в ретиальную (многолучевую);

  • непрофессиональной — в профессиональную;

  • информирования как службы — в творчество и литературную
    работу;

  • литературной работы — в бизнес;

  • качественного журнализма — в желтый.

В то же время на других этапах существования профессии тен­денции могут стать противоположными, т.е. журнализм развивает­ся как бы по спирали и отчасти возвращается на новом витке к прежним качествам: из профессионального становился полупро­фессиональным, из творческого — информационным, из реаль­ного — виртуальным, из желтого — качественным, из диалогиче­ского — монологическим и т.п.

Развитие профессии приводит к появлению, точнее говоря транс­формации, устного информирования в радиожурнализм, а синтети­ческого слово — звукоизображения — в телевизионный журнализм. В наш век информационной цивилизации наступила эра виртуаль­ного коммуникаторства, глобального сетевого журнализма.

Назовем особенности этого «нового журнализма», журнализма информационной эры.


  • Журнализм превращается в глобальный, не имеющий про­
    странственных и временных границ.

  • Журнализм подчинен всем закономерностям нерасчлененно-
    го информационного потока, циркулирующего в глобальных се­
    тях, становится органично вплетенным в другие типы информа­
    ции (рекламной, научной, деловой, политической, художествен­
    ной, личной и т.п.).




  • Становится супероперативным, когда сообщение и восприя­
    тие сообщения могут совпадать во времени.

  • Журнализм характеризуется универсальностью, полифункци­
    ональностью, способностью выполнять любые роли и удовлетворять

23

разнообразные потребности и интересы аудитории — от информа­ционных и просветительских до развлекательных и рекламных. В то же время он все более специализируется (диверсифицируется), в свя­зи с многообразными интересами разных групп аудитории.



  • Глобальный журнализм приобретает черты массовой культу­
    ры, хотя одновременно может поставлять информацию и взаимо­
    действовать со специальными, в том числе элитарными группами.

  • Журнализм стандартизируется, шаблонизируется, подчиня­
    ясь массовому стреотипизированному информационному продук­
    ту, циркулирующему в сетях. Однако он имеет потенцию стать еще
    более креативной творческой профессией, поскольку возможнос­
    ти для проявления творчества в условиях глобального сетевого об­
    щения весьма велики.

  • Журнализм становится синтезным, объединяющим разные
    способы представления информации: текст, графика, цвет, дина­
    мическое изображение, звук и т.п. Особой чертой журнализма яв­
    ляется его разностильность, разнохарактерность, разноплановость.

  • Новый журнализм характеризуется интерактивностью, когда
    журналист может общаться со всей аудиторией в режиме непос­
    редственного диалога.

  • Журнализм становится саморегулируемым, ибо по каналам
    обратной связи немедленно получает рекламации на свои публи­
    кации и постоянно корректирует их в зависимости от реакции
    потребителей информационного продукта.

  • Информация как продукт журнализма все больше приобре­
    тает свойства товара или услуги наряду с другими видами услуг,
    предоставляемых глобальными сетями.

  • Необыкновенно расширяются границы и возможности полу­
    чения журналистом информации по глобальным сетям для осмыс­
    ления, обобщения и передачи аудитории. Но в этой связи журна­
    лизм превращается в информационно-вторичный, поскольку ин­
    тернет-источники нередко вытесняют непосредственное знакомство
    с объектом, прямое наблюдение ситуации, общение с участника­
    ми на месте события.

  • Журнализм все чаще становится «надомной» работой с ком­
    пьютером, не обязательно связанной с постоянным присутствием
    в редакции, как это было прежде. Требует владения современными
    компьютерными технологиями.

  • Усиливаются его возможности к манипулированию обществен­
    ным мнением, к давлению на аудиторию при помощи информа­
    ционных технологий. Одновременно свобода выбора информации
    в электронных сетях дает возможность аудитории противостоять
    информационному диктату.

24


  • Журнализм становится все более толерантным, терпимым к
    разным позициям, циркулирующим в сетях. В то же время у журна­
    листов есть возможности содействовать высоким просветитель\ским
    идеалам, быть полпредами высших гуманистических ценностей,
    адресоваться к духовной сфере людей.

  • Журнализм содействует интеграции народов, интенсифика­
    ции культурных и личных связей, консолидации людей, и в этом
    смысле важным фактором формирования цивилизации.

Сейчас колоссально повышается роль журналистской профес­сии, созидающей информацию и ответственной за нее, поскольку планета и ее информационное поле не должны заполняться «гряз­ной» деструктивной, отрицательной информацией. Качество ин­формации становится глобальной экологической проблемой и осно­вой устойчивого развития цивилизации.

Журнализм в мире профессий

Что такое журналистская профессия? Кажется, знают все. Это публичная, общественная профессия. Пришел, увидел, написал, записал на пленку, снял видео- или телекамерой и выдал в эфир. Журналист всегда на виду, всегда в гуще событий. Но если спро­сить, в чем специфика этой профессии, чем она отличается от других, многие затруднятся ответить.

Понятие профессия восходит к латинскому professio и означает род трудовой деятельности (занятий) людей, владеющих комп­лексом теоретических знаний и практических навыков, приобре­тенных в результате специальной подготовки, опыта работы.

Слово профессия образовано от глагола profiteer, что означает «объявлять своим делом, своей специальностью, признавать сво­им занятием, преподавать, читать лекции, предлагать, предъяв­лять». Слово профессор восходит к тому же корню.

Профессия, как правило, является источником существования. Профессии обычно подразделяются на специальности (от лат. specialisособенный, своеобразный), т.е. определенные виды дея­тельности в рамках профессии. Таким образом, если мы говорим о профессии — имеем в виду журнализм. Если о специальности, то, например, о газетчиках, тележурналистах, радиожурналистах, ра­ботниках информационных агентств, журналистах интернет-СМИ и др. Сейчас часто на факультетах журналистики готовятся и специ­алисты по рекламе и паблик рилейшнз (связи с общественностью).




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет